Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы. Священник Петр Панов

12 сентября 2022 г.

В студии Петр Панов, настоятель храма Нерукотворного Образа в Большом Свинорье.

– Отец Петр, поздравляю Вас, а также вас, наши дорогие телезрители, с праздниками, которые отмечаются в этот день. Сегодня память трех великих подвижников Русской земли: благоверного князя Александра Невского, благоверного князя Даниила Московского и преподобного Александра Свирского. Об Александре Невском говорили и говорят много, преподобному Александру Свирскому также уделяется много внимания. Предлагаю немного поговорить о благоверном князе Данииле Московском, 370 лет обретения мощей которого мы празднуем сегодня.

Сегодня Святейший Патриарх служил в Московском Даниловом монастыре. Если говорить о князе Данииле Московском, обращает на себя внимание вот какой факт: он был сыном Александра Невского, от него идет династия московских князей, так сильно возвеличивших Москву, которая стала центром объединения Руси. И, будучи князем, впоследствии он стал монахом и основал тот самый Данилов монастырь. Как в его жизни сочетались одновременно и княжеское служение, и потребность в монашеском житии?

– Во-первых, нужно сказать, что всякая душа человека – загадка, большая тайна, и как может сочетаться, например, жизнь в царских палатах и жизнь в монастыре, надо, конечно, спросить самого святого Даниила. Он явился для нас истинным примером прежде всего в том, как оставаться верным государству Российскому, Господу Богу и своей совести.

Здесь мы можем привести пример не только Даниила Московского, но и Александра Невского, Петра и Февронии и других благоверных князей. Казалось бы, люди живут, с нашей обыденной точки зрения, роскошно, у них всегда есть пропитание, красивая одежда, они ни в чем не нуждаются. А то, что творится в глубине души этих людей, ведает только Сам Господь Бог. И отрадно осознавать, что мы имеем пример великого князя Даниила Московского, который, как и многие, наверное, другие святые люди, не выпячивает свое благочестие, свою праведность. Например, наступает ночь, все спят, а он встает на колени и молится, обращается к Богу с теми или иными просьбами о себе, государстве, своих близких.

И, таким образом, имея дух сокрушен и сердце смиренно, богатый и самодостаточный человек превращается в монаха, который основал монастырь. Его мощи сейчас почивают в Даниловом монастыре, там совершаются великолепные, роскошные службы, и мы называем наших детей в честь святого Даниила Московского.

Поэтому здесь будет только один ответ: это загадка, тайна, как человек, обладая могуществом и богатством, в то же время сохранил монашеский настрой в душе, мир со своей совестью и выполнял свои обязанности на своем месте так, как должен был это делать. Мы благодарны Богу, что имеем такой пример.

– Вопрос телезрителя: «Я смотрю “Союз”, слушаю вечернее правило. Хочу спросить: мне нужно читать то, что произносят, или можно просто слушать?»

– Тут можно по-разному ответить: если Вы собираетесь помолиться Господу Богу, то лучше, конечно, молиться самостоятельно, без помощи телевизора, магнитофона. Потому что чтец, которого мы видим на телеэкране, читает в своем темпе, со своими интонациями. У него своя духовность, он прочитывает эту молитву со своей точки зрения, так, как ее видит, и старается соответствовать тому состоянию духа, в котором сейчас находится. Но мы, слушатели, можем не идти в унисон с этим чтецом на телеэкране, поэтому у нас теряется молитва, теряется связь с Господом Богом в тот момент, а мы должны со вниманием прочитывать каждое слово.

Это очень важный момент. Святые отцы нам говорят: не важно, сколько ты прочитал молитв перед сном или после сна, важно, как прочитал. Например, читаешь молитву, и она в этот момент коснулась твоего сердца, ты почувствовал, что Господь тебя слышит, есть отдача. И тебе позволительно оставить все другие молитвы и именно этой молитвой сейчас молиться, пребывать в этом состоянии, сохранить его.

А в этот момент чтец на телеэкране уже давно прочитал эти молитвы и находится в конце вечернего или утреннего правила, и мы идем, конечно, не вместе. Поэтому мой совет (и другие советуют): по мере возможности самим читать утренние и вечерние молитвы, Псалтирь.

А тот, кто все-таки не может по стечению обстоятельств сам почитать (например, не успевает), включает магнитофон, слушает. Но здесь один совет: слушать со вниманием и стараться придерживаться того темпа, в котором читает чтец. И все-таки важно со вниманием разобрать каждое слово и переносить его от нашего сердца к Господу Богу.

– Если, допустим,  не успеваешь за чтецом, можно ли молиться своими словами?

– Да. Апостол Павел говорит: непрестанно молитесь. И мы знаем слова Господа Иисуса Христа, что Отец ищет истинных поклонников, которые будут поклоняться Ему в духе и истине (cм. Ин. 4, 23). Не важно, где ты находишься: в храме, на улице, дома, – непрестанно молись, будь всегда с Господом. Освящай весь свой день краткой молитвой. Можно молиться от себя или теми молитвами, которые выучил, это «Отче наш», «Богородице Дево, радуйся», Иисусова молитва, «Живый в помощи Вышняго», 50-й псалом.

Молиться своими словами порой бывает полезнее, чем читать заученные тексты. Потому что, случается, мы читаем утренние и вечерние молитвы, и 15–20 минут пролетели так, что мы их не заметили. Читали ли мы, молились ли мы? Где мы вообще находились? Наши мысли летали далеко. Мы думали обо всех своих делах на завтрашний, послезавтрашний день и в итоге как были с разбитым корытом, так и остались с ним, то есть ничего не приобрели.  Благодать Божия хотела бы войти в нас, но мы не соделались в этот момент тем сосудом, в который бы она могла войти.

И в храме происходит то же самое, что и в наших келейных утренних и вечерних молитвах. С чего начинается Божественная литургия? Мы говорим: «Миром Господу помолимся», то есть с миром в душе, вниманием будем возносить слова молитвы к Господу Богу.

– Вы упомянули непрестанную молитву. Как Вы думаете: в нашем ритме жизни для большинства мирян, городских жителей, актуальна ли непрестанная молитва, достижима ли? Каждый день ходишь на работу, ездишь в транспорте, планируешь свой день, чтобы знать, какие задачи предстоит выполнить. Казалось бы, где тут место для непрестанной молитвы?

– Наша жизнь, как Вы правильно сказали, суетная, и у нас очень много дел, и как раз наши дела, нашу суету нужно обязательно разбавлять молитвой к Господу Богу. Всегда есть  минутки, которые мы можем посвятить обращению к Богу.

Существует такой пример из жития папы – святителя Григория Паламы. Он был достопочтенным мужем, высоким советником, служил в сенате. И он приобрел непрестанную молитву. Идет заседание, все что-то обсуждают, предлагают, решают проблемы, а он в этот момент тихо и мирно сидит, и все понимают, что он молится. И при этом он умудрялся слушать все, что происходило в тот момент в этом помещении. И всякий раз, когда к нему обращались за советом, он, находясь в непрестанной молитве, предлагал решения тех или иных проблем, попадая прямо в точку.

Так и мы с вами можем: едешь за рулем, смотришь, какой сигнал светофора впереди, и при этом молишься: «Господи, помилуй! Господи, благослови! Господи, спаси и сохрани!» «Отче наш» читаешь. Моешь посуду – читаешь «Богородице Дево, радуйся». Читаешь все, что тебе сейчас хочется почитать, потому что жизнь коротка, а мы теряем ее на суету.

Проходит день, и если его попытаться выжать, как мокрую тряпку, то в сухом остатке получаются какие-то крупицы благодати Божией. Мы могли бы получить благодать в  течение дня, если бы внимательно относились к своей духовной жизни, внимательно совершали молитву. А на что было потрачено 24 часа? На сон и всякую суету. День прошел, неделя прошла, жизнь прошла. И в итоге получается, что мы всю свою жизнь посвятили суете.

Полностью, с головой погрузились в эту мирскую жизнь, и хорошо, если Бога вспоминаем в воскресенье. «Шесть дней делай все свои дела, – говорит Господь в заповедях, – а  седьмой посвяти Господу Богу твоему». Приходим в воскресенье на службу в храм, стоим, молимся. Проходит полтора часа богослужения, и чем мы это время занимались? Смотрели, кто во что одет, кто что делает, как батюшка повернулся, как хор не ту ноту взял, как чтец невнимательно что-то прочитал, ошибся. На все внимание обращаем и опять же остаемся без благодати, с какими-то крупицами молитвы.

И за то слава Богу на самом деле. Перекрестившись, скажем: «Господи, прости меня, никчемного молитвенника Твоего, который ничего не умеет делать. Господи, благослови!» В Евангелии от Иоанна Господь говорит: без Меня не можете делать ничего. Мы должны всегда помнить эти слова.

Вы ни молиться без Него не научитесь, ни правильную духовную жизнь построить не сможете. Без Него не сможете абсолютно ничего. И спасение не от вас зависит, а от Бога. И в сочетании  с Ним вы можете войти в Царство Небесное. То, что невозможно людям, возможно Богу.

– Вы сказали про крупицы молитвы в храме. То есть молитва в храме все равно в какой-то степени выше, чем молитва самостоятельная, домашняя, пусть даже и непрестанная? В чем значение совместной храмовой молитвы? Почему она так важна, что, как Вы говорите, даже ее крупицы – это уже особая благодать?

– Господь научил Своих учеников молитве «Отче наш». Он же не сказал: «Отче мой». То есть мы должны понимать, что мы все братья и сестры, одна большая христианская семья. И где двое или трое собраны во имя Мое, говорит Господь, там Я посреди них.

«Литургия» в переводе означает «общее дело». И когда двое, трое, 50, 100, 500 человек при содействии с хором, со священником, диаконами громогласно помолятся, то стены обрушиться могут. Вспоминаем Иерихон. Несколько дней иудеи ходили молча вокруг Иерихона, а потом затрубили, и стены Иерихона рухнули. Так и совместная, общая молитва творит великие дела.

Мы много молимся о том, чтобы прошло поветрие, закончилась пандемия, скорее наступил мир, народы соединились в единой вере, чтобы все пребывали в любви, согласии. Неужели Господь не слышит молитву? Слышит, но ждет до того времени, когда этому необходимо будет свершиться. Ведь Господь спасает нас, но не без нас. И для каждого человека у Господа есть свой подход. Для определенного народа – свое время.

Поэтому мы молимся с надеждой, стоя перед престолом Господним в алтаре, и «едиными усты, единым сердцем», как мы поем на литургии, поклоняемся Господу Богу. Совместная молитва намного выше, намного главнее твоей маленькой, келейной молитвы. Но из этих ручейков как раз и получается одна большая река, которая изливается и является живой водой, ведущей в жизнь вечную.

Поэтому нельзя пренебрегать общей молитвой. Конечно же, есть ковидные ограничения для людей старше 60, чтобы им не рисковать своей жизнью. Но тем не менее люди идут к Богу. Как будет, так будет. Надо мне заболеть – я заболеваю. Нет – значит, нет. Все под Богом ходим. И того, кто бережет себя, страшится, мы не осуждаем, и того, кто приходит, не осуждаем. Мы полагаемся на волю Божию, слушаем наше священноначалие, что нам говорят делать, то мы и исполняем.

Слава Богу, храмы открыты, идет богослужение; самое главное, совершается литургия, Евхаристия, причастие Тела и Крови Господа Иисуса Христа. А как мы с вами знаем, Евхаристия будет совершаться до конца времен – это счастье, это радость.

– Мы начали говорить о молитве, перешли к разговору о таинстве. Очень многие люди задаются вопросом: зачем идти в храм? Молятся дома. Моя знакомая, например, регулярно смотрит трансляции богослужений и молится, но в храм идти не хочет. Есть определенные впечатления, воспоминания о том, как в 1990-х хлынули толпы народа и все превратилось как будто в конвейер. Люди шли потоком, а священники исповедовали, отпускали грехи, причащали. Почему и зачем надо идти в храм? И надо ли?         

– Есть такое модное выражение: у меня Бог в душе. Так сказать, конечно, могут только единицы, такие как Сергий Радонежский, Серафим Саровский. Вот они могут сказать, что у них Бог в душе. А мы кто такие? Обычные грешники, простые смертные, и, конечно же, нам не хватает келейной молитвы для того, чтобы почувствовать то единство, которое нам дает Святая Церковь. Ведь те, кто регулярно бывает на всеобщих богослужениях, воскресных службах, ощущают благодать Божию, которая снисходит на всех присутствующих в храме Божьем.

Нужно спросить у человека: «Почему ты называешь себя верующим, стоишь перед телевизором и смотришь трансляцию богослужения, а в храм не идешь?» И этому могут быть разные причины. В 90-е годы действительно был бум – открылись храмы, изголодавшиеся люди ринулись исповедоваться, причащаться, креститься, венчаться, рукополагаться, и это был праздник.

Священники, служившие в храмах в 90-е годы, свидетельствуют о том, что в день они крестили по триста человек, по пятьсот человек исповедовали, и они чуть ли не разрывались на части. Даже если исповедовать человека одну минуту, на все это должно было уйти пятьсот минут, но ни одно богослужение столько не длится. Поэтому приходилось идти на такие меры, когда у каждого человека спрашивали: «Каешься?» Он отвечал: «Каюсь», – и этим ограничивались.

Некоторые прибегали к общей исповеди. Священник собирал молящихся, оглашал все грехи, люди произносили про себя свои грехи и говорили: «Каюсь, Господи», – и затем подходили к священнику. Тот накладывал епитрахиль и отпускал грехи. Такое в крайних случаях можно совершать.

Сейчас же таких проблем нет. Храмов стало больше, созидаются новые храмы. Можно обратиться к священнику с просьбой о частной беседе, о частной или генеральной исповеди. Мне кажется, ни один священник не откажет страждущему человеку, который хотел бы исповедоваться, разрешить какой-то личный вопрос и получить духовный совет. Это делается во время, свободное от богослужений, и можно потратить на это не одну минуту, а тридцать минут или час, сколько нужно.

Просто нужно набраться сил, попросить знакомых договориться со священником, который примет эту бабушку, чтобы она сначала побеседовала с ним, потом исповедовалась, а потом потихоньку стала бы уже ходить в храм.

Есть, конечно, так называемые маломобильные люди, которые остаются дома из-за своих болезней, которые не могут сесть в автомобиль или приехать в храм общественным транспортом. Эти люди молятся дома, и я знаю, что они получают благодать Божию, если со вниманием, благоговением слушают, смотрят богослужение и получают духовное утешение, которое и мы получаем в храме Божием.

Нужно выбросить из головы какие-то старые воспоминания, предрассудки, ведь в нас сидит много неправильного из детства, из юности, что является препятствием нашему свободному обращению к Богу, мешает нам зайти в храм. Есть такое понятие, как ложный страх. Люди боятся идти на исповедь из-за этого ложного страха, они боятся выглядеть в глазах священника какими-то никчемными людьми, которые постоянно ошибаются, грешат. На самом деле все это нужно отвергнуть и идти к Богу с открытым сердцем.

Искренне кающийся человек бежит на исповедь, как олень на источники воды, чтобы напиться благодати Божией, потому что священник говорит: «Прощаются тебе грехи твои», – и Сам Христос отпускает грехи. Разве это не благодать? Разве человеку хочется ходить с мешком камней за спиной? Нужно отбросить этот мешок, забыть о нем и жить новой жизнью, получать благодать Божию. Господь и так знает обо всех наших грехах, Он знает обо всех наших грехах наперед, до конца наших дней. Чего же нам страшиться, чего бояться?

Всякий раз, когда священник принимает исповедь, он забывает все ваши грехи, а со своими грехами он идет к другому священнику и кается. Каждый должен знать, что в момент, когда прочитывается разрешительная молитва, все названные грехи прощаются. Не прощаются только грехи, которые мы скрываем, пытаемся утаить. Вот это, конечно же, двойной грех, поэтому мы идем на исповедь со всей решимостью оставить зло.

И пусть через месяц мы снова будем каяться в этом же грехе, Господь видит, что мы боремся, что мы полны решимости не быть в состоянии греха. То есть когда человек грешит, он должен осознавать, что это зло, от которого он должен отделиться, отрешиться. Священное Писание говорит: от всякия вещи злыя отгребайтеся. То есть нам нужно брать лопату и отгребаться от зла, отвергаться от самих себя, отталкивать всякий грех, чтобы никакая зараза к нам не приставала.

Апостол Павел говорит, что ничто нечистое не войдет в Царство Небесное, и нам очень важно это помнить. Поэтому помолимся о каждом человеке, который страдает такими предрассудками, чтобы Господь вразумил нас, утешил и послал нам Свою призывающую благодать, чтобы каждый человек пришел ко Христу, в храм Божий и влился в общий хор молящихся людей.

– Вопрос телезрителя: «В последнее время я редко хожу в церковь, потому что часто болею, да и возраст у меня уже такой – почти восемьдесят лет. Но утром я всегда смотрю Божественную литургию, а вечером – всенощное бдение на моем любимом телеканале «Союз». Я стою, молюсь, как будто нахожусь в церкви. Я знаю, что все равно это не заменит моего присутствия в церкви. Но, может быть, все же будет хоть какая-то польза? И второй вопрос. На исповеди я называю одни и те же грехи. Я их ненавижу, стараюсь побороть, но они все равно повторяются, и я никак не могу от них освободиться. Батюшка, скажите, пожалуйста, как избавиться от них»?

– Ранее мы уже ответили на Ваши вопросы, хотелось бы немного добавить. У нас не получается ходить в храм, и мы дома стоим перед телевизором и смотрим богослужение. Но никто не может помешать нам пригласить священника к себе домой и причаститься Святых Христовых Таин. Дома можно и исповедоваться, и собороваться, и побеседовать с батюшкой. Вот мы помолились дома и получили духовную пользу, как бы побывали на богослужении. Потом мы пригласили священника, он нас причастил, и мы находимся в согласии и с Богом, и с Церковью. Мы находимся внутри Церкви, являемся ее членами.

А если говорить о грехах, которые постоянно встречаются в нашей жизни и которые мы постоянно исповедуем, мы должны понимать, что нам не так-то просто избавиться от страстей, которые глубоко проникли в наше сердце. Чем выше дерево, тем глубже у него корни. Мы срезаем веточки, а корни все равно остаются, и нам нужно докопаться до того греха, до той страсти, которая удерживает все остальные страсти.

Например, у человека не получается молиться, значит, он совершил какой-то грех, который не дает ему общаться с Господом, не дает возносить к Нему искренние молитвы и быть Им услышанным. Если мы, например, с кем-то не примирились, с кем-то враждуем, обижаемся на кого-то или сами кого-то обижаем, то мы должны понимать, что наша молитва тоже не будет услышана. Господь говорит: солнце да не зайдет в гневе вашем. То есть нам нужно до захода солнца примириться с опечалившими нас. Таким образом, мы сможем потихонечку понять, в чем заключается, например, грех осуждения, сплетен, раздражения, гнева.

Нужно всмотреться в себя: значит, у меня в душе сидит гордость, которая не позволяет мне осознать, что я грешник. Нужно помнить об этом, и тогда у нас не будет желания смотреть по сторонам и говорить: «Вот он  великий грешник», – потому что мы будем видеть себя грешными людьми.

С гордостью нужно бороться, нужно просить Господа, чтобы Он послал нам смирение, послал благодать Свою. Если мы начнем преодолевать свою гордость, хоть как-то ее ужимать, то у нас постепенно отпадут раздражение, гнев, осуждение, злословие, клевета, потому что мы нашли тот самый корень, на котором держатся все остальные наши страсти. У каждого из нас есть какая-то основная болезнь (ведь грех – это болезнь), и все свое внимание, все свои силы мы бросаем на то, чтобы бороться с этой страстью. У кого-то это гнев, у кого-то блуд, у кого-то чревоугодие, у кого-то празднословие. Зачастую от этой главной нашей страсти произрастают другие.

Святая Церковь дает нам временные периоды, чтобы мы могли вглядеться в себя. Это благодатные дни Великого поста, Рождественского, Успенского, Петрова, это среды и пятницы. Недавно у нас был праздник Усекновения главы Иоанна Предтечи, и это был день строгого поста. В такие дни каждый из нас должен обратить внимание на то, как он борется со страстями.

Постясь, мы не просто не едим какую-то пищу. Пост дан нам как подспорье в преодолении страстей, живущих в нас, ведь нам легче бороться с ленью, унынием, когда мы мало едим. Если постимся, мы всегда свежи, бодры, у нас много энергии. И когда наступает пост, все свое внимание мы обращаем не только на пищу, на то, что едим, но  задумываемся, как нам начать бороться с той или иной страстью.

– Мы заговорили о постах, о праздниках. Один наш телезритель не понимает, почему сначала мы празднуем Успение Божией Матери, а потом Ее Рождество. Скоро мы будем праздновать Рождество Пресвятой Богородицы, и этот вопрос действительно актуален.  

– Нужно понимать, что церковный год начинается у нас не с 1 января, а с 1 сентября по старому стилю, то есть с 14 сентября по новому стилю. 14 сентября мы будем служить молебен на новый год, на новое благодатное лето, которое дает нам Господь, и мы с благодарностью его принимаем.

Наступает новый церковный год, и первый праздник церковного года – Рождество Пресвятой Богородицы. Днем же Успения Пресвятой Богородицы церковный год заканчивается, поэтому здесь все логично. Таким образом, великие церковные праздники начинаются с праздника Рождества Пресвятой Богородицы, с 21 сентября, сразу после начала церковного года, и заканчиваются 28 августа праздником Успения Пресвятой Богородицы.

– Вначале мы говорили о молитвах своими словами и молитвах по молитвослову, и у нас есть вопрос нашего телезрителя по теме молитв: «Если часто причащаешься, то Последование к Причастию просто забалтывается. Можно ли готовиться к Причастию, молясь своими словами?»

– Нет, готовясь к таинству Причастия, молиться своими словами не нужно. Последование ко Святому Причащению содержит специальные молитвы, которые должны нас настраивать на встречу с Иисусом Христом в принятии Его Тела и Крови. Каноны же ко Господу нашему Иисусу Христу, Пресвятой Богородице и ангелу-хранителю можно опустить и заменить их, например, чтением Евангелия, Псалтири, других молитв, а Последование к Причастию все-таки читать нужно. Может быть, можно читать не все молитвы, а хотя бы половину.

Каждый человек может посоветоваться с духовником, хорошо знающим его. Духовник даст правильный совет, которому человек будет следовать, чтобы не было механического прочтения и, как сказано в вопросе, забалтывания молитв.

Молитвы к причастию очень проникновенные, они входят в глубину наших сердец. Василий Великий, Иоанн Златоуст, Иоанн Дамаскин, составившие эти молитвы, – великие святые, но в молитвах они называют себя первыми грешниками. От нихже первый есмь аз, говорит Иоанн Златоуст. А Василий Великий говорит: я согрешил и тем, и тем, и тем. Если же мы будем относить эти молитвы к себе, то увидим, насколько ниже мы пали по сравнению с великими святыми отцами, которые даровали нам эти молитвы и которые приняла Святая Церковь.

Правило ко Святому Причащению дано нам недаром, мы должны его исполнять. Опять же Последование ко Святому Причащению можно поделить, на две, три части. Можно одну часть прочитать за три дня, вторую – за два дня, а третью непосредственно перед причастием, выбирая свободные минуты, чтобы молитвы были прочитаны со вниманием, а не бегло.

В наших отношениях с Господом не должно быть никакого панибратства. Мы готовимся предстать перед Самим Царем Небесным, перед Которым трепещут ангелы, архангелы, херувимы, серафимы. Святые кланяются, прибегая к Престолу Божию, а мы зачастую даже не хотим прочитать правило ко Святому Причащению или читаем его без внимания. На встречу с Богом нам прежде всего нужно принести свое сердце.

Господь говорит: сыне, даждь Ми твое сердце. И это самая главная сердцевина нашей души, которую мы хотим отдать Богу со смирением, сокрушением, но для этого наше сердце, нашу душу нужно приготовить.

– Я бы еще отметил преподобного Симеона Нового Богослова, который был поэтом, хотя молитвы его как поэтические произведения не переведены. Он осмысливал Евхаристию как то, что делает нас родственниками по плоти Христу.

Вопрос телезрителя: «Как определить, каким было для нас Святое Причастие – во оставление грехов или в суд и осуждение? Я каждый раз испытываю свое внутреннее состояние».

Кстати, это действительно правильный вопрос, потому что перед Причастием мы всегда слышим слова: да не в суд или во осуждение будет мне причащение Святых Твоих Таин.

– Будем помнить, что мы причащаемся в суд или во осуждение, когда держим на кого-то обиду, если у нас есть какие-то нераскаянные грехи или мы что-то утаили от Господа, не хотим жить в соответствии с Его заповедями. То есть мы принесли Богу не чистое сердце.

Это чувствуется душой христианина, когда он подходит к Чаше, а у него на душе, что называется, кошки скребут, потому что он что-то недоговорил на исповеди, с кем-то не примирился. В таком случает лучше не причащаться. Как говорится в Священном Писании, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой.

Нам нужно подходить к Святому Причастию с чистым сердцем, осознавая свою глубокую греховность, имея смирение и называя себя недостойными. Если после причащения мы испытываем тоску, злимся, если у нас нет благоговения, страха Божия – это один из признаков того, что мы причастились в суд и осуждение.

Но если после причащения мы ощущаем теплоту и благодать Божию, сошедшие на нас, если относимся к людям с добрым расположением, готовы всем помочь, всех любим и хотим всех обнять, это свидетельствует о том, что мы причастились достойно. Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем, говорит нам Священное Писание. А когда мы на кого-то злимся, мы находимся вне Бога, не с Господом, а с дьяволом, поэтому всякую злобу мы должны отлагать.

Самый верный способ отложить злобу – молиться всем сердцем за человека, на которого мы злимся. Нам нужно сказать: «Господи, спаси и сохрани этого человека, дай ему здравия души и тела, дай ему всего самого доброго, чтобы в его жизни, в его душе все было благополучно. Господи, спаси, сохрани и помилуй и его, и меня».

Потом нам нужно перекреститься, пойти и причаститься, и мы получим благодать Божию. Нам действительно нужно проверять себя, находимся ли мы в Боге, любим ли мы людей, хотим ли всех обнять. Об этом всегда говорит Священное Писание, поэтому дай нам Господь иметь любящее сердце по отношению к Богу и нашим ближним.

– Отец Петр, благодарю Вас за эту беседу. В заключение программы прошу Вас подвести итоги нашей беседы о молитве, таинствах, о Церкви и сказать слова напутствия нашим телезрителям.

– Пусть Господь научит нас всех молиться, пребывать в духе и истине, ведь именно таковых ищет Отец Небесный. Нам не нужно унывать и падать духом, когда мы не можем прийти в храм, ведь можно помолиться и дома, можно пригласить священника, и Господь будет с нами и дома, и в храме, и мы получим благодать Божию, которая полезна каждому из нас. Будем помнить о том, что без Бога мы не можем делать ничего, поэтому смирим свою гордыню, обратимся всем сердцем к Богу, и Господь нас услышит и примет в Свое Небесное Царство.

Ведущий Александр Черепенин

Записали Ксения Будченко и Людмила Белицкая

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает насельник Донского ставропигиального мужского монастыря иеромонах Филарет (Бердников).

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать