Беседы с владыкой Павлом. Выпуск от 5 января

5 января 2016 г.

Аудио
Скачать .mp3
На вопросы отвечает митрополит Минский и Заславский Павел.

– Человек, конечно, хочет в жизни чего-то радостного. Кстати, Церковь обвиняют в том, что она часто говорит о смерти, о чем-то мрачном, жестоком.Страх Божий, раб Божий – такие понятия навевают на человека некий ужас. Но ведь в каждом акафисте мы слышим слово радости: «Господи мой, Господи, радосте моя, даруй ми, да возрадуюся о милости Твоей», – акафист Всемогущему Богу, «Радуйся, Радосте наша, покрый нас от всякого зла честным Твоим омофором» – акафист Покрову Пресвятой Богородицы, «Радуйся, Обрадованная, во успении Твоем нас не оставляющая» – акафист Успению Пресвятой Богородицы. В каждом акафисте столько слов радости! Что это за радость, к которой призывает Церковь?

– Я иногда говорю с прихожанами на эту тему и сейчас хочу сказать, что у нас в Православной Церкви происходит удивительное! Для людей, далеких от Церкви, или которые впервые пришли в наши православные храмы, бывает очень много непонятного. Самое яркое, наверное, о чем нужно сейчас сказать, – это Страстная седмица накануне праздника Светлого Христова Воскресения. Христа Спасителя предают страшной смерти, Его осуждают на самую позорную смерть – распятие (этой смерти предавали самых опасных преступников),и Он на Кресте молится за Своих распинателей.

В дни Страстной седмицы в проповедях мы очень часто говорим о Божественной любви: о любви Иисуса Христа к человеку, о любви Бога Отца, Который так возлюбил человека и мир, что не пожалел Сына Своего возлюбленного и отдал натакую страшную позорную смерть для того, чтобы все человечество и каждого человека в частности привести к Себе. В Страстную седмицумы говорим только о любви. А когда наступает самый торжественный праздник Светлого Христова Воскресения, мы всю седмицу почему-то говорим о смерти. «Смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав» – мы воспеваем этот тропарь «Христос воскресе из мертвых» многократно каждый день, и всю эту неделю, как никогда, говорим о смерти.

– Причем радостно восклицаем.

– Да,потому что, если мы внимательно все это взвесим, то поймем, что смерть – самое страшное явление в жизни вообще всего человечества и каждого человека в частности. Смерть останавливает всё и прекращает всякий смысл жизни человека на земле. Все, чего бы человек ни достигал, к чему бы он всю жизнь ни стремился, смерть все пресекает и останавливает, смертью утрачивается всякая ценность на земле. И конечно, смерть всегда волновала всех жителей земли. Люди стремились сделать все возможное, чтобы как-то избежать смерти, сгладить ее, даже забыть о ней. Но все равно сплошь и рядом умирают люди, и как бы мы ни закрывали глаза, смерть все равно продолжает свое действие на земле, это самое страшное явление, которое было и есть на земле. А вот пришествие в мир Сына Божия, Его воплощение в человеческое естество, Его страдания и смерть на Кресте уничтожили смерть как таковую. Нет больше смерти. Со смертью Христа Спасителя для каждого, кто поверит в Него, кто будет жить в соответствии с духом Евангелия и исполнять заповеди Господни, смерти как таковой уже не существует. «Я есмь жизнь, истина и путь, и всякий, кто будет веровать в Меня, не умрет. Но если и умрет однажды, – говорит Христос Спаситель, – то перейдет от жизни временной в жизнь вечную, от смерти – к жизни». Что может быть еще более возвышенного? Мы с вами не умрем.

Я очень часто вспоминаю своего друга, сокурсника (мы с ним вместе учились в семинарии, академии): он был священником, болел страшным заболеванием – диабетом и уже готовился к переходу в загробный мир. Я тогда нес послушание в Будапеште, и однажды в конце сентября, после праздника Рождества Пресвятой Богородицы он мне позвонил и сказал: «Владыка, я себя так плохо чувствую, я скоро умру. Меня однажды уже вернули к жизни. Я так хотел бы, чтобы ты приехал, меня отпел и похоронил». Я ему отвечаю: «Отец Михаил, какие проблемы! Я приеду 8 октября, в день преставления преподобного Сергия Радонежского, готовься, я тебя и отпою, и похороним». Пауза в трубке. Он говорит: «Владыка, рановато еще будет». Я говорю: «Тогда, как хочешь! Потом я уеду в командировку, меня не будет». Он говорит: «Жаль. Я так хотел, чтобы ты меня отпевал и похоронил». Когда я приехал, он был еще живой. Потом я уехал в командировку, и 21 или 22 октября он умер, его похоронили. Я не присутствовал, потому что был в командировке. Спустя какое-то время он мне приснился (снам я стараюсь не верить, они мне как-то и не снятся): я увидел его веселым, в хорошем настроении, он с распростертыми руками и со словами «О владыка!» шел ко мне обниматься. А я вспомнил слова своей бабушки, которая нам говорила: «С покойниками, если приснятся, не обнимайтесь, они вас к себе засосут!» – такое суеверие у нее было. И я во сне ему говорю: «Подожди, отец Михаил, ты же умер!» – а он мне: «Нет, владыка, я не умер, я живой». Я говорю: «Как не умер, мы же тебя отпевали и похоронили!?»А он: «А ты меня не отпевал, ты меня не хоронил». Я проснулся и думаю: ничего себе! Все знает –он не умер, он живой.

И действительно, история нашей христианской Церкви, наших святых свидетельствует о том, что верующий во Христа человек не умрет, он перейдет из жизни временной в жизнь вечную. Мы, верующие во Христа, надеемся, верим и хотим жить в Царствии Божием. Именно поэтому мы стремимся жить по-христиански, стараемся не делать ничего злого и недоброго, стремимся каждый день сделать что-то хорошее и доброе.

Мы не умрем – разве это не радость? Обратите внимание, как скорбят, печалятся, плачут люди, неверующие или далекие от Церкви, когда хоронят своих близких: «Да на кого ж ты нас оставил…» Как они убиваются! Апостол Павел призывает христиан не скорбеть об умерших, как это делают язычники или неверующие, но радоваться, потому что умирает человек о Господе. И сам Христос Спаситель призывал всех радоваться. Когда после воскресения из мертвых Он явился ученикам Своим, то Его первое слово к ним было «Радуйтесь!» Смерти нет как таковой, это момент перехода из жизни временной в жизнь вечную. Это все равно как если в обыденной жизни я жил в жутких условиях, например, в коммунальной квартире (в лучшем случае), и вдруг мне дают шикарные апартаменты, – разве я не радуюсь?

Примерно то же самое с нами произойдет при переходе из жизни временной в жизнь вечную. Но горе будет тому, кто отвергал все это и не хотел прислушиваться к голосу Церкви и Евангелия; для тех людей будет печаль. А для нас – радость. В праздник Светлого Христова Воскресения мы радуемся и стремимся радоваться: нет смерти – самого страшного, что было в жизни каждого человека и всего человечества. Как тут не радоваться и как не говорить о смерти, что ее больше нет!

У нас в Церкви и все богослужения наполнены радостью. Но эта радость отличительна от той мнимой радости, в которой сегодня живут неверующие люди. Они думают, что поплясать, потанцевать, уколоться, выпить, насладиться какими-то благами – это радость. Нет, это просто скоропроходящее удовлетворение своих страстей, самый настоящий суррогат. Вчера веселился с друзьями в различных заведениях, а завтра утром проснулся – голова болит, все болит… Какая там радость? Мнимая.Потом она проходит, остается какой-то нехороший осадок, а все равно хочется состояния блаженного, доброго, и человек опять стремится к этому, опять удовлетворяет эти страсти, но их никогда не удовлетворишь.

Я вспоминаю одного очень богатого бизнесмена, который делился со мной своими сокровенными мыслями. Он говорил: «Владыка, если бы Вы знали, какая радость у меня бывает на душе, когда я что-то доброе делаю людям! Я оказываю им милосердие, делаю какие-то добрые дела, и я не знаю, кто больше радуется: тот, кому я сделал доброе дело, или я сам». И он подчеркнул: «У меня бывает какая-то тихая радость. Я не пляшу, не скачу, не топаю ногами, у меня на душе такой покой, тихая, блаженная радость». И не он один мне так говорил. Я знаю таких людей, которые действительно ощущают радость от того, что они живут с Богом, от того, что делают людям доброе. По крайней мере они не делают злого и не желают ничего плохого и недоброго людям.

Поэтому радуемся мы не только в акафистном пении. Господь посещает Своих людей, которые живут по-христиански. Именно поэтому многие люди, вкусив однажды такую тихую благодатную радость от общения с Богом в молитве, в богослужении, совершении добрых дел, вновь и вновь стремятся к этой тихой, блаженной, настоящей духовной христианской радости.

– Вопрос телезрительницы из Москвы: «Кто может быть духовным отцом: только священник или мирянин тоже? И как определить, может ли человек быть духовным отцом, и понять, что именно его советы тебе будут во спасение?»

– О духовных отцах говорим не только мы в XXI веке, но говорили и в XX, XVIII – XIX веках. Я в этом случае вспоминаю святителя Игнатия Брянчанинова, который уже в свое время говорил, что время духовничества прошло и не стоит искать себе духовников. Сейчас, говорил он, время пользоваться советами святых старцев. Я делаю оговорку «святых», потому что сегодня у нас есть другая крайность. Когда мы говорим о советах старцев, то имеем в виду подвижников благочестия, которые уже прославлены в лике святых. Они оставили очень хорошее духовное наследие – это их труды или труды их ближайших учеников, которые записывали их высказывания. У нас есть очень хорошая книга «Добротолюбие», есть «Лествица» преподобного Иоанна Лествичника, у нас очень много наставительных книг – наследие святых отцов. Читая Евангелие и святоотеческое наследие, вы найдете абсолютно все ответы на свои вопросы.

Когда некоторые сегодня задают вопрос, как найти духовного отца, то, скорее всего, им нужны, как в народе говорят, бабки-гадалки: куда мне пойти учиться – туда или сюда? Вспоминаю, как будучи иеромонахом, совершал молебен с акафистом преподобному Сергию Радонежскому, и ко мне подошла одна особа и говорит: «Батюшка, загадай желание, чтобы оно исполнилось». Вот что сегодня люди хотят: своей головой не всегда хотят подумать. Вы изберите, что вы хотите, а потом говорите: «Батюшка, я хотел бы сделать вот это и это, так-то и так-то». Конечно, выбирать себе советника – это очень серьезное дело. И выбрать себе духовного отца очень сложно, и я бы даже не рекомендовал это делать. Если вы хотите найти человека, который был бы для вас авторитетом, надо посмотреть, как он служит, как молится, как общается с людьми. Подберите такого человека, которому вы не постеснялись бы сказать что-то сокровенное и попросить у него доброго совета. Если вы видите, что он действительно проявляет заботу о своих пасомых, можно посоветоваться.

Что касается того, может ли мирянин быть духовным отцом, история Церкви знает очень многих примеров. В частности, у нас в Минской епархии есть прославленная святая блаженная Валентина Минская: она мирянка, а люди к ней тянулись отовсюду. Вспомните блаженную Любушку Рязанскую: она даже не монахиня – простая верующая женщина, а какой святой жизни сподобилась достичь! Люди отовсюду к ней приходили и просили ее молитв и советов. Почему? Потому что видели, что это святой жизни человек.Поэтому если вы хотите иметь настоящего духовного отца, то надо иметь вот такого святого человека. Преподобный Серафим Саровский был священником, иеромонахом, но он же был святой жизни человек и к нему тянулись отовсюду. Или праведный Иоанн Кронштадтский… Вспомните любого нашего прославленного святого: они все были образцом для подражания, примером святости, чистоты, благочестия. К ним люди и тянулись. Были и такие светские люди, которых я уже назвал, и в Минске,и в Рязани, и в других городах России. Блаженная Матрона Московская, блаженная Матрона Анемнясевская – они были миряне, а люди к ним тянулись отовсюду.

Сегодня, по слову святителя Игнатия Брянчанинова, мы должны искать все-таки не духовного отца, потому что духовник в том древнем понимании был действительно духовник: что он повелел, то человек и делает. Сегодня такие духовники тоже появляются, но эти духовники в кавычках. Как говорил покойный патриарх Алексий II, они дают советы от ветра в голове: что первое ему придет в голову, то повеление он и дает. Это не духовник. Поэтому будьте внимательны и осторожны. Я бы не рекомендовал сейчас искать духовных отцов. Читайте Священное Писание, Евангелие, наследие святых отцов, и вы там найдете ответы абсолютно на все существующие и возникающие вопросы.

– Вопрос телезрительницы из Москвы: «Если у человека в достаточно преклонном возрасте наступает состояние сосудистой деменции, т.е. слабоумие в очень сильной стадии, как это можно рассматривать с православной точки зрения?»

– С одной стороны, один из сложных вопросов, а с другой стороны, очень простой. Мне тяжело бывает объяснить это человеку пожилому, а молодым людям, которые владеют компьютером, это объяснить легко. Есть такие понятия в компьютерных терминахкак «фрагментация» и «дефрагментация». Я помню, в старых компьютерахнам чуть ли не еженедельно рекомендовали производить дефрагментацию, т.е. включать специальную программу, которая дефрагментирует: собирает, делает целостной программу, потому что фрагментация раздробила программу на мелкие частички и мешает компьютеру правильно работать. Как только вы произведете дефрагментацию, соберете вместе все мелкие разбросанные детали, компьютер начинает работать хорошо: без сбоев и быстро. Сегодня компьютеры более совершенные и уже не требуют дефрагментации.

Обратите внимание, насколько это схоже с нашей человеческой жизнью. Фрагментация в компьютере – это все равно как если мы с вами совершаем грехи. Мы говорим: «Это мелкие грехи», но они же раздробляют нашу душу, разрывают наше внутреннее состояние на мелкие клочки, которые потом очень трудно собрать. Как и компьютер: стал плохо работать, произведешь дефрагментацию, соберешь всё вместе, устранишь все вирусы, дефекты, – и компьютер хорошо работает. Вот такую дефрагментацию мы должны совершать в таинстве Покаяния. У нас очень много грехов каждый день, мы их называем повседневными и на них даже не обращаем внимания, а нам надо делать такую дефрагментацию нашего человеческого организма – собирать все воедино.

Что такое исцеление? Человек получил исцеление, значит он стал цельным: собрал, дефрагментировал внутреннее состояние. Грех раздробляет, наносит рану человеческому организму – телу и душе. Грехи разрывают человека на мелкие-мелкие клочки, и он приходит в такое состояние, которое мы именуем расслаблением: он духовно и физически расслабляется. А надо быть цельным. Таинство Покаяния делает человека цельным, дефрагментируетего как такового: и душу, и тело, и сознание, все внутреннее состояние. Мы не говорим в Церкви, таинствах на компьютерных терминах, но происходит то же самое: мы должны стать цельными, должны исцелиться от всяких недугов, освободиться от грехов, всех этих вирусов, и происходит это в таинстве Покаяния.

Я хотел бы обратить внимание наших телезрителей на то, что у нас очень много примеров из жизни Церкви, из жизни святых. Мы стремимся найти старцев и с ними посоветоваться. А почему мы ищем старцев? По идее в старости должно происходить полное расслабление человека, однако же, мы ищем и идем к старцам. Почему? Да потому что они к старости не фрагментируются, а дефрагментируются, они становятся цельной натурой да еще с присутствием Божественной благодати. Именно поэтому мы стремимся к старцам. Посмотрите на Псково-печерских старцев (покойных и живых): отцу Адриану уже далеко за 90, а все к нему стремятся. Почему? Цельная натура, имеющая общение с Богом, и он даст такой совет, используя который в своей жизни, вы будете жить правильно и получите ответы на свои вопросы.

Обратите внимание на тех, кто сегодня находится в расслабленном состоянии. Как правило, это такие люди, которые никогда не прибегали к таинству Покаяния, никогда не ходили в храм и даже не понимают, что это такое. Они жили во грехах, и грех раздробил человеческое естество, человеческую личность. Вспомните, как Христос Спаситель исцелил расслабленного. Он подошел и спросил человека, который 38 лет пролежал возле Овчей купели расслабленным: «Не хочешь ли ты быть здоровым?» И потом, встретив его в храме, сказал ему: «Иди и больше не греши, чтобы не было с тобой чего-нибудь худшего».

Так что чрезвычайно важно прибегать к таинству Покаяния: нужно чаще дефрагментировать свой внутренний мир, собираться, быть цельным. И в таинстве Покаяния происходит это становление. Человек через таинство Покаяния, а потом еще через причащение Тела и Крови Христовых становится цельной натурой, – вот к чему мы стремимся. И старцы именовались таковым и не просто так.Как правило, совет опытных людей, совет духовников определял именование человека«старец».Это было определение опытных в духовной жизни людей. Они наделяли таким именем человека, который действительно достиг такой высоты духовной жизни, что уже стал старцем – богомудрым человеком,умудренным и жизненным опытом,и Божественным вдохновением, он стал цельной натурой. Вот к чему мы должны стремиться.

– Телезрительница из Подмосковья спрашивает, нужно ли брать благословение на всякое дело?

– Если мы на всякое дело будем брать благословение, мы замучаем духовных отцов. Поэтому обычно мы берем благословение: «Батюшка, благословите», и он нас благословляет «Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа».Но когда мы подходим брать благословение, мы же не берем его на плохое дело. Поэтому просто говорите: «Благословите»,а священник призывает благодать Святого Духа и говорит: «Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа», благословляя на всякое доброе дело.

– Вопрос телезрительницы из Саратова: «Сына крестили в 1958 году дома. Нужно ли перекрещивать?»

– Не надо перекрещивать. Крещение совершается однажды.

– Вопрос телезрительницы из Майкопа: «Ангел Хранитель дается при рождении или при крещении?»

– Этот вопрос сегодня дискуссионный. Православная Церковь учит о том, что у каждого человека есть Ангел Хранитель, а во время таинства Крещения дается еще и небесный покровитель, в честь кого нас нарекли родители.

– Вопрос телезрительницы из Татарстана: «Внучка приняла ислам. Можно ли за нее молиться?»

– Молиться можно, но если она приняла ислам, за человека другого вероисповедания официально в храме мы не молимся. Стоя в храме,вы можете молиться о ней своими словами: «Господи, помоги, вразуми, наставь на путь истинный».

– Вопрос телезрителя из Тюмени: «Как относиться к электронным чипам, которые нам пытаются навязать?»

– Не принимайте, если не хотите, это же дело добровольное. Но еще раз хочу сказать:даже враг рода человеческого, хотя и очень сильный, но Господь Всесильный. И если Вы думаете, что через какие-то чипы Вами будут управлять, то этого не получится. Если мы будем жить с Богом, общаться с Ним, то Господь не допустит, чтобы мы стали рабами каких-то автоматов.

Вопрос телезрительницы из Чувашии: «Отразится ли грех самоубийства на детях?»

– Мистически нет, но внешне, конечно, отражается, и не только на близких. Я думаю, всякий, кто узнаёт, что кто-то совершил такой тяжкий грех – самоубийство, равнодушным вряд ли остается: такой грех оставляет след в душе каждого человека. Я до сих пор помню о том, что узнал еще в детстве, что кто-то что-то совершил. Но каких-то последствий за это преступление близкие люди, конечно, не несут. А след, конечно, это оставляет, и, как и любая смерть, отражается на всех, кто узнаёт об этом.

 

Расшифровка:  Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​