Свет невечерний. Арифметика покаяния. Проповедь архимандрита Саввы (Мажуко)

22 июня 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
Церковь призывает нас к покаянию так часто, что мы уже и не знаем даже, в чем каяться. Некоторые не успевают грешить, как уже приходит пора покаяния. Звучит, конечно, весело, смешно, но на самом деле покаяние – это большое дело, большое таинство. И мы прекрасно понимаем, как сложно правильно встать на эту стезю, чтобы не выдать за покаяние то, что таковым не является.

Одна дама как-то мне сказала: «Я сильно не переживаю по поводу своей жизни и того, что обижаю свою дочь, ругаюсь бранными словами, ворую на заводе конфеты, потому что я регулярно каюсь, и мне Господь все простит». Да, есть такая установка. Об этом говорит и апостол Павел в Послании к Римлянам, что не стоит ли нам грешить, чтобы был повод покаяться?.. Но таких людей, слава Богу, я практически не встречал в Церкви.

Большинство верующих людей прекрасно понимают, что покаяние – это большой труд; это не шутки, не механическое действие. Покаяние – это большая глубинная работа, которая требует времени, больших сроков, если хотите. И чтобы правильно настроиться, следует обратить внимание на Священное Писание прежде всего. И тут попадаются ловушки, довольно забавные, которые требуют некоторого прояснения.

Например, подходит ко мне как-то человек и говорит: «Я собираюсь покаяться в своих грехах, потому что всякое в жизни бывало. Когда карьеру делал, приходилось идти по головам, вступать в разные интриги. И много других моментов...» Одним словом, мы, взрослые люди, прекрасно понимаем, что в жизни случается и как иногда далек наш жизненный путь от того, как мы его мыслили в подростковом возрасте.

Так вот, этот человек прочитал в Евангелии историю Закхея, мытаря, знаменитого «коротышки», который был настолько маленького роста, что забрался даже на дерево, чтобы увидеть Спасителя. И Спаситель этого замечательного человека заметил. А дело было в Иерихоне – красивом городе, самом древнем (как говорят) на земле. Спаситель сказал: Закхей! сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме. Он не сказал ему: «Ты думаешь вообще каяться когда-нибудь? Работаешь мытарем, людей обижаешь». Нет; Спаситель сказал, что идет к нему в гости обедать. Удивительная история!

Мы всегда думаем: что мне скажет Господь, когда меня увидит? А что мне можно сказать? – Пробы негде ставить... А вот Закхея Он позвал на обед (правда, не к Себе, а к Закхею). Во время обеда Закхей был настолько растроган такому добродушию и любезному, простому отношению к себе Учителя, что сказал: половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо. Закхей торжественно объявил это во время обеда.

Этот был один из тех многочисленных обедов, на котором Спаситель находился с мытарями и за которые Его постоянно укоряли. Мол, как можно с этим отребьем за один стол садиться? Это же просто неприлично для нашего общества... Нет, Господь никогда не брезговал садиться за один стол с мытарями, блудницами, грешниками.

Это история покаяния. Но мой собеседник воспринял ее технично и сказал: теперь я все понял, это простая арифметика покаяния: нужно половину своего имущества раздать нищим и вчетверо воздать тем, кого обидел. То есть если я бухгалтера уволил несправедливо, она потеряла в зарплате за эти годы столько-то, вернуть ей вчетверо. И он уже посчитал на калькуляторе, сколько ей надо вернуть, и консультировался у меня по поводу имущества: все-таки жена, дети – как считать, чтобы половину отдать нищим?

Звучит как некий курьез, но это благородный порыв – он, как и Закхей, ищет какого-то жеста, который передал бы его покаяние. Он этим хочет сказать: я уже другой, я больше не буду поступать как подлец; я не хочу так жить, я люблю людей, и мне стыдно за себя прошлого.

Но евангельская арифметика совсем другая, она не на калькуляторе считается. С этой формулой мы не можем подойти к своей жизни и сказать: Господи, никаких вопросов нет; половину имущества я раздал. На меня оформлены две квартиры, машина и гараж. Я подсчитал, по курсу это выходит столько-то, и я пожертвовал это в фонд борьбы с пандемией, например, или на помощь бедным детям, или на доставку воды в Йемен. Список, кому вчетверо воздать, я тоже составил, все подсчитал. Вопрос только: внести это в ту часть, которую раздать нищим, или в ту половину, которая осталась? Как тут подсчитать?..

Друзья мои, все это, конечно, замечательно, но этот бухгалтерский подход не работает, потому что покаяние – это не арифметика; это поэзия, разновидность творчества. Когда наши святые предки выбирали термины для описания своего духовного пути, их внимание остановилось на термине «аскеза» (от греческого глагола ἀσκέω («аскео»)). В расхожем словоупотреблении этот глагол имел значение «делать какие-то упражнения», в том числе физические, а в первичном значении еще во времена Гомера использовался для описания работы над произведением искусства. То есть «аскео» – это делать какое-то произведение искусства; это творческий порыв.

И покаяние – это творческий порыв, здесь не может быть алгебры, уравнений; здесь работает поэтический дух, порыв, который может принимать самые неожиданные формы. Творчество – это всегда личный путь, оригинальный, со своим почерком. Вы не можете путь покаяния какого-то известного человека «надеть на себя» и таким образом покаяться.

Покаяние – это длинный путь, еще раз это подчеркну. Даже вехи, которые мы помечаем как перелом, как перемену ума, являются лишь неким эпизодом. И даже церковный человек, который десятки лет ходит в храм, десятки лет вглядывается в себя, молится, вымаливает свой род, наблюдает за своими мыслями, исповедуется, обращается за помощью и поддержкой к духовнику, вдруг в себе обнаруживает такое, чего раньше никогда не замечал. Потому что, сняв грубый слой плотской жизни, за ним откроешь нечто более существенное, иногда даже более опасное, что требует многолетнего усилия, другого взгляда, другого отношения.

Поэтому не ищите формул. Позвольте своему сердцу подсказать вам тот творческий жест, найти тот оригинальный путь покаяния, который приемлем только для вас. Для девяноста процентов людей это будет нечто ординарное, что-то очень простое. Не надо пользоваться формулами, вычислять корень из суммы своего имущества; нужно просто расслышать, куда тебе идти, что делать. А иногда даже довериться первому порыву, который покажется даже сумасшедшим, ненормальным, но, скорее всего, будет правильным. Это требует внимательного вслушивания, всматривания в себя и доверия своему сердцу. Потому что покаяние – это не математика, а поэзия.

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​