Беседы с батюшкой. Человеческая личность в христианстве. Протоиерей Владимир Мокренко. 27 ноября 2023

27 ноября 2023 г.

Сегодня у нас в гостях клирик Костромской епархии протоиерей Владимир Мокренко. Тема сегодняшнего разговора: человеческая личность в христианстве.

– Батюшка, что значит человеческая личность в христианстве?

– Прежде всего мы должны сказать, что рассматриваем личность с позиции христианской антропологии. А христианская антропология – это учение о человеке. Оно, в отличие от светского подхода, рассматривает человека как образ Божий, рассматривает его как бы сверху, основываясь на христологических догматах, догматах Святой Троицы. Но все это рассмотрение движется в контексте именно православной веры, которую определил апостол Павел в своем известном Послании к Евреям в 11-й главе: вера… есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом.

В прошлый раз я говорил о том, что духовная жизнь начинается именно с правильной веры. Что значит правильная вера? Вера с точки зрения христианства, с точки зрения откровения христианства человечеству есть основание того, на что мы надеемся, и доказательство вещей невидимых. Слово «осуществление» в греческом тексте звучит как слово «ипостасис», а ипостась – это основа, личность. Так названы Лица Святой Троицы. Понятно, что основание того, на что мы надеемся, есть Сам Христос, Который является для нас основанием нашего спасения. Одновременно Бог же и Творец этого мира, и Творец самого человека. Поэтому очень важно понять ту правильную веру, на которую мы опираемся, и тогда понятие личности будет несколько иным, чем в нерелигиозном понимании.

Например, мы читаем о том, что личность человека (в общепринятом значении) – это индивид. Сразу идет понижение понимания человека. Индивид и личность не совсем одно и то же. Так вот, человеческая личность – «это индивид, являющийся субъектом сознательной деятельности, обладающий совокупными значениями черт, свойств и качеств, которые человек реализует в общественной жизни». В данном случае мы говорим о человеке с христианской позиции. С христианской точки зрения можно сказать: то, что мы называем личностью, является образом Божиим, то есть в образе Божием мы должны искать ответ на этот вопрос.

– А как определяют понятие «личность» в нерелигиозном смысле?

– Что это есть индивид. Обычное светское понимание, расхожее понятие личности: личность неотделима от общества, в котором она находится, от социума, в котором она формируется.

–  Человек был сотворен Богом и, как мы знаем, поселен в раю, но в то время ведь не было общества в обычном смысле... Как Адам мог стать личностью в раю?

– Да. Вот это удивительно. Мы знаем, что в раю были только Адам и Ева, два человека, но они никак не составляли общество. Это была первая семья, первая церковь. И мы также знаем из Священного Писания, что люди могли общаться с Богом, ходящим в раю. Понимание того, что богообщение должно было составлять предмет личностного контакта этих первых людей, является, по сути, определяющим. Мы могли бы задать иной вопрос, на который, может быть, даже легче ответить: а был ли Адам бессмертен в раю? И можно сказать, что был, но только с определенной оговоркой. Всякий раз, когда он исполнял волю Божию, когда слышал заповедь (заповедь была дана голосом, она не была записана), он был бессмертен.

Поэтому движение к богоподобию, которое было определено через образ Божий, было как бы началом движения человека к Богу. Есть определение в Святом Евангелии, когда говорится: Слово бе к Богу. Это движение даже определяется в Святой Троице, Сын Божий как бы движется к Отцу. Человек – это образ, который осуществляет свою человечность в движении к первообразу, то есть к Богу, в этом становлении, в акте сближения, в этом общении. Напомним, что вначале Господь называет Адама всечеловеком, а потом именем собственным. Он обращается к Адаму как к личности.

– Вопрос телезрителя: «В Символе веры говорится, что Бог Един, но только в трех Ипостасях. Так Бог одна Личность или три Личности?

– Как я уже сказал выше, христианская антропология строится на том, что человек подобен Богу. Учение о Боге и породило понимание личностности. Когда были так называемые тринитарные споры о Личностях Бога Отца, Сына и Святого Духа, пытались определить, действительно три Бога это или один Бог. Мы говорим о том, что Бог одновременно Единица и Троица. Это называется антиномией. Это интересное слово, которое говорит нам о том, что в самом этом слове есть противоречие. Два определенных понятия сами по себе верны: верно то, что Бог Единица, и верно то, что Он Троица. Бог – это Триединство. Мы воспринимаем в Боге Три Лица. В Боге есть единая Божественная природа, но эту природу возглавляют Три Лица.

Например, можем сказать так. В мире сейчас насчитывается 8 миллиардов человек. Мы их называем людьми. У них единая природа, но природу возглавляют 8 миллиардов ипостасей, или личностей. Наша Церковь на Соборах говорила о том, что есть разделение между Ипостасями. Это как соотношение между общим и частным. Если говорить богословским языком, как говорило византийское богословие, каждую природу (в частности, нашу человеческую) возглавляет огромное количество ипостасей, личностей, которые заложены Богом при творении в образ Божий. Личность каждого человека находится во главе той природы, которую она получает от рождения.

О Святой Троице мы говорим, что одновременно Бог Троица и Единица, но в то же время можем говорить об Отце – Нерожденном, Несотворенном, о Сыне – что Он рождается предвечно от Бога Отца, и о Духе Святом, Который исходит от Бога Отца. Таково учение христианства о Святой Троице. Оно подразумевает именно Единого Бога. Прикровенно учение о Святой Троице было еще в Ветхом Завете, а в Новом Завете оно уже раскрылось во всей своей полноте. Христос говорит, что Он послан от Отца…

– Есть ли различия между индивидуальностью и личностью?

– Да. Очень сложный вопрос на самом деле. Часто светская, философская мысль, социологическая мысль тем более, говорит о том, что человек – это индивид. С чего мы и начали, что это просто индивид, то есть личность есть индивид. Но это некое понижение человека до уровня природы. Потому что это природное состояние человека. Человек как бы ограничен своей природой. А личность то, что выходит за эти рамки. Когда мы говорим о природе, индивидуальном, мы говорим: что. А когда мы говорим о личности, мы задаем вопрос – кто? Поэтому то, что касается индивидуальных черт в человеке, это то, что принадлежит вообще природе человека как такового. Принадлежит многим людям, много повторяющихся качеств, свойств человеческой природы в обществе. Но то, что принадлежит конкретно личности человека, – это уникально. Например, когда мы показываем свою фотографию, то понятно, что это мы. Почему в паспорте есть фотография помимо фамилии и каких-то кодовых чисел, цифровых данных? Важна личность человека, важно его лицо. Когда Адам согрешил, он стал прятаться от Бога. Когда согрешил Каин, лицо его поникло, и Господь сказал: «Подними лицо твое». То есть Каин как бы не мог смотреть в глаза Богу как личность, он не мог сопоставить себя с Богом.

В этом отношении какие-то личностные характеристики всегда превосходят границы природы. Например, когда человек совершает какой-то подвиг, жертвуя собой, чувство самосохранения, данное ему природой как естественное чувство, чтобы сохранять себя от опасностей, не срабатывает, человек преступает его.

Поэтому Господь и сказал: нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих. То есть в христианстве очень характерно обращение Самого Бога к человеку как к личности, и человек должен выйти за границы своей ограниченной природы, тем более природы ветхой.

– Каково значение нравственности в формировании личности?

– Здесь нравственность имеет колоссальное значение. По ней, собственно, можно определить саму духовность, потому что духовность человека определяется именно его нравственными поступками. Опять же отношение к личности и к нравственности в светском понимании такое, что это тоже дано людям в развитие. То есть человек рождается как бы с нулевым потенциалом нравственности, и общество, в котором он находится и развивается, дает ему те или иные понятия в соответствии с особенностями этого общества.

Но это не совсем так, и если мы обратимся к заповедям, которые были даны еще Моисею в Ветхом Завете, то увидим, что первые четыре заповеди говорят о том, чтобы человек правильно относился к Богу. То есть даны некие условия, при которых наступает богопознание, чтобы не произошел уход человека в сторону.

Почему, например, нельзя было сотворить себе кумира? Потому, что человек должен был приобщиться Богу, соединиться с Ним, и это стало особенно понятно в Новом Завете. То есть человек должен приобщиться к Господу через благодать Самого Бога, он должен стать обоженным человеком, а нравственное состояние, как бы нравственный призыв Бога к человеку начинается уже с момента его отношения к другому человеку.

Например, говорится: чти отца твоего и матерь твою… и да долголетен будеши на земли. И дальше: не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, не пожелай чужого… И так далее. То есть эти нравственные постулаты не только формируются в том обществе, в котором человек рождается, но внутреннее состояние, которое мы называем образом Божиим, постепенно выходя в общество, в общественное пространство, формирует это общественное пространство.

И, наоборот, создается благоприятная среда, в которой нравственные правила, нравственные устои общества утверждает само общество, но, повторяю, все это заложено в ту же самую личность, в тот же образ Божий, который должен быть подобен Богу.

Совершенно потрясающее определение – подобие или неподобие Богу определяет судьбу человека. Насколько мы определяем себя подобными Богу, для чего и даны нам заповеди, дано все, что есть в Церкви, – возможность войти в храм Божий, читать христианскую литературу, причащаться Святых Христовых Таин и так далее, все это формирует в нас подобие Божие. И, наоборот, если мы начинаем веровать внецерковно, мы теряем правильность веры, то есть вера постепенно утрачивает истинность.

В еврейском языке «вера» и «истина» – слова однокоренные. Верить – означает быть в истине. То есть уже само слово определяет, что человек находится в истине, и это, конечно, неспроста, потому что по-другому нельзя.

То есть вера может быть только той истинной верой, которая дана человеку от рождения как некое достояние, и потом она осуществляется как состояние человека в той реальности, которую он определяет через веру, имеющуюся в нем. Если эта вера истинная, то человек адекватен этой реальности, он преображает эту реальность, а нравственность становится основой для его духовной жизни, для развития личности.

– Вопрос от Екатерины: «Мы регулярно ходим на службы в храм Архангела Михаила в Донском монастыре, слушаем Ваши очень интересные проповеди. На последней проповеди Вы говорили о духовных дарах. А какие духовные дары даны человеку от Бога? И еще. В христианстве много личностей святых. Если взять светское понятие о личности, здесь присутствует самость. Все наши святые очень разные, но самости у них нет. У них есть самоотречение, даже самоуничижение. Скажите, сохраняется ли индивидуальность святых при полном отречении от себя?»

– Дело в том, что мы говорим о личности как о ядре, которое как бы составляет суть человека. А самость (или личина), наоборот, искажает личность, не дает ей проявиться. Когда человек находится в состоянии безверия, он не ориентирован на развитие личных качеств, которые для него являются уникальными. То есть святые – это люди, которые проявили свою уникальность.

– Они отказались от своего «я», от своей самости.

– Да. То есть они отказались от поверхностной, личинной оболочки, они как бы прорвали ее своим личностным подвигом. Этот их подвиг разорвал индивидуальную скорлупу, в которой они находились, этот кокон.

Когда человек рождается, его окружает искаженная духовная природа, которая не дает ему проявить свои личностные качества. И только в святости, в стремлении человека как образа Божия к своему первообразу он может реализовать себя, свое «я», которое вмещает в себя и дух, и душу, и тело. Когда мы, например, говорим по телефону или в домофон, на вопрос: «Кто пришел?» – мы отвечаем: «Я». Этим «я» мы как бы обозначаем все о себе. В этом «я» содержится все, что у нас есть, и поверхностное, и глубинное.

Учение Церкви говорит именно о том, что пред Богом предстает личность человека. Человек постепенно, начиная от святой купели, получая задаток благодатного, обоженного состояния, как бы выходит из этого кокона и остается чистой личностью, которая будет существовать вечно, которой будет дана вечная жизнь и которая будет постоянно приближаться к Богу.

Эта духовная самореализация наступает уже здесь, и мы видим это в ликах святых. Когда мы говорим об иконах – изображениях святых, их лица мы называем ликами, потому что это уже преображенные личности.

А что касается Божиих даров, действительно Господь дает Свои дары. И первый дар – это, конечно же, дар веры, который мы должны реализовывать, развивать, и развивать его правильно, потому что, как и всякое человеческое дарование, скажем, умение рисовать, петь и так далее, может быть поставлен не на службу уподобления Богу, не на службу добра, а на службу зла.

Второй момент – это удивительное указание на то, что если человеку были даны два дарования, или четыре, или пять, или десять, он может умножить эти свои дарования именно в два раза. Есть такое толкование, что дарования, которыми Господь снабжает человека от рождения, при стремлении этого человека к первообразу, к богоподобию должны рождать в нем состояние духовного прибытка, умножения. То есть благодать, содействующая человеческому действию, его труду, умножает эти дарования. 

– Батюшка, а каких пределов может достигнуть человеческая личность в христианском понимании?

– У преподобного Максима Исповедника есть удивительное рассуждение о том, что было бы, если бы человек не согрешил, то есть какая цель была поставлена человеку в раю. И вот преподобный Максим Исповедник перечисляет, что то, что мы представляем здесь и сейчас как раздельные компоненты этого бытия (например, внутреннее и внешнее, пол мужской и женский, духовное и душевное, время и пространство), должно было быть в человеке соединено воедино.

То есть человек должен был преодолеть не только самого себя, свою индивидуальную оболочку и выйти на личностный простор, но он должен был этим как бы захватить все бытие, соединить все это воедино в самом себе и предоставить это Богу. И тогда Бог по Своей благодати даровал бы ему то, чем Сам Бог является по природе. То есть процесс обожения был бы другим, не таким, каким он стал в этой жизни после грехопадения первых людей.

План Господа не изменился, Господь все равно через Свое воплощение дает человеку возможность обожиться, дает ему благодать. Через Церковь, через святые таинства, через стремление к личностному бытию Господь дает человеку возможность утвердиться в том, что он должен быть и, преодолев все в себе, предоставить это Богу, поскольку человек явился посредником между этим тварным, материальным миром и Богом.

Напоследок я бы хотел прочесть удивительный отрывок из книги о разговоре преподобного Серафима Саровского с Николаем Мотовиловым, в котором, можно сказать, исторически закрепляется то, о чем мы сегодня рассуждали, говоря об обожении человеческой личности, о схождении Духа Святого на человека.

«Я отвечал:

– Все-таки я не понимаю, почему я могу быть твердо уверенным, что я в Духе Божием. Как мне самому в себе распознать истинное Его явление?

Батюшка отец Серафим отвечал:

– Я уже, ваше Боголюбие, сказал вам, что это очень просто и подробно рассказал вам, как люди бывают в Духе Божием и как должно разуметь Его явление в нас… Что же вам, батюшка, надобно?

– Надобно, – сказал я, – чтобы я понял это хорошенько.

Тогда отец Серафим взял меня весьма крепко за плечи и сказал мне:

– Мы оба теперь, батюшка, в Духе Божием с тобою. Что же ты не смотришь на меня?

Я отвечал:

– Не могу, батюшка, смотреть, потому что из глаз ваших молнии сыпятся. Лицо ваше сделалось светлее солнца, и у меня глаза ломит от боли.

Отец Серафим сказал:

– Не устрашайтесь, ваше Боголюбие! И вы теперь сами так же светлы стали, как и я сам. Вы сами теперь в полноте Духа Божиего, иначе вам нельзя было бы и меня таким видеть».

То есть это удивительное свидетельство XIX века о том, что и в наше время смысл христианской жизни состоит в стяжании Духа Святого Божия. А это возможно не только и не столько природой человеческой, а именно личностью, о которой мы сегодня так пространно говорили.

– Вопрос от Елены: «Как научить свое сердце любить всех, даже обижающих тебя? Я молюсь за них, но на сердце тяжело, и я тихонько плачу, пока никто не видит».

– Знаете, дело в том, что мы постоянно выходим на брань со своей собственной природой. И то зло, которое мы воспринимаем с момента рождения, и прежде всего зло отторжения другого человека, конечно, говорит о том, что в нас еще не просвещена воля, не просвещены наши мысли, чувства, которые мы направляем на ближнего.

Мы помним, что Каин постоянно как бы убегал от Бога, хотя его никто не гнал, он боялся встретить ближнего и видел в нем большую опасность. Это чувство проявляется и в нас, и прежде всего потому, что мы еще ветхие, мы еще находимся в таком состоянии, когда благодать Божия не преобразила нашу волю, хотя умом мы уже понимаем, что грешим.

И очень хорошо, что мы можем говорить об этом, что мы считаем это грехом, потому что люди, которые находятся вне спасительной веры, грехом это не считают. Они считают, что это естественное состояние, что нужно отвечать за зло злом, а за добро добром. А христиане призваны к высшему званию.

Вы – народ святой, люди, взятые в удел, – говорит Господь. Поэтому внутренняя борьба со своими страстями, со своими грехами – это, конечно, личностная работа, и об этом нужно говорить духовнику. Я думаю, что каждому человеку нужны какие-то свои рецепты этой борьбы.

– Вопрос телезрителя: «Верно ли утверждение, что каждый выбирает пост по силам? Я знаю человека, который стремлением строгого соблюдения поста довел себя до больницы и надорвал здоровье. Это же, наверное, неправильно».

– Конечно, неправильно. Пост – это инструмент. Если мы, допустим, берем пилу и начинаем пилить дерево, мы можем повредить себя при неправильном обращении с пилой. И если мы постимся, считая, что пост заключается только в ограничении какой-то пищи, конечно, такой подход неправильный.

Пост – духовное понятие, которое распространяется и на дух, и на душу, и на тело человеческое. Телом мы постимся, не вкушая какие-то продукты. Опять же к этому нужно подходить, учитывая состояние своего здоровья и возраст.

Когда же мы говорим о душе, о нашем душевном состоянии, то понятно, что здесь мы тоже должны делать определенную поправку на наше внутреннее эмоциональное состояние – мирное оно или же, наоборот, какое-то раздраженное или смущенное, насколько оно соответствует тому, каким должен быть христианин и в каком состоянии он должен пребывать. То есть здесь следует применять этот инструмент поста, чтобы привести себя в должное мирное устроение.

Что же касается духа, то здесь однозначно нужно иметь в виду: если в телесной пище мы себя ограничиваем, то духовная пища должна умножиться. Это чтение духовной литературы, Священного Писания с толкованиями, святоотеческой литературы. Это исповедь, Причастие Тела и Крови Христа. Поэтому пост – это делание и духа, и души, и тела.

– «Скажите, пожалуйста, как христиане должны подходить к вопросу брака? Если за мной ухаживает порядочный молодой человек, но я не испытываю к нему ничего, кроме влюбленности, должна ли я ответить ему взаимностью, невзирая на то, что влюбленность рано или поздно пройдет? Или все же вместо влюбленности потом возникнут более глубокие чувства, любовь? Я всегда считала, что замуж нужно выходить только по любви. Скажите, права ли я в этом?»

– Конечно, все нужно делать по любви, тем более тут такое событие, которое должно быть у нас один раз в жизни, – избрание себе спутника по жизни, помощника в деле спасения. Каждый, кто избирает себе мужа или жену, должен понимать, что это труд, это определенное напряжение, которое наверняка будет продолжаться всю жизнь.

И мы знаем, что трансформация любви тоже происходит. Первая влюбленность – это как бы некая приманка для человека, который, естественно, не может еще понять, оценить жизнь в целом. Страстные чувства, которые возникают в душе и теле человека, естественно, должны быть, и они должны быть именно в той мере, в какой они действительно занимают определенное место в отношениях.

Но далее любовь должна уже перейти в любовь жертвенную, небесную. Видеть образ Божий в себе – это означает увидеть образ Божий в другом человеке, и именно это главное в отношениях между людьми и, в частности, между супругами. Видеть образ Божий в своем избраннике, уважать, поднимать этот образ, давать человеку возможность каждый день становиться лучше, но и видеть его немощи и не использовать эти немощи против человека – это и есть любовь.

Нужно заниматься такой работой по отношению друг к другу, молиться Богу, брать на себя крест этой любви. Любовь – это крест. По слову апостола Павла, этот крест понес Сам Христос, возлюбив нас еще до того, как мы были прощены. То есть Господь полюбил человека и человечество именно в его греховном, падшем состоянии, но Своей любовью Он дал ему возможность стать обоженным, богоподобным человеком. Мы должны стремиться именно к этому в наших личных отношениях.

– Батюшка, в преддверии Рождественского поста дайте, пожалуйста, краткое наставление нашим дорогим телезрителям.

– Дорогие наши телезрители! Мне бы хотелось поздравить вас с этим трепетным периодом подготовки к Рождеству Христову – Рождественским постом.

Нам нужно воспринимать пост с радостью. Не с чувством какой-то горечи, что мы не можем чего-то позволить себе в пост, а с тем чувством, что нам еще дана возможность, дан еще некий период для того, чтобы мы могли лучше понять самих себя, разобраться в своих душевных, телесных и духовных потребностях, могли научиться управлять собой, почувствовать ту благодать, которая дается нам после молитвы, после храма, после Причастия Святых Христовых Таин.

Не нужно пугаться того, что пост для нас – это некая работа, и тогда мы с радостью воспримем Рождество Христово как спасительное и радостное событие в нашей жизни.

Ведущий Павел Денисик

Записали Ольга Смирнова и Людмила Белицкая

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать