«Страсти и борьба с ними» с прот. Андреем Каневым. Гнев-человекоубийца. Часть 8

24 декабря 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
(В расшифровке сохранены особенности устной речи)

Мы продолжаем небольшой цикл, посвященный страсти гнева. У нас 8-я встреча. В рамках большого цикла 74-я встреча. Мы начали говорить об основах веры и постепенно приблизились к тому, чтобы начать рассуждать, как проявляются страсти. Мы уже прошли чревоугодие, блуд и сребролюбие. Теперь изучаем страсть гнева.

На прошлых встречах говорили о смертных грехах, о различных тяжких грехах и продолжаем разбираться. Гнев – это не такая секретная страсть. Если мы немножко поймем, как она проявляется, мы в своей жизни это легко и быстро увидим. В чем по-простому мы видим проявление гнева? Кто-то кого-то побил, рассердился, поругался, что-то еще. На самом деле проявлений гнева достаточно много. Когда мы вроде ни с кем не ругаемся, мы же воспитанные люди, неудобно это делать, не все могут взять и начальнику в глаза правду сказать, и начинается какая-то мышиная возня, когда можно отомстить или сделать какие-то пакости. Внешне ты вроде приличный парень, а на самом деле ты просто реализуешь свою страсть гнева. Давайте посмотрим, как эта страсть может реализовываться.

Разглашение чужих тайн. Казалось бы, что тут такого? Но как что такого? Этот грех бывает разных видов. Например, нам кто-то доверился, доверил свою тайну, переживание, проблему, и мы пошли своим товарищам сказали: вот такой-то, у него такая-то слабость, он сделал такие-то ошибки. Это стало достоянием общественности. А если в Интернет выложил, то получился скандалище. Мы в этом случае любовь проявили к человеку? Нет, в этом случае мы нанесли ему серьезный моральный вред. Пускай даже в маленьком обществе, не весь Интернет от этого происшествия гудит, не у каждого в жизни бывает такое, что вызывает такие реакции. В маленьком обществе, в компании друзей, люди начинают на своего товарища косо смотреть, относиться к нему пренебрежительно, смеяться, издеваться. Это все приносит вред человеку. Да, мы не стукнули ему кирпичом по голове, но эффект бывает даже хуже, когда человека унижают морально. И если мы это делаем, то это предательство. Нам человек доверился, а мы взяли и выдали. Ходили, ходили, как в рот воды набрали, но потом не выдержали и все выплюнули. Получается так. Тайны – это доверие, это нужно хранить и ценить. У нас мало в жизни таких отношений, когда мы друг другу доверяем.

Бывает другое, когда мы становимся свидетелями греха другого человека. Мы все несовершенны, и при нас кто-то согрешает. И согрешает не публично, а тайно. Мы это знаем. Мы свидетели какого-то греха человека, и горе нам, если мы, видя грех человека, его тайное согрешение, с кем-то этим делимся. Речь идет не о преступлениях, о грехах личного характера. Если при нас кто-то закладывает бомбу, то надо, конечно, звонить в соответствующие силовые структуры. Это преступление. Тут речь идет о том, что человек оступился, мы думаем, что он кроткий, а он разгневался. И потом мы говорим: а вы знаете, на самом деле он такой лицемер! Какой лицемер? Он борется. По себе же судим. Мы лицемерные и думаем, что все такие же. Разглашение чужих тайн – это довольно серьезный грех, он приносит серьезный моральный урон человеку. Можно ударить кулаком, а можно ударить словом. Порой словом жестче получается. От кулака синяк, ты потер больное место и пошел дальше, а моральные раны остаются на всю жизнь.

Следующее – это передача чужих слов другому человеку. Тоже никто не орет, кулаками не машет. Что это за ситуация? Мы постоянно находимся в каком-то обществе: в семье, в компании друзей или в рабочем, трудовом, служебном коллективе. Понятно, что у нас всегда что-то не очень гладко. И начальник ошибается, подчиненный затупил, бывает всякое. Естественно, мы впадаем в грех осуждения. Или задели человека и он в возмущении что-то говорит, а мы являемся свидетелем, что кто-то против начальника сказал какие-то дерзкие, неприятные слова. Не в лицо, а так… повозмущался, успокоился и пошел работать. Обычная ситуация. А мы приходим к начальнику и говорим: «Иван Иваныч, а Вы знаете, что Петров про Вас сказал, что Вы – земляной червяк». И все, понеслось. Этого вытащили, настучали, обиды, ссоры.

Такая схема работает в любом обществе. Похоже на разглашение тайн. Мы наносим вред человеку, когда разглашаем его тайны. А тут передаем чьи-то слова, причем это происходит с удовольствием, человеку хочется передать: «А ты знаешь, что он сказал, что он про тебя думает на самом деле? В лицо-то он тебе говорит, что все хорошо, а за спиной-то знаешь, как он тебя приголубил!»

В этом случае человек выступает в роли орудия бесов. Он ссорит людей. Не всегда мы способны говорить в лицо, да и не все и надо говорить. Не всю правду надо говорить, это бывает только твоя правда, тебя обидели, и тебе кажется, что ты прав, и пошел кулаками махать налево-направо. Надо по-другому это все решать. Ну, вспылил человек, проявил слабость, проявил грех, наосуждался. Но если мы это вынесли, мы и ему навредили, и принесли раздор в коллектив, начались обиды, ссоры.

Мы очень сложные существа, горделивые. Мы не можем прийти и сказать человеку: «А ты правда про меня говорил такое?» Мало кто решается на такие простые откровенные разговоры. В этом случае можно сказать: ну да, говорил.  Поговорили, решили, помирились и пошли дальше. Проблем бы не было.

А эта гниль куда уходит? Человек не идет и не спрашивает: «Петров, ты зачем у меня за спиной говоришь? Говори мне в лицо». Не можем так сказать, мужества не хватает, силы духа не хватает, и начинается эта гниль, когда человек думает: «А вот он такой на самом деле, двуличный, неискренний, против меня что-то имеет, вражина». Все это копится, потом какое-то маленькое происшествие, и все взрывается, и тут мы вспоминаем: «помнишь, три года назад на меня ругался», «пять лет назад на меня косо посмотрел», «а ты со мной не поздоровался». В этом случае бесы сидят и свои когтистые лапки потирают, довольные, что нас рассорили, а я выступил в роли передатчика. Какую функцию я выполнил? Если мы, христиане, в этом участвуем, особенно в каком-то коллективе, в приходе, например, в монастырской общине, если у нас есть такие отношения, то это большая беда. В этом случае такой передатчик – это орудие бесов. Нельзя нам выступать в роли таких проводников бесовской силы, бесовской воли.

Следующий грех – откровенно сеять раздоры и вражду в коллективе. Схожие грехи, но по истоку немножко разные. К сожалению, встречаются такие подчиненные, которым спокойно не работается, надо устроить какой-то переполох, начинается и передача слухов, сплетен, откровенная клевета, придумки за другого человека, что он подумал, что он сказал, почему он на тебя так посмотрел. Господи, помилуй. Что в наших головах творится? А бывают начальники, которым надо стравить подчиненных, чтобы они вместе дружно не жили, поиздеваться над одним, поиздеваться над другим, рассорить этих людей.

Мы как христиане должны создавать вокруг себя мир, комфортную нравственную обстановку, чтоб с нами как с начальниками было приятно работать, что мы за подчиненных душу отдадим, а не то что ссориться. А если мы как христиане в храме такие благочестивые, а пошли на работу и там один сплошной скандал среди подчиненных, то это показатель того, что мы как руководители неправильно управляем. Это бесовский способ управления: разделяй и властвуй. Мы по-другому должны действовать. У нас принцип другой. Как Христос говорит: если двое, трое соберутся во имя Мое, то Я между вами. У нас система управления, создания общества другая. Мы в общину должны собираться.

А когда начинаются раздоры, ревность, зависть, собирание слухов, ошибок, падений человека, то мы участвуем в создании маленького ада. И ведь никто не застрахован от этих ошибок, падений, грехов, идеальных нет. И вместо того чтоб создавать, работать, добиваться успехов, мы занимаемся разборками друг с другом, кто кому больше позавидовал, что сделал.

Надо очень внимательно к этому отнестись, не быть проводниками этой нечисти в наших семьях и коллективах. Пусть кто-то другой этим занимается, но не мы. Между людьми должны быть простые, честные, добрые, открытые отношения. В идеале. К этому идеалу мы должны стремиться в своей жизни.  За других мы не отвечаем, за себя отвечаем.

Следующее проявление гнева – осуждение. Грех, который встречается на исповедях очень часто. Может, мы мало рассорили из людей, но осуждаем мы очень часто. Сколько раз на дню мы находим грехи другого человека и начинаем относиться к нему с точки зрения исследователя, который в микроскоп рассматривает какую-то букашку? «Как он поступил? Почему он так поступил? Как он так мог? Он такой, он сякой».

Основа осуждения какая? Гордость. «Я считаю, что он не прав. Я бы так не поступил. А почему он так поступил?» Кто дал нам право решать, правильно или неправильно поступил человек? Не отделяем грех от человека. Клеймо такое – он грешник. Основание гордыни – осуждение. Люди часто спрашивают: как бороться? Не просто, это должна быть целая система борьбы с этим грехом осуждения. Сколько в Евангелии Господь об этих грехах говорит? Об этом не упоминается напрямую, но об осуждении очень часто говорится. «Не суди – и не судим будешь». «Какой мерой меряешь, такой и тебя будут мерить». Это очень серьезное прегрешение.

Часто мы приводим такой пример: представьте, в реанимации лежат два человека, у них одинаковая болезнь, они оба на искусственной вентиляции легких. И один другому говорит: «А чего ты тут лежишь? Ты здоровый мужик, иди работай». А ты сам-то точно такой же, в таком же положении находишься. Человек – житель духовной реанимации, в нас нет ничего доброго. Из того, что ты сам пытаешься делать, мало что доброго получается, одни страсти. А если сделал что доброго, то оно настолько перемешано со злом, настолько ты подвержен страстям... Лукавый на тебя воздействует. Видя грех другого человека, ты должен сказать: «Господи, помилуй нас, грешных». А ты говоришь: «А что это он такой, так себя повел? Он ведь священник, должен вести себя вот так». Или: «Он же ходит в храм, должен вести себя так». Или: «Он же начальник, должен вести себя так». Ты веди себя так, как считаешь правильным, почему другому приписываешь? Все люди – из реанимации, все духовные инвалиды. Осуждение – это грех, который связан с двумя страстями – гордостью и гневом, потому что все из этого вытекает: что-то слегка подумал, мы начинаем говорить об этом, делиться, возмущаться, все вываливаем на других. Как мы ранее говорили – сам заразился и другого привлек, заразил осуждением. Очень непростой грех, с которым надо будет много бороться.

Следующее проявление зла и гнева – это злые шутки. В чем особенность? Казалось бы, юмор – плохо или хорошо? Юмор – это неплохо, но, как любое явление, оно требует особого отношения. Как пища – плохо или хорошо? Нормально. Нас Бог создал такими, чтобы мы питались. Сон – плохо или хорошо? Тоже нормально – во сне мы восстанавливаем силы. Но если человек питается так, что только удовлетворяет свое чревоугодие, то это уже грех. Если он только отдыхает, ленится, а не работает, то это тоже грех. Так же и с юмором: он может быть средством поддержки человека, когда тот раскис, ему плохо. Сейчас изучаю историю Суворова, взятие Измаила. Александр Васильевич Суворов, наш великий полководец, вместе с солдатами идет в атаку. Свидетели описывают: все устали, он говорит им что-то, солдаты взбодрились, засмеялись, заулыбались и пошли, победили. Такая история. Соответственно, применять юмор можно, добрые шутки между друзьями должны быть без подколов, ядовитого шипа, когда больно от шутки.

Нормальный юмор в нормальных отношениях, когда все откровенно, не пошло, не ниже пояса – допустим, в отношениях с людьми. Не надо думать, что христианская жизнь – это насупить брови, сидеть и на всех фыркать, что все плохие, плохо себя ведут. Можно нормально общаться, по-простому. Но если  шутка злая, с целью зацепить, обидеть (даже пускай не такая цель, но результат такой) – человек обиделся, огорчился от твоей шутки, то надо пересмотреть свое чувство юмора, потому что можно этой шуткой принести человеку большую боль. Как правило, смеются над какими-то слабостями в коллективах, где лукавый любит запускать свои лапки. Злым словом, злым юмором можно нанести человеку большой вред. Обратите внимание, как мы общаемся. Общаемся ли мы просто, по-доброму друг с другом, чтобы сердце было открытым? Бывает так даже в христианских семьях: приходят на исповедь и друг на друга жалуются. Почему так происходит? Потому, что эгоисты и не хотят друг друга простить, без осуждения друг к другу отнестись, снисходительно.

Следующий пункт, на который надо обратить внимание, – злорадование. Если мы можем не шутить над другими людьми по-злому, только по-доброму, нормально общаться, то злорадование проявляется в нескольких степенях. Что такое злорадование? Казалось бы, не радуемся мы злу – убийствам, фактам коррупции, издевательствам над людьми. Конечно, никого это не радует, кроме каких-то извращенцев, маньяков. Но это более тонкие вещи. Есть, допустим, какой-то наш коллега, у которого дело идет успешнее, чем у нас, потому что он, допустим, даровит, или ухватистый такой, или начальство ему покровительствует. У него успехи лучше, чем у нас. Мы себе боимся часто признаться, что банально завидуем. Ищем какие-то недостатки у этого человека, передаем: «А вы знаете, Иван Иванович не такой на самом деле». И вот Иван Иванович оступился, как любой человек. Мы молчим вроде (якобы благочестиво), а в душе – радость: «Оступился! Все думают, что вот он какой, а он оступился. Показал, кто он такой на самом деле, не тот, о котором все думали, что он хороший».

Бывает, злорадование вырывается наружу, когда мы делимся с другими: «Вы знаете, что Иван Иванович так подскользнулся…» А бывает другая степень, тайная, когда мы молчим, а мысли доставляют удовольствие (реальное, физическое удовольствие, в виде радости). Радость – не просто какое-то абстрактное понятие, это чувство. Это чувство есть – гаденькое, приятное-приятное: «Так тебе и надо, нечего возвышаться». Это грех, который показывает, что многие страсти связаны с удовольствием. Казалось бы, какое удовольствие прогневаться? Есть в этом удовольствие. И обидеться есть удовольствие, как известно, и позлорадствовать – тоже удовольствие. Посплетничать, передать тайны другого человека – удовольствие. Удовольствие разное – есть душевненькое удовлетворение: «Вот тебе! Все думают, что ты хороший». Обратите внимание, есть грехи, которые делаются делами, есть словами, а есть страсти гнева, которые проявляются в виде чувства. Злые шутки – тоже чувства, слова играют второстепенную роль: внутри у меня злой юмор живет. По-разному проявляются любые страсти. По страсти гнева это очень хорошо видно.

Следующий грех, который связан с гневом и осуждением, – не умеем, не учимся отделять грех от человека. Очень важно – научиться христианскому навыку: понимать, что все мы грешники, все можем оступиться, в какой-то момент времени увлечься страстью. Помните, как она начинается? Приходит помысел, мы увлекаемся, помысел попадает в сердце, мы начинаем желать этого греха, ум перестает анализировать, правильно работать – пошли, сделали, и все. Так это все бывает. Если в себе находишь, как это легко проявляется, то и в другом человеке поймешь, что он точно такой же. Его зовут по-другому: ты Петр Петрович, он Иван Иванович, ты одной национальности, он другой, ты старше, он младше, он начальник, ты подчиненный, но в нас всё работает всегда одинаково. Соответственно, это глубокое знание, как ты сам падаешь, должно нам давать силы и возможности в другом человеке отличить: вот он сам, Иван Иванович, и вот его проступок. Этот проступок очень легко может от Ивана Ивановича отделиться, когда Иван Иванович покается перед Богом, Бог его простит, а я хожу и помню: три года назад он что-то сказал, когда-то что-то против меня неприятное сделал. До этого десять раз помирились, пятьсот раз подружились, но снова не так, я снова все вспомнил. Мы отделяем грех от человека: «котлеты отдельно, мухи отдельно». Это очень важный навык.

Немного неприятный пример (на грехи тоже неприятно смотреть): человек сморкается, мы же стараемся не обращать на это внимание, а разговариваем дальше с ним. Мы понимаем, что процесс сморкания, носовой платок, насморк  – не есть этот самый  Иван Иванович. В плане грехов точно так же: есть человек, есть его проступки, ошибки, недочеты – Бог с ним Сам разберется. Ты попробуй увидеть человека, снисходи к нему, прощай.

Есть грехи, которые необязательно связаны с тем, что зло проявляется открыто. Есть грехи, которые связаны с тем, что зло проявляется в виде того, что мы не делаем добра. Сегодня мы закончим на таком проявлении, когда просят утешения (мы видим – страдает человек), совета, просто послушать его, а нам некогда. Мы не хотим (не хотим делиться, душу, сердце напрячь) – не помогли добрым словом, советом, сочувствием, моральной помощью. Это тоже проявление зла, греха.

Записали Анна Вострокнутова и Людмила Кедысь

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать