Вторая половина. Матушка Надежда Овсянникова

16 апреля 2024 г.

Если бы мы знали, как преображает нашу жизнь благодарность Господу за все, благодарили бы непрерывно. Ведь искренне сказать: «Слава Богу за все», – значит преодолеть собственную ограниченность, научиться воспринимать все события жизни под другим углом зрения – духовным. Не Богу нужна наша благодарность, а нам самим, потому что, искренне, от души благодаря Господа за все, мы тем самым производим очень важные изменения в самих себе.

Храм в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в городе Лангепасе Ханты-Мансийского автономного округа. Именно в этом храме много лет назад началось служение Богу и людям его нынешнего настоятеля иерея Евгения Чебыкина. Потом были другие приходы, в других местах – и снова Лангепас. К огромной радости жены отца Евгения, матушки Надежды.

Матушка Надежда:

– Душевное спокойствие, когда находишься в храме, дома. Нет какой-то тревоги, суеты, что ты не так что-то сделаешь.

Именно с этим храмом у отца Евгения связаны воспоминания о любимой бабушке, которая и привела маленького внука в Церковь.

Иерей Евгений:

– Тот священник, которому она принесла свою первую исповедь, впоследствии стал настоятелем этого храма в Лангепасе. Он строил этот храм. Теперь ее внук здесь является настоятелем.

Отец Евгений – коренной северянин. Он родом из Нефтеюганска. Матушка Надежда – южанка, ее родной город – Армянск в Крыму. Папа служил в полиции, мама работала воспитателем детского сада. Они подарили ей с братом счастливое детство, наполненное морем, солнцем, приключениями.

Матушка Надежда:

– На самую верхушку тополя залезешь – ветрище. Обнимешь его, и тебя качает. Сейчас вспоминаю – сумасшедшая была.

Любительница острых ощущений, Надежда показывала свой характер с детства. Побегать, попрыгать, подраться с мальчишками – это о ней.

Матушка Надежда:

– Я росла в 90-е годы. Своего рода голод был. Папа полицейский, неспокойное было время. Родители всегда старались уделять нам внимание. Мы всегда проводили время с родителями. Любые праздники, невзгоды, счастье, несчастье – мы всегда были с родителями, всегда вместе.

Родители не наказывали, а объясняли, как надо поступать и почему. Слова отца не обсуждались, и мама говорила: «Папа всегда прав».

Матушка Надежда:

– Мне было лет пять, мы с папой поехали в цирк в город Симферополь. По пути в цирк мы зашли в храм. У меня сохранились впечатления, что горело очень много свечей, разносился аромат ладана, шла служба, я стояла как завороженная. Когда мы приехали из города, меня родители спрашивают: «Где ты была?» Я говорю: «Я была в церкви». «Тебя же в цирк возили». «Я была в церкви». Бабушка сказала, что по дороге мы зашли в храм. По сей день я помню церковь, не помню цирк.

Надежда росла, училась в музыкальной школе, занималась вокалом. Как-то преподавательница позвонила родителям: «Можно нам Надя в храме на клиросе поможет? Не хватает голосов».

Матушка Надежда:

– После службы я мыла там полы. Мне было так хорошо... Я всегда про себя думала: «Господи, как мне здесь хорошо! Можно я когда-нибудь здесь останусь?» Регент церковного хора советовал ей после окончания школы ехать в Тобольск, в регентскую школу. Предложение казалось очень заманчивым, но было одно «но».

Матушка Надежда:

– Я говорю: «Да Вы что?! Меня папа не отпустит… Тем более я такая бандитка, хулиганка... Какая из меня монахиня?» Пришла домой, папа говорит: «Ты едешь в Тобольск». «Хорошо, папа, не обсуждается; как скажешь». Я доехала сначала до Москвы, с двумя огромными сумками стою и плачу на перроне: куда мне дальше идти? Восемнадцать лет… И только одно твержу: «Господи, помоги».

Добрые люди помогли. В столице подсказали, куда идти, сумки донесли, в Тобольске подвезли прямо до семинарии.

Матушка Надежда:

– Я понимала, что у меня одна дорога – вперед, потому что у родителей денег нет, они мне наскребли на билет в одну сторону. Мне же надо поступить. К владыке Димитрию на собеседование пошла, он говорит: «Дите, как тебя сюда занесло?» «Вот, владыка, как-то занесло, у меня нет пути назад». «Ладно, иди с Богом». Так и осталась.

Папа был спокоен – учебное заведение закрытое, дочь под присмотром. Впрочем, были и те, кто оказался под присмотром у дочери.

Матушка Надежда:

– Там есть определенный режим и правила. Когда кто-то начинает его нарушать – я этого не люблю; раз папа полицейский, я привыкла к режиму. Я всегда говорила: «Девочки, есть режим, есть правила – придерживайтесь, пожалуйста! Только так». Все с пониманием к этому относились.

«Ты же южанка, – говорили ей, – болеть начнешь в нашем климате». Но Надежда и к климату привыкла, и учеба давалась ей легко, только когда наступал февраль, она с грустью вспоминала, что на ее родине в это время уже персики цветут.

Матушка Надежда:

– Я планировала вернуться и поступить в школу полиции. Я вообще-то готовилась поступать, хотела пойти по стопам папы – мне все это нравилось: дисциплина, форма. Я очень люблю мужчин в форме, поэтому когда увидела семинаристов в кителях – обомлела.

Евгений Чебыкин еще в подростковом возрасте понял, что Церковь – именно то место, где ему хорошо, где он может быть полезен. Понял, когда решил сходить в храм на Успенскую службу – один, без бабушки.

Иерей Евгений:

– Я чувствовал себя как птенец, который находится в яйце. Очень интересное ощущение. Я понимал, что тот мир, где я сейчас нахожусь, для меня слишком узок и не приносит тех эмоций, впечатлений, которых я жду от жизни. Именно в этот момент я почувствовал, что скорлупа начала осыпаться, я появился на свет, посмотрел и сказал: «Господи, как же хорошо, как прекрасно! Здесь я хочу жить. Мне тесно в скорлупе, я хочу вылупиться, расти, развиваться, потом обрести крылья и полететь».

До поступления в семинарию молодой человек три года был в храме и научился многому. Так что в Тобольск приехал с намерением перевернуть мир, но именно там, признается, крылышки ему подрезали.

Иерей Евгений:

– Я испытывал и кризис, в том числе кризис веры; слава Богу, небольшой – все было промыслительно. И переоценку многих ценностей провел – было грустно.

Была болезненная переоценка дружбы, своего места здесь и сейчас, формирования новых взглядов благодаря погружению в изучение литургики, ее смысла, предназначения, потом было увлечение библеистикой.

Иерей Евгений:

– Я понял, сколько всего не знаю, что сама литургия, Священное Писание способны напитать тебя таким образом, что ты всегда будешь духовно сыт. А кризис веры случился из-за того, что я был голоден духовно.

Надежда заметила этого молодого человека еще в смешанном хоре, где он вел басовую партию. Как помощник регента девушка иногда руководила хором. На репетициях много шутили, смеялись, ведь Надежда за словом в карман не лезла.

Матушка Надежда:

– Потом он начал приходить с друзьями в гости, пить чай в регентской. Там я его разглядела, и в один прекрасный день, 16 февраля, он пришел; я делала уроки в классе. Он говорит: «Пойдем гулять». Я говорю: «Женишься на мне, тогда пойду с тобой гулять». Он ушел. На следующий день пришел, говорит: «Я согласен, пошли гулять».

Иерей Евгений:

– За две недели до этого я попросил святителя Николая: «Надо определяться. Монахом я быть не хочу». Через неделю обстоятельства так сложились…

Матушка Надежда:

– Была дождливая погода, батюшка говорит: «Пойдем погуляем». Я говорю: «У меня последние тапки порвались». Мы пошли в дождь по магазинам, он мне купил туфли. До сих пор у меня эти туфли лежат, не хочется их выкидывать. Я их, наверно, долго буду с собой перевозить.

Она мечтала о свадьбе летом, чтобы было тепло и цвели ромашки, но их благословили венчаться в мороз под пятьдесят градусов.

Матушка Надежда:

– Мне было радостно. Было очень солнечно и морозно, но я этот мороз вообще не почувствовала – я бежала на венчание. Было здорово – весело, спокойно. Интересно было начинать семейную жизнь – я с характером, батюшка у меня вроде бы с юмором, но тоже знает свое слово: не обсуждается – и все. Меня мама научила, что муж всегда прав, мол, свое эго направь в сторону мужа, всегда будь ему защитницей, прикрывай тылы. Я сказала: «Хорошо».

Диаконская хиротония отца Евгения состоялась 11 марта 2007 года, а через месяц в семье родилась первая дочь – София. С образованием Ханты-Мансийской епархии семья переехала на родину мужа. Через четыре года владыка Павел, митрополит Ханты-Мансийский и Сургутский, рукоположил отца Евгения в иереи. С первым местом служения, городом Лангепасом, матушка Надежда расставалась трудно, но потом сделала для себя вывод.

Матушка Надежда:

– Как я всегда говорю: «Хорошо там, где есть я и моя семья, а не там, где меня нет».

После Софии в семье родились Валерия и Глеб, а потом у многодетной мамы начались проблемы со здоровьем.

Матушка Надежда:

– Врачи говорили: «Родили троих – все, успокойтесь, не судьба больше». Я говорю: «Ладно». Пока жили в Нягани, в Сортыме, все равно я всегда тянулась в город Лангепас. Мне очень понравилось здесь с первого раза – храм Богородицы. Я всегда в душе думала, что если мы вернемся, Богородица не оставит, я еще забеременею.

Так и случилось. В мае 2019 года Чебыкиных возвращают в Лангепас, а осенью матушка узнает, что ждет ребенка, причем не простого, а «солнечного». Правда, УЗИ этого не показало.

Матушка Надежда:

– В родильном зале доктор держит ребенка. Обычно маме сразу дают, а тут не дают. Я говорю: «Почему вы не даете ребенка?» – «Не знаю, как Вам сказать; у Вас родился особенный». – «Ну и слава Богу! Отдайте мне мое дитя». Доктор удивилась, изумилась, каждые полчаса заглядывали ко мне в палату. А я его целую – оторваться от него не могла. Конечно, я переживала, сказала мужу – он сразу прочитал, что нас ждет, позвонил и сказал: «Все хорошо, все замечательно». Как я всегда говорю: обычные дети рождаются в обычных семьях, а солнечные – только в счастливых.

Климушка – любимец всей семьи. А в поле любви, как известно, происходят чудеса. Малыш посещает детский сад, начинает говорить и очень любит Бога и всех людей. А через три года в семье появилась на свет малышка Виринея – здоровая девочка – Божий подарок за любовь. Матушка Надежда и дети – радость и поддержка неутомимого отца Евгения, который постоянно учится. После семинарии – Тобольская педакадемия; бакалавр лингвистики.

Иерей Евгений:

– Потом была Санкт-Петербургская академия – заочная магистратура. Сейчас продолжаю обучение по переводоведению. Образование – это мой стиль жизни, то, без чего мне становится скучно, без чего я не могу. Священное Писание пригождается. Если при этом ты можешь не просто посмотреть синодальный текст, а сравнить несколько переводов, в том числе англоязычных, либо обратиться к оригинальному тексту, то это дает более глубокое представление о том, что пишется в Библии. И это отражается на проповедях.

Матушка Надежда:

– У меня такой муж – он всегда все переведет на юмор. Я разозлюсь – он отшутится, я быстро остываю и говорю: «Да, понимаю». Бывает совсем затянувшаяся ссора – день, полдня. Муж подходит и говорит: «Я готов принять твои извинения». Я говорю: «Я извиняюсь».

Иерей Евгений:

– На приходе может происходить что угодно. Где-то в других учреждениях может произойти что угодно, в Интернете может бурлить все... Пришел домой, закрыл дверь и понимаешь, что ты в тылу.

Матушка Надежда:

– Вера познается в поступках. Я всегда стараюсь говорить: «Слава Богу за все. Господь нас не оставит». Что бы ни было в жизни – Господь никогда не оставляет.

Мы скоро с вами увидимся и продолжим знакомство с семьями священников и их вторыми половинами. До встречи. Мир вашему дому.

Автор и ведущая Елена Саенко

Записала Людмила Кедысь

Показать еще

Время эфира программы

  • Пятница, 31 мая: 13:15
  • Пятница, 31 мая: 23:30
  • Воскресенье, 02 июня: 15:00

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать