Вторая половина. Матушка Анна Занозина

30 июня 2020 г.

 Быть свободным – что это значит? Свободным от чего, от кого? Если мы живем среди людей, если так или иначе являемся частичкой этого большого и сложного мира, возможно ли в принципе обрести внутреннюю свободу? Возможно, эти вопросы слишком сложные и задавать их надо ученым, философам – нам самим на них не ответить? Честно говоря, я тоже так думала до встречи с семьей, с которой сегодня хочу познакомить и вас.

Сегодня не мы в гости, а к нам – гости: иерей Алексей Занозин, настоятель храма в честь иконы Божией Матери «Неопалимая Купина» в городе Лесном Нижнетагильской епархии и его жена – матушка Анна. Приехали посетить Екатеринбургскую митрополию, помолиться в Иоанно-Предтеченском соборе и встретиться с нами. День выдался на редкость солнечным и благодатным, на наш взгляд. У матушки Анны свое отношение к каждому дню.

Матушка Анна:

– Какой бы хороший день ни был до этого, завтрашний будет всегда лучше. Завтра, послезавтра, через десять лет, через двадцать – будет только лучше.

Такое отношение, прямо скажем, с трудом вписывается в логику земной жизни, в которой каждый год – это новые морщинки, проблемы, переживания.

Матушка Анна:

– Зачем думать о том, чего ты боишься?

Хороший вопрос, но ведь думать о плохом проще. Особенно о том, что мы не хотим изменить, но переложить за это ответственность на кого-то другого – запросто. Это состояние жертвы – духовный и душевный тупик, и он наверняка знаком многим из нас. И Ане тоже, но она всегда чувствовала, а теперь знает наверняка, что выход из него есть.

Матушка Анна:

– В тридцать три года у каждого человека на самом деле происходит перелом в жизни. Это не случайная дата. Потом жизнь развивается совсем по-другому. Это прошло, и ты, может, уже понял, как жить.

Она родилась в Лесном – закрытом городе, где большинство жителей (и ее родители тоже) работали на градообразующем предприятии: комбинате «Электрохимприбор». Аня росла и взрослела под крылом старшего брата и любящих родителей, училась в школе, занималась музыкой.

Матушка Анна:

– Меня приучали к самостоятельности. В двенадцать лет я могла набрать бидон черники, продать его и купить себе капроновые колготки к первому сентября.

Признается – идеальной не была. Пик переходного возраста пришелся на начало 90-х, когда с грохотом пал советский железный занавес. До свободы было еще далеко, до вседозволенности – рукой подать.

Матушка Анна:

– Страну постигло в то время, как и молодых людей, подростков, ужасающее, я считаю. Вся грязь (фильм «Красотка» – назовем это грязью) хлынула потоком. Естественно, это повлияло на нас.

Лесной – маленький город с одной площадью, где периодически устраивали культурные мероприятия. Во время одного из них Анна и увидела Алексея.

Матушка Анна:

– Я к нему подошла, заиграла музыка, в этот момент был фейерверк – и всё...

Иерей Алексий:

– Она подходит ко мне, я смотрю на нее (до сих пор помню этот момент) – и, кроме нее, больше никого не вижу. Вся остальная толпа как будто расплылась.

Матушка Анна:

– Потом он мне признавался, что именно в этот вечер зашел в храм перед праздником и попросил Богородицу, чтобы Она послала ему человека для жизни.

Алексей не просто так зашел в храм. Причем он окончил Московский физико-инженерный институт и получил светскую профессию, но уже два года нес в церкви послушание на клиросе. А начал свою дорогу к Богу – еще раньше.

Иерей Алексий:

– Я был крещен в третьем классе. Крестный – грузин. Крестился я в Верхотурском монастыре в 1989 году. После этого (нахожу свои рисунки) я рисовал купола, мне это было очень близко, мне этого хотелось.

Его сердце горело, он мечтал о служении и уже до встречи с Аней точно знал, какая спутница должна идти с ним по жизни.

Иерей Алексий:

– Я видел многое, что мне хотелось в ней изменить. В себе меня все абсолютно устраивало. Я был такой, как надо: хороший парень.

Аня любила и хотела быть рядом с ним. Вместе – на курсы по его любимой живописи, рука об руку в паломнические поездки. По его просьбе пришла в храм, приняла крещение. Впрочем, просьба Алексея была созвучна ее собственному стремлению к чистоте, желанию понять нравственные законы, которыми держится мир.

Матушка Анна:

– Евангельский закон «да любите друг друга» – это же золотое правило нравственности: относиться к другому так, как бы ты хотел, чтобы относились к тебе. Мне хотелось быть к этому причастной.

Во время одной из первых служб Анна испытала что-то, близкое к потрясению. Слово священника, благодать молитвы, золото горнего мира, льющееся со святых икон, – да, она хотела быть к этому причастной. Алексей читал на клиросе, Аня начала там петь. Вскоре стала открывать для себя иные стороны пребывания в церковном пространстве.

Матушка Анна:

– Храм – это место благостное…

Они оба трудились в миру. Аня занималась малым бизнесом, Алексей был рядом, а еще преподавал в воскресной школе. «Это было золотое время», – говорит Анна. Они воспитывали сына Диму, вместе ходили в церковь, вместе прошли обучение в учительской семинарии, но когда муж поставил жену перед фактом, что поступает в духовную семинарию с намерением рукополагаться, Анна испытала шок, восстала против его вступления в сан, сказала об этом их духовному отцу, к которому ездили за советом.

Матушка Анна:

– Он мне сказал: «Ваше сердце подсказывает правильно». И спросил его: «А почему? Может быть, вы уйдете в преподавание?»  Потому что это его дар, но он решил по-своему.

Душа Анны, открывшаяся Христу, протестовала против только внешних проявлений веры, в которых есть правила, но нет любви.

Отец Алексий:

– Когда ты в первую очередь радеешь о внешнем: как выглядишь, что исполняешь, сколько раз помолился, попостился… Но Господь нас не за это спросит, а за то, какие изменения в нашем сердце произошли в результате поста и молитвы. Я очень себя любил, больше всех.

Испытания начались практически сразу после рукоположения. Их общая дорога, которой они шли по жизни уже несколько лет, резко разделилась на две параллельные.

Иерей Алексий:

– Если у человека рана нарывает – на нее нельзя наклеивать пластырь, она просто загниет. Нарыв надо вскрыть, причем хирургическим вмешательством – по-другому просто никак. Духовные силы, которые в таинстве Священства начали действовать, особенным образом вскрыли этот нарыв.

Матушка Анна:

– Невыносимо жить с человеком, который просто тебя не видит, ему это неинтересно. Он может тебя выслушать, но ты понимаешь, что он как за стеной.

Отец Алексий сейчас признается: «Да, случалось, давил на нее, требуя принять некую общепринятую модель поведения для жены священника». Анна не понимала: почему надо ломать свою природу, разве это может затмить ее веру, любовь к Христу?

Матушка Анна:

– Я боялась, что это будет консервация полная – для меня это неприемлемо. Я боролась именно с консерватизмом. Когда меня видят, никто не верит, что мой муж священник. Я не должна так выглядеть. Неизвестно, как я должна выглядеть, но не так; мне это странно всегда.

Такое чувство, что молния ударила в дерево и расколола его на две части. Раскол углублялся не по внешним – по внутренним причинам.

Иерей Алексий:

– Мы себя считаем очень часто лучше, чем есть на самом деле. Если люди женаты много лет, они знают уже друг про друга все. Тут уже нет никакого лицемерия, все маски спадают.

Матушка Анна:

– Человек занимался только собой, он вообще не слушал: ни тебя, ни что ты хочешь, его не интересовало это.

Семья оказалась на грани развода. Казалось, ушла любовь, понимание, желание быть вместе. Но это только казалось. Господь вразумил Своих детей, попавших в сети гордыни,  – вразумил устами владыки Иннокентия, в то время правящего архиерея Нижнетагильской епархии.

Иерей Алексий:

– Это просто был отеческий разговор: отца и детей. Детей, которые стали несчастными не из-за того, что им что-то не дали, а из-за того, что они как-то не так распорядились тем, что получили.

Матушка Анна:

– Во-первых, он меня простил. Он сказал то, что я должна была услышать. Он знал, о чем говорил.

После этого разговора не сразу, с большим трудом, но все-таки ледяные пласты в отношениях сдвинулись и начали таять.

Иерей Алексий:

– Господь должен так дать по голове, чтобы все начать абсолютно сначала, – все было не так. Это не просто покаяние на словах, это метанойя – изменение ума; это должно произойти. На фундаменте венчания строить уже другой дом, из камня, настоящий, а может быть, и фундамент придется менять в некоторых местах.

Матушка Анна:

– Это осознание. Секунда – и ты просто это понимаешь. Я приняла то, что Бог дал изначально человеку: его свободу выбора. Он не может без этого, но он не препятствует мне жить по-своему, перестал давить на меня.

Иерей Алексий:

– Я хочу сказать, что это все того стоило. Действительно, игра стоит свеч, когда ты понимаешь, какой приз тебе в этой войне достанется.

Они оба приложили огромные усилия, чтобы даже не спасти свою любовь, а вновь обрести ее. И получили за этот труд самую дорогую Божью награду – второго ребенка, дочь Настю.

Иерей Алексий:

– Каждый мужчина по своей природе – воин, не важно, священник он или мирянин – это не имеет никакого значения. Если мужчина не хочет принимать решения и отвечать за них – обязательно проиграет. Если он не будет бороться за свою любовь – тоже проиграет эту войну.

Матушка Анна:

– Когда проходит борьба и ты уже полностью осознаешь всю полноту и радость жизни, слова «Я тебя люблю» – совсем другие. «Я люблю тебя» – значит, я тебя принимаю таким, какой ты есть.

Жизнь в Лесновском приходе, настоятелем которого является отец Алексий, бьет ключом. Батюшка – инициатор различных акций, мероприятий, которые объединяют прихожан в радости служения и любви друг к другу. Матушка Анна – казначей на приходе, но основная сфера ее деятельности – массаж. Многие говорят, что у нее волшебные руки, ведь через них она передает то бесценное, что с таким трудом обрела сама: гармонию, любовь и счастье.

Матушка Анна:

– Мое личное мнение: если женщины будут счастливы (каждая женщина) – у нас в мире не будет никаких войн. Я за счастье женщины, за ее осознание того, что она родилась женщиной, чтобы она радовалась, что родилась женщиной.

Сын Дима – атаман казачьего класса, занимается музыкой, планирует поступать в авиационный институт. Ему пятнадцать. Насте – четыре года, и у нее просыпаются мамины музыкальные таланты. В свободное время Анна взахлеб читает Достоевского, Чехова, Куприна, вместе с мужем – на концерт группы «Скорпионс» или, к примеру, в плавание на каноэ (его подарок). Оба любят простор и все, из чего соткана радость жизни. Им хорошо вместе. И наполненность проповеди отца Алексия тоже стала другой.

Иерей Алексий:

– Сейчас я и прихожанам многим, молодым людям, семейным, которые ко мне приходят, говорю одну вещь: «Если вы хотите быть по-настоящему счастливыми, я вам открою страшную тайну: вы станете счастливы только тогда, когда станет счастлив ваш любимый человек; тот, кто рядом с вами».

Пройдя тяжелейший кризис, который снял стружку фарисейства и гордыни, они стали свободными. Но что это значит – быть свободным?

Матушка Анна:

– Свобода – это радость. Любовь – это радость. Человек должен жить и радоваться, а для этого ему нужно две вещи: просто жить и просто радоваться.

Мы скоро с вами увидимся и продолжим знакомство с семьями священников и их вторыми половинами. До встречи. Мир вашему дому.         

   Автор и ведущая Елена Саенко

Записала Людмила Кедысь

Показать еще

Время эфира программы

  • Пятница, 14 августа: 23:30
  • Воскресенье, 16 августа: 15:00
  • Вторник, 18 августа: 09:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​