У книжной полки. К.В. Лукашевич. Оборона Севастополя и его славные защитники

15 октября 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
16 октября 1853 года над Русской землей разразилась страшная гроза... На Русскую землю напал неприятель, и началась война. Триста сорок девять дней грудью отстаивали родную твердыню – Севастополь - герои-защитники. Здесь их полегло за одиннадцать месяцев более ста тысяч. Старики, молодые, богатые, бедняки покидали во время Крымской войны дома, семьи и шли в Севастополь на тяжкие труды и лише­ния, почти на верную смерть. О многих героях Севастополя рассказывает книга детской писательницы Клавдии Владимировны Лукашевич, вышедшая в свет в издательстве Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Она называется – «Оборона Севастополя и его славные защитники».

***

1. Как отмечают издатели, эта военно-историческая книга, несколько необычная для церковного издательства, вполне соответствует ему по духу. Оборона Севастополя, характеры его героев, то, как автор описывает события, происходившие в России более чем полтора века назад, вызывают у каждого человека чувства причастности к великой православной державе, ее воинству, всему тому, что происходит на войне, о которой современным чи­тателям, особенно людям молодым, мало что известно. Этот пробел в какой-то мере восполняет эта книга, впервые увидевшая свет в начале прошлого века. Редакция посчитала возможным предварить книгу вступлением, составленным по архивным материалам, современным публикациям, посвященным эпохе Николая I, Крымской кампании, ее итогам.

2. К этому вступлению мы сейчас и обратимся. Как отмечают издатели, к событиям 1853-1856 годов, ставшим поворотными в истории России, западные историографы применили термин «Восточная война». Академик Евгений Викторович Тарле, говоря о при­близительности подобного определения, отмечает, что под углом зрения русской географии название „Восточная война" — очень неточное». Равно как и наименование «Крымская» не объемлет все театры военных действий, но лишь справедливо указывает, что в Тавриде происходили наиболее важные события той эпохи, той очередной попытки, уже в Новое время, расчленения России, задуманного в Европе.

3. Причин развязать войну было достаточно. Это и соперниче­ство за влияние на Балканах, Черноморском побережье, Ближнем Востоке, в Закавказье. Не последнюю роль играла и традиционная неприязнь либеральной Европы к «варварской», усилившей при Николае I свою государственную мощь России. Поводом для столк­новения послужил спор о палестинских святынях. В 1852 году султан передал контроль над ними католическому епископу, таким образом, удовлетворив притязания Наполеона III и лишив православных гре­ков владения ключами от храма Воскресения Господня. Николай I, справедливо считавший, что Россия должна быть покровительницей славян и православных подданных султана, направил в Стамбул по­сольство во главе с князем Александром Сергеевичем Меншиковым. Переговоры не имели успеха.

4. В июне 1853 года российский император повелел занять Ду­найские княжества (Молдавию и Валахию), «не начиная действий, а лишь для вразумления султана в том, что за святое право и обязан­ность царей русских защищать Православие и Святую Церковь мы не усомнимся при крайности обнажить меч». Турция не пошла на уступки, и в октябре начались военные действия. Английские и французские эскадры вошли в Черноморские проливы, демонстри­руя поддержку султану. Таким образом, русско-турецкий конфликт очень скоро перерос в войну Великобритании, Франции, Турции и Сардинии (часть нынешней Италии) против России. Каждое из этих государств совершило грех предательства, так как все они в не­давнем прошлом были обязаны России как оплоту стабильности, как последней надежде на выручку.

5. Надо ли говорить, насколько ошеломило Николая I коварство «просвещенных», когда-то признательных ему за помощь, европей­ских правителей. Но ничего не поделаешь: на войне как на войне, и император российский стал в истинном смысле вдохновителем русского воинства. После поражения под Альмой на начальных этапах кампании (даже после поражения!) он великодушно пишет главно­командующему князю Меншикову: « Благодарю всех за усердие, скажи нашим молодцам морякам, что я на них надеюсь на суше, как и на море. Никому не унывать, помнить, что мы, русские, защищаем родной край и веру нашу...»

6. Во время Крымской кампании особое напряжение, можно ска­зать, сосредоточенность, потребовалось не только от императора, воинства, ратников-ополченцев, но и от архипастырей. Что до «рядовых» священнослужителей, то в письме к жене офицер-севастополец Чебышев говорит: «Здесь есть славные священ­ники и монахи, которые во время бомбардировок ходят с крестом, а после каждой бомбардировки на своем бастионе служат молебен и панихиды». В записках военного писателя Петра Кононовича Менькова, современника тех событий, читаем: «Дивен русский солдат. На битву кровавую идет он беззаботно, как на пир веселый...» Смиренно принимает он все, что уготовано ему волей Божией, и к смерти относится как к чему-то само собой разумеющемуся: надевает перед атакой чистую рубаху, отказывается от чарки спиртного, потому как предстать пред Господом «навеселе» негоже православному.

7. Если говорить об отцах-командирах, то в книге подробно и эмоционально рассказано об офицерах-армейцах, снискавших любовь среди рядовых бойцов. Это и бесстрашный, презирающий вся­кую опасность, но при этом нежно заботящийся о своих солдатах Владимир Иванович Истомин. Из адмиралов - это и Владимир Алексеевич Корнилов, и «любимец Черноморского флота» Павел Степанович Нахимов - «вожатый моряков к сла­ве», «утешитель в горестях и бедствиях», как отзываются о нем его подчиненные. Из генералов — это и Васильчиков, и Хрулёв, и Тотлебен. Прямо противоположные мнения бытовали среди севастопольцев о главнокомандующем морскими и сухопутными си­лами князе Меншикове.

8. На бастионах Севастополя, который стал, по словам поэта, «чудотворной крепостью», погибли и Нахимов, и Корнилов, и Истомин вместе с тысячами рядовых безвестных бойцов. Город держался только благодаря их стойкости и мужеству, благодаря геройству тех, чьи имена остались в истории - это матрос Кошка и хирург Пирогов, сестра милосер­дия Даша Севастопольская и великая княгиня Елена Павловна... И многих других — крестьян, купцов, ремесленников — простых жителей славного Севастополя. О них и рассказывает эта книга.

*** 

«Пади там ниц, место бо сие свято есть», - сказал в 1855 году знаменитый проповедник, святитель Иннокентий Херсонский, посетив осажденный Севастополь. Каждый, любящий свое отечество, должен знать имена, тех, кто обагрил эту землю своей кровью. В этом может помочь и книга Клавдии Владимировны Лукашевич, повествующая о героической обороне Севастополя в Крымскую войну 1853-1856 гг. Здесь приведены интересные факты не только боевой, но и повседневной жизни защитников города. Познавательно, интересно и доступным языком описаны прекрасные образы мужественных героев — адмиралов, офицеров, солдат, матросов, священнослужителей, хирургов, сестер милосердия и простых жителей Севастополя. Всех тех, кто душу свою положил за други своя.

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​