Православный взгляд (Томск). На вопросы отвечает митрополит Томский и Асиновский Ростислав

17 августа 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
 – Ровно 19 лет назад, 8 августа 2000 года, ученые Великобритании, США и Италии официально объявили о начале опытов по клонированию человека. Хотелось бы узнать Ваше мнение об этом и мнение Русской Православной Церкви в целом.

– Вопрос очень непростой, и ответ на него Церковь пытается дать с тех пор, когда этот вопрос встал на повестке дня. Какие-то основные направления позиции Церкви были изложены тогда же, в 2000 году, на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви, который проходил в Москве в Храме Христа Спасителя. На этом Соборе был принят уникальный в своем роде, первый в истории мирового православия документ, который называется «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви».

В этом документе наша Русская Православная Церковь попыталась сформулировать ответы на такие вопросы, которые не стояли перед святыми отцами классической христианской древности в силу того, что этих явлений тогда еще не было. Но жизнь развивается, развивается наука, появляются новые подходы к жизни. Во времена святых отцов не было Интернета, каких-то современных форм биотехнологий – это все появилось уже в наше время. И часто возникает вопрос: а как к этому относиться христианину? Хорошо это или плохо? Ответы на такие вопросы попыталась дать Русская Православная Церковь. В том числе в этом документе есть целый раздел – 12-я глава, которая посвящена вопросам биоэтики, и один из подразделов как раз посвящен вопросу клонирования.

Церковь никогда не ставила палки в колеса мировому и научному прогрессу (хотя бытует такое мнение у обывателей) и всегда благословляла позитивные научные открытия. Но вместе с тем она всегда стояла на страже нравственности тех или иных явлений (в том числе и в научной среде), которые имеют место. Так же и в вопросе клонирования. Ученые давно работают над этой темой, и прежде чем встал вопрос о клонировании человека, стоял вопрос о клонировании растений, затем каких-то примитивных микроорганизмов, затем переходили к клонированию более совершенных форм жизни.

Мы знаем одну из самых известных удачных форм клонирования – овечку Долли. Правда, я с большим опасением слово «удачная» применяю к этому эксперименту, потому что в результате это клонирование явилось не таким уж и удачным. Во-первых, когда эта овечка стала вырастать, ученые обнаружили, что она крайне агрессивна, то есть ее темперамент совершенно не соответствует темпераменту овечки. Во-вторых, у нее было множество патологий, болезней, и вместо своих обычных лет, которые проживает овца (это десять или чуть больше лет), она прожила около шести лет и была искусственно умерщвлена учеными, которые за ней наблюдали, поскольку болезни носили какой-то необратимый характер и причиняли мучения самой этой овце. Поэтому насколько этот опыт можно считать удачным или неудачным – сказать трудно.

Но, оказывается, до того, как была клонирована овца Долли, были уже эксперименты по клонированию лягушек, мышей и так далее, и эти эксперименты тоже можно считать с большей или меньшей степенью удачными или неудачными. Когда эти технологии уже были апробированы на животных, сам собой встал вопрос о клонировании человека. С чисто научной точки зрения, в плане технологического процесса, вроде бы естественно, что апробированные на животных технологии могут быть апробированы на человеке. Но здесь возникает, в отличие от всех предыдущих случаев, вопрос нравственного подхода к этой проблеме.

Церковь не возражала и не возражает против клонирования изолированных клеток и тканей организма (о чем и говорится в «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви»). Это могло бы быть полезным с точки зрения медицины при пересадке органов, поэтому здесь со стороны Церкви нет никаких возражений.

– Уточню: чтобы пересаживать органы не от одного человека к другому, а пересаживать органы клонированные.

– Да, выращиваются отдельные органы (скажем, почки) и потом пересаживаются.

– Это более гуманно, конечно.

– В этом отношении возражений никаких нет. Другое дело клонирование человека. Здесь возникает целый ряд вопросов. В «Основах социальной концепции» говорится о том, что здесь наблюдается некое посягательство человека на творческий замысел Самого Творца относительно человека; человек ставит себя в каком-то смысле на место Бога. Готовясь к нашей передаче, я посмотрел доклады многих церковных, в том числе богословских конференций, где выступали священнослужители, которые разбираются в вопросах медицины (специалисты в этой области), и они говорят, что здесь как раз проблема не в этом. Поскольку ученые все-таки не создают ничего нового, а работают с тем, что уже создал Господь. Поэтому ставить знак равенства между Богом Творцом и этими учеными в любом случае нельзя. Многие, несмотря на заявление «Основ социальной концепции», говорят, что они бы столь категоричны здесь не были.

Вопрос в другом: для чего это клонирование? Какая конечная цель? Что является результатом этого клонирования? Тот, кто появится в результате клонирования, будет ли являться человеком в полном смысле этого слова, как мы сейчас понимаем, со всеми правами, достоинствами и так далее? Ведь очень часто, когда говорят о цели клонирования, заявляют в качестве одного из весомых аргументов какие-то медицинские цели: будет клонирован человек, выращен до какого-то определенного возраста (иногда речь идет даже не о родившемся человеке, а об эмбрионе), затем у этого клонированного человека можно изъять какие-то органы, чтобы обратить это во благо больному, помочь ему в деле выздоровления.

Но, как мы помним, Достоевский говорил, что одна слеза ребенка перевешивает все другие аргументы. И когда стоит вопрос о том, чтобы помочь выздоровлению одного человека ценой жизни либо смерти другого, – это вопрос глубоко антихристианский. Именно такие подходы были у фашистов, которые организовывали целые лаборатории, когда ставили эксперименты над человеком, чтобы обеспечивать жизнь высшей расы.

Современное либеральное сознание ограничивает временные рамки существования человека моментом его рождения и его кончиной. Это наблюдается даже в нашем законодательстве, когда говорится, что человек обладает всеми правами личности с момента рождения до его смерти. Но Церковь расширяет границы существования человека от момента его зачатия, во-первых, и до бесконечности. В то время как либеральное сознание эти рамки сужает, не считая пребывание младенца в утробе матери полноценным существованием человека как личности. А ведь современные технологии позволяют наблюдать за младенцем в утробе матери уже практически с его зачатия. Поразительное открытие, что это жизнь полноценного, уже сложившегося человека.

Почему Церковь категорически выступает против абортов и считает это тяжким грехом, равным убийству? Потому, что уже с момента зачатия человек является полноценной личностью, даже если он еще находится в утробе матери.

По поводу продолжительности жизни человека. В настоящее время либеральное сознание пытается сузить и эти рамки. Если до недавнего времени считалось, что кончина человека – это тот предел, когда земная жизнь заканчивается (я не беру во внимание его существование в вечности), то сейчас ставится вопрос о каких-то особых случаях в жизни человека (например, нахождение в долголетней коме), когда встает вопрос об эвтаназии, то есть об искусственном прекращении жизни человека. Значит, либеральное сознание все-таки сужает рамки существования, когда мы можем прекратить эту жизнь. И это прекращение жизни многими не рассматривается ни как убийство, ни как самоубийство.

Что касается клонирования, для чего мы клонируем? Если мы клонируем человека для того, чтобы использовать его как какой-то материал в своих собственных целях, значит, получается какое-то существо, не равное нам в правах, возможностях и так далее, какое-то ущербное. Кроме того, возникают вопросы психологического и морального характера. Допустим, человек был клонирован, начинает возрастать, но в силу тех экспериментов, которые были поставлены над животными, можно сделать вывод, что этот человек менее приспособлен к жизни, в большей степени подвержен различным заболеваниям и прочему. Поэтому, ставя такие эксперименты, мы заранее обрекаем его на преждевременную смерть, на преждевременное старение, на какие-то болезни, причем без его согласия, поскольку он еще согласия на этой стадии не дает. И как мы можем таким образом определять судьбу человека, заведомо обрекая его на эти страдания? Это второй вопрос.

– Но горячие головы хотят вывести именно суперчеловека, который может обходиться без одежды в любые морозы, не жаждать в самую лютую жару и тем самым защищать свою Отчизну.

– Это уже вопрос, который выходит даже за рамки клонирования в современном понимании этого слова. Пока еще до этого далеко, потому что еще нет положительного опыта клонирования даже просто полноценного здорового человека. А такие планы – улучшить человека по сравнению с тем, каким его создал Господь, сделать какого-то сверхчеловека, то есть, по сути, вторгнуться в замысел Божий о мире и человеке – это вообще богоборческая мысль. Пока она существует на уровне каких-то фантазий, предположений. Лиха беда начало, как говорится, поэтому здесь надо вовремя остановиться. Мы видим многочисленные проблемы, которые создал человек для самого себя и для всего человечества в целом, иногда игнорируя законы Божии в этом мире (мы их называем законами природы), пытаясь вторгнуться в ту область, в которую вторгаться нельзя. В результате таких непродуманных экспериментов был нанесен огромный ущерб народу.

Недавно по центральному телевидению мне пришлось посмотреть фильм об Аральском море, о его плачевном состоянии. По сути, Арал перестал существовать; по крайней мере, в том виде, в каком он существует, – это нечто жалкое и убогое.

– Лужей иногда называют.

– Если вспомнить, каким было Аральское море тогда, когда я учился в школе и мы изучали по географии его месторасположение, то это было совершенно иное. Экологическая катастрофа, которая теперь охватила огромный регион, явилась результатом человеческой деятельности и вторжения в эту область. Хорошо, что не дошло до каких-то дальнейших шагов по реализации этого проекта. Когда увидели, что погубили Арал, хотели направить в него русла многих сибирских рек; тогда экологическая катастрофа вышла бы за рамки региона Аральского моря, охватила бы Сибирь, и это могло бы продолжаться до бесконечности. Вот насколько опасно вторжение человека в ту область, куда вторгаться нельзя.

Когда мы посещаем продовольственные магазины, то с большой внимательностью смотрим этикетки и с большей радостью и готовностью покупаем те продукты, где есть пометка, что это не генномодифицированные продукты, считаем, что они более полезные по сравнению с генномодифицированными. Это тоже очень большая проблема. Казалось бы, благие побуждения ученых: они попытались сделать растения идеальными, не подверженными заболеваниям, повреждению от микроорганизмов, насекомых. Но в результате растения утрачивали какие-то изначально присущие им свойства. Допустим, яблоки не гнили или цветы не увядали, но, с другой стороны, эти цветы не имели аромата натуральных цветов.

– И еще не до конца исследовано, какой вред или пользу они приносят человеку.

– Да. Поэтому тоже очень большой вопрос, насколько это повлияло на здоровье человека. А ведь многие такие процессы, когда они переступают определенный рубеж, приобретают необратимый характер. Засевают какими-то генномодифицированными культурами целые поля, и в силу того, что невозможно очертить границу между государствами для растений, потом эти растения переходят границы государств и оказываются произрастающими даже на тех территориях, где запрещают их выращивание. Все это начинает распространяться.

– Много лет назад мне довелось читать заметку (я уж не знаю, была это желтая пресса или какая-то официальная газета) о том, что какие-то ученые вывели генетическую формулу Иисуса Христа и что по этой формуле неплохо было бы создать человека. Это как вообще?

– С богословской точки зрения это полный абсурд, потому что Спаситель Иисус Христос – это Богочеловек, в Личности Которого Божественная природа соединилась с человеческой. Если человеческую природу с научной точки зрения клонировать возможно, то Божественную природу клонировать невозможно. Можно создать некое подобие, похожесть, но это не будет копия Спасителя. Это наводит на мысль о том, что в последние времена явится в мире антихрист, который будет выдавать себя за Христа, ставить себя на Его место. Я не говорю, что это будет клонированная копия Спасителя, но сама идея этому немного созвучна.

– Как Церковь относится к искусственному оплодотворению?

– У Церкви позиция такая (и она тоже нашла свое отражение в «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви»), что ребенок должен рождаться от любви супругов. Если ребенок является следствием такой любви, он является благословенным чадом. Когда совершается таинство Венчания, священник, многократно призывая в молитвах Божие благословение на супругов, молится о том, чтобы плодом их любви было доброе, благословенное, желанное дитя.

Но бывает, что супруги, долгое время прожив в супружестве и любви, не имеют возможности по медицинским показаниям иметь детей (кто-то из супругов бесплоден). И здесь возникает вопрос: как выходить из этой ситуации?

Во-первых, в настоящее время медицина продвинулась далеко вперед, и есть много всевозможных медицинских средств, которые позволяют супругам все-таки иметь счастье отцовства и материнства, пройдя определенное лечение.

– К сожалению, не всегда.

– Да, не всегда, бывают и какие-то другие случаи. Но здесь мы не должны забывать, что там, где исчерпываются человеческие средства, сильным остается Бог. Многочисленны такие случаи, когда супругам отказали в надежде иметь своих детей ученые-медики, медицина, но эти люди прибегли с молитвой к Богу и по молитве к Господу обрели такое счастье.

Я помню первый случай, когда я с этой ситуацией соприкоснулся. Я служил еще на Крайнем Севере, был епископом Магаданским и Чукотским, и когда посещал один из чукотских поселков на берегу моря, ко мне подошла женщина с мальчиком лет восьми и рассказала такую историю. Они с мужем долгое время прожили в супружестве, но не имели детей, испробовали все средства, и в конце концов медики сказали, что они никогда не станут папой и мамой.

Одна из их соседок поехала в отпуск на родину. Она была родом из Западной Украины и рассказала им о Почаевской лавре, о чудотворной Почаевской иконе Божией Матери. Супруги, услышав, как много чудес происходит от этой иконы, попросили эту женщину, чтобы она привезла им из Почаевской лавры святой водички от местной святыни – стопы Божией Матери, отпечатавшейся в камне, и помолилась бы о них перед Почаевской иконой Божией Матери. Женщина вернулась, привезла им святой воды со стопы Богородицы, небольшую репродукцию чудотворной Почаевской иконы Божией Матери и через нее передала благословение от той святыни. Супруги с усердием и глубокой верой помолились, и после этого произошло зачатие ребенка.

Это далеко не единственный случай, такие случаи многочисленны. На Афонской Горе есть скит святой Анны, где перед чудотворной иконой святой Анны, матери Пресвятой Богородицы, укреплен ящичек, в котором огромное количество детских фотографий. Эти фотографии присылают туда родители, которые обрели счастье стать отцами и матерями благодаря молитвенной помощи праведной Анны. Как мы знаем из ее жизнеописания, она тоже долгое время не могла стать мамой, была бесплодной, и уже тогда, когда человеческая надежда иссякла, Господь послал им благословенную дочь – у них родилась Мария, которая потом стала Матерью Самого Спасителя, Пресвятой Богородицей.

– Рождение Иоанна Крестителя тоже схоже.

– Да, подобное было и в рождении Иоанна Крестителя, поэтому этим святым тоже молятся о даровании отцовства, материнства, и Господь обычно откликается на эти молитвы.

Но иногда все-таки супруги, несмотря ни на какие усилия (медицинские, духовные), не обретают такой возможности. Как быть в этом случае? С пастырской точки зрения (если Господь все-таки не дает ребенка), видимо, в этом есть какой-то смысл, поэтому нужно положиться на волю Божию и искать выход в том, что, может быть, усыновить ребенка. Ведь сколько в нашей стране детишек, лишенных пап и мам, томятся в детских домах! Стать любящими папой и мамой для этих детей было бы самым лучшим выходом для таких бездетных родителей.

Что касается искусственного оплодотворения, Церковь к этому относится отрицательно, но степень отрицания тоже имеет некую градацию. Как некое возможное исключение Церковь допускает искусственное оплодотворение семенем супруга супруге, для того чтобы все-таки рождение ребенка было деянием и инициативой внутри этой семьи. Это может быть допущено в исключительном случае.

Что касается использования донорского семени, Церковь считает это аморальным и недопустимым. Потому что в семье появляется еще какой-то третий человек, это, по сути, разрушает основы семейных взаимоотношений. У ребенка, если он потом родится, появляются не только родители, которые его воспитали и вырастили (социальные, как их сейчас называют), но еще и биологические где-то на стороне. Это вызывает какое-то недолжное отношение к этому ребенку и у самих родителей, когда биологический отец (донор) и не подозревает, что где-то у него есть дети. Это разрушает основы семейной жизни, чем всегда было крепко человеческое сообщество. Церковь к такого рода явлениям относится отрицательно.

– Скоро нас ожидает Успенский пост. Не раз доводилось слышать, что вполне достаточно было бы Рождественского поста и Великого. Что это за пост – Успенский? Для чего он?

– В Церкви четыре многодневных поста: кроме Великого и Рождественского есть пост апостольский (или Петров пост, который готовит людей к празднику Петра и Павла) и Успенский. Он короткий, всего лишь двухнедельный, с 14 по 28 августа, и готовит нас к празднику Успения Пресвятой Богородицы, который в древности иногда называли Богородичной пасхой, потому что богослужение этого праздника во многом напоминает пасхальное торжество, но центром становится Пресвятая Богородица. К этому важнейшему празднику и был приурочен Успенский пост. Несмотря на то, что он очень короткий, по строгости своей он мало чем отличается от Великого поста. Этим постом также не разрешается вкушение рыбной пищи, кроме дня праздника Преображения Господня 19 августа (в народе этот праздник называют Яблочным спасом).

Почему недостаточно других постов? А почему больному недостаточно одной таблетки, а врач прописывает еще и уколы, какие-то компрессы, физические упражнения?  Все это – проявление заботы врача о здоровье человека. Так и Церковь мудро установила эти посты в той степени, в какой они необходимы для нашего духовного роста, а иногда и для физического здоровья.

Хотя Церковь каждый раз, когда начинается пост, обращает внимание на то, что пост – это не диета, не разгрузочные дни, главное в нем – духовная составляющая, но что касается физического здоровья, от этого тоже никуда не денешься…

– В завершение выпуска по традиции блиц-вопросы. Как Вы относитесь к экранизации Библии, к театральным постановкам на библейскую тему? Например, к рок-опере «Иисус Христос – суперзвезда»?

– Допустима в какой-то степени экранизация тех или иных событий библейской истории. Мы знаем много замечательных фильмов о всемирном потопе, о строительстве Вавилонской башни, исходе Израиля из Египта; это весьма назидательные и полезные фильмы, и здесь ничего плохого нет.

Причем церковная традиция говорит о том, что так было всегда. Например, на Руси существовало так называемое пещное действо – это театральное разыгрывание одного из сюжетов Ветхого Завета, связанное с тремя отроками, которых вавилонский царь Навуходоносор приказал бросить в печь и сжечь за отказ поклониться идолу и за стойкость в своей вере. Поэтому это допустимо, но у всего есть определенные пределы. Нужно понимать, что когда мы касаемся сакральной, Божественной области, здесь нужно быть очень аккуратным и трепетным, чтобы эффект был положительным, а не отрицательным.

– Где граница смирения? Если муж пьет и поднимает руку, стоит ли это терпеть ради сохранения брака?

– В смирении меры быть не может. Если мы посмотрим на древнерусские книжные памятники, то увидим, что смирение писалось нашими предками не через букву «и», а через «е» – «смерение», от слова «мера». То есть смирение – это тогда, когда все в меру. Поэтому должна быть разумность и мера во всем, в том числе и в отношениях между супругами.

Апостол Павел говорит о том, какими должны быть супружеские отношения: муж должен относиться к жене как к своему телу, которое мы бережем, греем, питаем, лечим. И жена таким же образом должна относиться к своему мужу. И образцом семейных отношений являются для апостола Павла взаимоотношения Христа Спасителя со своей Церковью: как Христос заботится о Церкви, а Церковь предана Христу, такие же взаимоотношения должны быть между супругами. И если кто-то из супругов позволяет себе недолжное отношение, рукоприкладство, то, конечно, это недопустимо с христианской точки зрения. Мое личное мнение: если это какие-то единичные случаи, всплеск каких-то эмоций и человек потом глубоко раскаивается и к этому не возвращается – это одна позиция, но если это носит системный характер, то, конечно, этого быть не должно.

– Я с Вами согласен, и тут можно даже и духовную параллель провести. Церковь всегда запрещает подвергать свою жизнь опасности, потому что жизнь – это дар Божий. И если в семье жизнь человека подвергается опасности, мне кажется, тут терпеть уже глупо.

– Да. Поэтому мы должны помнить, что смирение – это не тогда, когда нас забивают, а мы остаемся безмолвными, а тогда, когда знаем во всем меру; и свою меру в том числе.

– Имеет ли христианин право выражать протест (например, выходить на митинги против повышения цен и прочие)?

– Каждый человек может свободно выражать свое мнение и свою позицию, ведь Бог создал человека свободным.

– Главное – ничего не громить.

– Но наша свобода (это прописано даже в каких-то декларациях о правах и свободах человека) не должна пересекаться со свободой другого человека. Если наша свобода превращается в произвол и несет с собой какое-то разрушение, недолжное отношение к нашему окружению, то это уже не свобода, а произвол; это недопустимо. Если же митинг либо иная форма выражения какого-то своего мнения носит мирный и легитимный характер, то Церковь не видит к этому никаких препятствий.

– Протесты в Екатеринбурге о строительстве храма, когда дошло до рукоприкладства, наверное, вряд ли можно оправдать?

– Когда это сопряжено с любой формой насилия, конечно же, это недопустимо ни с точки зрения церковных, Божественных законов, ни с точки зрения законов светских. Высказать свое мнение и свою позицию может каждый, но не ущемляя мнения и позиции другого человека.

Ведущий Виталий Степкин

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Время эфира программы

  • Воскресенье, 23 февраля: 03:00
  • Среда, 26 февраля: 00:30
  • Четверг, 27 февраля: 12:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы