Свет невечерний. Веганы

23 июля 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
Проповедь архимандрита Саввы (Мажуко), насельника Свято-Никольского монастыря города Гомеля.

Монахи, как известно, не едят мясо. Хотя я бы тут поспорил – все-таки едят, оставаясь монахами, поскольку в христианстве существует множество разных традиций в отношении к посту и монашеству. Но почему я вдруг вспомнил эту историю с монахами и мясом?

Потому что сейчас мне неоднократно приходится встречать людей, которые одержимы очень модной идеей веганства, вегетарианства, которые, в свою очередь, считают, что христиане и христианское монашество являются таким же веганским движением, что, в общем-то, это одно и то же. Поэтому «мы должны дружить домами», искать друг у друга поддержки, а неядение монахами мяса является аргументом в пользу того, что веганство – это правильный путь.

Должен разочаровать людей, которые так думают. Потому что между монашескими христианскими традициями и веганством нет совершенно ничего общего. Если монахи не едят мяса – а этот обычай сохраняется в основном только в русской традиции, да и то не везде, – то не едят они его совсем по другим причинам, нежели это делают веганы.

Дело в том, что эта идеология очень популярна особенно среди горожан, то есть людей, которые никогда не видели, как обращаются со скотиной в крестьянских усадьбах, что с ней делают, как с ней обходятся. Совершенно естественно они переживают за смерть коров, поросят, кроликов, кур. Одна дама мне говорила, что она не может есть мясо, потому что знает, через какой ужас и шок пришлось пройти птице или зверю, этот ужас и шок остаются в крови, в мясе – и есть мясо для человека совершенно ненормально. Я не спорю; может быть, и так. Но это не имеет никакого отношения к христианству.

Почему монахи не едят мясо? Преподобный Ефрем Сирин в своей небольшой работе «О борьбе с восемью главными страстями вообще», которая вошла в «Добротолюбие», говорит: «не по брезгливости какой отказываюсь есть мясо: ибо всякое создание Божие добро и ничтоже отметно; но поелику написано: не пользует безумному сладость (в Книге Притчей), то неразумно монаху есть мясо животных». Что он имеет здесь в виду?

Монахи на Востоке не ели мясо потому, что, проще выражаясь, «не в коня корм». Образ жизни монаха очень однообразен. Это одинокий человек, что и следует из слова «монах», которому не надо заботиться о семье, жене, детях, который не должен работать на трех работах. Единственная его задача состоит в том, чтобы жить в общине или в своей отшельнической келье (типов монашества очень много), молиться и минимально трудиться для своего пропитания. Таким образом, это человек, который не затрачивает так много энергии, как это предполагает ядение мяса. Вот в чем дело.

В древности полагали, что когда человек вкушает мясо, это возбуждает в нем какие-то страсти, которые монаху совершенно не нужны, потому что он живет один, у него нет жены – и он должен вести очень скромный образ жизни. Поэтому ему меньше нужно. А если он ест мясо (а в те времена это была роскошная пища, которую могли позволить только богатые люди), то это, во-первых, нескромно, а во-вторых, неразумно. Монах должен питаться самой простой пищей, самой дешевой. Вот в чем дело.

Если мы почитаем жития монахов, которые жили на севере (например, в Ирландии, Исландии), то мы увидим, что некоторые ирландские монахи, жившие на островах, питались морскими котиками. Для этого они на них охотились самым безжалостным образом, то есть они их убивали, разделывали, впрок солили, готовили из них пищу. Они питались зверем, который в ту эпоху считался рыбой. Это была рыбная пища. Так, на Востоке птица тоже считалась пищей, близкой к рыбе, поэтому она не являлась мясом. Об этом пишет, например, Сократ Схоластик в своей «Церковной истории».

Получается, дело не в мясе. Во-первых, дело в скромности, а во-вторых, в воздействии этого продукта на организм. Считалось, что, например, орехи не возбуждают такие страсти, как возбуждает мясо. Сейчас ученые пришли к совсем другому выводу. Поэтому монахам, наверное, следует пересмотреть свой взгляд на пищу. Может быть, со временем. Мы этого не знаем и, может быть, не увидим, но ориентир всегда один: скромность и польза для аскезы. Совершенно простые ориентиры.

Но ни в коем случае не брезгливость, ни в коем случае не жалость к животному, потому что для человека Средних веков это было вообще какой-то нелепостью. Люди видели, как устроен мир. Они видели, что в мире есть хищники. У вас, например, есть кот. Вы будете веганом, откажетесь от мяса и молока, будете питаться только растительной пищей. Но вот вы из жалости подобрали на улице раненого кота. Чем вы будете его кормить? Солеными огурцами? Тыквой? Нет, вы будете кормить его мясом, потому что пищеварение этого зверя, его повадки, даже его устройство (клыки, когти) предназначены для охоты. Он хищник по определению.

Весь мир так устроен. Об этом очень хорошо пишет, например, Николай Заболоцкий в своей поэме «Лодейников». В ней он говорит, что если вы отбросите все романтические представления о природе, вы увидите, что все пожирают друг друга. Так устроен мир! Он, к сожалению, таков. Он болен. Поэтому он превратился в борьбу всех против всех. Каждый сам за себя, воюет и пожирает.

История знает множество движений, похожих на веганское. Например, блаженный Августин несколько лет провел в секте манихеев. В своей «Исповеди» он пишет о том, как манихеи трактовали свое вегетарианство, которое доходило до того, что у них было понятие «убийца тыкв». Так, сам манихей, человек, который принадлежал к этой секте и занимал определенное положение в этом религиозном движении, не имел права срезать тыквы, если он захотел тыквенной каши; или срывать плод. Посылался специальный ученик, который «жертвовал собой», совершал «страшный грех»: доставлял «боль» тыкве. Потому что когда вы срезаете тыкву, ей тоже «больно», она «стонет». От этой боли ее мог избавить мастер высшего посвящения, который, съедая эту тыкву, освобождал из нее какие-то элементы.

Блаженный Августин – человек с большим чувством юмора – описывает эту историю со свойственной ему иронией, называя подобных учеников «убийцами тыкв». Если довести мысль до конца, веганство тоже своего рода «убийство» растений: огурцов, винограда, арбузов. То, что вы поедаете арбуз, наверняка доставляет ему некоторый дискомфорт, мягко выражаясь. В любом случае вы его убиваете в каком-то смысле. Но я ничего против этого не имею. В нашей свободной стране возможно все.

Мне просто хочется подчеркнуть две мысли. Это не имеет никакого отношения к христианству, никакого отношения не имеет к христианскому посту, к монашескому посту. Потому что монахи постятся и не едят мясо, во-первых, из скромности, а не потому, что это убитый зверь, а во-вторых, чтобы удержать в узде свое тело, подчинить его себе.

Второй момент: это не имеет никакого отношения к реальности. Потому что мир устроен совсем по-другому. Мир, в котором есть хищники, грызуны, растения, летучие мыши, кошки, которые не едят траву, потому что они иначе устроены, красноречивее любых текстов и мудрецов говорит о том, что, к сожалению, он болен. Но наша задача – сделать так, чтобы этой боли было меньше. Именно поэтому я веганов уважаю, несмотря ни на что, хоть и не разделяю их точку зрения. Веганы и христиане занимаются каждые своим делом, но это не одно и то же.

Записала Таисия Зыкова

Показать еще

Время эфира программы

  • Вторник, 10 декабря: 02:30
  • Среда, 11 декабря: 13:15
  • Четверг, 12 декабря: 09:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы