Вторая половина. Матушка Светлана Тарасова

28 июня 2022 г.

Самое, пожалуй, сложное в жизни – подобрать ключ к человеческой душе, такой глубокой, такой таинственной... Чем она живет? Что ее питает? Что она готова принять, чем поделиться? Ответы на эти вопросы знает только Господь Бог, и только в Его власти подобрать ключ к душе, чтобы впустить туда свет и любовь.

Для кого-то город Нягань Ханты-Мансийского автономного округа – Крайний Север. Зимы – долгие, суровые, лето – короткое и капризное. Но для нашей героини, матушки Светланы Тарасовой, этот край во всех смыслах теплый.

Матушка Светлана:

– Я сама из Салехарда, Ямал.

– Холодно там?

Матушка Светлана:

– Холодно. Нас отправили туда, в Салехард. Когда отец Сергий пришел в Тобольске и сказал, что нас отправили в Салехард, я говорю: «Только не туда, там холодно».

В Салехарде прошло детство Светланы. Одним из самых ярких событий был приход в храм. Он располагался в приспособленном помещении и внимания школьницы особо не привлекал, пока туда не пришла старшая сестра Наташа. Это была удивительная история. Как-то сестра с ребятами из театральной студии, в которой занималась, гуляла по городу, а по пути они встретили местного священника.

Матушка Светлана:

– Он попросил: «Молодые люди, сейчас будет дождь. Помогите, пожалуйста, доски надо срочно перенести в другое место». Они стали ему помогать, и – слово за слово – батюшка стал их приглашать помогать. В итоге промыслительно ребята из театральной группы стали потом все кто матушками, кто иконописцами.

Настоятелем прихода в Салехарде в то время был архимандрит Зосима (Горшунов), впоследствии духовник Тобольской духовной семинарии. Его слово тогда сыграло определяющую роль не в одной судьбе. Сестра Наташа стала прихожанкой и духовной дочерью отца Зосимы и младшую сестру старалась привлечь к этому.

Матушка Светлана:

– Она уже была более воцерковленной, а мне в то время хотелось ходить на дискотеки. Отец у нас был строгим, он этого не разрешал. Я тайком переодевалась и бежала на дискотеку.

Но сестре не отказывала, когда та просила ее помочь в храме. Светлане даже понравилось там.

Матушка Светлана:

– У меня была мечта почистить подсвечник. А мне говорят: «Ты еще некрещеная, поэтому тебе нельзя». Я так ждала, когда отец Зосима меня покрестит – и я наконец-то буду тоже чистить подсвечники.

Еле дождалась батюшку. Он приезжал в Салехард раз в месяц, окормлял другие приходы. Но после его приезда шестнадцатилетняя Светлана на полном основании подошла с лопаткой к подсвечникам. Теперь у нее был крестильный крестик. Отец Зосима окружил юную поросль прихожан отеческой заботой. Теперь девочка стремилась не на дискотеку, а сюда, в храм, к батюшке.

Матушка Светлана:

– Папа стал запрещать, когда узнал, что мы ходим в храм, сказал: «Одна ушла, теперь тебя потеряем». Он не стал настаивать, чтобы сестра не ходила в храм, а мне запретили, поэтому мне приходилось обманывать родителей, что я иду в библиотеку, а сама шла в храм.

Однажды властный отец узнал об обмане младшей дочери и в ярости устремился в храм, по-своему объяснить священнику, что привлекать молодежь туда нельзя.

Матушка Светлана:

– Когда он увидел отца Зосиму, посмотрел на него (худенький, маленький) и говорит: «Света, иди сюда». Я подошла, он извинился и стал потом мне разрешать ходить в храм. Я в то время не спросила, что произошло с ним. У него была ярость, он бежал, хотел что-то сделать, а тут увидел отца Зосиму и почему-то передумал...

Папы уже нет в этой жизни, но отошел он к Господу крещеным. После его ухода мама, тоже принявшая крещение, ушла в Верхотурский Свято-Покровский женский монастырь. После школы Светлана поступила в зооветеринарный техникум и все больше входила в церковную жизнь. Но однажды отец Зосима объявил о своем длительном отъезде в Тобольскую духовную семинарию преподавать. После службы прихожане окружили любимого батюшку, спрашивали совета и благословения.

Матушка Светлана:

– Чищу подсвечник, сама немножко расстроенная, тут отец Зосима подходит ко мне и говорит: «А ты что решила?» Это было чудо для меня. Я говорю: «Батюшка, я не знаю. У меня или колледж, или сестра звала в Тобольскую духовную семинарию на регентское отделение». Он говорит: «Я тебя благословляю, приезжай в Тобольск».

Так, с благословения отца Зосимы, началась ее новая жизнь. Было это в августе 1994 года. Она ехала в Тобольск просто увидеть этот святой город. Увидела, окунулась в его молитвенную атмосферу, встретила много единомышленников. В конце концов встал выбор – в зооветеринарный техникум или оставаться здесь и поступать в регентскую школу. Конечно, выбрала Тобольск.

Матушка Светлана:

– Когда только приходишь к Богу, Господь дает столько благодати... У меня сейчас нет времени, чтобы столько читать жития святых, но то время было полностью благодатное, потому что служил, наверно, каждую секунду и минуту Богу. Ты хотел служить Богу молитвой, чтением, полностью посвящал день служению Богу.

Каждое утро – молебен святому Иоанну Тобольскому. Потом послушания, подготовка к поступлению, а Бог тем временем вел ее навстречу женскому счастью. Абитуриент Сергей, которого она часто встречала утром на молебне, приехал поступать в Тобольскую духовную семинарию из Чебоксар.

Протоиерей Сергий:

– Наверно, в классе пятом или шестом я ходил с крестиком. Как-то увидели его у меня (может, на физкультуре переодевался). В этот день после уроков меня оставили, пришли еще два педагога (насколько я сейчас понимаю, педагог по общественной работе, или, как сейчас называют: социальный педагог), посадили меня перед собой: «Ну что, Сережа, ты в Бога веришь?» Я говорю: «Да, верю». «Крестик, мы заметили, носишь. Дома иконы есть?» – «Да, есть икона». – «Молитесь?» – «Да, молимся». Все рассказал как есть.

Верующий подросток был уверен в своей правоте – так воспитала мама. Возможно, поэтому история с крестиком была спущена на тормозах. После окончания текстильного колледжа молодой человек оказался на перепутье трех дорог: вуз по специальности, спортивная карьера (он успешно занимался карате) или военная стезя. Однако в суворовское училище не прошел по зрению.

Протоиерей Сергий:

– Мама сказала: «Раз ты туда, куда хотел, не поступил, иди в семинарию». В то время я уже подумывал об этом, у батюшки окормлялся, он мне сказал: «Можешь в семинарию поступить… Не будешь этим военным, будешь духовным военным». И я поехал в Тобольск, там отучился.

Светлана поступала в регентскую школу без образования, но с горячим желанием там учиться. Благодаря добрым людям за полтора месяца освоила музыкальную грамоту, вокальные азы. Но самое трудное началось после поступления.

Матушка Светлана:

– Я плакала, бегала к отцу Зосиме, говорила: «Отец Зосима, я все бросаю, это не мое». Без музыкального образования сидела ночами за фортепиано…

В ее потоке поступало восемнадцать девушек, а окончили – шесть; и она в том числе.

Протоиерей Сергий:

– Я ее увидел и сразу решил – это моя будущая жена. Об этом, конечно, я ей сначала не говорил, но решение было принято однозначно.

Матушка Светлана:

– Он три года за мной ухаживал, мы просто общались... Однажды поехали в Дивеево, причастились там и пошли к иконе Божией Матери «Умиление». Там стоят люди... Он говорит: «Вставай на колени». Подумала: «Что-то командует». Ладно, встала на колени. Он говорит: «Света, выходи за меня замуж». Я была к этому не готова, бабушки в очереди говорят: «Давай соглашайся, ты чего молчишь?! Там очередь…» Я была растеряна, не была к этому готова, мечтала совсем о другом, говорю: «Ладно». Но я не так представляла это!

Протоиерей Сергий:

– Сейчас-то я понимаю, что крепость брака зависит от отношений друг с другом. Тогда, наверное, я думал, что брак наш будет крепче по молитве святого преподобного Серафима Саровского, это святое место нас еще больше скрепит.

Матушка Светлана:

– Мы знали, что это наше призвание, нашли свой путь, мы это любили, нас никто не заставлял идти на этот путь, мы сами его выбрали. Мы просили Бога, чтобы Он нас благословил на этот путь.

Путь служения начался в Тобольске, где матушке Светлане Бог подарил знакомство с бабушкой Евлалией Хилковой, родной сестрой мученика Феодора Тобольского. Духовное наследие святого, завещанное Евлалией Михайловной, хранится в семье Тарасовых по сей день. После Тобольска – Нягань; храм во имя святого Алексия, митрополита Московского, был в процессе строительства. Отцу Сергию предстояло довести его до конца, подготовить храм к освящению.

Протоиерей Сергий:

– Были стены, купол, кровля, но внутренняя отделка, внешняя отделка, благоустройство – все это легло на мои плечи, первого настоятеля.

Матушка Светлана:

– Организовывали воскресную школу, я занималась библиотекой. Батюшку в то время поставили еще и благочинным.

Отец Сергий выезжал служить в несколько соседних сел, молились в приспособленных помещениях, но это не мешало расти и крепнуть приходам. И приход храма в Нягани креп и развивался. Но спустя двадцать три года служения здесь последовал перевод в село Октябрьское, на строительство храма там.

Матушка Светлана:

– Это было больно, тяжело. Менять вообще что-либо сложно. Но зато есть свои плюсы – мы многому научились.

Протоиерей Сергий:

– Важным моментом в жизни является послушание Церкви. Понятно, что прирастаешь к месту, людям, сообществу, но есть глобальные, большие задачи, которые ты должен принять, переосмыслить. Там ведь тоже люди, тоже нужна духовная жизнь.

Матушка Светлана:

– Поселок с населением четыре тысячи человек, поэтому приход не может полностью содержать семью. Мне пришлось получать образование – я стала дошкольным педагогом (воспитателем). Благодаря этому сейчас тоже занимаюсь с дошколятами развивающими программами – пошел плюс в развитие.

Сфера ее педагогической деятельности – подготовка детей к школе. Их с батюшкой дом вообще наполнен любовью к детям. Анастасия и Александра – дочери отца Сергия и матушки Светланы, уже вылетели из гнезда. Родители поняли, что без детей дом пустой, окончили школу приемных родителей и взяли на воспитание пятнадцатилетнюю Лизу.

Матушка Светлана:

– Дети бывают как ежики, не допускают к себе. Какая-то ситуация, непонимание... Пытаешься по-другому действовать.

Лиза уже замужем и сама мама. Живет с семьей в доме напротив приемных родителей, которых так и называет: мама и папа. После ее ухода в доме снова стало пусто, и тогда в семью пришел Максим.

Матушка Светлана:

– Была такая ситуация, что его мама привела и не забрала. Он год уже ждет маму и тетю, с ним была адаптация тяжелее, чем с Лизой. Прошло уже полгода, он по-другому смотрит на ситуацию.

Протоиерей Сергий:

– У меня никогда мальчиков не было, я воспитывал только девочек, поэтому для меня это некий квест – прохождение отцовства с мальчиками. Теперь я понимаю своего отца. Я раньше думал: мальчик и мальчик, а тут понимаю, что папа тоже где-то строгость проявлял.

Кстати, искушений у семьи тоже хватает, но за годы жизни они научились с ними справляться ради любви, мира, ради Бога.

Матушка Светлана:

– У нас всегда в семье так: папа служит, поэтому мы должны помогать ему в этом. Если мы будем дома еще ему нервы трепать, то как он пойдет к престолу молиться и помогать людям?

Протоиерей Сергий:

– Своей радостью, оптимизмом, жизнестойкостью она меня дополняет.

Мы скоро с вами увидимся и продолжим знакомство с семьями священников и их вторыми половинами. До встречи. Мир вашему дому.

Автор и ведущая Елена Саенко

Записала Людмила Кедысь

Показать еще

Время эфира программы

  • Пятница, 19 августа: 13:15
  • Пятница, 19 августа: 23:30
  • Воскресенье, 21 августа: 15:00

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​