«Страсти и борьба с ними» с протоиереем Андреем Каневым. Святитель Игнатий (Брянчанинов). Аскетические опыты. Том 1. О покаянии

29 марта 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
– Здравствуйте, дорогие братья и сестры! Мы продолжаем цикл передач «Страсти и борьба с ними» и в ходе этого цикла разбираем статью святителя Игнатия (Брянчанинова) «О покаянии». Трудно представить борьбу со страстями без покаяния. Что это такое? Зачем оно нужно? В этом мы и будем разбираться.

В предыдущей передаче мы закончили на такой строке святителя Игнатия: Прежнюю греховную жизнь омойте слезами искреннего раскаяния. Я начал разбирать эту тему, просто времени не хватило, поэтому продолжим сегодня. Я упомянул слова одного современного проповедника, который говорит, что исповедь обязательно должна быть со слезами, только такая исповедь подлинная. Я с этим категорически не согласен. Святитель Игнатий тоже пишет: слезами искреннего раскаяния. Тут самое главное слово – «искреннее», а слезами называется состояние души, состояние сердца, когда человек оплакивает свои грехи. Это не означает, что человек стоит и умывается слезами. У святителя Игнатия есть еще статья «О слезах», можете ее отдельно почитать, она тоже есть в «Аскетических опытах».

Слезы – это духовное понятие. У нас есть биологические слезы – те, к которым мы привыкли, когда слезы текут из глаз, если нам плохо; кто-то плачет от счастья, кто-то плачет от каких-то эмоций, переполняющих его сердце. Но это все слезы или плотские, или душевные, или прямо греховные (когда человек плачет, например, от обиды). А бывают слезы духовные, святые, когда человек реально переживает о своих грехах, и это тоже выражается слезами. Но это не главное, это вовсе не является признаком правильного или неправильного покаяния. Они есть и есть. Просто я встречал таких исповедников: видно было, что человек кается в грехах повседневных (это немножко другое, чем покаяние за всю жизнь в грехах смертных; об этом мы тоже поговорим потом), но это совсем другой уровень исповеди, скажем так: текущая исповедь, и видно, что у него эмоций не хватает, потому что мы не можем каждый раз переживать покаяние как первый раз (так не устроено наше сердце, мы так не можем). Нужно раскаяние, но не потрясение. И видно было, что человек пытается эту эмоциональность выдавить из себя в виде слез, в виде какого-то внешнего выражения покаяния. Этого не надо делать. Ну, текут у тебя слезы – пусть  текут, не придавай этому значения. А самое главное – это «искреннее раскаяние». А искреннее раскаяние, напомню, заключается в видении своих грехов, в вере во Христа Спасителя, Который прощает грешников, в исповедании этих грехов, в сожалении, что они у тебя есть, и желании исправиться. Вот что главное, а не то, текут у тебя слезы из глаз или нет.

Бывает так, что человек, готовясь к исповеди, находясь дома, искренне посокрушался, а на исповедь пришел – и нет у него такого эмоционального состояния. Так и не надо его из себя выдавливать, ведь Господь видит тебя везде, видит тебя и готовящимся и поддерживает тебя. От Него ты и начал этим заниматься, потому что желание покаяться – это дар Божий; ты его получил, принял и развил как мог. Получается, что Бог тебя видел, когда ты дома плакал или сокрушался, когда сердце у тебя (грубо говоря) болело от того, что ты согрешил. Тебе страшно за себя стало (как ты живешь?) – и ты хочешь изменить свою жизнь. А на исповеди необязательно это выдавливать из себя, потому что это один и тот же процесс, только исповедь – это завершающий этап твоей подготовки.

Еще раз напомню, дорогие мои, слова святителя Игнатия: Прежнюю греховную жизнь омойте слезами искреннего раскаяния. И это, кстати, не одноразовое действие. Это тоже определенное настроение, когда человек помнит, что он грешник. Это очень важно делать. Давайте опять приведем простой больничный пример. Представьте: человек сломал позвоночник. Это крайне неприятно, болезненно. Какое-то время он был обездвижен, потом благодаря Божией помощи и медицине встал на ноги, стал заново учиться ходить. И вот ему говорят: «Будь внимателен, осторожен. Еще раз упадешь, тебе будет еще хуже». Как вы думаете: будет он бодро, беззаботно, весело бегать за бабочками? Сомневаюсь. Этот человек будет всегда помнить, что у него спина болит, что он не хочет стать обездвиженным, парализованным. Он ходит с осторожностью, старается не ходить там, где скользко, постоянно следит за собой. Это несколько похоже на внутреннее состояние христианина, когда человек постоянно стремится быть внимательным к себе. А если подумаем: все, я исповедался, грехи сдал (знаете, как мусор из ведра в контейнер высыпал и весело, беззаботно побежал домой – мол, теперь у меня этих грехов нет), – это неправильно. На этом лукавый и ловит нас, когда мы думаем: все, борьба закончилась, я – чистый «ангел». Приходим домой и начинаем всеми командовать, обижать своих близких. Вот и все – тут же «ведро» нашей души наполняется мусором.

Так вот, что касается памяти о грехах: надо их помнить; помнить, что ты ранен, что у тебя «позвоночник сломан» в тех или иных местах, что если будешь так же продолжать, сломаешься еще больше и умрешь от этой болезни. Поэтому, дорогие мои, эта память нужна. Другой вопрос, что люди, напоминающие себе о грехах, забывают о надежде и вере во Христа. Вот почему часто противники покаяния, которые, к сожалению, есть среди православных христиан, укоряют само это святое дело, приводя примеры людей, которые, например, начали вспоминать о своих грехах и пришли в уныние, в отчаяние. Так почему отчаяние-то приходит? Потому, что человек не верит в милосердие Бога, Который принимает кающихся людей. Вот ведь в чем дело! То есть дело не в покаянии, а в том, что человек верит неправильно. Это все равно что взять какой-нибудь инструмент (например, нож) и начать им делать то, для чего он не предназначен; например, наносить раны своим близким и потом говорить: «Нож виноват». Нет, это твоя голова виновата, что она безумная. Так и с покаянием: память о своих грехах обязательно должна быть основана на вере во Христа – Милосердного, ждущего покаяния, прощающего кающихся мытарей, блудниц и разбойников. Об этом же речь! Это же Евангелие, правда? Или у вас какое-то другое Евангелие, где вам предлагается на дискотеку ходить, думать только о беззаботности, радости и так далее? Нет, Евангелие одно для всех нас, а в нем мы видим образ Бога, принимающего кающихся людей, говорящего о радости на небесах даже об одном кающемся грешнике.

Так вот, на основании этой правильной веры во Христа, с надеждой на помилование человек вспоминает грехи, чтобы снова не пасть. Понимаете? Он помнит: позвоночник-то у меня больной, мне нельзя вести себя так, как эти беззаботные, ищущие счастья и радости люди; им-то это не вредно, а мне очень даже вредно, потому что я снова упаду и снова разобьюсь. Помнить о грехах надо, чтобы опять не ошибиться.

И для нас – современных расслабленных христиан – святитель Игнатий пишет дальше такие слова: Не скажи сам себе в унынии и расслаблении душевном: "Я впал в тяжкие грехи; я стяжал долговременною греховною жизнью греховные навыки: они обратились от времени как бы в природные свойства, сделали для меня покаяние невозможным". Знакомые слова, правда? Я их регулярно слышу, когда приходит человек и говорит: «Мне это невозможно. Мне уже много лет, я сделал столько-то грехов, это уже стало моей привычкой (тайной страстью)». Что значит: обратились от времени как бы в природные свойства? То есть человек уже не видит себя и не может представить себя без этих грехов. Это так и происходит, дорогие мои, на самом деле. Потому что страсть, которой ты поддаешься, грех, который ты «выполняешь» от раза к разу, становится навыком, привычкой. И потом человек попадает в плен к этому греху, он уже просто так не сможет выбраться; только с помощью Бога, по-другому невозможно.

Отчего это происходит? Откуда приходят такие мысли, что я впал в тяжкие грехи и покаяние для меня невозможно? Эти мрачные мысли внушает тебе враг твой. Кто «враг твой»? Кто враг наш? Это лукавый – падший ангел, для которого покаяние невозможно и чуждо, от него он просто горит; ему нужно, чтобы христианин не каялся, чтобы он занимался чем угодно, только не покаянием. Еще не примечаемый и не понимаемый тобою: он знает могущество покаяния, он боится, чтоб покаяние не исторгло тебя из его власти, – и старается отвлечь тебя от покаяния, приписывая Божию всемогущему врачевству немощь.

Переведу на современный язык для того, чтобы вы поняли. То есть это мысли, что покаяние не для тебя, что ты грешник и у тебя столько грехов, что Бог от тебя отвернулся, что Церковь тебя не примет, что Бог тебя не пускает, что священник тебя осудит на исповеди... Знаете, сколько таких разнообразных мыслей? Это все от лукавого. Лукавый хочет это всеивать в наше сознание, чтобы отвратить нас от Бога, и старается отвлечь нас от покаяния, приписывая немощь этому святому всемогущему Божиему врачевству. Покаяние воспринимается святителем Игнатием, другими святыми отцами и вообще учением Церкви о покаянии как Божие врачевство. Что за врачевство? Лекарство. Лекарство всемогущее, которое может (как мы читали в предыдущих словах) многих грешников претворить (то есть изменить) в святых и многих беззаконников – в праведников. Поэтому лукавому нужно, чтобы человек жил в этих заблуждениях и вовсе не каялся.

Установитель покаяния – Творец твой, создавший тебя из ничего, обращается к нам святитель Игнатий. То есть кто покаяние придумал? Не святитель Игнатий, не злые священники придумали, чтобы манипулировать народом (как полагают некоторые). Установитель покаяния – Сам Бог, Творец наш, Который нас создал.

Тем легче Он может воссоздать тебя, претворить твое сердце. Смотрите, какие удивительные, глубокие слова! То есть Он создал нас (человечество) из ничего (помните, как в Библии описывается?), из какой-то земной грязи, праха и вдунул в этот прах бессмертную душу человеческую; Он из ничего мир создал, он Всемогущий, Ему вообще все возможно. Представляете, в какого Бога мы верим! Во Всемогущего, для Которого нет ничего невозможного. И если Он создал из ничего все, что мы имеем (материальный мир), то неужели Он не может воссоздать тебя как бы заново духовно, претворить (изменить) твое сердце? Он это может, только надо желать этого, просить Его об этом. Насильно Господь, конечно, не будет этого делать с нами.

Cоделать сердце Боголюбивое из сердца грехолюбивого, соделать сердце чистое, духовное, святое из сердца чувственного, плотского, злонамеренного, сладострастного. Дорогие мои, это уже вопросы веры: веришь ты или нет. Если, например, человек говорит: «Я не верю, что Бог может меня исправить», – тогда получается, что он и не христианин, как бы он  крестами ни увешался и в церковь каждый день ни ходил. Получается, ты не веришь в Бога, в то, что Он Всемогущ.

Богу все возможно. Тогда можно задать вопрос: «А почему у нас не получается?» Да потому, что не все происходит так, как нам хочется. Изменение сердца – процесс сложный; не для Бога сложный, а для нас. И пока мы находимся здесь, в области духовной борьбы, на этом духовном поле боя (я имею в виду человеческую жизнь), нам оставляется это поле для борьбы, для того, чтобы мы получали опыт, чтобы находились в боеспособном духовном состоянии, чтобы понимали, что нам нужен Врач, наш Военачальник, Бог нам нужен. Господь может изменить сердце человека сразу, но из-за того, что мы находимся в этом несовершенном мире, мы не сможем это принять. Вот в чем суть дела. Понимаете? Поэтому нам обязательно остается поле для борьбы и страсти, с которыми мы должны терпеливо бороться всю жизнь. Богу изменить нас не то что возможно, Он это сделает очень просто, для Него это ничего не стоит. Но нужно, чтобы мы этого хотели, чтобы стремились правильно выбрать направление своей жизни.

Братия! Познаем неизреченную любовь Божию к падшему человеческому роду. Это опять к вопросу о тех наших собратьях, которые говорят, что читать святителя Игнатия вредно, потому что он учит унынию. А разве не утешительно то, что дальше пишет святитель: Познаем неизреченную любовь Божию к падшему человеческому роду? Святой отец правильно говорит о любви Божией, потому что этим словом часто манипулируют, под «любовью Божией» часто скрывают отступления от канонов, от истин веры. Это вовсе не любовь Божия.

Любовь Божия проявляется вот в чем: Господь вочеловечился (истинный Бог стал истинным Человеком), чтобы чрез вочеловечение соделать для Себя возможным принятие на Себя казней, заслуженных человеками, и казнью Всесвятого искупить виновных от казни. Давайте разберем это (на слух, может быть, тяжеловато воспринимается). Господь стал Человеком – это основы нашей веры. Мы должны помнить учение Церкви о Боге, потому что это обязательно касается практики жизни. Если человек не верит, что Бог может его исправить, значит, он в Бога не верит правильно или верит в какого-то не такого бога, не в Господа Иисуса Христа. Господь стал Человеком для того, чтобы через это вочеловечение иметь возможность принять на Себя наши заслуженные казни. А почему человек заслужил эти казни? Адам предал Бога, отвернулся от Него. Естественно, этот грех повлек за собой последствия в виде разнообразных казней. А первая и самая страшная казнь – это ад и подвластность лукавому, то, что человек стал пленником сатаны. Господь стал Человеком для того, чтобы пойти на казнь (на Крест) и на Кресте освободить всех людей от заслуженных ими казней, то есть прежде всего от ада: и казнью Всесвятого искупить виновных от казни, то есть Своей смертью искупить нас, которые достойны всяческих наказаний за свои грехи, достойны ада. Освободить нас от ада – вот для чего пришел Бог! Это ли не проявление любви? Это не та «любовь Божия» (конечно, надо здесь поставить кавычки), о которой мы мечтаем, когда говорим о какой-то «слюнявой» любви: что Господь выведет из ада всех еретиков, язычников, неверующих. Да нет ничего такого в христианском учении! Любовь Божия совсем другое: желающие могут быть спасены.

Представьте такую картину: большой корабль (очередной человеческий «Титаник») терпит крушение, люди в воде. Приплывает спасательное судно, капитан говорит: «Вот вам возможность спастись. Хватайтесь за веревки, спасательные круги, вот вам лодки, плоты. Вот матросы, которые готовы вытаскивать вас из воды». А люди отвечают: «Да не нужно нам этого ничего». Так и человечество! Кто осознал, что он в погибели, и захотел спастись, тот тянет руку к спасительному тросу или спасательному кругу. А другие говорят: «Мы еще на балу, нам весело. Зачем Ты нам нужен?» Вот и все. Поэтому когда мы говорим о любви, надо говорить именно об этом. Вот проявление любви – возможность спастись, а не возможность развлекаться и пользоваться бесплатным баром.

Что привлекло Его к нам сюда, на землю, в страну нашего изгнания? Правды ли наши (то есть праведность ли человеческая привлекла Бога?)? Нет! – отвечает святитель Игнатий. – Его привлекло к нам то бедственное состояние, в которое ввергла нас наша греховность. То есть Бог пришел не для того, чтобы устроить «смотр святых человеков», где все выстроились и говорят: «Вот, Господи, я – святой. А я – не грешил никогда, я такой замечательный, добрый...» Нет! Безумие так думать! Господь пришел для того, чтобы спасти гибнущих. Вот максимальное проявление Его любви – стать Человеком, чтобы за всех нас пострадать. Почему это важно понимать? Потому что лукавый, используя наше незнание веры, непонимание ее глубин, очень часто людей согрешивших отталкивает от Церкви, побуждая их думать, что Бог не примет их; или священники не примут, будут их осуждать, или еще что-нибудь. А ведь это неправда.

Или другое. Человек впал в грехи и говорит: «Вот я прекращу грешить и потом приду». Так ты не сможешь прекратить! Это все равно как если бы больной человек, у которого разрушились все зубы, сказал: «Я сначала с зубами справлюсь, а потом к стоматологу приду». Разве это не глупо? Глупо. Так почему человек согрешивший, осознавший себя грешником, не идет каяться? Потому что верит неправильно; он верит не в Того Бога, о Котором учит Церковь.

Грешники! Ободримся. Для нас, именно для нас, Господь совершил великое дело Своего вочеловечения; на наши болезни призрел Он с непостижимою милостию. То есть Он пришел спасти грешных (как и говорится в Евангелии), а не праведников. Евангелие тоже надо правильно понимать. Когда Господь говорит, что Он пришел не праведников спасти, а грешников привести к покаянию, праведниками в этом случае называются не настоящие праведники (как праведный Симеон Верхотурский или праведный Иоанн Кронштадтский), а те грешные люди, которые сами себя считают праведниками, не нуждающимися в покаянии, в милости Божией. Об этих «праведниках» идет речь. Так вот, именно для нас, для грешников, пришел Бог со Своей непостижимой милостью.

Перестанем колебаться! перестанем унывать и сомневаться! – поддерживает нас святитель Игнатий (который сам прекрасно понимал, что такое покаяние). – Исполненные веры, усердия и благодарности приступим к покаянию: посредством его примиримся с Богом. Смотрите, какие замечательные качества души должны быть у кающегося христианина: вера, усердие... Что значит усердие? Стараться надо, это не какое-то одноразовое действие. Еще раз напомню: постоянно должно быть правильное отношение к своей жизни. ...И благодарности... Разве может благодарить унылый человек? Да нет, конечно. Благодарность за что? За возможность спастись, исправиться; за то, что тебе прощается то, что ты натворил кучу мерзостей.

Дальше святитель Игнатий цитирует пророка Иезекииля: И беззаконник, если обратится от всех грехов своих, какие делал, и будет соблюдать все уставы Мои и поступать законно и праведно, жив будет, не умрет. Все преступления его, какие делал он, не припомнятся ему: в правде своей, которую будет делать, он жив будет. (Иез. 18, 2122). Смотрите, какие утешительные слова звучали еще в Ветхом Завете. Еще тогда пророки призывали людей к покаянию. Беззаконник (грешник) обратится от всех грехов своих – имеется в виду, что он изменится, начнет действовать по-другому, не так, как до этого. Если будет соблюдать уставы мои (в нашем случае это заповеди Евангелия, нравственное учение Церкви) и будет поступать законно и праведно, жив будет, не умрет. Вот, дорогие мои, на таких утешительных словах, исполненных большой любви к нам, святитель Игнатий заканчивает объяснения, зачем нам нужно приобщаться к этому удивительному, чудесному делу покаяния, почему нужно настроиться на это всей своей жизнью.

И мы закончим передачу на этих словах. Хочется снова напомнить, дорогие мои, о том, о чем я прошу каждую передачу: присылайте свои вопросы на электронный адрес: kanev@tv-soyuz.ru. Напомню, что это не мой адрес, а специальная почта на телеканале «Союз», но каждое письмо с нее пересылается мне. Я не указываю свой адрес, потому что (еще раз объясню) это моя рабочая почта, туда приходит много разных писем, и мне надо будет все это обрабатывать. Завязывать долгую переписку с объяснениями, к сожалению, нет возможности. Я лучше постараюсь подготовиться и ответить вам в эфире, а отвечать много раз на один вопрос непросто. Поэтому не обижайтесь, пожалуйста. Будем работать в таком режиме: вы мне присылаете вопросы, я в эфире стараюсь отвечать.

Давайте закончим на этой очень глубокой, серьезной ноте, когда святитель Игнатий говорит о том, что нам нужно не откладывать покаяние, а начинать его прямо сейчас. Давайте правильно настроимся, и пусть Господь всем нам поможет во всех путях нашей жизни!

Записала Людмила Ульянова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы