Беседы с батюшкой. Протоиерей Михаил Потокин. 27 февраля 2024

27 февраля 2024 г.

Сегодня у нас в гостях настоятель храма во имя мучеников Флора и Лавра на Зацепе протоиерей Михаил Потокин.

– В прошлое воскресенье мы вспоминали притчу о мытаре и фарисее. Давайте сегодня поговорим об этом евангельском сюжете.

– Христос видит, что окружающие Его, особенно книжники и фарисеи, осуждают других. Он обращает эту притчу к тем, кто судит других. Два человека вошли в церковь: один фарисей, другой мытарь. Фарисей молился и в молитве благодарил Бога за то, что исполняет заповеди, отдает десятину, что он верующий и благочестивый, не то что этот мытарь, который стоит рядом и достоин осуждения в его глазах. Мытарь же не мог поднять головы своей и в коленопреклоненной позе произносил только слова: Боже, будь милостив ко мне грешнику! И Господь говорит, что из этих двоих мытарь отошел более оправданным, чем фарисей.

В этой притче очень много содержится и про нашу с вами жизнь, потому что каждый из нас по очереди бывает и мытарем, и фарисеем, смотря в какое состояние входит наша душа.

Что такое вхождение в храм? Человек встал перед Богом. И это все-таки ответственный момент жизни. Это мы не где-то на службе или в домашних делах. Мы пришли, чтобы встать перед Богом, то есть мысли человека в этот момент должны быть наиболее возвышенными, наиболее важными для него. Если мы пришли к Богу, то не будем заняты какой-то суетой. Это грех. Мы пришли для того, чтобы сказать Ему что-то важное, может быть, самое важное в своей жизни.

И что же сказали эти люди в притче? Один на этой встрече с Богом похвалил Его за то, что сам такой хороший; за то, что Господь дал ему благочестие и отделяет его от всех других и так далее. Но все-таки в этом обращении он был один, Бога рядом не было. Бог для фарисея – закон, который он исполнял внешним образом. Он не любил Того, Кто дал ему этот закон. Он любил себя, исполняющего закон.  

Такое часто бывает с нами, особенно с теми, кто начинает часто ходить в церковь или служит в ней. В Церкви мы видим себя: какой я, что делаю, какие мои молитвы, каковы мои заслуги. Нам может казаться, что напрямую мы так не думаем, но на самом деле видим для себя отдельную роль в церковной жизни, видим свое значение, свое местоположение в духовном мире.

А мытарь пришел и даже не мог ничего сказать, потому что настолько стыдился своего образа жизни... Бог открылся ему как милость. Если он зашел в церковь, значит, Бог допустил его к Себе. В то же время мытарь понимает всю свою немощь и недостоинство. Мытарь не может ничего сказать и только просит милости.

Для мытаря в Церкви нет его самого, он весь растворился. Себя как личность он не видит. Он – ничто перед Тем, Кого он встретил. В то же время мы видим, что у него очень богатый жизненный опыт. Потому что он просит милости. А просить милости можно только тогда, когда ты сам к ней был причастен, то есть знаешь, что она есть. Нельзя просить того, чего нет. Понимаете? Человек, который никогда не принимал милости от другого и сам милость никому не оказал, не может знать о ней. Как он может знать, что его могут помиловать и простить, если сам никогда не прощал? Значит, несмотря на его образ жизни, у мытаря был такой опыт. И на основании этого опыта он понял, что может быть прощен. И только за эту возможность прощения он уже молил Бога и забыл себя в этой молитве.

Если, приходя в церковь на службу, совершая богослужение или участвуя в различных послушаниях, мы видим себя, тогда в нас фарисей. Если в какой-то момент мы полюбим Того, Кто в Церкви главный, Кому Церковь служит, полюбим Церковь так, что сможем забыть о себе и своей значимости, тогда мы можем рассчитывать на милость как мытарь. На самом деле каждый из нас живет не заслугами, а милостью. Потому что заслуги ничтожны по сравнению с нашим призванием.

Мы хвастаемся тем, что сделали это или то. Но Господь сказал Своим ученикам: Так и вы, когда исполните все повеленное вам (а это гораздо больше, чем сделал каждый из нас), говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать.

Вспомните притчу о рабе, который приходит с работ: он сначала служит своему господину, а не садится есть сам. Казалось бы, он трудился, устал, ему положено чем-то утешиться. Но нет, он должен сначала покормить господина. Вот иерархия. То, что мы потрудились, не значит, что мы заслуживаем первого места. Это лишь значит, что мы исполнили то, что должны исполнять. Раб должен сделать свое дело, послужить господину и только потом сесть и утешиться пищей. Так и мы. На самом деле мы призваны к гораздо большему, чем то, на что считаем себя способными. А когда сделали что-то малое, начинаем гордиться и поступать как фарисеи: считаем себя кем-то. Я что-то сделал, значит – что-то значу. Считаем свои заслуги.

А мытарь не помнит себя, у него есть искренние отношения с Богом. И поэтому Господь и говорит, что он ушел более оправданным. Он оказался в своей молитве ближе к Богу, чем фарисей, который отделил себя от Господа. 

– Что такое фарисейство как феномен?

– Это религиозное течение, которое было во времена Христа. Фарисеи придерживались определенных правил. Было много различных направлений. Эти люди пытались через какие-то внешние вещи решить проблему благочестия и исполнения закона. Главное для фарисеев в их религиозной жизни – это исполнение закона. Но закон можно трактовать на разные лады.

Что важнее в законе? Помните, книжник задает Христу вопрос: какая первая из всех заповедей? И вопрос этот был не праздный, потому что в фарисействе были различные направления. Одни считали, что важнее одно, другие – другое. Как понять, что важнее в законе? На самом деле разумом этого понять нельзя. Нужно еще сердце. А про это они забыли. Живя только законом, они потеряли живую веру. Значит, не могли понять Живого Бога, ведь говорили с Ним на разных языках. 

Апостол Павел говорит: если один понимает слово «любовь» по-своему, а мы по-другому, то мы иностранцы друг для друга. Мы не понимаем, о чем говорим, то есть не соединяемся. Фарисеи поняли слово закона без любви, поэтому оно оказалось сухим. И именно поэтому они не приняли слово Христа. Они не понимали Его. Он для них был иностранцем, говорил на другом языке. Хотя закон нигде не нарушал; наоборот, говорил про его исполнение. Но они эти слова не приняли. У них было свое понимание закона. И, собственно говоря, это могло бы их погубить. Господь упреждает это, говорит им, насколько сильным должно быть средство, чтобы они переменили свою жизнь. 

Фарисейство – это, с одной стороны, лицемерие, а с другой стороны, понимание религиозной жизни только как исполнение правил и законов. Но что спасает человека? Только живая связь со Христом. Но фарисеи настаивают на своем: что человека спасает исполнение закона. Христос не отменяет закона. Но сам по себе закон не спасает. 

– Вопрос от телезрителя Дмитрия из Гатчины: «Я слушал духовную проповедь. И один старец говорит о том, что для современных христиан в миру самое главное научиться полностью предаваться воле Божьей, а внешние правила нужны для самоорганизации. Как же научиться полностью и безропотно предаваться воле Божией?»

–  Вопрос непростой, потому что нужно понять, что такое воля Божья. Воля Божья большей частью бывает не такой, как мы хотим. Я бы рекомендовал так: то, что приходит извне и не зависит от нас, какие-то обстоятельства жизни, принимать именно как волю Божью, а то, что от нас зависит, нужно испытывать, проверять словом Евангелия. По Евангелию ли мы поступаем, согласно евангельскому духу или нет. Если что-то приходит не от нас, значит – воля Божья. И это для нас полезнее. А то, что мы сами придумали, нужно ставить в соответствие с евангельским словом. Насколько это соответствует духу Евангелия. Рекомендую читать его больше. Оно всегда рядом, близко. И если вы будете с любовью относиться к евангельскому слову, я уверяю, оно многому вас научит.

Фарисейство – это однозначное зло или есть в нем положительные черты?

– Фарисеем был апостол Павел одно время. Но в каком-то смысле это слово все-таки стало отрицательным. Господь говорит: берегитесь закваски фарисейской. То есть, по сути, духа фарисейства, который есть лицемерие.

Бессмысленно спрашивать, может ли лицемерие принести какую-то пользу человеку. Лицемерие – это ложь. Она всегда вредна. Отец лжи – дьявол, поэтому всякая ложь, в том числе ложь самому себе и окружающим, всегда зло. И это никак нельзя оправдать. Поэтому лучше с этим духом не соприкасаться.

А что касается исполнения закона и заповедей, безусловно, это требуется. Но если мы хотим сделать это сами, без помощи Христа, без того, чтобы положиться на Него, то мы, скорее всего, окажемся фарисеями. Если нам что-то удастся, мы скажем: «Я вот такой. Я пощусь, молюсь».  А если мы будем все делать ради Христа и вместе с Ним, тогда плоды будут не наши – и духа лицемерия, гордыни, эгоизма в нас будет меньше.

– В чем проявляется фарисейство в жизни современного христианина?

– Собственно, об этом и говорит нам сегодняшняя притча. Мы все ищем свое место в церкви, на службе. А у мытаря нет места. Его место, что называется, в последнем ряду. Он молит о милости, а не о месте, которое должен занять благодаря своим поступкам, подвигам, благочестию и так далее. Каждый из нас бывает фарисеем, когда обращает взор на себя и думает: «А кто я здесь?» А когда мы не видим себя и говорим: «Меня здесь нет», не чувствуем себя достойными того, что совершается в Церкви, тогда мы ближе к мытарю.

Но мы всегда колеблемся. И самолюбие подталкивает нас давать какую-то оценку своей духовной жизни. Я вот такой и сделал вот это. И как только мы говорим это, сразу становимся ближе к фарисеям.

– Почему эта притча вспоминается в одну из подготовительных недель Великого поста?

– Великий пост – это как раз очень благодатное и полезное время для человека. Но оно может принести пользу, может оказаться и пустым. И даже запутать человека, если он подумает, что своими силами предпринимает какие-то подвиги, получает какие-то заслуги. 

Эта притча для того, чтобы предупредить человека о том, что в Церкви мы не можем совершить никакого поста, никакой молитвы и никаких трудов на пользу своей души без Христа. А то, что сделано от себя, чаще всего, к сожалению, потом превращается в наше лицемерие, самолюбие, гордыню. Церковь – мудрая и, благодаря своей многовековой духовной истории, опираясь на опыт жизни святых отцов, дает нам такой совет: даже если мы решили потрудиться, нужно всегда помнить о том, с Кем мы трудимся, Кто помогает нам, Кто дает силы, Кто призвал нас в Церковь и откуда вообще мы пришли. Господь призвал нас в этот мир и в храм. Призвал трудиться постом, поэтому никаких собственных трудов при этом мы видеть не должны.

–  В притче говорится, что фарисей ушел домой менее оправданным, чем мытарь. Но все же оправданным. Значит ли это, что человек может получать Божью благодать своими поступками?

– Без поступков сложно. Как нам выявить свое внутреннее содержание? В поступках. Если ты будешь только лежать и дышать, то и не поймешь, добрый ты или худой. Конечно, человек познается через поступки. И поступки фарисея были намного лучше, чем поступки мытаря. Тут даже сравнивать нечего. Один жил тем, что фактически грабил других людей, может быть, небогатых, у которых остались последние средства к жизни. А другой выполнял правила, отдавал десятину в храм, старался читать молитвы и так далее. Никак нельзя осудить его поступки.

Господь как-то говорит Своим ученикам: итак, все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте. То есть указания, законы выполняйте, но внутренней жизни такой допускать не нужно. Господь делает такое разграничение. Человек действительно должен стремиться своими поступками угодить Богу, выполнить заповеди. И поступки фарисея хорошие. Никто не говорит, что это худо. Но вот отношение к поступкам, что это мое, я сделал и сам себя возвышаю через них, – в этом фарисей теряет. Все его поступки учтены. Он соблюдал закон и хотя бы боялся Бога. Но чтобы полюбить Его, надо еще и забыть себя. 

Приведу простой пример. Вот я принес Вам какой-то подарок, а потом подходил бы и спрашивал: «Помнишь, какой подарок я тебе принес? Он тебе понравился? Помнишь, я подарил?» Через какое-то время Вы, наверное, скажете: «Забери свой подарок, потому что я устал отвечать тебе, что ты хорош и что твой подарок прекрасен для меня». Это простая жизненная правда, которая подсказывает нам: если ты в дар что-то дал другому искренне, то даже и не помнишь о том, что дарил. Потому что это уже часть жизни другого…

– Могут ли добрые дела быть человеку во вред?

– Мне кажется, это ошибка – говорить так. Доброе дело не может быть во вред, это нонсенс. Доброе дело – то, которое действительно ведет к добру. Но мы с вами думаем иногда про дела, что они добрые, видимость у них добрая, а внутри они зло несут. Такое может быть, но это не доброе дело, это видимость добра. Видимость добра можно создавать, и такая способность есть у нас, к сожалению. Мы можем создавать видимость чего угодно, и тогда действительно это приносит и тому, кто делает добро, и тому, кто это принимает, не благо. Но само по себе добро не может принести худое. Видимость, лицемерное представление о добре, обман – да, могут принести. А само добро – нет, это абсолютная благость, это милосердие Божие, это любовь Его к человеку.

Господь сказал, вся Вселенная добрая, что Он ничего злого не сотворил. А зло как раз вошло вместе с обманом, лицемерием, видимостью. Зло мертвое, но создает видимость жизни. Так же и в отношениях: бывают отношения мертвые, но мы создаем видимость. Я встречаю кого-то с улыбкой, говорю: «Здравствуйте, как я Вас люблю!» Но внутри меня пусто. Это добро? Это не добро, это лицемерие. Хотя вид мой добрый, но мы не можем назвать это добром. Истинное добро – когда внутреннее соответствует внешнему. А когда раздвоение идет, то это не добро. Поэтому давайте это не путать. Лицемерные поступки, которые имеют вид добра, добра не приносят. В этом смысле дьявол как раз человека и соблазняет, потому что он знает, что человек может любить внешний эффект. Внешность, если мы посмотрим, часто бывает очень обманчива, а внутри-то кроется змей. Но это добром называть нельзя.

– А какие уроки молитвы дает нам данная притча?

– Уроки молитвы те же самые, про которые я говорил: в молитве забывать о себе. Когда мы молимся, думать о том, Кому мы молимся, к Кому обращена наша молитва. Не о своих нуждах и заботах, которые Господь всегда знает. Он говорит: Я наперед знаю, что у вас есть. Молитва – это такое обращение, в котором мы стараемся, чтобы на второй план ушли наши нужды. Основа молитвы – это любовь к Тому, Кому мы молимся. А как я уже сказал, любовь не имеет корысти. То есть молитва должна быть бескорыстной, она не должна содержать в себе каких-то требований, прошений или чего-то такого, чтобы Бог непременно должен был нам ответить. Это уже не любовь. Не друзья мы, а или рабы, или наемники, которые или из страха молятся, чтобы жизнь не испортилась, или молятся, чтобы что-то получить от Бога. Такая молитва не нужна. А друг делает из любви, но опять-таки должно забыть о своих делах в молитве. Я понимаю, что это сложно, но в какой-то момент можно понять, что наши дела и заботы незначительны по сравнению с Тем, к Кому мы обращаемся. Если мы приходим к важному, почитаемому нами человеку и спрашиваем о какой-нибудь мелочи, о чем-то незначительном, он спросит: «Что ж ты пришел-то? Ты отнял мое время, отнял мои силы, о чем ты хотел поговорить?» Здесь то же самое: если мы говорим с Богом, мы должны говорить Ему самое важное. Самое важное в нашей жизни – это отношения с Ним. Если этих отношений нет, тогда мы будем лишены вечной жизни с Ним, но мы можем просить, чтобы они были. Отношения с Богом и есть предмет молитвы нашей. Остальное уже житейское, но это уже гораздо ниже.

– Батюшка, давайте ответим на вопросы наших телезрителей, которые приходят в Telegram. Вопрос от Евгения: «Как перестать бояться и как перестать думать о завтрашнем дне?»

Страх перед завтрашним днем и боязнь каких-то событий негативных, которые у нас бывают, от маловерия, и такой страх называется малодушием. Маловерие значит, что жизнь неразумна, что в ней есть случайность, в ней нет закономерности. Ведь если жизнь разумна, если над жизнью стоит Премудрый Бог, Который посылает человеку все, что ему необходимо, то тогда чего нам бояться? Нам нужно принять от Бога то, что Он нам пошлет, и верно поступить при этом. Но ничего с нами не случится без Его воли, Его попущения, Его присутствия. То есть Бог всегда присутствует в нашей жизни. А когда мы теряем Его, конечно, страшно. Когда мы в этом хаосе, одни в каком-то бурлящем море. Но на самом деле мы не одни. Вспомним очень красивый евангельский образ, когда Христос идет по водам, кругом буря, и ученики говорят: погибаем, помоги нам. Господь идет по этим бурным волнам, и волны утихают. Здесь тот образ, который нам дает понять, что даже в бурные волны нашей жизни Господь всегда рядом.

– Да, и фраза «не бойся» в Библии 350 раз упоминается, если не больше.

– Господь часто обращает слово к верующим, потому что знает, что мы непостоянны. И даже если в чем-то нам поможет Господь, мы тут же об этом быстренько забываем, опять начинаем что-то просить, чего-то бояться. Наша душа такая: немножко посмотрит вверх, а потом опять в землю.

– «Является ли грехом воровства использование имущества организации, где человек работает, в личных целях? Например, что-то распечатать на принтере для себя?»

– Вообще да – является воровством. Здесь нужно быть внимательным. Внимательная совесть есть очень большая заслуга. Многие считают, что заслуга человека – это его положение в обществе, его талант, то, чего он достиг,  заработал, еще какие-то события, а на самом деле достоинства и добродетели христианские другие. И в том числе честность, скромность. Это очень высокое достоинство человека. Нужно понимать, что Вы не просто не сделали чего-то, не распечатали какую-то бумажку на принтере на работе, а на самом деле сохранили очень большое сокровище. Сокровище – это наше достоинство. Вы его не потеряли. Когда нам предложат за эту бумажку заплатить миллион, мы скажем: «Да нет, я с ума не сошел». А наше достоинство и честность стоят дороже, чем миллион. Поэтому нужно думать, что, поступая неправильно, мы теряем очень много, потому что это дороже, и деньгами это не измеряется.

– «Как избавиться от религиозной гордыни?»

– От религиозной гордыни избавляет нас именно покаяние. В том числе, я думаю, важно почитать святых отцов, какую-то литературу хорошую. Скоро мы начнем читать Канон Андрея Критского, который будет во время Великого поста первые четыре дня. То есть покаянные молитвы относятся и к нам. Господь говорит, что тот, кто в одном согрешил, виновен уже во всем, что нет ни одного греха, который бы через мысли, пожелания, фантазии не прикоснулся бы к нашей душе. Только покаяние может уберечь нас с вами от религиозной гордыни, только покаяние может дать нам верный путь. Это главное, с чем мы можем преодолеть свои наклонности к тому, чтобы все себе присваивать и везде себя на первое место ставить.

– «Как спасти знакомых и близких мне людей от зависимости?»

– Нужно понять, что это очень сложное дело, потому что спасти от зависимости – значит воскресить умершего. Фактически зависимая душа умерла для Бога, потому что она не свободна, она не может вступить в отношения. Представьте себе, что вы живете в закрытой комнате, вам говорят: давай установи отношения с соседом. Но дверь закрыта зависимостью. Поэтому избавить человека от зависимости – значит воскресить умершего. Это чудо. Поэтому нужно в первую очередь обращаться к Богу в молитвах, чтобы это чудо совершилось.

Господь спрашивает часто у тех, кого Он исцеляет: а что ты хочешь? Вот нужно спросить у человека, что он хочет. Если человек говорит, что хочет жить зависимым, каким и жил, тогда сложно его будет воскресить. Господу говорили те, кто к Нему обращался: хотим исцелиться, хотим, чтобы бесов изгнал, хотим, чтобы расслабленного Ты воздвиг… А если человек не хочет, тогда только молитва.

Это чудо подобно тому, как принесли расслабленного на одре и опустили перед Христом, а он сам ничего не мог. Человек ничего не может, он умер – он мертв по отношению к другим. Между ним, людьми и Богом стена. Чтобы разрушить эту стену, чтобы воскресить его душу, нужно чудо. Поэтому молитесь. Есть еще, конечно, разного рода возможности сдвинуть его с места – есть разные православные общины, которые помогают, потому что молитва наша не только субъективная, не только личная. Если мы обратимся к Церкви, помощь других людей усилит нашу молитву и даст больше надежды на исцеление. Можно вступить в общину трезвости, послушать, как нужно обращаться с зависимыми, как с ними говорить... Как только появится желание у человека изменить жизнь, сразу появляется надежда на его воскрешение.

– «Батюшка, какой молитвой можно молиться за мужа, за детей? Есть молитва за детей, я ее читаю, а вот за мужа не знаю молитв и молюсь за него Иисусовой молитвой, а в конце говорю: помилуй мужа моего (и имя). Можно так просить?»

– Можно так просить, но вообще молитвы за ближних общие. Когда мы читаем общие молитвы о здравии ближних, туда включаем всех – и мужа, и детей, и родителей... Мы можем любую молитву о здравии читать за всех наших близких, здесь нет различия. Просто прошение о детях специфическое…

– Да, есть молитва матери о детях.

–  Вообще говоря, любая молитва касается всех близких наших. Если мы берем отношения родителей и детей – они уникальны, в них есть свои особенности. Но вообще-то нужно понимать, что отношения наши все-таки не столько как родителей и детей, а как отношения одной христианской души с другой. Дети, хотя нам и подчинены в какой-то степени и какое-то время, свободные христианские души. Поэтому к ним мы относимся на равных, но если взять положение семейное, то мы должны их воспитывать, за них переживать, молиться. А в христианской Церкви мы все имеем одинаковое достоинство. Христос, еще будучи Младенцем, уже всю полноту Божества имел в Себе. Поэтому и в человеке есть полнота жизни.

– «Мы не молодые: мне – 53, мужчине 58, живем вместе второй год. Оба овдовевшие. Мужчина стал последнее время вспоминать свою женщину и называть ее имя. Они жили без брака 15 лет, она умерла от рака шесть лет назад. Мне это невыносимо. Нужно ли продолжать отношения? Или как с этим справиться?»

– Здесь нужно просто поговорить. Во-первых, я так понял, что люди не женаты. То есть здесь говорится о том, что мы имеем право вне брака человеку сказать, что он имеет какую-то обязанность. Если я не подписал договор, значит, я ничем вам не обязан, извините. Но есть внутренняя обязанность. Когда мы живем с человеком, вообще-то говоря, обижать человека нельзя. Даже когда мы не живем с ним. Просто на улице нельзя обидеть человека. К человеку нужно относиться бережно. И когда человек наносит обиду другому, это уже знак нехороший. Это ожесточением называется. Душа от чего-то ожесточилась.

Когда мы обижаем других? Когда самим плохо. Поэтому, наверное, человеку плохо, и он обижает Вас из-за этого. Но что сделать с ним? Если он может прийти в храм и поговорить, исповедоваться, может быть, и найдется причина его ожесточения. Судя по всему, так сначала не было. Причина ожесточения найдется, и тогда удастся ее преодолеть, и вы, может быть, составите семью. Ожесточение по отношению к другому проявляется тогда, когда человеку больно, внутри есть какая-то боль внутренняя. А с чем это связано, это сложно сказать. Сказать, жить вместе или нет, я не могу. По церковным канонам вам вообще жить нельзя вместе, поскольку вы в брак не вступили. Жизнь без брака не может быть полностью нормальной. Если я не хочу с вами заключать договор по какой-то причине, значит, я вам не доверяю. Я имею в виду брачный договор.

– «Какой должна быть православная семья?»

– Просторный вопрос. Я думаю, православная семья та, где есть живые отношения. Причем совпадение настроений у всех членов семьи, если она большая, редкий случай. Но все-таки если в семье хотя бы между двумя членами есть эти искренние, глубокие отношения, то семья уже может считаться христианской. Христос говорит: Там, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них. Поэтому нужно говорить о том, что нужны именно эти отношения в семье. Если эти отношения есть, то там Христос. А то, что мы не можем эти отношения постоянно сохранять (бывают разные ссоры и обиды), то преодоление этого и есть христианский путь. Если мы понимаем это именно как духовный путь, а не как личную обиду или что-то нехорошее.

– «Допускаются ли при подготовке к причащению Святых Христовых Таин покаянные каноны и Последование к Причастию читать не самому, а слушать в форме аудиозаписи или видеофайла?»

– Допускается, конечно, просто это разный образ молитвы. Если мы читаем молитвы сами, это одно восприятие, если слушаем – другое восприятие, а если читаем вслух, это третье восприятие молитвы. Наверное, лучше всего молитва, которая прочитана вслух именно нами, но молитва, которую мы слушаем, когда другой читает (на службе мы же слушаем молитвы), – то же самое, но действие другое. Нужно ориентироваться на опыт Церкви, который говорит, что личная молитва лучше всего. Можно и вслух прочитать, и про себя, но если нет возможности – слушаем. Это допустимо.

– «Нужно ли почитать родителей мужа, если отношения не сложились и как невестка я их не устраиваю?»

– Понятно, что отношения сложные могут быть, но почитаем мы людей не потому, что они к нам хорошо относятся, а потому, что они дети Божии. То есть каждый человек имеет достоинство. Учитесь отделять их поступки от того, кто они есть. Человек может поступать плохо под различного рода воздействием, в том числе часто каких-то негативных наговоров, мыслей. Поэтому не думайте, что люди прямо к вам расположены плохо, это просто такое настроение создано иногда. Очень просто осуждать других, мы на этом пути с вами все стоим, поэтому чуть только заметил, что в другом что-то не так, уже готов его осудить. Но это для самого осуждающего всегда испытание: сердце от этого ожесточается. Поэтому все-таки нужно переживать за людей и молиться, чтобы Господь умягчил их сердце. То, что они так к Вам относятся, разрушает не только их самих, но и разрушает вашу семью, счастье Вашего мужа. Получается, они своему ребенку же и вредят. Когда родители вредят своему ребенку, какой же радости тут можно ждать?! Поэтому потерпите, но не обижайтесь на них.

– «Как подготовиться к Великому посту?»

Мы сейчас как раз в преддверии Великого поста – подготовительные недели начались…

– Самое главное, мы настраивать себя должны. Цель поста не просто выявить в нас какие-то грехи. Хорошая исповедь и подлинное покаяние нужны, и нужно, конечно, потрудиться. Но самая главная цель поста – это Пасха. То есть жизнь. И чтобы воспринять эту таинственную жизнь вечного начала, надо подвергнуть себя посту, увидеть, почувствовать эту жизнь. То есть пост – это вход в очень замечательный праздник Пасхи. Сначала это страстные дни, а потом – Пасха, Воскресение Христово. Поэтому здесь мы понимаем цель того, что мы приняли эти две великие Недели (Страстную и Светлую вместе с Пасхой), чтобы могли не просто внешне, а внутренне прикоснуться к этим событиям. Нам нужен пост, без него никак. Это ключ к этим событиям, дверь, в которую мы входим. И тогда действительно душа наша может ожить именно в Страстные дни, в дни Святой Пасхи. Цель большая. Иногда, чтобы чего-то достичь в жизни, получить, мы годами трудимся, платим большие деньги, собираем их, копим, откладываем, себя как-то ограничиваем. А здесь мы ограничиваем себя для такого великого дела.

Ведущий Павел Денисик

Записали Анна Вострокнутова и Елена Чурина

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать