Беседы с батюшкой. Время и благочестие

23 октября 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма святых равноапостольных Константина и Елены протоиерей Михаил Браверман.  

– Тема сегодняшней передачи, как всегда, сложная и интересная – «Время и благочестие».

Я об одном только понятии «благочестие» встретил столько мнений!  С одной стороны, этим понятием определяется некий образ жизни. С другой стороны, говорится, что далеко не каждый человек может быть благочестивым. Разные мнения. Первый вопрос, который я хочу задать, касается именно благочестия. Само слово очень сложное. Что такое благочестие?

– Начнем с того, что говорить о благочестии (как и говорить о смирении, о христианских добродетелях: вере, надежде и любви) во многом означает говорить себе в осуждение. Потому что мы не столько молимся, сколько учимся молиться; и не столько живем благочестивой жизнью, к сожалению, сколько к таковой стремимся.

Какая замечательная тема: благочестие и время. Если говорить совсем кратко, то времена, конечно, меняются, а благочестие остается неизменным. Вот, в общем-то, и все, что можно сказать по данной теме. Но тема действительно, как Вы сказали, неисчерпаемая, потому что широка заповедь Божия и сложна, глубока христианская жизнь.

Слово «благочестие» есть и в Ветхом Завете, и в Новом. Великая благочестия тайна: Бог явился во плоти. Благочестие – любовь ко благу. А любовь ко благу, по слову святителя Григория Богослова, – не что иное, как любовь к Богу и исполнению Его заповедей. В совершенстве любовь к Богу Отцу явил Сын Божий, ставший Сыном Человеческим. Поэтому история благочестия – это история евангельская, но это еще история и человека в Церкви, история всех святых.

Благочестие – очень широкое понятие: благородство души, любовь ко благу, любовь к Богу. В Ветхом Завете премудрый Соломон говорит: «Благочестие сильнее всего». Почему? Потому, что оно привлекает Божие благословение. В Книге Иисуса, Сына Сирахова, сказано: «Делай добро благочестивому и получишь воздаяние; если не он воздаст тебе, так Сам Всевышний». То есть служение Господу Богу неизбежно подразумевает служение ближнему.

В чем основа христианских добродетелей? В Самом Христе Спасителе. Благочестивой жизни, наверное, предшествует благочестивое богопознание. Когда-то святой Афанасий Великий об еще Никейском Символе вере говорил так: «Это источник благочестия». Наше благочестивое знание о Боге должно в идеале привести нас к благочестивому образу жизни. Все, что мы знаем о мире, о людях, о самих себе, оказывает прямое влияние на то, как мы живем. Самое главное знание – знание о Боге. Изменится что-то в догматическом сознании, поймем мы что-то, что раньше не понимали, – неизбежно изменится молитвенная жизнь, изменится весь строй жизни. Поэтому источник благочестия –  Священное Писание, Евангелие, апостольские послания, где говорится о благочестии.

Апостол Петр говорит: «Покажите в вере вашей добродетель, в добродетели рассудительность, в рассудительности воздержание, в воздержании терпение, в терпении благочестие, в благочестии братолюбие, в братолюбии любовь» (см. 2 Пет. 1, 5–7). То есть благочестие, наряду с другими добродетелями, должно составлять суть нравственной жизни христианина.

Бог неизменный. Писание неизменно. Догматика Церкви неизменна. А мы живем в постоянно меняющемся мире. Если еще двести лет назад человек покидал этот мир таким, каким увидел его в детстве, то сейчас перемены происходят все быстрее и быстрее, мы живем в постоянно меняющемся мире. И постоянно меняющийся мир меняет образ нашей жизни. Теперь мы постоянно должны учиться пользоваться мобильными телефонами нового образца, какими-то компьютерными гаджетами, программами. То есть необходим постоянный процесс научения и повышения компетентности.

Это действительно сложно, но в этом сложном, меняющемся мире есть вещи неизменные: неизменен Сам Господь, неизменно Его присутствие в Церкви, неизменны церковные таинства. И каждый из нас может и должен стремиться к благочестию, потому что Спаситель говорит не каким-то особым людям, выращенным в теплице, а всем, кто слышит Евангелие: Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный (Мф. 5, 48). Понятно, что мы этому не соответствуем; в этом наша задача, которая превосходит нашу немощную человеческую меру. Но в том красота, глубина и высота православия, что мы спасаемся не нашими немощными силами, а лишь полагаясь на волю Христа Спасителя, Который и есть подлинный Источник благочестия.

– Когда мы говорим о современном благочестии, мы вкладываем в это понятие, наверное, какой-то бытовой смысл. Часто нам приходится слышать выражение «благочестивые прихожане». И в этом случае мы представляем людей с особым смиренным выражением лица, женщин в длинных юбках, у которых головы покрыты платком. Мы наделяем людей благочестием просто по внешним признакам. Скажите, такой принцип может быть опасным для духовной жизни? Или мы совсем не понимаем этого понятия?

– В духовной жизни очень много опасностей, и одна из них – превратить духовную жизнь лишь во внешнее делание: одеваться в особый вид одежды, вести себя подобающим образом. Но что такое духовная жизнь? Духовная жизнь – это жизнь с Богом. Духовная жизнь – это пребывание в благодати Святого Духа, то есть соединение со Христом в Духе Святом. К этому мы призваны. Имеет ли к этому отношение внешняя форма? Конечно, имеет. Потому что насколько мы существа душевные и духовные (я надеюсь), настолько и телесные. И телесность, забота о внешнем виде, правильное поведение при молитве и вообще правильное поведение, конечно, имеют очень важное значение. Но духовность не может проявляться лишь во внешнем делании.

Когда-то святитель Игнатий (Брянчанинов) сказал о том, что введение в благочестие (как красиво и образно!) состоит в том, что человек очищает свои помыслы, молится и принимает все скорби и трудности с благодарением. Конечно, человеку очень легко все свести  лишь к внешней форме, но надо знать, что внешняя форма – лишь проявление нашего внутреннего благоговения перед святынями Церкви и (у кого есть; редко бывает) нашего смирения. У человека единство психофизической природы, потому мысли человека, его чувства выражаются и на его лице, и в манере говорить, и в походке; во всех его действиях.

– Вопрос телезрительницы из Санкт-Петербурга: «У меня вопрос не по теме, но надеюсь на получение ответа. В связи с пандемией с марта я не причащаюсь и практически не хожу в храм; только захожу поставить свечку, подать записку. На литургии я не хожу из-за того, что очень многие прихожане не надевают маски, не соблюдают меры профилактики. Меня это очень волнует. Очень много священников болеет. Я знаю многих и очень переживаю за тех, кто болеет. Я не хочу сталкиваться с лишней опасностью. Дома я, конечно, молюсь утром и вечером, но меня терзает то, что я не причащаюсь».

– Конечно, жить без Причастия долго невозможно, потому что не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих. Слово, Логос – Сам Христос Бог, Податель всех благ, Податель вечной жизни, Хлеб, сошедший с небес. Что делать в нынешних условиях пандемии? Конечно, соблюдать все меры предосторожности.

Люди наши действительно очень легкомысленны и зачастую не заботятся ни о своем здоровье, ни о здоровье ближнего. Но поскольку есть службы в храмах и таинство Причащения преподается мирянам, то нет никаких проблем прийти в Божий храм, соблюдая все меры предосторожности. Думаю, это вполне исполнимо.

– Можно же пригласить священника на дом и причаститься дома?

– Это всегда возможно, когда человек не может по каким-то причинам (чаще всего это физическая болезнь) прийти в Божий храм. Состояние звонившей телезрительницы тоже вполне понятно, можно пригласить священника на дом.

– Телезрительница озвучила одну из тех проблем, которая очень важна в нашем разговоре о времени и благочестии...

– Господь нам показал, как необходимо ценить возможность просто прийти в храм, помолиться и участвовать в церковных таинствах. Совсем недавно были советские времена, когда далеко не всякий человек (например, учитель) мог прийти в храм без последствий для себя. А потом Господь даровал нам свободу. Как мы ею пользовались? Посещали ли храм всегда, когда могли, или ездили на дачу копать картошку и прочее?

В какой-то момент двери храмов закрылись, и мы поняли, как важно ценить время, в которое мы живем, когда есть свобода просто выйти на улицу, тем более прийти в Божий храм. Любящим Бога все содействует ко благу, как говорит апостол Павел. Всё – это не только то, что кажется нам хорошим и добрым, а даже то, что кажется нам скорбным и тяжелым. Если мы принимаем это со смирением, как исполнение Божией воли, то любые трудности, в том числе трудности нынешней пандемии, способствуют нашему возрастанию.

И пандемия, болезнь – это замечательный способ осознания хрупкости нашей жизни; осознание, что здесь мы временно и надо ценить время, здоровье, возможность приходить к Богу, возможность учиться быть христианами, учиться благочестию.

– В конце октября у нас обычно проходит акция, которая называется: «Хотелось бы всех поименно назвать». В этот день памяти жертв политических репрессий мы молимся об этих людях, но не знаем, сколько среди них было верующих, неверующих, благочестивых... Мы ничего об этом не знаем. Но было время, когда одно только противостояние злу могло быть настоящим благочестием. Я так думаю. Пусть это благочестие было совсем недолгим, но если человек окончил свою жизнь таким образом, может ли это быть примером благочестия?

– Спрошу я Вас, Глеб: понятие образа Божьего распространяется на всех людей или только на крещеных?

– На всех.

– Конечно. Бог – Творец человека. О первом человеке сказано, что он наделен образом Божиим, и это касается и Адама, и всех, кто ныне живет. Другое дело, раскрывает ли в себе человек свойства Божьего образа. То же самое можно сказать о благочестии: это общечеловеческое понятие, оно присутствовало еще в античности как благоговение перед старшим, учителем. Поэтому, конечно, мы никому не отказываем в возможности учиться благочестию и быть подлинно благочестивым. Для нас, христиан, Источник благочестия – Христос Спаситель; Он и Источник благочестия, и Тот, Кто учит нас подлинному благочестию.

– Поэтому даже один поступок перед смертью может оправдать всю жизнь человека?

– Когда-то святой мученик Иустин Философ писал, что все, что сказано в мире хорошего даже до Пришествия Христа, принадлежит нам, христианам. Потому что именно от Христа – все семена любви, красоты и добра. Поэтому любой подлинно человеческий поступок мы можем назвать поступком христианским.

– Мы сейчас живем в такое время, которое очень способствует жить в наслаждении. В нашей теперешней жизни все довольно легко и просто...

– Поэтому свободное время, в которое мы не пашем, не сеем, не копаем туннели и траншеи (а это делает техника), мы можем посвятить научению. Какие замечательные возможности дает для научения, самообразования Интернет! Раньше такого не было. А теперь все тома энциклопедий у тебя под рукой.

– Вопрос телезрителя из Москвы: «В наше время очень часто встречаются люди, которые благочестиво ведут себя во время Господнего дня, соблюдают правила и обряды, а в остальные шесть дней могут осуждать ближних своих, хотя это грех. Но таких нельзя назвать благочестивыми, ведь фактически они обманывают не только других, но и себя».

– Совершенно с Вами согласен. Подавляющее большинство из нас именно такие. Не потому, что мы все по-особому лукавы, хотя сказано, что всяк человек ложь, а потому, что мы – люди двойственные. Апостол Павел писал о такой ситуации от первого лица: «Добро, которое хочу делать, не делаю, а зло, которое ненавижу, творю. Кто избавит меня от этой работы греховной?»

В нас живет грех. Но в нас живет и образ Божий, и в нас может жить благочестие. Вот такие мы сложные, широкие существа. Вспомним, как заканчивается Божественная литургия. Священник выходит на заамвонную молитву, произнося при этом: «С миром изыдем». Мы выходим в мир, который, по слову Писания, лежит во зле; где есть только похоть плоти, похоть очей и гордость житейская. А мы выходим из храма с миром Христовым, чтобы помнить, что посреди этого житейского моря мы должны быть и оставаться христианами, то есть благочестивыми людьми. Получается у нас это? Если бы у нас это получалось, мы были бы уже даже не святыми людьми, а ангелами. Но принимаем ли мы такую ситуацию как должную и нормальную? Конечно, нет.

Если человек не видит своих грехов, тут и начинается то, что он действительно обманывает не только других людей, но прежде всего самого себя. Потому что все согрешили и лишены славы Божией, по слову апостола Павла. Мы об этом знаем, мы об этом плачем, переживаем, но молимся и учимся помнить о нашем христианском призвании. А когда спотыкаемся или даже падаем, поднимаемся, отряхиваемся и идем дальше. Без осознания своей греховности мы не поймем призвания к святости. Именно из-за высоты нашего призвания к евангельскому закону мы осознаем, какие же мы на самом деле маленькие, как не соответствуем нашему призванию, и понимаем, что сами по себе справиться с собой не можем. Но то, что невозможно человекам, возможно Богу, ибо Богу возможно все. И задача нашего духовного делания – осознать свою немощь и никогда не надеяться на себя. Потому что мы знаем, кто мы такие: люди, в которых духовная жизнь едва-едва теплится. Но осознание своей немощи должно нас привести к надежде на Божие милосердие, Божию любовь и Божию помощь.

– В каком-то смысле мы можем сравнить Церковь со школой.

– Это школа жизни. Святитель Филарет Московский говорил, что храм, в котором сосредоточена полнота Церкви, ибо в храме за литургией является Глава Церкви Христос, – это училище боговедения и благочестия.

Храм всем своим внешним видом и внутренним устройством говорит о нашем призвании, о действии Божией благодати. Это проявляется в иконах, в устройстве иконостаса, об этом говорит церковная служба, церковные молитвы, церковные песнопения, весь строй духовной жизни. Поэтому лучший способ научиться благочестию – любить храм, любить церковную службу.

Но мы люди, и у нас есть разум, эмоции, сердце. Мы должны на интеллектуальном уровне понимать, что происходит в церкви, и, конечно, душой любить церковь, службу.

– У меня есть Ваша книга о литургии. В ней все изложено очень просто.

– Ну, я простой человек, поэтому и мыслю просто.

– Да. Но мы часто слышим, что простота – это зачастую какая-то очень неприятная и непонятная вещь. И если я участвую в литургии и не очень понимаю, что происходит, что же мне делать?

– Ну, Вы-то, надеюсь, понимаете, что происходит. Естественно, многие люди очень мало понимают в литургии, и здесь может быть только один ответ – учиться. Бывает, что человек с детства в храме, и в храме он остался, пережив все подростковые кризисы. И, конечно, в нем он слышал с детства, что знает, особенно если он посещал воскресную школу. Но это редкая идеальная ситуация. Люди, приходя в храм, должны учиться.

Например, человек хочет стать юристом. Для этого он должен учиться в высшем учебном заведении. Или человек хочет выучить иностранный язык, и на это у него уходят годы ежедневного кропотливого труда. Бесполезно на ночь класть под подушку учебник английского языка, потому что это ни к чему не приведет. Тем более требует научения духовная жизнь – ключевая составляющая всей нашей жизни. Конечно, это научение и разума, и сердца.

Вопрос телезрительницы: «Моя христианская жизнь пока короткая, потому что в прошлом я учитель и в церковь не ходила. Но сейчас у меня такое состояние, словно я нахожусь в яме. И вот я выползаю, выползаю из нее и вдруг срываюсь и падаю вниз. В такие моменты мне совершенно не хочется молиться. Появляется обида на Господа, почему Он снова допустил, чтобы я упала. Тогда, чтобы совсем не оставлятьмолитву, я сухо читаю свое правило. Иногда я плачу, но все же читаю. Нужно ли мне ждать, когда у меня пройдет эта обида, или все-таки нужно молиться, пусть даже и сухо?»

– Для начала Вам не нужно унывать. Помните, лягушка, угодившая в крынку со сливками, барахталась, барахталась, и в итоге сливки превратились в масло, а лягушка выбралась на свободу. То есть действие – это всегда хорошо.

А что касается обиды… Вы – школьный учитель. Какая прекрасная профессия! Давайте определим так, что обида – незрелое чувство. Мы – взрослые люди; может быть, мы во многом не понимаем Господа, но мы доверяем Ему и на Него надеемся. По имени и житие твое да будет.

Господь не сделал ничего, на что Вы могли бы обижаться. Он ради Вас пришел в этот мир и ради Вас взошел на крест. Мы живем в падшем, греховном мире, нас одолевают страдания, скорби, неприятности. Но вера в Бога помогает нам вынести все скорби и испытания.

Молитва – высшее призвание человека, но мы настолько неблагодарны, что понуждаем себя вычитывать некое правило. А ведь в идеале наша жизнь должна быть молитвой, открытостью Богу, посвящением Богу. Но, поскольку мы немощные и ленивые, нам нужно заставлять себя молиться, и это нормально.

Господь говорит: Царство Небесное усилием берется. Молитва по принуждению, когда мы молиться не хотим, но понимаем, что для нас это жизненно необходимо, должна присутствовать в нашей жизни. Другое дело, что человек физически ограничен. Например, он не может без подготовки пробежать марафонскую дистанцию. То же и с духовной жизнью. Человек может взять на себя так много, что просто сломается. Поэтому лучше немного что-то делать, но постоянно. Думаю, в данной ситуации это правильный ответ. Самое главное – не останавливаться, а взбираться вверх.

– Сегодня мы не можем сказать, что у детей много свободного времени, потому что сначала у них семь-восемь уроков в обычной школе, затем музыкальная школа, и это уже становится нормой. В специальных школах дети учатся и в субботу, и это тоже серьезная проблема. Более того, даже в воскресенье есть занятия, причем занятия не факультативные, а обычные. Сейчас благочестием считается некий труд, который, может быть, совсем не связан с церковью. И хорошо, если ребенок придет в церковь хоть раз в месяц.

– Вопрос детей в церквисложнейший во все времена. Действительно, новое время – это новые вызовы, это загруженность ребенка. Как сделать так, чтобы посещение храма было праздником? Об этом должна болеть голова у настоятеля и директора воскресной школы. Конечно, детей, особенно младшего возраста, лучше всего обучать через игру.

Воскресная школа не должна быть дублированием школы общеобразовательной и еще одной нагрузкой. Воскресная школа должна нести радость от общения с другими детьми-единомышленниками, радость от прихода в Божий храм, где все так красиво и необычно.

Объяснить красоту Божьего мира, показать ее ребенку – это в первую очередь задача родителей, а затем Церкви, священников и церковных педагогов. Но с детьми все очень сложно. Это сродни уравнению повышенной сложности, и решать его нужно в каждом случае индивидуально.

– Что же нужно сделать, чтобы заложить у ребенка основы нормальной церковной жизни?

– Это большая проблема. Вообще жизнь человека – это проблема, это гуманитарная катастрофа, и она требует каждодневного решения.

– Еще я хотел бы спросить о благочестии в быту. У нас есть иконы, есть молитвы перед едой, и после еды мы молимся. Устройство обычной бытовой жизни в благочестии – это, наверное, сейчас не очень распространенная вещь. Как же это можно сделать?

– Все зависит от того, какое значение человек придает быту, бытовой обстановке, своему окружению. Если для человека это важно, то нужно выделять этому время. Если человек считает, что ему важны его убеждения, его вера, то для него, может быть, и не так важно, в каком месте висит икона и вообще сколько в доме икон. Хотя, конечно, я испытываю какое-то странное чувство, когда попадаю в дом, где нет икон Христа Спасителя.

– Еще у меня вопрос, может быть, какой-то детский: могут ли благочестивые люди изменить время? Я имею в виду не количество часов.

– А мы не знаем, что такое время с физической точки зрения. Время как обстановку вокруг нас, конечно, мы меняем. Великий русский святой Серафим Саровский так и говорил: «Стяжи в себе дух мирен, и вокруг тебя спасутся тысячи». Мы – люди маленькие, мы думаем о ближнем круге, о десятке человек. Но действительно внутри человека происходят перемены, покаянием меняется его сердце, меняется обстановка вокруг.

– Наверное, даже время меняется целиком. Ведь если все-таки благодаря благочестию человек приобретает спасение, то это уже вечность.

– Как красиво Вы сказали!

Вопрос телезрителя: «Скажите, пожалуйста, почему в первые четыре века христианства была просто масса примеров благочестивой жизни, о которых мы знаем? А потом постепенно все начало затухать и затухает до нашего времени. Что же произошло? Может быть, люди стали более информированными и менее простыми? Но ведь известно, что Бог по Своей природе прост.

– Ну, мне не довелось жить в IV веке, но мы знаем, что изначально, до императора Константина Великого, Церковь была гонима. Если человек становился христианином, он знал, что за свою веру может быть убит, предан мучениям. Соответственно, люди жили с другой долей ответственности.

Когда же император Константин стал христианином и в церковь хлынуло множество вчерашних язычников, стал активно развиваться институт монашества. Люди уходили из мира, чтобы показать инаковость христианства по отношению к внешнему миру. Таким образом, благочестие не закончилось после прекращения гонений.

Крещение Руси произошло совсем недавно, всего лишь около тысячи лет назад. И разве можно сказать, что мы не имеем благочестивейших святых? Все наши святые – это люди, исполненные благочестия. А есть ли благочестивые люди среди нас? Несомненно. Но видим ли мы их? Думаю, что крайне редко. Опять же потому, что истинное благочестие – это смирение человека перед Богом, а не какой-то показной внешний акт. Поэтому, без всякого сомнения, благочестивые люди есть, и у них разная степень благочестия.

Я не сомневаюсь, что и среди нас есть святые, но мы их тоже, как правило, не замечаем, потому что мы не привыкли видеть святость, ибо подобное познается подобным. Будучи грешниками, мы хорошо замечаем других грешников, и это для нас просто и естественно.

– Я сейчас вспомнил об обманщике Тартюфе. Вот где показное благочестие, которое привело к столь плачевным результатам. Опять-таки можно вспомнить о фарисее с его показным благочестием из притчи о мытаре и фарисее.

– Да, конечно. Господь смотрит на сердце человека, а не на то,

– Нам иногда кажется, что время, в которое мы живем, просто бежит. Мне видится, что я только что пошел в школу, а сейчас уже скоро пенсия, настолько быстро пролетело время. Я вдруг подумал, что изменения во мне были совсем минимальными. Так вот, может ли время помочь человеку в том, чтобы, поразмыслив обо всем, проанализировав жизненный опыт, он каким-то образом пришел к пониманию необходимости жить по тем принципам, которые могут привести к благочестию?

– Я хочу немножко Вас утешить. Вы говорите, что перемены у Вас совсем небольшие. Должен сказать, что и у меня тоже. И если мы не можем принести Богу подлинных добродетелей, так хотя бы научимся смирению, не будем думать о себе высоко. Будем надеяться только на Божию милость.

Конечно, человек, осознав временность, быстротечность своей жизни, может и должен сделать правильные выводы. Но эти выводы мы делаем сегодня, а завтра мы проснемся и забудем о них. Поэтому каждый день нужно начинать жить заново. И так всю жизнь.

– Я вспомнил историю про траву, как Вы добиваетесь того, что у Вас такая ровная и красивая трава. Просто ее нужно косить каждый день, и так 300 лет подряд. Позвонившая нам сегодня телезрительница говорила, что даже в состоянии какого-то душевного дискомфорта она все равно продолжает молиться.

– Мы не можем надеяться на то, что у нас все время будет добродушное настроение, что жизнь будет складываться так, как мы планируем. Конечно, мы претерпеваем скорби, какие-то душевные напасти, но где-то в глубине души у нас должен быть штиль, должна быть молитва, уверенность в Божией помощи.

– Мой друг сегодня перед началом передачи написал мне о том, что если все время ждать хорошего настроения, расположения духа для молитвы, то не останется времени для того, чтобы стать христианином. Мне это очень понравилось. О благочестии мы, наверное, можем прочесть в энциклопедии, но просто по-человечески мы все-таки с большим трудом осознаем, что такое благочестие.

– Я думаю, что это правильное устроение души, которое предполагает любовь к Богу, служение Богу и попытку исполнения Божиих заповедей. А любовь к Богу – это любовь к ближнему. Время, в которое мы живем, самое лучшее время для нашего спасения, здесь и сейчас.

– И здесь, наверное, молитва может быть одним из самых главных путей.

– Да. Но молитва – это не просто встать и вычитать положенное правило. Молитва – это наша открытость Богу, устремленность, любовь к Нему. В идеале молитва должна стать нашей жизнью.

– Поступки, дела милосердия и постоянная готовность, может быть, даже к смерти – это приобретается или это некий дар?

– К поступкам нужно себя понуждать, потому что вера без дел мертва. Вот один человек с детства имеет музыкальный слух и сам обучился игре на всех инструментах. Другой с трудом учится играть на барабане, но оба они молодцы.

– У меня был знакомый, который воспитал в себе музыкальный слух. Я приходил в институт – он занимался, уходил из института – он занимался. Сейчас этот человек очень известен, и свой музыкальный слух он воспитал в себе таким упорным трудом.

– Стяжал дары Божии непрестанным трудом.

– Да, совершенно точно.

– Напомню слова апостола: Великое приобретение – быть благочестивым и довольным. Это возможность полного, подлинного счастья, когда мы довольны тем, что у нас есть, и радостями, и скорбями. Это и есть форма благочестия, форма поклонения и служения Всевышнему Богу.

– Ну и, конечно, сейчас, когда у нас есть возможность приходить в церковь, есть очень много возможностей исправиться, научиться смирению, радости, любви и стяжать Дух Святой, который дается нам в молитве – в разговоре с Господом.

Ведущий Глеб Ильинский

Записали Нина Кирсанова и Людмила Белицкая

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает архимандрит Александр (Глоба), доктор богословия, врач-специалист в области организации здравоохранения, клирик Городницкого Свято-Георгиевского мужского монастыря.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​