«Страсти и борьба с ними» с протоиереем Андреем Каневым. Ответы на вопросы

7 февраля 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
Мы продолжаем цикл передач «Страсти и борьба с ними» и продолжаем разбирать те письма, которые вы присылаете на наш электронный адрес. В прошлой передаче мы начали говорить о письме одного нашего зрителя. В одном письме он прислал три вопроса. Мы разбирались с проблемой осуждения, тайной греха осуждения, который часто у нас с вами бывает.

Давайте приступим ко второму вопросу. Брат пишет: «Я хожу в приходскую церковь и замечаю, что люди, которых я чаще всего там вижу, наиболее неприветливые. Здороваюсь кивком с человеком, однако не вижу ответной реакции. Некоторые страдают даже такими вещами, как, например: первыми добежать до целования креста в конце службы, первыми добежать до помазания на всенощной. Иду в церковь и думаю: может, мне реже ходить в храм, раз те, что часто ходят, так себя ведут? Заменить это внимательной молитвой, чтением святых отцов. Как лучше ко всему этому относиться? Просто не обращать внимания или, может, все проще: это моя гордыня и проблема во мне?»

Вот такой вопрос волнует нашего брата. Я, к сожалению, сталкиваюсь с тем, что на большие церковные события (идет крестный ход или привозят какую-то святыню) – ощущение, что христиане (не хочу сказать, что все, это, конечно, неправильно) вдруг превращаются в какую-то неуправляемую толпу. Я тоже вижу эту беду, и она меня пугает: много вроде хороших людей вдруг превращаются в неуправляемую массу, которая на крестном ходе бежит впереди архиерея, священников.  

Куда эта спешка, что происходит с человеком, с его сердцем, умом? Вы видите, это большая проблема. Отчего это происходит? Я думаю, это происходит от того, что человек, который пришел в церковь по какой-то своей внутренней причине, быть может, очень серьезной, оказался до конца невоцерковленным. Ведь воцерковление (как мы часто в нашей передаче говорим) – это не опыт похода в храм, не знание количества служб, которые есть в храме, не знание икон Богородицы, житий святых. Это внутренняя жизнь человека, когда он внутренне соответствует духовной жизни Церкви, знает точно ее веру и пытается жить по заповедям, знает нравственное учение Церкви…

Почему же так происходит? Я тоже задумываюсь, и меня часто пугает вся эта история, когда христианин почему-то решил, что он должен добежать до чего-то вперед. Если человек так делает, то можно предположить, что у него в сердце что-то не так или понятия какие-то неправильные.

Я не спрашиваю, когда нахожусь в таких ситуациях: «Почему ты забегаешь вперед на крестном ходе? Почему идти за священником тебя не устраивает?» Но можно предположить: человек верит, что, подбежав к Причастию, растолкав всех локтями, он получит больше благодати. Скорее всего этот человек не открывал Евангелие. Ведь там все по-другому написано, предполагается другое поведение. Давайте вспомним несколько выдержек из Евангелия и попытаемся так и настроиться к походу в храм, к святыне  это или за святой водой (недавно был праздник Крещения, и священники делятся бедами, переживаниями, что храм превращается в гудящую толпу людей, которым надо набрать воды).

В Евангелии Господь предлагает такую притчу: когда ты пришел на званый пир, сядь на самое скромное место, не садись на самое почетное. Если будешь достоин почетного места, то хозяин пригласит тебя на почетное место – и ты получишь честь и славу. А если получится, что придет кто-то более достойный тебя, то тебе скажут: «Ну-ка, сядь там, у входа», – и получишь позор. О чем эта притча?

Мы – христиане. И вообще везде, не только в храме, давайте пропустим всех вперед. Идут люди к Причастию – встань сзади. Не будем никуда спешить: целование это Креста или помазание. Есть порядок в Церкви: впереди дети, мужчины, затем женщины. Нужно оглядеться вокруг себя, вдруг есть немощные – пропустить их вперед; если беременные женщины, с маленькими детьми – помочь им.  

У себя на приходе я нередко задаю вопрос мужчинам. Стою, помазываю на помазании, подходит многодетная мамочка с тремя маленькими детьми: у нее один на руках и два совсем маленьких карапузика рядом – и она одной рукой пытается их поднять. Стоит группа мужчин с молящимися лицами. Я вижу эту женщину, и приходится дергать мужчин. Но, слава Богу, находятся мужчины – и больше не требуется делать напоминания.

Если в храме не можем помочь друг другу, то можно представить, как мы себя ведем в обычной жизни: человек человеку волк, загрыз – и сытый. Среди нас такого не должно быть. Человек настолько огорчается, что говорит: лучше совсем не ходить, чтобы такое не видеть. Это пишет воцерковленный человек. А что говорить о людях, которые только-только пришли в храм? Что они увидят у нас в храме, где священник, судя по всему, бездействует, общину не создает, людей не воспитывает? Не хочу никого обличать, но симптомы те же.

Человек, тянущийся ко Христу, приходит в церковь – и что он видит? Видит наше невнимание к нему и друг к другу. Видит, что мы, толкаясь локтями, пробиваемся куда-то (как на рынке в позднее советское время, когда привезли дефицит). Но мы пришли в церковь и должны меняться. Я абсолютно убежден, что мы должны учиться по-другому себя вести.

Надо учиться вести себя по-евангельски: пропусти всех вперед, приди последним. Если ты придешь последним на помазание – масло не закончится, которым священник помазывает. Если придешь последним к Причастию – не закончится Причастие. Когда священники готовятся к тому, чтобы на литургии выйти причащать народ, они примерно предполагают, сколько у них причастников. И ты тоже получишь частицу Тела и Крови Христовых – всего Христа получишь. Но если ты локтями пробился вперед, получишь ли ты Христа? Я абсолютно убежден, что нет. Такой человек причастится в осуждение себе. Потому что он духом своим не соответствует ни тому месту, где находится, ни тому таинству, к которому пытается приобщиться.

Поэтому я очень вас, братья и сестры, прошу:  нельзя так делать, это не по-христиански. Мало того что мы себя  губим таким отношением к святыням, но самое важное: можем соблазнить других людей.  А потом идут такие разговоры: «Зачем в ту церковь ходить? Там злобные бабки, дядьки, батюшки». Почему это происходит? Мы соблазняем. Люди находят у нас не общину, где прихожане учатся заботиться друг о друге, а находят толпу соревнующихся спринтеров, у которых цель добежать до финиша и получить золотую медаль.

Но это же не про Церковь. Здесь действуют совсем другие законы. Давайте посмотрим, как Господь в Евангелии предлагает относиться к тем людям, которые хотят быть старшими. Тот, кто хочет быть старшим, должен быть всем слугой, рабом. Господь говорит: «Будь всем раб». Вот евангельское основание для тех людей, которые являются начальниками, старшими руководителями. Этот же принцип можно применить к тем, кто ходит в храм. Хочешь быть со Христом, будь всем раб (хотя бы в храме учись – пропусти всех вперед).

Что тут такого, если ты постоишь десять минут? Ведь все равно будешь стоять до окончания службы: время одно и то же. Оно не станет короче от того, если ты, запыхавшись, толкал всех, с красным лицом, со злыми мыслями шел к Причастию. Вкусив Христа, в осуждении пошел дальше умирать духовно. Это же нехорошо. Так и по отношению к святыням…

При участии в таинствах, приобщении к святыням должен быть всегда основной неизменный принцип – покаянное настроение. Мы идем к святыням не для того, чтобы нам Бог дал что-то материальное или выполнил наши капризы. Не будет Он выполнять наши капризы. Отец наш Небесный – любящий. Он не даст нам того, что нам вредно, что мы можем использовать себе во вред или несвоевременно. Самое главное: у святых перед святынями и у Господа перед святынями просить веры, покаяния и прощения грехов. Потому что это база. Как фундамент дома. Когда мы строим дом, то строим крепкий фундамент.

В Евангелии Господь говорит: «Один устроил дом свой на песке, а другой построил на камне. Наступило наводнение – и смыло дом, который на песке». Это образ человека, который пытается вести духовную жизнь, не имея крепкого фундамента. И эти наводнения: скорби, страдания, искушения, гонения на веру, – наступают для человека, у которого такого фундамента нет. Очень часто духовная жизнь такого человека ни к чему не приходит.

Подведем некоторый итог нашей беседы. Когда мы приходим к святыням, таинствам, должно быть правильное духовное настроение. Если оно есть, немножко с Евангелием состыковывается, то такой человек не будет бежать вперед, толкаться, а пригласит вперед всех остальных.

Я перескажу своими словами интересную историю. Вы можете прочитать ее более подробно в житии преподобного отца Давида Гареджийского. В Грузии почитается святой Давид Гареджийский. Есть в его житии одна привлекательная (для меня) история. Однажды он решил посетить Святую Землю. Грузия не так далеко от Святой Земли, как Урал, например. И он решил предпринять паломничество. Не так, как мы сейчас: садимся на самолет, четыре с половиной часа – и мы на Святой Земле. Много времени он провел в молитвах, покаянии, идя своими ногами к Святой Земле, к святыням Гроба Господня. И когда через долгий путь, трудности, горы он приходит в долину, где находится Иерусалим, то прекрасно понимает, что недостоин, чтобы прийти к этим святыням. Правда не очень похоже на ту историю, когда мы толкаемся, бежим к святыням и забываем, что мы Христовы люди?

Он понял, что грешник, недостоин. Он понимает, что достаточно ему взять три камушка с пыльной дороги, по которой ходят люди, ездят повозки, гонят скот. Не какие-то там драгоценности, а простые камни с дороги. Он понимает, что это святые камни, потому что они находятся на Святой Земле. Он поклонился, помолился Богу, не стал даже заходить в Иерусалим, взял три этих камушка, развернулся на сто восемьдесят градусов и пошел домой.

И духоносные люди, которые тогда (может, и сейчас есть) находились в Иерусалиме, почувствовали, что благодать святого места перестала ощущаться, ее нет. Может, за их грехи такое получилось? Они стали молиться. В житии это все интересно, подробно рассказывается. Они начали молиться Богу, чтобы Он открыл Свою волю: «Что случилось?» И Господь говорит: «Да вот приходил грузин-монах. Он с таким смирением отнесся к паломничеству, посещению Святой Земли, что взял три камушка, и с этими камушками ушла вся благодать святого места».

Далее детектив начинается – погоня за монахом Давидом Гареджийским. Догоняют его: «Как ты всю благодать забрал?» Он говорит: «Я ничего не брал». Выясняют. Оказывается, просто за то, что он, смиренный человек, осознал свою никчемность и греховность, Господь настолько благословил его, поддержал и укрепил, что в этих простых, обычных камнях, которых много на дороге, заключил всю благодать святого места. Его попросили: «Отдай». Он два отдал, один камушек оставил себе.

Это замечательная история, братья и сестры. Не тот, кто вперед забегает, получает духовную пользу, а тот, кто с правильным настроением ко всему относится. Допустим, идете вы крестным ходом и ваш темп не позволяет догнать всех – идите своим шагом. Это ведь ваш крестный путь тоже. Вы тоже участник этого крестного хода, идите с молитвой. Зачем превращать крестный ход в гонки? И чем больше крестный ход, тем больше гонки...

Если привезли святыню и вы оказались вне храма, вспомните святого Давида Гареджийского. Если вы по какой-то причине пока не можете зайти в храм (времени, возможности нет), просто приложитесь к стене храма (ведь храм тоже святыня), помолитесь святому, мощи которого привезли. И, думаю, получите что нужно. Потому что мы верим в Бога Всемогущего и Всеведущего. Ему не нужно доказывать, что нам что-то обязательно надо, Он и так все прекрасно знает. В Евангелии Господь говорит, что прежде того, как мы попросили что-то у Него, Отец наш Небесный об этом уже знает.

Что это означает? Это означает, что Бог наш прекрасно знает наши и духовные, и телесные нужды. Он обещает нам, что мы будем сытые и одетые. Понятно, что не так, как в модном журнале, не в ресторанах будем питаться, но трудящийся все элементарное  будет иметь с Божией помощью и Божиим благословением.

Когда мы просим? Когда что-то осознаем. Получается, прежде чем мы что-то осознали, Бог нам уже все это приготовил и даст. Когда мы будем трудиться, конечно же. Если человек будет на печи лежать, естественно, он не получит ничего, потому что не трудится, а Господь заповедал: «В труде, в поте лица своего будете добывать хлеб свой». Поэтому это очень важное соединение человеческого труда, попыток трудиться и Божиих даров, которые Он обязательно дает человеку, ищущему Его. А если человек думает по-другому, что должен непременно протолкнуться, пропихнуться, – это далеко не христианство.

«Кивком здороваешься с человеком, однако не видишь ответной реакции». Тут двоякая ситуация, по-разному бывает. Бывает так, что в общине, в храме (это не одно и то же: община – это люди, которые в храме собираются) священник начинает учить людей, как молиться, как вести себя во время богослужения. Очень заметно, когда люди обучены и когда не обучены. В обученной общине люди стараются стоять на месте, внутренне сосредоточиться на молитве. В необученной общине люди начинают ходить, шептаться, разговаривать друг с другом, обсуждать какие-то проблемы, и богослужение превращается если и не в базарную площадь, но некоторое сходство с этим имеет.

Если человек пришел в общину, где люди сосредоточились и пытаются внимательно молиться (это серьезный, тяжелый труд), и кивает человеку, тот может и не заметить этого, потому что в этот момент сосредоточился. Это не говорит о том, что человек невежливый. По одному этому не надо судить. Бывает так, что здороваешься с человеком, а он не отвечает; тогда надо понимать, когда ты это делаешь.

Если делаешь это во время чтения Евангелия, то понятно, что ты опоздал; стой с краю, если опоздал на богослужение. Если во время причастия начинаешь это делать, когда люди причащаются, то им не до этого сейчас. Дай им возможность с Христом встретиться, потом уже поздоровайся. Нам тоже надо правильно себя вести, чтобы не превращать совершенно неплохое дело – приветствие друг друга – в повод отвлекать кого-то от молитвы или самому отвлекаться от молитвы. Это тоже очень важно.

Другой момент бывает греховный, когда человек невоспитанный, потому что это невоспитанность – не отвечать на приветствие.  Это распространено сейчас не только у угрюмых христиан. Это сейчас бывает часто у наших детей, которые вовсе не угрюмые, но не умеют сказать «спасибо», «здравствуйте»; реально целая проблема.

Во время рождественских праздников у нас заведена такая традиция: прихожане жертвуют детям конфеты, собирают подарки. Один год я дарил эти подарочки, ребенок подходит (это не единичный случай, может, это свойство большого города), даешь ему подарок, а он молча берет и уходит. На следующий год я решил, что буду отдавать подарочек так: платой будет – сказанное человеком «спасибо». Вот мы так меняемся: я протягиваю подарок, а мне говорят «спасибо».

Даже чем старше ребенок, чем ближе к подростковому периоду, тем менее вежливым он становится.  Понятно, что это проблема семьи. Тут проблема не Церкви. А христианин должен быть с открытым сердцем… Поэтому ничего нет в этом сложного – кивнуть на приветствие. Мы должны не только храм знать, но знать и тех, кто в храме. Это же важно для формирования общины – чтобы люди знакомились, общались друг с другом.

Так вот, дорогой брат, я не согласен с тем, чтобы не ходить в церковь. Если Вы не будете ходить в церковь и внимательно молиться, третий, четвертый, пятый не будет? А кто будет тогда? Будут тогда эти несчастные люди, которые не обучены, не знают, как себя вести? Давайте так договоримся, Вы идите в храм, займите то место, где мало кто ходит, если есть такое, и попробуйте сосредотачиваться на молитве. Пусть там какие-то угрюмые стоят, Бог с ними, они сами разберутся. Вам же не отвечать за их воспитание, правда? Но лишать себя богослужения, участия в таинствах нельзя.

Вот Вы пишете: «Заниматься внимательной молитвой, чтением святых отцов». Конечно, это надо по возможности, но внимательной молитвой можно заниматься и во время богослужения. Это более сосредотачивает, потому что мы не всегда понимаем текст поющего хора, не всегда внятно читает чтец, не всегда слышно. Когда человек внутренне сосредотачивается на Иисусовой молитве, происходит то, как в большом оркестре: много разных инструментов, исполняются разные аккорды, но получается гармонично – и выходит красивая музыка. Так же и здесь: человек не просто стоит и слушает. Мы же приходим в церковь не слушать, а молиться. Поэтому если во время богослужения молиться внутренней молитвой, то получается гораздо лучше сосредоточиться, хотя это непростой труд.

Конечно же, трудно не обращать внимание на это, но нужно жалеть этих людей, потому что они несчастны, не знают Евангелия, веры, элементарного христианского благочестия. Пожалеть надо этих людей.

«Может, это все моя гордыня и проблема во мне?» Если Вы осуждаете, то, конечно, это гордыня. Эта проблема поведения во время службы церковных людей, которую Вы называете, к сожалению, есть. Я надеюсь, что потихонечку эта ситуация будет уходить, чтобы мы действительно были христианами на деле, по внутреннему содержанию, а не по названию.

Спасибо Вам, дорогой брат, за такой интересный вопрос, который позволяет нам посмотреть на себя со стороны, посмотреть на нашу церковную жизнь. Действительно, беды такие бывают, но нам самим за себя отвечать перед Христом, поэтому давайте будем внимательными в первую очередь к себе.

Спасибо вам, дорогие братья и сестры, что смотрите нашу передачу, присылаете письма и отзывы, для меня они очень важны. Раз вопросы у вас есть, значит, слава Богу, будем продолжать дальше. Присылайте их, пожалуйста, на электронный адрес: kanev@tv-soyuz.ru или на почтовый адрес телеканала «Союз». До новых встреч. Помоги вам всем Господь!

Записала Наталья Культяева

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы