Архипастырь. С митрополитом Константином

10 апреля 2016 г.

Аудио
Скачать .mp3
Беседа с митрополитом Петрозаводским и Карельским Константином.

– В разное время Вы возглавляли Новогрудскую епархию, были ректором Санкт-Петербургской духовной академии, позже возглавили Курганскую кафедру. Расскажите, пожалуйста, как Вас приняла карельская земля.

– Карельская земля меня встретила гостеприимно, было совершено и богослужение. Перед этим какой-то период временно исполняющим обязанности управляющего епархией был видный, маститый иерарх нашей Церкви митрополит Новгородский Лев. В течение практически двадцати пяти лет здесь служил и много потрудился митрополит Мануил (вот здесь, в этом епархиальном управлении, его портрет). Слава Богу, я обладаю уже приличным опытом, в этом году исполняется двадцать пять лет моей архиерейской хиротонии. Я с благодарностью Святейшему Патриарху принял это назначение, так же как и все назначения принимал только с благодарностью, в том числе и свое самое первое – шесть лет был ректором Минской духовной семинарии (начинал возрождать ее с нуля). В общей сложности я был ректором в течение восемнадцати лет: в Минской духовной семинарии и Санкт-Петербургской духовной академии.

И вот с таким багажом примерно двадцатипятилетнего служения в архиерейском сане я прибыл на эту богоспасаемую землю, которая полита потом, кровью святых подвижников, исповедников за Христа, прибыл, преисполненный большого чувства ответственности, потому что одна специфика – Южный Урал, Курган, Санкт-Петербург (духовная академия и семинария) и совсем другое – этот край, в котором уже свыше тысячи лет существует христианство, потому что край канонически входил в состав Новгородской митрополии. И самое главное, здесь дышит трагическая история XX века: Соловки, знаменитый СЛОН (Соловецкий лагерь особого назначения), массовые расстрелы. Эта земля обильно полита кровью новомучеников. Я знал историю и поэтому прибыл сюда с духовным трепетом: окажусь ли достойным того, чтобы служить на этой земле… Но зная о том, что все совершается по воле Божией, я с благодарностью принял и это назначение. По-видимому, мое чувство благодарности каким-то образом передавалось и моей пастве, потому что паства меня тоже восприняла с любовью, теплотой, открытостью, сердечностью.

– Карелия – очень интересный край с богатой историей, особенно историей становления православной веры. Расскажите нашим телезрителям о значимых вехах и событиях жизни Православной Церкви на карельской земле.

– В состав Карелии раньше входили и Соловки. Валаам – это целый собор святых. Германа Соловецкого представлять не надо. Конечно, звезда Карелии, звезда на небосводе святости – это преподобный Александр Свирский, величайший подвижник, он основал школу святости. В этом году – празднование 500-летия преставления преподобного Геннадия Важеозерского, это ученик преподобного Александра Свирского. Есть и мн ого других святых подвижников этого края.

Специфика заключается в том, что здесь не было больших городских обителей, как, например, в Екатеринбурге, Москве, Киеве. Здесь подвижники искали подвига, уходили и основывали обители в самых глухих местах, причем старались специально найти место более недоступное, чтобы люди их не тревожили, чтобы можно было спокойно посвятить себя духовным и физическим подвигам, аскезе, полностью сосредоточиться на богообщении. Потом уже их находили люди, и так основывались небольшие обители.

Монастыри на территории современной Карелии не играли такой большой оборонной функции, как другие монастыри, например Троице-Сергиева лавра. Я сейчас говорю преимущественно о Петрозаводской и Карельской епархии, то есть это юг Карелии, поэтому не упоминаю о Соловецкой обители, которая, конечно, выполняла все функции монастырей эпохи средневековья. В настоящее время в нашей епархии семь обителей (монастырей): шесть мужских, один – женский, из них нет ни одного городского. Все они, так же как и в древности, находятся в труднодоступных местах. С одной стороны, это хорошо, потому что есть место подвигу, с другой стороны – плохо, потому что все эти обители были закрыты, разрушены и восстанавливать их сейчас крайне тяжело. На насельниках и насельницах этих обителей лежит подвиг, часто просто непомерный труд, который превышает средние физические силы обычного человека.

– Вы уже немного коснулись того, что сейчас идет процесс восстановления зданий. Обычно когда приезжают в Карелию (если читать какие-то исторические воспоминания), то говорят, что в Карелии живут особые люди. Вы наверняка познакомились с местными жителями. Есть какие-то особенности служения именно здесь?

– Я думаю, что раньше, до 1917 года, этих особенностей, вне всякого сомнения, было больше, потому что тогда здесь было гораздо больше карелов, финнов. А в настоящее время в Карелии проживает примерно 7,5 процента карелов. Война 1939 года, предшествующие репрессии, а еще раньше гражданская война способствовали тому, что контингент населения очень сильно поменялся. И сейчас территориальная разница между традиционным населением, скажем, Карелии и традиционным населением Кургана не особенно большая. Мы не можем говорить о том, что было сто лет тому назад, до революции, я могу говорить о том, что есть сейчас. Конечно, на Южном Урале народ в значительной степени ссыльный. То же самое и здесь, сюда после войны приехали осваивать эти территории, помогать их восстановлению очень много украинцев, белорусов, жителей других республик. Поэтому произошло очень сильное смешение.

Тем не менее, несмотря на эти тяжелые демографические процессы, можно сказать, что здесь, как обычно на севере, народ более спокоен, более сдержан в своих эмоциях, но, с другой стороны, и более тяжелый на подъем во всех отношениях, в том числе и в плане восстановления храмов. Если, сравнивать например, с Южным Уралом, в Кургане мы находили отклик. В Екатеринбурге митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл и его предшественник владыка Викентий находили отклик у предпринимателей, которые помогали восстанавливать Ново-Тихвинский монастырь, который теперь сияет, Храм-на-Крови, целый патриарший квартал, прекрасное епархиальное управление. Я там в течение шести с половиной лет преподавал в Екатеринбургской духовной семинарии догматическое богословие.

Я с большой благодарностью вспоминаю и жителей Кургана, которые также откликались, помогали, и мы вместе строили епархиальное управление, храмы. Пользуясь возможностью, добрым словом хочу вспомнить депутата Государственной думы Александра Ильтякова, министра культуры Владимира Мединского, которые помогали отстраивать новый кафедральный собор, ровно год тому назад мы освятили Богоявленский кафедральный собор в Кургане.

Добрым словом хочу вспомнить и руководителя огромного предприятия «Корвет» А. Чернова, который помогал отстраивать старый кафедральный собор Александра Невского и новое епархиальное управление, предпринимателя Сергея Муратова, руководителя оборонного предприятия, который помогал восстанавливать знаменитую Чимеевскую обитель и впервые на территории своего завода построил храм в честь иконы Божией Матери «Порт-Артурская». Тогда отмечалось столетие русско-японской войны 1904–1905 гг., и в честь этих событий на территории оборонного предприятия «Курганприбор» был построен этот храм. Это первый и пока единственный храм в честь Порт-Артурской иконы Божией Матери на территории всей России; я его освящал.

Здесь таких предпринимателей, которые откликнулись бы и помогали отстраивать святые места, порушенные святыни, пока что нет. Но я думаю, это связано не с черствостью местных предпринимателей, а с периодом экономического кризиса. Поэтому я верю в лучшие качества жителей Карелии, в том числе и из предпринимательской среды.

– Владыка, расскажите, какая деятельность проводится епархией в рамках работы с молодежью, а также в плане социального служения.

– Постоянно действуют очень хорошие курсы, на которых преподают мои ближайшие помощники. Система здесь отлажена, хорошо работает, но тем не менее есть и проблемы. Главная проблема в том, что невысокий процент выбора модуля «Основы православной культуры». Мы работаем в этом направлении. Я застал также невысокий выбор этого модуля в Кургане, и мы его повысили до очень хорошего уровня… Есть проблемы, которые связаны с позицией некоторых директоров средних школ, но это, как вы знаете, общероссийская проблема.

Хорошо работает миссионерский отдел, и мы находим отклики. Проблема заключается вот в чем. Как правило, молодежные отделы успешно работают в крупных населенных пунктах, а территория Карелии – это совсем не Урал. Здесь огромное пространство и очень низкая плотность населения, особенно в центральных частях Карелии и в Северной Карелии. Например, в нашей епархии зарегистрировано 64 прихода и 137 часовен. Сразу же бросается в глаза диспропорция. Что такое часовня? Это небольшое помещение, где нет престола. Карелия традиционно была хуторской, поэтому здесь очень маленькие, незначительные населенные пункты.

Сейчас демографический кризис. За 2015 год, согласно официальным данным, Карелию покинуло десять тысяч жителей. Поэтому, естественно, работать и организовывать какие-то молодежные центры в совершенно небольших населенных пунктах, где остались только престарелые жители, совершенно невозможно. А крупных населенных пунктов не особо много. Тем не менее мы не сидим сложа руки. Я думаю, что проблему и демографического кризиса, и утечки людей надо решать общими усилиями: в этом должны участвовать социальные службы Республики, г о рода, Церковь. Думаю, что партия «Единая Россия», другие партии тоже должны уделять этому большое внимание. То есть эту проблему надо решать сообща. Перекладывать демографическую проблему на плечи только одной Церкви нельзя.

– В 1974 году Вы окончили лечебный факультет Винницкого университета и работали участковым врачом.

– Да. Это было очень хорошее учебное заведение. Оно не славилось высоким уровнем научной работы (он был ниже, чем в Москве, Киеве или Санкт-Петербурге, тогда Ленинграде), но что касается именно учебного процесса, думаю, это было одно из лучших учебных заведений Советского Союза. Учебный процесс был поставлен невероятно строго, нам приходилось каждое пропущенное занятие, каждую лекцию отрабатывать, готовить рефераты. Я бы даже сказал, учебный процесс был очень жесткий, а не строгий. Это мне пригодилось и в моей преподавательской жизни как профессору догматического богословия, а также привило чувство обязательности.

Я был не только участковым врачом (как раз им я был меньше всего), главным образом я трудился врачом скорой помощи, чаще всего это было дежурство в бригаде интенсивной терапии. Мы выезжали на самые тяжелые случаи: автомобильная катастрофа, пожар, поножовщина в ресторане, аварии, где было очень много летальных исходов. Приходилось бывать именно на тяжелых вызовах: инфаркты, инсульты. Все отлично понимают, что такое бригада интенсивной терапии. Это мне тоже помогает, в том числе в пастырской работе. Когда видел страдания человека, когда много людей умирало у тебя на руках, тогда особо учишься ценить человеческую жизнь и страдания человека. Будучи студентом и преподавателем Московской духовной академии, я не бросал медицинскую практику и продолжал заниматься ею в Московской духовной академии и семинарии. Хотя сейчас у меня нет времени непосредственно заниматься врачебной деятельностью, но опыт помог и помогает; это ценно, это впиталось на всю оставшуюся жизнь.

– Владыка, телеканалу «Союз» исполнилось одиннадцать лет. Если можно, поздравьте, пожалуйста, работников телеканала и телезрителей.

– Я имел честь поздравлять вашу студию с десятилетием: это было в Екатеринбурге. Я помню это чудное мгновенье, когда я вручил директору канала «Союз» медаль преподобного Далмата Исетского I степени, выразил слова благодарности первому основателю этого канала отцу игумену Димитрию (Байбакову) и владыке Викентию и сказал, что, несмотря на то что одиннадцать лет тому назад Екатеринбург по своему рейтингу и по своим возможностям уступал Москве, Санкт-Петербургу, тем не менее сердце Урала оказалось более созвучным пульсу нашей эпохи, нашего времени, может быть, благодаря и молитвам исповедника государя-императора Николая II, всей царской семьи. Потому что Екатеринбург – это голгофа. Голгофа – это место страдания, но и воскресение невозможно без голгофы. И вот именно голос канала «Союз», который зазвучал одиннадцать лет тому назад именно из Екатеринбурга, был голосом воскресения нашей Церкви. Я сердечно благодарю всех вас, сотрудников канала, за то, что вы оказываетесь достойными быть голо сом воскресения нашей Русской Православной Церкви.

– Спасибо большое, владыка, за такую интересную и живую беседу. От имени аудитории телеканала «Союз» я желаю Вам помощи Божией в Вашем архипастырском труде, здоровья и долгих лет жизни.

– Спаси вас Господи, дорогие!

 

Ведущая: журналист Надежда Калинина
Расшифровка: Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы