Беседы с батюшкой. Архимандрит Феофилакт (Безукладников). Ответы на вопросы

7 ноября 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает наместник Воскресенского Ново-Иерусалимского ставропигиального мужского монастыря архимандрит Феофилакт (Безукладников).

(В расшифровке сохранены некоторые особенности устной речи)

– Вопрос от телезрителя: «Можно ли воспринимать Бога как друга?»

– Нужно. Господь говорит про псалмопевца Давида: нашел Я мужа по сердцу Моему. Давид нравился Ему как личность. Про Антония Великого сказано, что он имел такое дерзновение перед Богом, что беседовал с Ним, как мы с вами сейчас. Он задавал Богу такой вопрос: «Господи, почему одни рождаются богатые, а другие – бедные; одни – сильные, другие – слабые; кто-то рождается здоровым, а кто-то – больным?» Господь сказал ему: не твое дело лезть в судьбы Божии; думай о своем спасении. Видите, какой у них был доверительный, непосредственный разговор? Теперь это все наше святоотеческое наследие. 

Очень важно, чтобы молитва начиналась так, как нас учит Церковь, как написано в  молитвослове (например, утренние молитвы, вечерние или перед Святым Причастием). Для чего? Чтобы мы молились тем же образом, что и святые отцы. Они нам помогают правильно молиться, обращаться к Господу Богу. Эти молитвы абсолютно не исключают частную молитву. У каждого из нас она есть. Например, мы говорим: «Господи, исцели меня от болезни. Помоги мне сдать экзамен. Благослови мое путешествие». И так далее. И еще говорим: «Благодарю Тебя, Господи! Слава Тебе! Не оставь меня, Господи! Помоги мне!» Святые отцы пишут, что даже частная молитва со временем может полностью вытеснить молитвы по молитвослову. Возьмите творения Симеона Нового Богослова: у него молитва переходит в богословие, а богословие переходит в молитву. Вот такое высокое духовное состояние. Всем вам (и себе) этого желаю.

– Вопрос от телезрителя: «В Писании сказано, что Авраам просил Господа за Содому и Гоморру. Бог сказал: "Пощажу, если там будет хотя бы десять праведников". Почему же Бог попустил большевистский переворот? Неужели не нашлось десяти православных праведников, чтобы этого не было? Столько жертв... В России были церкви, монастыри; люди причащались, исповедовались. А потом эти же люди с остервенением срывали кресты и сбрасывали колокола. Почему это произошло?»

– За всех ответить невозможно. Но можно аккуратно обозначить некоторые исторические моменты, обращаясь к статистике. Начну с цитаты преподобного Амвросия Оптинского, которая мне очень нравится. Он в середине XIXвека, за 70 лет до революции, сказал такие слова: «Народ сохраняет свое бытие до тех пор, пока люди спасаются добровольно». То есть они добровольно, сознательно ведут подвижническую жизнь; их никто не заставляет. Они сами идут на молитву в храм, постятся, делают добрые дела, исполняют заповеди и волю Божью в своей повседневной жизни. И после смерти они наследуют жизнь вечную. Амвросий Оптинский говорит, что народ обязательно должен приносить плод. Такова была Русская земля. 

Но дальше надо сказать, что последние 50 лет перед революцией народ начал охладевать к Церкви, вера в Бога у него начала умаляться. Элита разложилась еще раньше, а уж когда народ отошел от Церкви, то произошла эта катастрофа. Например, из энциклопедии Брокгауза и Ефрона известно, что в 1916 году храмы посещало только 10% населения. Причем тогда было обязательство хотя бы раз в год причаститься в церкви и принести справку об этом, иначе могли уволить с работы. В церкви венчались, крестились. Она была частью Министерства просвещения (это был отдельный департамент), частью государственной структуры и занималась тем, что теперь делает ЗАГС. Но даже в этих условиях только 10% населения посещало храмы. 

Дальше преподобный Амвросий говорит: «Если же люди добровольно не будут подвизаться, жить богоугодно, то Господь пошлет скорби, гонения, болезни и все прочее». Так и случилось с нашей страной. Те люди, которые попали в лагеря и которых водили на допросы, пытали, расстреливали, уже это понимали. Они стали молиться к Богу, стали исповедниками, мучениками. Таким образом наша Русская земля снова стала приносить свой плод. 

А дальше преподобный Амвросий говорит: «Есть и третья, более ужасная стадия. Если ни добровольно, ни принудительно нельзя добиться от народа, чтобы он спасал свои души, то он просто истребляется с лица земли». А каким образом, это уже техническая часть. Например, всех выкашивает эпидемия или происходит война, ядерный взрыв, голод. Слава Богу, что мы остановились на второй ступеньке. Поэтому мы верим, что наш народ еще жив, Русь еще жива. Но нам надо вернуться к первой стадии − Святой Руси. 

В чем состоит идеал христианства? Благолепие с благочестием. Как апостол Павел говорит в своих посланиях, что даже если у человека все есть, он все равно сохраняет благочестивый образ жизни. У нас сегодня пока не хватает совести. Что делает человек, у которого появляются деньги? Бежит в самый богатый ресторан, покупает самый роскошный автомобиль, едет на Канары или куда-то еще. Это большое искушение. Надо уметь не только в бедности говорить: «Господи, помоги! Не оставь меня», но даже когда ты богат. Надо уметь жить и в богатстве, и в бедности. Пускай нам Господь поможет этому научиться.

– Молитва – это разговор с Богом. Как правильно молиться? 

– Это беседа души человека с Богом.

– Люди хотят услышать ответ, осознать. Им хочется обратной связи. Как это правильно понимать? Как правильно молиться? Чего ждать? Может, есть какие-то знаки, особое Провидение?

– Мы должны Бога любить. Любовь – это высшая управляемая сила души. Ее можно сравнить с лучом, прожектором. И нужно знать, на кого его можно направлять, а на кого нельзя. Прежде всего мы должны этот прожектор направить на Бога. А Он нам ответит Своей любовью, встречным лучом, который очистит, освятит и укрепит наш луч. Даже когда мы любим друг друга, нам надо стараться это делать через призму Евангелия, Христа. Есть большая разница между тем, как мы хотим друг к другу относиться, и тем, как нас этому учит Господь. Святые отцы говорят, что Евангелие открывается только по мере его исполнения. Иначе мы будем только скользить по поверхности, а глубина, внутренняя сила Евангелия останется для нас тайной. 

Когда мы будем молиться со смирением, читать Евангелие с благоговением и стараться исполнять написанное в нем, то мы почувствуем законы духовной жизни, их закономерности; мы будем чувствовать, как Господь нам отвечает во время молитвы; у нас появится личный опыт. Отсюда происходит слово «религия»: по латыни оно означает связь живого Бога с человеком. А эта связь бывает только через личный опыт, когда мы молимся и чувствуем, что Господь нам дает, а что нет. Например, у вас есть сын или дочь. Они вас просят о чем-то, и вы слушаете их внимательно, но это не значит, что вы будете делать все, что они просят. Так и Господь: Он слышит все наши просьбы, но исполняет только то, что нам полезно. 

Надо понять, что Господь как Отец Небесный очень любит, когда мы к Нему обращаемся с просьбами. Хотя Он и так видит наше сердце и все наши намерения. Но Богу очень приятно, что мы даем Ему место в нашей жизни. А когда мы строим планы и в них места Богу нет, Он говорит: «Вы уже всё без Меня решили. Я вам уже не нужен». И что Он делает? Он просто рушит планы, и у нас ничего не получается. Именно поэтому наши предки говорили: «Без Бога ни до порога». Они обязательно просили благословение Божие перед каждым делом и говорили: «Господи, благослови!» А в конце каждого дела: «Слава тебе, Господи!» Так жили наши предки, и нам так же нужно поступать.

– Когда едешь за рулем и тебя инспектор ДПС останавливает, начинается разборка. Ты думаешь: «Господи, за что?» А потом понимаешь, что когда уезжал, не сказал: «Господи, помоги!» Иногда связываешь и такие маленькие события в своей жизни с тем, что не помолился даже простой фразой.

Вопрос от телезрительницы: «Для чего Господь попускает, что дети друг друга убивают? Может, у них психика нарушена? Такой великий грех совершили! Как это понять?»

– Вопрос очень большой. Попробую ответить кратко. Все начинается с того, как эти дети появились на свет Божий, были родители венчаны или нет. Один батюшка говорит так: «Ты дал себя своему ребенку в семени, и все. Воспитывать уже поздно. Что ты дал, то и будет в нем раскрываться».

– Гены пальцем не сотрешь.

– Отец Иоанн (Крестьянкин) говорил мне в частной беседе: «Наши предки до революции, когда в супружестве собирались совокупляться, делали земные поклоны и полностью не раздевались, чтобы было как можно меньше похоти, страсти». Что ты передаешь ребенку? Ведь в этот момент приходит Бог и дает бессмертную душу. Муж дает сперматозоид, жена – яйцеклетку, а Бог – бессмертную душу. И надо быть готовым к приходу Божьему в этот священный, очень важный момент. А теперь это бывает в ночных клубах в пьяном, табачном, наркотическом угаре. Обстановка порой бывает очень тяжелая. 

Вот рождается ребенок, мы его крестим. Церковь дает крестного папу, крестную маму, чтобы они тоже молились за него. И родители, и крестные, и священник, который крестил, будут отвечать за этого ребенка и молиться. Поэтому детей надо причащать, водить в храм, давать святую воду, помазывать святым елеем, прикладывать к святым мощам и чудотворным иконам. Эти благочестивые навыки лучше прививать с самого начала. Об этом написано у Феофана Затворника. 

Есть поговорка, что надо воспитывать ребенка, пока он поперек лавки лежит. Когда уже вдоль – поздно. Это даже ученые подтверждают: все закладывается в ребенке на бессознательном уровне. Он лежит и, казалось бы, ничего не понимает. Святые отцы говорят, что грудной ребенок  в храме видит и слышит ангелов. Как только ребенок родился (может, пусть 40 дней пройдет, чтобы мама была при крестинах), нужно скорее крестить его, чаще водить в церковь на богослужения, особенно на Святое Причащение, чтобы на него воздействовала благодать Божья. 

Эти ужасные катастрофические вещи, о которых вы говорите, − это последствия грехов родителей или такого воспитания. Это результат, и у него обязательно есть предпосылки. Никогда не надо отчаиваться, надо воспитывать ребенка. Родители и крестные, взявшие на себя ответственность за ребенка, должны нести ее до гробовой доски. И молиться, и стараться словом, а особенно личным примером воздействовать на своих детей. Никто с нас этой ответственности не снимал. Не надо говорить много слов, нужно показывать пример своей личной жизни. Это лучше действует, чем многие слова. 

Вы говорите о страшных событиях. Пускай нас Господь от них спасет. Нельзя забывать, что миром правит Бог. Если ребенок погиб в раннем возрасте, нам это больно, очень жалко. Очень страшно видеть маленьких детей в гробу. Мне приходилось отпевать и младенцев, и подростков. Очень тяжело это делать, но надо помнить, что душа этого ребенка уже созрела для вечной жизни. Суть чина отпевания младенцев состоит в просьбе: «Господи, Ты лишил этого младенца земных благ, не лиши небесных». Церковь об этом молится. 

Можно эту тему и дальше развивать. Например, жили ли родители в период беременности и кормления грудью супружеской жизнью. Приведу фразу преподобного Нила Мироточивого: «Если родители в период кормления грудью или в период беременности жили супружеской жизнью, то пускай они не надеются, что их дети будут в старости за ними ухаживать». Он такую закономерность выявил. Если мы посмотрим на окружающую жизнь, то увидим, что это сбывается. Дети выросли, родители состарились, и у этих детей нет чувства почтения, уважения, благодарности, признательности, заботы, любви по отношению к родителям. Они называют их предками, кричат на них матом, даже бьют, сдают в дома престарелых. Вот где кроется один из корней этого (но я не говорю, что он единственный и самый главный). 

Дети рождаются в одном роддоме, ходят в одни ясли, в один детский сад, в одну школу, но потом почему-то одни идут в тюрьму, а другие становятся добрыми, порядочными, трудолюбивыми, усердными людьми. Надо родителям об этом крепко задумываться, когда они создают семью. Это очень большая ответственность.

– Важно отметить, что воспитание происходит прежде всего в семье. Ни детский сад, ни школа не научат ребенка.

– Там могут дать только образование. Приведу фразу святителя Иоанна Златоуста: «Слова всех людей действуют на ум ребенка, и только слова матери действуют на его сердце». Мы так Богом созданы. И вторая его цитата: «В полном смысле воспитывать ребенка может только мать» (понятно, что не без отца). Вот такие важные слова. Мать, как солнышко, с одной стороны, светит, греет, а с другой стороны, имеет тень. И здесь нужен папа − другое солнышко. Но папа и добытчик: он должен обеспечивать семью, содержать, поэтому мама больше занимается с детьми. Папа должен дополнять то, что не может сделать мама, и контролировать ее. В воспитании детей нужны и мама, и папа. Только в детских комнатах, в спальнях передается православная вера, любовь к Родине, патриотизм, правила хорошего тона, добропорядочность, честность, трудолюбие. 

– Спасибо Вам за ответ, очень интересно.

Вопрос от телезрительницы: «Как утвердиться в том, что Господь меня спасет? Я достойна ада, и у меня такое чувство, что Господь меня не спасет…»

– Вы рассуждаете правильно, но чуть-чуть однобоко. Святые отцы говорят так: «Наше спасение лежит между страхом и надеждой». Страх у Вас есть, слава Богу. Вы увидели свою немощь, грехи и абсолютно правильно говорите, что Вы по грехам достойны ада. По праведному суду Божию всем нам уже подписан приговор гореть в аду. 

Но есть еще милость Божия. Как ее можно пробудить? Тут открываются нам некоторые секреты. Например: Не судите, да не судимы будете. Если мы в своем бедственном положении не будем осуждать другого человека, то и Бог нас не осудит на Страшном Суде. Он скажет: «Да, были у тебя грехи, и ты достоин ада. Но раз ты не осуждал другого, то проходи в рай». Можно спастись и легко войти в рай одним только неосуждением и прощением другим их вины перед тобой. Кто-то перед вами виноват, а вы простите ему от сердца, попросите у него прощения и скажите: «Господи, я ему прощаю, но и Ты прости мне мои большие грехи».

Есть такие принципы, которые даже в бедственном положении дают нам шанс, надежду на спасение. Господь говорит: Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд.  Милосердия мы можем проявить не так много, наши возможности ограниченные. Пускай это будет символически, но все равно знаки проявления нашего усердия в милосердии. Хоть у меня одна копейка, но я могу ее пожертвовать. И Господь примет ее как лепту вдовицы, которая положила больше всех

Делать маленькие добрые дела. У святых отцов есть такая теория делания маленьких добрых дел. Ты сделал, но немного. Помоги кому-то через дорогу перейти; дай кому-нибудь одежду, что у тебя лежит в кладовке (может, кто-то в ней нуждается); дай пищу или пожертвуй копейку. И Господь, взирая на эти дела милости, милосердия, и нас тоже помилует. Запомните: мы идем по лезвию − между страхом и надеждой.

– Сейчас есть такая мода (с Запада идет), когда люди снимают целые отдельные помещения, куда складируют все ненужные вещи. Не раздают, не продают, просто жалко (купили же), и все это складывается, складывается. В этом тоже какой-то грех есть?

– Это стяжательство. Некоторые думают, что мода вернется. Она вернется, но на другом витке. Наша жизнь и в политике, и в экономике, и в моде не по прямой линии идет и не по кругу, а по спирали. И если мы даже вернемся к тому, что было раньше, то совсем на другом уровне. Была мода на расклешенные брюки. Эта мода обязательно вернется, но уже будет другой фасон. И когда говорят: «Потом еще поношу»,– ошибаются.

Мне в этом плане хочется сказать про Восток. В Японии есть другой критерий, он мне больше нравится. Там говорят: «Если у тебя какая-то вещь лежит больше восьми месяцев, можешь с ней смело расставаться, она тебе не понадобится». Мне кажется, эта восточная мудрость может нам здесь даже помочь в делании добрых дел. Когда будете смотреть ваши кладовки, задавайте себе вопрос: «Я пользовался этой вещью восемь месяцев или нет?» И тогда это кладем в одну кучку, а это – в другую. Например, вам будут нужны лыжи зимой. Хорошо, оставьте их, если зимой будете ходить на лыжах. А летом будут нужны удочки. А вот то, чем не пользуетесь восемь месяцев, есть смысл отдать, прислушавшись к японцам и, разумеется, к святым отцам, а самое главное – к Господу и Святому Евангелию. 

– Сейчас все говорят, что время тяжелое, надо что-то сохранить, скопить. Гречку покупали килограммами.

– И что же? Я застал это все в 90-х годах, когда в четырехкомнатной квартире полностью одну комнату заполнили гречкой, вермишелью. Потом это все портилось,  с трудом выносили, там завелась моль,  жучки. Выносили все это на помойку… Скряжничество.

– Можно сказать, что отчасти это наша русская черта. 

– Тех, кто пережил войну, голод, надо здесь понять; их жалко. У них чувство голода было годами, и это наложило на них определенную печать. Когда я был молодой, была такая черта у очень многих бабушек – они всё откладывали на всякий случай, на потом. И их можно было понять. А вообще-то надо стараться, как говорил Господь, быть как птицы небесные, то есть не «залипать» на этой земле, помнить, что Господь приготовил нам новую землю и новое небо, где правда Божия живет. И мы должны устремляться туда. И даже бренное земное стараться использовать во благо для достижения нашего Небесного Отечества, где нас ждет с нетерпением Небесный Отец. Господь сказал: «Иду уготовить место вам». Он его уже приготовил в райских обителях.

– Как с деньгами быть в этой истории? Многие сейчас инвестируют в акции, отдают под проценты в рост, кладут на депозиты. Как к этому правильно относиться? Это имеет место в нашей христианской жизни?

– Я не хочу распоряжаться чужими деньгами. Нам, монахам (и особенно батюшкам), нельзя командовать в вопросах чужих денег, квадратных метров. Мы можем говорить о Христе, Евангелии, святых отцах, привести пример людей, которые, получив наследство, продавали его и раздавали деньги нищим, уходили в пустыню. Но это те, кто может это вместить. Помоги им Господи, кто имеет такое дерзновение и твердость ради Царства Небесного. Как сказал Господь, Царство Небесное подобно купцу, который, найдя драгоценную жемчужину,  продает все и покупает только ее одну. Эта жемчужина есть Царство Небесное. Кто это понял, тот блажен еще на земле. А всем остальным помоги, Господи, спастись и в познание истины прийти. Нельзя распоряжаться чужим имуществом. Очень важно, чтобы человек все добрые дела делал добровольно, сознательно, свободно, но не с пинками и насилием. 

– Вопрос телезрителя: «В нашей Церкви есть Типикон, но почему-то его везде по-разному интерпретируют. Когда заканчивается шестопсалмие, как правильно: сразу зажигать свечи и свет или на "Бог Господь"? У нас получается разногласие: в некоторых храмах горят свечи на шестопсалмии, в других их гасят».

– Типикон написан святыми отцами через ангелов, то есть он нам дан с небес как некое откровение. Но у святителя Афанасия (Сахарова) есть хорошие слова, что мы все должны стремиться, в меру наших сил и возможностей, максимально выполнить этот Типикон. Например, с учетом того, сколько у тебя певчих на клиросе и чтецов. Потому что если один чтец, а ты его заставишь читать все подряд, то он через час просто осипнет, и служба остановится. И выдержат ли всю эту службу люди? 

До революции в Казанской и Санкт-Петербургской духовных академиях, в Ставропольской семинарии профессора и преподаватели готовились и проводили как бы идеальную службу по Типикону. То есть брали какой-то день и проводили службу полностью по уставу. Говорят, что невозможно служить полностью по Типикону. Нет, возможно, такие случаи были. 

– В Московской духовной академии есть служба Иоанна Лествичника полностью по уставу, с десяти часов вечера  до шести часов утра. 

– Да. То есть выполнить все это действительно возможно, но надо готовиться. Там вся духовная школа готовилась.

Что касается шестопсалмия, то да, по Типикону положено, чтобы в это время свечи гасили. Тогда про электрическое освещение речи вообще не было (оно появилось в храмах только в XX веке), оно не имеет никакого символического значения. Но теперь даже на паникадиле горят не свечи, а электрические лампочки. Даже порой в семисвечнике они есть. Это, конечно, уже некоторое отступление, хотя это обрядовая, внешняя сторона, она второстепенная. А так действительно должны все свечи гаситься, и все люди в согбенном положении, прижав руки к груди, с сокрушением должны слушать шестопсалмие в полной тишине. Во время его даже нельзя креститься, кланяться. В середине шестопсалмия можно три раза перекреститься, но без поклона. И только в конце можно сделать три крестных знамения с поклонами. Тогда снова зажигаются свечи и продолжается богослужение. Такова важность этого момента службы. 

Сегодня с такой строгостью это выполняется не во всех храмах. Попрошу здесь быть более снисходительными, наша жизнь немного изменилась. И Типикон написан больше для монастырских храмов. Поэтому некоторые люди, даже придя к шестопсалмию, все равно пытаются и свечу купить, и поставить ее, и к иконе приложиться. Нам надо быть здесь милостивыми, понимая, что, может быть, человек зашел в храм на пять минут, подал записки, перекрестился – и ему дальше надо бежать. Например, он с работы зашел и торопится к семье или на какую-то новую встречу. Нам надо здесь сохранять незлобие, стараться с пониманием к этому относиться. Самому исполнять, но если кто-то рядом не может исполнить, быть милостивыми.

Помню, когда у нас только открывалась Оптина пустынь, в первые годы было все очень строго: гасили все свечи, потому что когда они горят, сильно трещат. И когда их все погасят к шестопсалмию, действительно наступает особенная тишина. Я помню этот опыт: полумрак, все внимательно, сосредоточенно молятся, кто-то, может быть, даже со слезами. Такая молитва очень важна не только при частном молении, но даже и во время общественного богослужения, на котором есть моменты большего сосредоточения,  их надо проходить с особым благоговением. 

Поэтому  очень прошу не смущаться, не нападать ни на кого с критикой. Мне очень нравятся слова Патриарха: «Я не благословляю делать в храме кому-то замечания, потому что делаете вы это довольно грубо, и люди после этого вообще в храм ходить перестают». То есть можно убить веру в человеке. Он может смутиться, что пришел в церковь первый раз за 30– 40 лет – и тут же на него кто-то наскочил, накричал, нашумел, сделал замечание. Он скажет: «Да я больше вообще туда не пойду». То есть Господь его вел в храм Божий, а мы оттолкнули человека. Нам надо этого очень бояться, быть очень деликатными, осторожными. Вы по существу говорите правильно, но это вещи второстепенные, давайте будем больше себе внимать. То есть надо быть строгими к себе, но милостивыми к окружающим. Вот такой принцип надо соблюдать в Церкви.

– Можно найти место в храме, где в этот момент вас не будут беспокоить, уйти в уголочек.

– Если архитектура храма позволяет, почему бы и нет? У нас в Новом Иерусалиме в соборе есть такая комнатка, где есть только окошко и лаз (видимо, там дверь была, лесенка приставлялась). И туда кто-то заходил. С одной стороны, он молился со всеми на службе, в храме, все слышал, но он там мог плакать, бить поклоны независимо от других. Такое было в древних церквях: внутри храма были пещерки для уединенной молитвы. Я помню по лавре: стоишь в Успенском соборе в алтаре, смотришь, а там кто-то уже выше на пару ярусов молится, и замечаешь его только к середине службы. 

– Вопрос: «Читаем кафизму по умершему. Идет сороковой день. Научите, что нам читать по каждой "Славе"?»

– Возьмите молитву за упокой, которая читается по каждой «Славе». Она начинается такими словами: «Помяни, Господи, Боже наш, усопшего раба Твоего в надежде вечной жизни...» Она занимает почти страницу, ее надо читать после каждой «Славы». Если Вы читаете каждый день по одной кафизме, то ее надо прочитывать три раза: после первой, второй и третьей «Славы». А если еще идет сорокоуст, то можем читать и не одну кафизму, а две-три, сколько Вам будет по силам, по времени. А потом старайтесь записать имя на сорокоуст по храмам, монастырям, потому что это самый ответственный период: в эти сорок дней решается участь человека в вечности, он проходит и мытарства, и суд Божий. Поэтому надо за него также милостыню подавать, раздавать его вещи. 

У нас есть такая традиция, что сорок дней вещи усопшего не раздают, но их, наоборот, надо раздавать с первого дня и просить молиться за него. Возьмите костюм умершего человека и помолитесь за упокой его души. Или у нас бывают поминки. Это тоже форма милостыни. Пригласи на нее тех, кто тебя потом не сможет пригласить к себе на поминки. Особенно тех, кто не сможет тебе воздать. Раньше призывали калек, сирот, паломников, которые шли в Киев, на Соловки или в Иерусалим, на Афон. Их покормят, попросят помолиться, и они идут в святые места и молятся за этих почивших. Это тоже форма милостыни.

– Вопрос: «Как мне быть? Обращалась к гадалке пять лет назад, епитимью мне не накладывали, я периодически причащалась, но ведь не имела права. Раскаиваюсь. Надо ли нести наказание? Что делать?»

– Епитимья – это не наказание, это способ исправления. То есть мы должны понять, что батюшка – это не жандарм, не прокурор. У нас есть в Требнике, за какой грех на сколько лет надо отлучать от Причастия. Но, во-первых, это возможный предел. А во-вторых, у священника есть право давать или не давать епитимью. Самое главное, чтобы человек вышел из этого греха. Вот какая стоит задача перед священником. 

Как, например, в мединституте хирурга обучили, потом ему дали все эти скальпели, ножи, и он поехал куда-то в глухую деревню. Он делает операции и смотрит, где, что и как потребно. Так и батюшка. Это указание по епитимьям в Требнике совершенно не является обязательным. Очень многие святые отцы говорят, что если раньше врачевали через отлучение от Причастия, то теперь от большинства грехов надо врачевать, наоборот, тем, чтобы призывать к Святому Причастию, потому что у людей порой просто нет сил выйти из состояния греха. Наоборот, их не надо отлучать.

Действительно, все гадалки – это слуги дьявола, сатаны. Когда человек себя добровольно, сознательно отдает во власть дьявола, это очень страшно. И потом очень тяжело будет вырываться из пут дьявола. Это можно сравнить с тем, как рыба попалась на червячка, а на самом деле там был крючок. И крючок – не самое страшное, а страшное – это жало. Так что если даже рыбак захочет рыбку отпустить, снять с крючка, жало не дает. И если рыбак попробует вытащить крючок, он выдирает все внутренности этой рыбке, она порой шипит в руке. Так же трудно вырывать жало дьявола, когда он вонзил его в человека. 

У Василия Великого был такой случай: одна женщина пришла к нему с тем, что бесы ее мучают. Он стал за нее молиться. Ему явился бес и говорит: «А что ты за нее молишься? Она моя. Она добровольно себя отдала в нашу власть. И тогда святитель Василий Великий (а он был как патриарх, глава Церкви) собрал всю Церковь. Можете себе представить, все верующие стояли в храмах всю ночь с поднятыми руками и вопияли за эту женщину: «Господи, помилуй!» И только к утру из нее вышел бес. 

Кто хочет пойти к гадалкам, подумайте, ради вас соберут ли всю Церковь и будут ли стоять всю ночь с поднятыми руками и вопиять: «Господи, помилуй!» Мне кажется, это маловероятно. Поэтому лучше туда не ходить, а то отдадите себя во власть дьявола, как будете потом вырываться из этих пут? Очень тяжело, с кровью, со слезами. Лучше не шутить с этим.

Ведущий Сергей Платонов

Записали Анна Вострокнутова и Елена Кузоро

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает настоятель храма священномученика Власия в Старой Конюшенной Слободе города Москвы иеромонах Никандр (Пилишин).

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​