«Страсти и борьба с ними» с протоиереем Андреем Каневым. Святитель Игнатий (Брянчанинов). Аскетические опыты. Том 1. О покаянии

5 апреля 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
– Здравствуйте, дорогие братья и сестры! Мы продолжаем передачу «Страсти и борьба с ними». В рамках этого большого цикла (если Бог даст, у нас получится действительно большой цикл) мы разбираем статью святителя Игнатия (Брянчанинова) «О покаянии»; это I том «Аскетических опытов». И было бы замечательно, если бы вы имели перед глазами текст.

Напомню, для чего мы изучаем статьи святителя Игнатия. Борьба со страстями – это не механическое действие. Если, например, мы будем изучать инструкцию по применению какого-нибудь механизма, то, конечно, там объясняется, на какую кнопку нажимать, как действовать, что делать, чтобы этот механизм работал, чтобы не навредить ему, чтобы эксплуатация механизма шла нормально. А вопрос покаяния и борьбы со страстями – это далеко не технический вопрос. Наша задача – не только перечислить страсти, но и сказать, как с этим бороться, основываясь, безусловно, на святоотеческом опыте. Кто мы такие – современные христиане? Слабые ученики и далеко не всегда можем что-то сказать из собственного опыта, да, наверное, и не должны этого делать. Поэтому и надо опираться на святоотеческий опыт.

Тема борьбы со страстями касается вообще темы спасения. По большому счету мы с вами обсуждаем вопросы спасения, а это самые важные, самые центральные (и надо сказать, они должны быть единственно важными) вопросы для христианина. Несколько передач назад мы изучали статью святителя Игнатия о последовании Христу, а сейчас изучаем статью «О покаянии», потому что это очень важно. Если христианин потерял правильную цель, если он ее не имеет, соответственно, он ее не достигнет. Это закон. Так и в обычной нашей жизни. Напомню: если ты наметил ехать в Москву, а регулярно попадаешь в Петушки, значит, не так едешь. В христианской жизни всегда важно помнить цель, и эта цель должна освящать всю твою жизнь: не только когда ты идешь в храм или готовишься к исповеди, ко Святому Причащению, а вообще в каждый момент. Христианская жизнь – это не теория, не инструкция. Это сама жизнь.

Давайте приступим к изучению труда святителя Игнатия «О покаянии». Если у человека нет покаянного настроя (более того, он даже борется с этим чувством раскаяния), то, конечно, такой христианин не придет к теме борьбы со страстями. Более того, для него эта тема будет скучной, нудной, неинтересной, лишающей радости жизни и так далее.

Вернемся к тексту этой замечательной статьи. Повторю: …беззаконник, если обратится от всех грехов своих, какие делал, и будет соблюдать все уставы Мои и поступать законно и праведно, жив будет и не умрет. Все преступления его, какие делал он, не припомнятся ему: в правде своей, которую будет делать, он жив будет. Это пророк Иезекииль, его цитировал святитель Игнатий. Это пророчество – обращение не только к ветхозаветным верующим людям, оно относится и к нам. Это гимн покаяния. Любящий Бог обращается к грешному миру и говорит: «Я жду вашего покаяния! Какие бы греховные дела ты ни делал, Я готов простить все при твоем обращении и изменении твоей жизни». Но если это было в Ветхом Завете, насколько это важно и актуально в Новом Завете! Вот на этом мы закончили прошлую передачу и продолжаем дальше.

Будем соответствовать, по нашим слабым силам, великой любви к нам Господа, как могут соответствовать любви Создателя Его твари, и твари падшие: покаемся! Давайте сразу обговорим: слово «тварь» – это не ругательное слово. Это сейчас, в современном русском языке, оно имеет оскорбительное значение. Сейчас мы можем назвать таким словом человека, которого хотим оскорбить. А в церковнославянском языке слово «тварь» означает «творение», то, что сотворено Богом. Поэтому не надо обижаться на святителя Игнатия, он нас не ругает, а, наоборот, говорит, что мы должны знать, что такое любовь Бога к нам, Его творениям, и отвечать на эту любовь.

Этот вопрос очень интересный. Часто христианин, только-только начинающий воцерковляться, тут же начинает рассуждать о любви (о любви к ближним, к Богу, как он любит Бога). Надо быть очень осторожным с этими темами. В нас не заложена евангельская любовь к ближнему (я не имею в виду любовь к маме, жене, детям, родственникам, друзьям – это уровень плотского, душевного проявления этого чувства, а духовной любви в нас нет), этому надо учиться. К этому призывает Бог в Евангелии. В нас нет такого зернышка евангельской любви, которое вырастет само по себе, его нужно возделывать. Все Евангелие говорит о том, что нужно возделывать свое сердце.

Что значит «возделывать»? Скажу вообще простым языком: заставлять себя. Это непросто. Как садоводу, получившему в использование какой-нибудь участок болотистой или каменистой почвы: сколько он должен сделать, чтобы убрать камни из почвы, выкорчевать пни, осушить болото, доставить плодородную почву, чтобы что-то росло. Да еще на этой плодородной почве растут какие-то сорняки, надо бороться с ними, чтобы вырастить что-то культурное.

А с сердцем разве не так? Все точно так же: там есть свои камни, свои болота, сорняки (страсти), поэтому над этим надо работать. Что касается любви к Богу (думаю, мы будем этой темы периодически касаться), то в нас она не заложена. Этому надо учиться. А как ты научишься, если остался на уровне эмоций, каких-то поэтических чувств и не знаешь, что такое духовная любовь? Ты ее не прочувствовал, Евангелие не узнал. Господь же откровенно говорит, ничего придумывать не надо, нужно просто ориентироваться на Евангелие. Он говорит: «Кто Меня любит, тот заповеди Мои исполнит». Вот что нужно. А если мы говорим о любви, о том, что это самое главное, самое ценное, что у нас как бы есть (хотя на самом деле мы этим не обладаем), но живем со страстями и не боремся с грехами, то кого мы обманываем? В первую очередь обманываем себя, потому что любовь к Богу проявляется делами, а не словами, эмоциями, красивыми выражениями и так далее.

В христианской среде часто можно услышать как раз вот эти слова о любви – очень возвышенные, красивые обороты, но за ними, к сожалению, не стоит практика жизни. Много лозунгов, много воззваний, а дела-то где? Они не подтверждают, что мы любим Бога. Мы сказали о любви и тут же кого-то осуждаем или долгое время носим обиды на близких, не можем поздороваться с человеком, который нам неприятен, и так далее – это только то, что на поверхности лежит... Поэтому надо начинать не с любви.

Есть такое произведение святого преподобного Иоанна Лествичника – «Лествица», где он описывает ступени духовной жизни. Первая ступень – это не разговор новоначального человека о любви, о том, как Бог нас любит. Первая ступень – это отречение от мира, то, о чем мы говорили в предыдущих передачах, разбирая статьи святителя Игнатия. А последняя ступенька – уже о любви. Понимаете, как должно быть? Сейчас надо говорить не о любви, иначе наша испорченная природа, наша душевность очень легко вкладывает не тот смысл, не то значение в это, безусловно, святое слово, в это имя Божие. Наверное, вы сами это неплохо знаете. Надо начинать с другого – с вопросов борьбы со страстями. Потому что борьба со страстями – это выполнение заповеди: «Покайтесь, ибо приблизилось Царствие Божие». Если человек кается в грехах, учится этому, то это как раз и есть обучение любви к Богу.

Чтобы эта основа была правильная, чтобы человек шел по этому пути правильно, святитель Игнатий и пишет об этом. Разберем то, что я прочитал. Почему надо разбирать это более подробно? Потому что в силу нашей неопытности, в силу того, что мы, к сожалению, разучились думать над текстом (извините, братья и сестры, но это так), мы больше ориентируемся на какие-то лозунги, вкладываем в это какое-то свое значение и не понимаем глубины текста. И смотрите, что происходит из-за этого. Например, человек слышит, что нужно отрекаться от грехов. Он говорит: «Да, нужно». Но понимает, что он не может, опускает руки и бросает дело покаяния, а по большому счету бросает дело спасения.

Святитель Игнатий пишет это, прекрасно понимая, что и он немощный человек, и мы – современные христиане – такие же, а может быть, еще хуже. Мы живем в такое время, когда это информационное поле, доступность разной информации во всех смыслах развращает человека (любого – молодого или уже в возрасте). И мы даже по нравственному состоянию далеко отстоим от тех людей, которые были сверстниками святителя Игнатия, жили в его время, обращались к нему с какими-то вопросами, духовно окормлялись у него.

Так неужели все для нас пропало? Нет! Святитель Игнатий говорит: «Нет, не все для нас пропало». Ведь как говорит Господь? «Обратись от дел своих – и очищу тебя». Смотрите, святитель Игнатий говорит: по нашим слабым силам. Он не говорит: «Брось все, оставь работу, жену; оставь весь мир, иди жить в тайгу». Нет, он говорит: по нашим слабым силам. В духовной жизни надо понимать, что не мы сами что-то делаем. Мы по нашим силам что-то пытаемся увидеть в себе, раскаяться в этом. Что значит раскаяться? Сожалеть, что в нас происходит то или иное падение, развитие грехов и страстей; обращаться к Богу. А Он – Вседержитель и Всеведец – прощает нам наши прегрешения при условии, если мы решаемся (опять же по нашим слабым силам) жить по-другому. И когда человек, видя свою немощь, не надеется на себя, понимает, что ему нечем гордиться, что он не святой, не праведный, он все больше и больше обращается к Богу, и Бог больше и больше ему помогает. Таков закон.

Святитель Игнатий и не призывает нас к каким-то высотам (не знаю, достижимы ли они уже вообще для каких-то людей), аскетическим подвигам. Он говорит: по силам делай; что можешь – делай, как можешь – скребись по этому пути. Мы не раз говорили (и будем говорить), что есть два пути. Широкий (веселый, радостный, замечательный, с транспарантами о любви к Богу) и тернистый (путь восхождения через покаяние, страдания, скорби, борьбу с собой).  Скребись по этому пути, иди понемножку, хотя бы ползи на коленках, хотя бы лежи и стони: «Господи, спаси меня!» И это будет уже по твоим силам. А если взять какие-то чрезмерные подвиги, то просто надорвешься и не сможешь делать элементарного. Это тоже неправильно,  человек делает это по гордости.

Часто задаются вопросы, и спасибо тем телезрителям, которые их присылают. Мы разберем статью, и я постараюсь ответить на ваши письма. Нередко задаются вопросы: как найти меру своего поста? как найти меру своей молитвы, молитвенного правила? Это все мы обсудим. И вы задаете правильные вопросы. Должна быть мера посильности. Для разных людей, разных возрастов, разного состояния здоровья, разного социального положения. Все должно быть посильно. К этому мы вернемся.

Давайте поймем, что в нашей жизни надо делать все посильно, что можешь. И посильно надо соответствовать любви Бога к нам. В чем проявляется эта настоящая любовь? В том, что Бог прощает кающихся, это самое яркое проявление Божией любви. Не в том, что Он нам дает пищу или какие-то условия для жизни, какое-то благополучие (хотя бы относительное). Это Он обещает и так. Помните, Господь говорит в Евангелии: «Как солнце светит на добрых и злых и дождь льет и для тех, и для других, так и Господь, как любящий Отец, дает все всем». Но прощение грехов Он дает кающимся православным христианам. Этого нам не надо упускать, это качество любви Божией нам надо сейчас обсуждать.

…Как могут соответствовать любви Создателя Его твари (творения), и твари падшие: покаемся! Вот он – путь возвращения к Богу…

Покаемся не одними устами (то есть не одними словами), как это часто бывает. Как исповедующий священник, могу сказать, что такие истории, когда человек на самом деле не готов к исповеди, бывают очень часто. Это видно по настроению, по тем грехам, которые он называет, по тому, как он формулирует их. Очень часто видно, когда человек не готов, он внутри  не пережил  свои падения, а пытается просто пойти на исповедь, чтобы получить допуск до Причастия. Бывают такие факты. Поэтому святитель Игнатий нам и говорит: Покаемся не одними устами (не только формально зафиксируем, что мы – грешники); засвидетельствуем наше покаяние не одними немногими, кратковременными слезами, не одним наружным участием в церковном богослужении, в исполнении церковных обрядов, чем довольствовались фарисеи.

Нередко в нашей церковной среде можно встретить людей, которые довольствуются тем, что пришли на исповедь, что-то назвали... Не будем далеко ходить, расскажу вам историю из прошлого воскресенья. После ранней службы я остался исповедовать на позднюю (в храме другие двери; просто в храме мы не вмещаемся, поэтому служим раннюю), и пришла незнакомая мне пожилая женщина; представилась, что она из другого прихода. «Ну, замечательно, давайте поисповедуемся». И человек начинает просто рассказывать свою жизнь, причем грехи юности. Я спрашиваю: «Вы каялись в этом?» – «Да, каялась». – «А зачем повторяете?» – «А о чем говорить сейчас?» Вот что это такое? Я говорю: «Надо же изучать свои грехи. Чем Вы грешили сегодня, вчера, позавчера?» Она говорит: «Ну, я не знаю», – и давай опять рассказывать какую-то историю своей юности. Понятно, что человек узнал какие-то грехи, которые были в юности, а себя сегодняшнего не видит. Так получилось, что не удалось мне достучаться до этого человека. Расстались мы на том, что надо себя изучать. Это просто призыв, а пойдет ли человек изучать себя, не знаю. Она потом причастилась. Очень надеюсь, что она все-таки услышала слова о том, что надо готовиться. Но видно, когда человек не готов.

Засвидетельствуем наше покаяние не одними немногими, кратковременными слезами. Это тоже очень интересная тема. Нередко можно услышать от современных пастырей, проповедников, что надо каяться со слезами; что со слезами – это настоящее покаяние. Дорогие мои, давайте вновь и вновь разберем эту тему. Слезы могут течь не у всех. Люди очень разные по своему душевному, психологическому устройству. Ошибочно ориентироваться только на то, текут слезы или нет. Под слезами в святоотеческой литературе имеется в виду настроение сердца. Святитель Игнатий говорит, что недостаточно просто назвать грехи на исповеди, недостаточно кратковременно посокрушаться. Так надо понимать его слова. Вы тоже знаете, на исповедях встречаются такие перекосы, когда человеку не плачется, он в состоянии саможаления (не покаяния, а именно саможаления); чувствуется, что он выдавливает из себя слезы. В таком случае я стараюсь говорить: «Брат (или сестра), не надо, мы же находимся не на спектакле. Бог видит твое сердце. Передо мной не надо устраивать никаких спектаклей, я – обычный свидетель твоего покаяния. Давай по-честному: что натворил? что сделал? В этом покаемся, только искренне».

Вернемся к тексту. Словами – недостаточно. Кратковременным покаянным настроением – тоже недостаточно. Не одним наружным участием в церковном богослужении, то есть когда человек постоял на вечерне, на литургии и удовлетворился, что он все сделал. Нет, конечно. В исполнении церковных обрядов. Допустим, сходил человек на таинство исповеди, как-то покаялся и ушел с неправильно умиротворенной совестью (а на самом деле не с умиротворенной, а, наверное, забитой в какие-то дальние уголки), которая уже и не отражает правильность, потому что человек не видит, что он неправильно поступает. Но этого недостаточно, этим только довольствовались фарисеи. Фарисеи отличаются от нас тем, что они старались дотошно выполнять букву закона, то есть это формальность благочестивого поведения. К чему это привело? Они видели себя хорошими, прекрасными, успешными, духовными, святыми. Помните притчу о мытаре и фарисее? Ведь фарисей видит себя хорошим, он говорит: «Жертвую десятую часть со всего, что имею, пощусь дважды в неделю, молюсь когда надо. Слава Богу, что я не как прочие люди или тот мытарь. Все прочие – блудники, грешники, воры, убийцы, а я один святой и могу всех судить». Это очень опасное, погибельное состояние.

 Так что же нужно принести в плане настоящего покаяния, кроме формального исполнения, формальной подготовки к исповеди? Принесем вместе со слезами (давайте под слезами будем иметь в виду сокрушение; я буду говорить слово «сокрушение»), вместе с сокрушением, с наружным благочестием (от которого тоже нельзя уходить, наружное благочестие у нас должно быть, но оно должно быть наполнено содержанием) и плод, достойный покаяния. Что такое «плод, достойный покаяния»? Святитель Игнатий пишет, что это такое: изменим жизнь греховную на жизнь евангельскую. Представляете, как замечательно! Вот что нам нужно. «Плод, достойный покаяния» – это плод, который показывает правильное покаяние. Что это такое? Это изменение жизни человека.

Не бросимся сейчас в уныние (а у нас бывают такие настроения) – это процесс очень долгий. С какими-то грехами человеку, находящемуся в покаянии, получается с помощью Божией исправлять свою жизнь; какие-то грехи отпадают. Но какие-то грехи должны остаться, такая борьба – тренировка на всю жизнь. Поэтому мы должны готовиться к тому, чтобы действительно смотреть за собой, смотреть на себя, изучать свое сердце: что ты думаешь, что чувствуешь, как ты сказал, с каким настроением сказал (своему другу, начальнику или близкому), что сейчас в тебе происходит. Это совсем другая жизнь. Это не жизнь, когда ты смотришь, как живут «звезды» или еще кто-то (твои товарищи, соседи), и осуждаешь всех. В этот момент лукавый увлек тебя от самого главного куда-то вовне. Ты там смотришь, это наблюдаешь, этим занимаешься (осуждением чужих грехов), а своих грехов не видишь, не знаешь. Надо перенаправить внимание на себя, следить за собой. Ты отвечаешь только за себя: не за соседа, не за священников, иерархов, президентов и так далее; ты отвечаешь только за себя. И за это дашь ответ перед Богом.

Тогда можно задать такой вопрос: а что такое «жизнь евангельская»? Опять все очень просто: берем Священное Писание, берем толкования святых отцов, начинаем изучать. Не поняли – повторяем, идем к священникам: «Давайте объясняйте нам, как это делать, как жить, как это применить на практике». Для этого же пастыри нужны, а не для того, чтобы просто ходить в красивых одеждах и получать уважение. Это их задача – словесно пасти овец, то есть христиан. Я предлагаю не стесняться и приставать к вашим священнослужителям, чтобы они поняли, что паства-то желает спастись. Кстати, взаимоотношения пастыря и паствы – это очень важно, как в любой семье. Если прихожане будут только восхвалять батюшку, какой он замечательный, хороший, только восхищаться, улыбаться, но не задавать ему духовных вопросов, не просить его (может быть, даже требовать, но по-христиански, по-хорошему), чтобы он их учил, то у священника, как и у всякого человека, может легко родиться впечатление, что он все замечательно делает. Все у него хорошо. Вот собрались, отслужили литургию, разошлись, и все – свои дела сделал. Получается, и христиане живут как попало, и священник не знает, что они так живут. И что мы за община такая?

А если бы прихожане поняли, что они не рабы, а полноправные члены Церкви, полноправные члены церковной общины, что священники – это не господа, которых надо только обихаживать (так просто не подойдешь), а назначенные Богом  слуги (мы же служители; служители не только Богу, но и людям тоже), тогда получится немножко другой разговор... Например, приходят ко мне: «Отец Андрей! Расскажи, пожалуйста...» А я не знаю этого вопроса и начинаю этот вопрос изучать. Я должен, обязан начать его понимать, начать думать, начать говорить об этом людям. Вот тогда у нас получатся взаимные толчки к спасению, а не просто человек подошел после службы и говорит: «Отец Андрей! Как ты замечательно послужил!» А я думаю: «Да, я хорошо послужил!» И что это такое? Налили друг другу яда в душу и ушли довольные. Не так же должно быть! Не надо стесняться подходить к священникам, не надо стесняться задавать вопросы. Не надо думать, что ваши вопросы глупые. Это вообще неправильно. Глупых вопросов нет; важны все вопросы, которые есть.

На этой ноте я постараюсь закончить. И вас, дорогие братья и сестры, прошу, если есть вопросы, писать на адрес электронной почты: kanev@tv-soyuz.ru. Бог даст, мы разберем ваши вопросы и ответим на них.

Помоги нам всем Господь!

Записала Людмила Ульянова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы