Архипастырь. Митрополит Ташкентский и Узбекистанский Викентий

15 июля 2023 г.

Царские дни в Екатеринбурге всегда дарят нам встречи с дорогими людьми. Сегодня у нас в гостях в екатеринбургской студии телеканала «Союз» митрополит Ташкентский и Узбекистанский Викентий, глава Среднеазиатского митрополичьего округа, постоянный член Священного Синода Русской Православной Церкви.

– Владыка, очень теплые, добрые слова передаю Вам от наших «союзников».

– Спасибо!

– Эти Царские дни в Екатеринбурге – тридцать пятые по счету, если считать от самого первого открытого моления на Вознесенской горке, на месте Ипатьевского дома, на пустыре. Это было 16 июля 1989 года. И тогда задержали одиннадцать человек из тех, кто молился. Я прошу Вас сказать о значении этого события, когда люди впервые открыто, не тайно (потому что тайное почитание было) вышли и заявили о своей любви к государю и его семье.

– Мы должны быть благодарны этим людям, которые посмели в то время, не боясь, выйти и совершить этот молебен. Конечно, тогда еще молебен не нужно было совершать, потому что царская семья еще не была прославлена; нужно было совершить панихиду или литию об упокоении приснопамятных святых Царственных страстотерпцев, которых потом причислили к лику святых. Но эти люди ревностно проявили мужество, зная, что могут быть недовольства со стороны властей (что как раз и получилось). И это был прорыв; пробили стену, которая была очень долго, на протяжении всего советского периода нашей истории. Они открыто высказали свое почтение и уважение к царской семье.

До этого мы слышали о царской семье только негатив, ложь, обман, грязь. Но, несмотря на это, оказывается, есть люди, которые эту грязь и все негативные высказывания в отношении царской семьи не воспринимали, которые открыто сказали, что почитают царскую семью как святых страстотерпцев. Хотя тогда еще Церковь о прославлении не говорила. Но это дало толчок, чтобы увидеть, что в народе любят царскую семью, почитают, что она не совсем оболгана. Думали, что облили их грязью – и ничего святого. Но народное чувство не обманешь. Было в народном сознании или подсознании какое-то чувство в отношении царской семьи, которое не обмануло. Хотя кругом была только ложь и грязь, оболганный и обесчещенный царь. Казалось, что от этого невозможно очиститься. Но нашлись, слава Богу, смелые люди, которые были тверды в вере, в своем почтении и уважении к царской семье. И они совершили этот молебен.

Я помню, когда приехал в 1999 году в Екатеринбург, эти люди мне говорили: «Молебен надо служить». Я обратился к Святейшему патриарху Алексию, сказал, что народ требует совершить молебен, но не положено, потому что они еще не признаны святыми. Святейший сказал, чтобы совершали панихиды, литии, а дальше, мол, увидим. Я с открытой душой всем сказал: «Братья и сестры, давайте не будем предвосхищать наши действия, а будем служить так, как благословляет Святейший Патриарх, – совершать панихиды, литии на этом месте, где было совершено злодеяние, тем самым почтим царскую семью».

Тогда был только небольшой навес над тем местом, где совершилось это злодеяние, где царская семья жила некоторое время до расстрела, до страшных мучений, которые произошли в подвале Ипатьевского дома. Поле, навес, стоял крест. Несколько раз этот крест уничтожали, срывали, сжигали. Потом сделали железный крест, его взрывали. Целая война была, чтобы доказать, что это место – русская голгофа. Но люди твердо стояли в вере, что царская семья – святые, просто они оболганы, их оклеветали, что нужно их почитать. Благодаря почитанию этой небольшой кучки людей все потом переросло в многолюдное почтение и уважение царской семьи.

Я помню, люди туда постоянно приходили, священники регулярно совершали там панихиды и литии. Когда в 1999 году я сюда приехал, главная тема была в том, что дальше делать на этом святом месте. Милостью Божией мы решили на этом месте построить храм. Хотя много было различных планов: и сделать подземный туннель, и какое-то кафе. Ужасные были планы; мысли так разнеслись, что невозможно было остановить. Но традиционно на святом месте на Руси всегда строились храмы. Если мы считаем, что это место святое, что здесь совершилось злодеяние, значит, надо обозначить это место храмом Божиим, домом Божиим.

Эту идею хорошо воспринял Эдуард Эргартович Россель, который тогда был губернатором Свердловской области. Был объявлен конкурс по разработке проекта храма. Помню, владыка Сергий (он тогда был управляющий делами) приезжал сюда и выбирал проект, какой храм можно здесь построить. В итоге остановились на том проекте храма, который сейчас построен.

Мы благодарны Эдуарду Эргартовичу Росселю, что он воодушевился этой темой и воспринял очень близко к сердцу работы по строительству храма. Благодаря ему работы шли очень активно. Хотя, конечно, поначалу были какие-то трудности. Управление архитектуры не давало разрешения на работы, считалось, что это историческое место и надо было все исследовать. Я спросил, что для этого нужно. Мне сказали: «Нужны люди, чтобы они копали, а наши специалисты исследовали землю; может быть, найдутся какие-то предметы...»

– И были народные раскопки.

– Народ пришел; начали усердно и осторожненько копать, как положено по археологическим правилам. Они были очень довольны, что появилась такая возможность, потому что археологам потребовалось бы несколько лет для того, чтобы исследовать это место. Но у нас не было времени. Поэтому народ откликнулся, люди с любовью, благоговением и молитвой копали, специалисты исследовали. Нашли несколько предметов. За все слава Богу!

Потом пришли к решению заложить первый камень в строительство храма. Пригласили Святейшего патриарха Алексия, он приехал, торжественно совершилось освящение первого камня. Мы были очень довольны, что получили патриаршее благословение. И тогда уже закрепилось, что это особое святое место. Было понятно, что на этом месте совершилось злодеяние, убийство царской семьи, и это было обозначено постройкой храма. После этого очень быстрыми темпами за полтора года подняли стены храма...

– В 1992 году состоялась закладка первого камня храма владыкой Мелхиседеком, хотя у него было разрешение только на установку памятного знака…

– В 2003 году уже совершили освящение храма. К сожалению, Святейшего патриарха Алексия на освящении не было, он болел в то время, но по его благословению владыка митрополит Ювеналий возглавил торжество по освящению Храма-на-Крови. Такова предыстория. Это то, что помню непосредственно я. До меня, как Вы уже сказали, в 1989 году, люди открыто заявили, что хотят совершать молебны на этом святом месте. Хотя совершать молебны было не совсем правильно, потому что царская семья еще не была причислена к лику святых. Но люди требовали, причем резко, дерзновенно: «Совершайте молебны, не панихиды». Но мы должны прислушиваться к нашим каноническим правилам. Святейший патриарх Алексий разрешил тогда эту ситуацию; слава Богу, люди подчинились, поверили моим словам, которые я передал от Святейшего патриарха, и его благословение совершать пока панихиды.

Потом царская семья была причислена к лику святых. В течение того времени, пока совершалось строительство храма, мы постоянно совершали там молебны, потому что Царственные страстотерпцы уже были причислены к лику святых. Так что этот храм с самого начала был намоленным, шла постоянная молитва. Только подняли фундамент, и уже совершались литургии, молебны, читались акафисты. То есть была постоянная молитва. Это место было освящено кровью, страданием страстотерпцев. Нам было непросто, но все удавалось. Были трудности, но в итоге все прошло очень хорошо.

– Когда люди первый раз собрались, они читали канон царю-мученику, изданный Русской Православной Церковью Заграницей. Я нередко встречаю такие замечания: скажешь «страстотерпцы» – поправляют, что они мученики. Скажешь «мученики» – поправляют, что они страстотерпцы. Большая ли разница между этими понятиями? Когда человек говорит, мол, не смейте их называть мучениками, они страстотерпцы, он как будто хочет сказать, что они всего лишь страстотерпцы. Это как бы лейтенанты по отношению к генералам. Мученики – как генералы, а страстотерпцы где-то на уровне лейтенанта, не выше. Мне кажется, это несправедливо. Если брать тропари великомученику Георгию Победоносцу или целителю Пантелеимону, они там и страстотерпцами тоже именуются. И один из самых главных периодов церковной жизни называется Страстной седмицей: Господь терпел страсти. Проясните, пожалуйста, этот вопрос.

– Действительно, в нашей церковной практике мы называем даже великомученика Георгия и великомученика Пантелеимона страстотерпцами, то есть претерпевшими страдания за Христа. Мы говорим, что царская семья – страстотерпцы, они претерпели  страдания за Христа, за правду Божию, стояли в вере и благочестии. В этом суть. Почему на царскую семью сильный ропот, осуждение и даже злоба? Потому что они стояли в вере, в правде. А окружение хотело либерализма, как сейчас говорят, свободно проявлять свои страсти: гулять, танцевать, веселиться...

– ...сплетничать. Чего очень не любила государыня.

– Вот этими грехами было заражено общество. Они хотели свободы в проявлении своих страстей. А царская семья вела себя очень сдержанно. Конечно, они посещали какие-то балы, какие-то вечеринки, но вели себя очень скромно, по-православному. И это очень не нравилось; обществу хотелось свободы в страстях и даже греховных порывах. Вот это озлобляло людей, они не хотели видеть такого императора. То есть была озлобленность и борьба против нравственности, чистоты и святости, в чем царская семья стояла до конца.

Ничего не поменялось, когда их арестовали: они продолжали молиться в домашних условиях, продолжали читать вместе Священное Писание, святых отцов, приглашали священников для совершения литургии, причащались, исповедовались. То есть они жили так, как жили раньше: в вере, благочестии и стремлении к святости. Они хотели, чтобы их примеру следовало и окружение, общество. Но не получилось. Окружение не хотело этого.

Мы видим, что и сейчас такая же ситуация. Часть общества хочет свободы в грехах и пороках; другие говорят, что это нехорошо, потому что ведет к разным проблемам. Мы говорим, что грех является той заразой, тем ядом, который заражает наше общество и приносит много зла.

А когда зло приумножается, на нашей земле появляются озлобленность, недовольство, ропот, зависть и, конечно, войны. Вот откуда рождаются все эти войны – от нашей греховности, превозношения друг над другом, недовольства друг другом, желания для себя чести и славы, и все это перерастает в национализм, нацизм, фашизм. 

Люди, понимающие все это, стараются придерживаться правил христианской жизни – жить в мире, согласии, любви, уважении, смирении, кротости, терпении, трудолюбии. Это укрощает все страсти, приносящие много зла.

Я думаю, что именно такая ситуация сложилась с царской семьей, которая была у всех на виду. Многие раздражались, видя их святость, понимая, что они не такие, как все. Эти люди говорили: «Нужно их убрать, потому что они нам мешают». Их убрали, и оказалось, что все еще больше разрушилось.

Мы должны помнить о тех ошибках, которые общество совершило в то время, чтобы не допустить их повторения в наше время. Но 24 июня, в то напряженное время, мы услышали слова Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина о том, что может повториться то, что было в начале ХХ столетия, но мы не должны допустить, чтобы это случилось.

Поэтому нам нужно быть очень внимательными к себе, чтобы действительно не повторять ошибок прошлого, ведь ничего хорошего это не принесет, только кровь, страдания и деградацию во всех сферах жизни. Дай Бог, что мы видели эти ошибки, учились на них и не допускали их.

– Да, 24 июня многие встали на усиленную молитву, даже те, кто нечасто ходит в храм. Мне кажется, что в субботу на всенощное бдение пришли молиться все. 24 июня был праздник иконы Божией Матери «Достойно есть» («Милующая»), а 25 июня – день памяти царской семьи, потому что эти святые входят в Собор Петербургских святых.

– Да. Пресвятая Богородица оказывает нам такие милости и такую помощь, а мы этого не замечаем. Вот сегодня мы празднуем Положение честной ризы Пресвятой Богородицы во Влахерне. В 860 году русский флот князя Аскольда угрожал Константинополю, но погружение с молитвой края ризы Пресвятой Богородицы в воды Босфора вразумило князя Аскольда, потому что он увидел, что у христиан есть какая-то особая сила, которой нет у него.

Он спросил у защитников города: «Что за сила у вас есть, что вы не выступили с войсками против нас, не воевали с нами?» Они ответили: «У нас есть Божия Матерь, наша Небесная Заступница, Которая нам помогает». Это побудило князя Аскольда принять крещение с именем Николай. То есть Божия Матерь уже тогда промышляла о Русской земле.

Тогда на русские земли пришла православная миссия – епископы, священники, были привезены книги, переведенные на славянский язык святыми равноапостольными Кириллом и Мефодием, очень нужные нашим первым христианам.

 Но мы не должны надеяться только на Божию Матерь, на то, что Она все сделает для нас, а мы будем жить по-прежнему. Пресвятая Богородица, как любвеобильная мать, милует нас, желает нам блага, покрывает нас Своей любовью, но мы должны понимать, что Она ждет от нас исправления, изменения.

А то, что многие люди стали ходить на всенощную, показатель действия Божией Матери на наше сознание, чтобы мы поняли, что нам нужно идти в церковь, нужно молиться. Мы, православные христиане, каждый воскресный день должны быть в храме. Никакие наши заботы, никакие дела не должны мешать нам приходить в храм и прославлять воскресшего Господа, почитать Его. И если мы будем почитать Христа, то Он воскресит нас для вечной жизни. Это очень серьезно, очень важно.

Мусульмане, среди которых я бываю, каждую пятницу ходят в мечеть. Приходит их очень много, в основном мужчины. И когда ты у них спрашиваешь: «Почему вы так ревностно ходите в мечеть? Что вы там находите?» – они отвечают: «Потому, что мы мусульмане, мы обязаны это делать».

То есть мусульманин чувствует, что он обязан быть в мечети, а мы, православные, не имеем этого чувства. Мы понимаем, почему мы должны быть в храме Божием: «Сегодня Пасха, день Воскресения Христова. Мы идем в храм благодарить Бога за то, что Он дает нам дышать воздухом».

Мы уже поняли, что есть воздух и что он дается нам бесплатно. А во время эпидемии коронавирусной инфекции мы за воздух платили деньги. Господь показал нам, что Он дает нам самое ценное – возможность спокойно и легко дышать воздухом. А когда Он отнял у нас эту возможность, мы увидели, что такое воздух.

Поэтому мы должны каждое воскресенье приходить в храм и говорить: «Господи, я благодарю Тебя за то, что Ты даешь мне возможность дышать и этим подаешь мне здоровье. Весь мой организм пропитан энергией, которую ты даешь через воздух. Я здоров, я работаю, зарабатываю деньги и этим кормлю свою семью, и за это я Тебя благодарю». Вот что должен делать христианин каждое воскресенье.

Мы говорим, что мы приходим в церковь, чтобы прославить Господа в надежде, что Господь воскресит нас в последний день и дарует Царство Небесное, вечную жизнь через Свои добровольные страдания на кресте и пролитую кровь Свою в очищение наше от грехов.

У мусульман нет такого понимания. У них все просто: «Я должен, я обязан», – и они выполняют свои обязательства. Конечно, мы тоже обязаны, должны приходить в храм, но еще мы знаем, почему мы должны это делать. Но мы часто говорим: «Я занят. Я устал. Мне нужно отдохнуть». Много причин есть у нас, чтобы не пойти в храм, а у них такого нет.

В нашей епархии работают мусульмане, и в пятницу они даже не спрашивают у меня, можно ли им уйти. Они просто все бросают и идут в мечеть. И я ничего не могу им сказать.

– Вы относитесь к этому с пониманием?

– Конечно. Я понимаю, что он пошел молиться, и что я могу ему сказать? По закону его надо бы оштрафовать, принять какие-то меры, ведь он бросил свою работу. Но мы этого не делаем. Человек пошел выполнять свой долг.

У нас тоже есть долг, обязательства, но мы ничего не бросаем, хотя этот день выходной. Но у нас куча проблем, которые стоят на первом плане, а Бог – на втором плане. Мы Ему говорим: «Ты пока подожди. Когда у меня будет время, я приду к Тебе, а сейчас я занят, у меня много дел».

А потом Господь пошлет нам какую-нибудь болезнь наподобие коронавирусной инфекции, и тогда уже все прибегут к Богу: «Господи, прости! Дай мне возможность дышать, дай здоровья! Мне очень тяжело!» Вот когда мы вспоминаем о Господе.

Сейчас и в стране, и в мире тяжелая ситуация. Эта спецоперация – тоже показатель того, что мы что-то недорабатываем, что-то у нас неладно, нехорошо с нашей духовной жизнью, с нравственностью. Господь посылает нам эти испытания, чтобы мы приблизились к Нему, и когда это случится, Он остановит все эти эпидемии, войны, спецоперации, которые сейчас происходят. Господь призывает нас к исправлению. Дай Бог, чтобы мы это осознали, поняли, и тогда Господь пошлет нам милость и благословение.

– Владыка, мне представляется, что одна из проблем, которую мы должны решить, причем немедля, это так называемое абортивное мышление (или детоубийства). Абортивным мышлением поражено не только светское, но и церковное общество. Иногда я становлюсь участницей таких дискуссий. Казалось бы, зачем на телеканале «Союз» говорить про аборты? Наши зрители и так знают, что это грех. Но это не так.

Есть вещи, которые люди однозначно определили для себя как недопустимые, но аборты к таким вещам не относятся. Десятилетия понимания того, что аборты делать можно, к сожалению, вовлекли в этот порочный круг массу и людей, и врачей. Вот студентка приходит на практику, и что ей делать? Она либо не окончит институт, либо будет в этом участвовать – будет делать аборты, потому что это входит в программу обучения.

Доктор по закону может от этого отказаться, но насколько это возможно по факту? Чтобы доктор отказался делать аборты, он должен быть очень решительным, глубоко верующим человеком, он не должен даже мысли допускать о том, что иногда это делать можно.

Бывает так, что врачи оказывают на женщину давление, они пугают ее тем, что у нее родится больной ребенок, что она не сможет его прокормить, и еще много чего ей говорят. К сожалению, даже в церковной среде нет понимания того, что это просто недопустимо. Я очень прошу Вас сказать об этом, потому что очень важно, чтобы как можно чаще об этом говорили священники и архиереи.

Да, к сожалению, Вы верно сказали, что и среди верующих бытует такое понятие, что можно жить в гражданском браке, то есть жить вместе, не регистрируя брак, чтобы якобы присмотреться друг к другу. Это очень порочное и греховное дело, и с этого начинаются аборты.

Если в нашем обществе нет понимания, что вступление в отношения до заключения брака есть большой, тяжкий грех, и люди спокойно идут на это, то дальше все идет своим чередом. Вот получилось, что ребенок зачался, но он не запланирован, он не нужен, и люди считают, что можно его не рождать, можно его убить. Есть и другие причины, чтобы это сделать.

Сегодня грех блуда стал нормой жизни. У нас нет четкой границы между целомудрием и блудом, она утеряна, поэтому у нас просто беда – люди живут во внебрачных союзах, и, к сожалению, рождаются больные дети, с пороками, с разной патологией.

Я помню, как однажды Святейший патриарх Алексий II в День защиты детей посетил детскую больницу в Москве. Он увидел огромное количество только что родившихся детей, которые уже находились в реанимации.

Святейший патриарх спросил: «Что такое, почему дети болеют такими серьезными болезнями?» И ему ответили: «Ну, Вы же знаете, что это происходит из-за наших грехов». Поэтому, если мы хотим, чтобы наша нация была крепкой, сильной, здоровой, нам нужно изжить эти добрачные союзы, и тогда у нас не будет абортов. А считать все это нормой – большая ошибка

 И мы прошли этот горький опыт. На протяжении нескольких десятилетий нам предлагали опыт пробного брака, думая, что тем самым у нас появится крепкая семья, нормальный союз между мужчиной и женщиной. Но мы видим, что от этих пробных браков семья не становится лучше и не становится крепкой. Наоборот, бывает, что пробуют один, второй, третий раз, потом бросают и говорят: лучше мы так поживем, по-дружески будем встречаться, удовлетворять свои страсти. Это даже хуже, чем скотское состояние, потому что у скота тоже есть свои правила брачных отношений, а не просто так, без разбора.

Мы должны слушать голос Божий, а не экспериментировать с пробными браками. Я не знаю, кто так привлекает к этому молодежь. Надо эти пробные браки исключить из нашей жизни. Мы уже видим, что они не приносят никакой пользы. Крепкий союз бывает не от того, что люди узнали какие-то свои ощущения в грехе блуда. В отношениях между мужчиной и женщиной нужно смотреть на душу человека, а не на блудные ощущения. После греховного наслаждения человек остается со своими страстями, он не меняется. Поэтому сначала нужно посмотреть на душу человека, узнать, какие негативные стороны имеет эта душа.

Если человек готов нести этот крест и терпеть негативные стороны своего ближнего, можно соглашаться на совместную жизнь. Тогда пусть идут в ЗАГС, регистрируют свои отношения, венчаются, получают Божие благословение, а потом уже вступают в супружеские отношения и тем самым закрепляют свою и плотскую, и духовную любовь. А когда есть только плотская, страстная любовь, вначале будет всплеск эмоций. Но они пройдут, и человек останется со своими страстями и похотями. А потом люди говорят, что не сошлись характерами.

Каждый человек имеет душу, которая испорчена грехом. Господь пришел на землю, чтобы эту испорченную природу исцелить, очистить. Он может это сделать. Муж и жена должны быть очень близки ко Христу, чтобы с Его помощью могли совместно трудиться над тем, чтобы искоренять свои страсти. Тогда между ними будет очень хороший союз, и они будут воспитывать детей в духе нравственности и духовности в рамках того учения, которое дал нам Христос Спаситель в Своем Евангелии.

– Вспомнился фильм «Поп», где главный герой говорит про свою матушку: «Это мой точильный камень». То есть он не говорит, что она идеальный человек, и про себя так не думает. Они носят тяготы друг друга, в том числе терпят и особенности характера друг друга, но делают это с любовью и во Христе.

Вернемся к теме царской семьи. Период ковидных ограничений, когда люди оказались заперты в своих домах, наверное, показал нам всю высоту нравственности царской семьи. Ведь были и разводы после этих ограничений. Когда люди оказались вместе в четырех стенах, выяснилось, что они друг друга терпеть не могут.

У святых Царственных страстотерпцев в Царском Селе было более-менее свободное житье, хотя уже были конвоиры. В Тобольске тоже было к ним какое-то человеческое отношение, тем не менее они были под арестом. В Екатеринбурге у них были уже тюремные условия. И мы ни от одного из тюремщиков не слышим свидетельств о том, что в царской семье друг с другом ругались, выясняли отношения. Наоборот, они были настолько доброжелательны и друг к другу, и к тем, кто их охранял, что охрану в Ипатьевском доме пришлось сменить. Потому что стало понятно, что эти подчиненные коменданта Авдеева (и он сам) уже не годятся, они к ним расположились, хотя изначально были очень озлобленные.

– Действительно, это очень значимый показатель их святости, которую они достигали в течение всей своей жизни. У них уже давно была такая атмосфера добра, мира и согласия.  Даже когда все было хорошо, их превозносили и хвалили, они жили скромно, милосердно и смиренно, помогая друг другу, борясь со своими слабостями и немощами. И таким образом совершенствовались.

А в условиях заключения и в Царском Селе, и в Тобольске, и в Ипатьевском доме они по нарастающей показывали результаты своих нравственных достижений, которые уже имели до этого. Они не смутились, а спокойно, мирно, дружно, очень тактично,  благородно вели себя друг с другом и с теми, кто их окружал.

Здесь, в Екатеринбурге, они уже были действительно заперты, даже окна были закрашены, чтобы они не могли ничего видеть. Они оказались в замкнутом пространстве, где были только они семьей. Благодать Божия, которая была ими достигнута, еще больше их скрепила, объединила. Они были очень дружны, мирны, любвеобильны, жили в мирном состоянии души, ни о чем не переживая.

В таких случаях обычно кого-то обвиняют. Никакого недовольства, ропота и осуждения не было. Они понимали ситуацию, смиренно все принимали и терпели ради Господа и Царства Небесного. Этим они и жили. И мы видим из писем, которые посылала императрица в некоторые места, как она мыслила, как говорила о ситуации, в которой находилась. Это показатель того, что они были людьми святой жизни.

Мы видели, как во время пандемии люди не могли потерпеть друг друга, за короткое время ссорились и разводились. А царская семья довольно много времени находилась в замкнутом пространстве, но они не ссорились, не ненавидели, а любили и уважали друг друга, поддерживали во всем. Это очень важный момент из жизни царской семьи.

– Есть опасения, что екатеринбургские останки признают царскими и крестный ход пойдет в Поросенков Лог. Что бы Вы сказали таким людям? Они очень сильно переживают, много вопросов задают. Поэтому я передаю эти опасения, чтобы накануне ночной Божественной литургии и Царского крестного хода как-то умиротворить людей.

– Мы видим, что люди переживают. Я даже встречался с некоторыми нашими прихожанами в Ташкенте, и они мне тоже говорили о том, что готовится новый маршрут через Поросенков Лог. Я такого не слышал, никто мне об этом не говорил. Конечно, есть такие опасения у народа, а голос народа очень важен для нас. И если народ не желает, чтобы эти останки были признаны царскими, то, конечно, нам нужно учесть эти народные настроения, чтобы царь и его семья не были предметом разделения в нашем обществе.

Очень важно сохранить единство. И поэтому нам надо быть очень осторожными, чтобы принять правильное решение и дать возможность людям самим убедиться в истинности останков царской семьи. И когда все будут едины в этом вопросе, тогда уже мы будем принимать какое-то решение. Я думаю, Святейший Патриарх не заинтересован в том, чтобы в нашем обществе было разделение. Должны быть мир и согласие в этом отношении. Не хотелось бы, чтобы из-за этого у нас были какие-то смущения. Некоторые даже говорят, что, если останки признают царскими, значит, нет в нашей Церкви благодати Божией. Так говорят люди, которые, может быть, слабы в вере или вообще уходят из Церкви и ничего не хотят слушать.

Это очень опасно для нас. Поэтому нам нужно быть очень внимательными ко всем этим настроениям нашего народа, учесть их опасения и не делать такие шаги, из-за которых некоторые люди отвернутся от Церкви или будут какие-то разделения. Этого не должно быть. Надо, чтобы было единство.

– И на месте мученического подвига царской семьи, и на месте уничтожения их честных останков в глухом лесу люди всегда молились еще до их прославления. Что там было? Уральский лес, глухомань – и все равно люди туда шли и получали помощь по молитвам к этим святым. А Поросенков Лог – это такое место, куда народ не стремится, там не молятся. И никаких свидетельств о тех останках, которые были захоронены государством в Петропавловском соборе как царские, тоже нет. Это, наверное, тоже о чем-то говорит.

– Обо всем этом нужно хорошо подумать и взвешенно принимать решение.

– Спасибо, владыка. Вы на крестный ход идете?

– Конечно. С Божией помощью.

– Тогда, может быть, Вы скажете какое-то напутствие тем, кто собирается на ночную службу в ночь с 16 на 17 июля и на крестный ход?

– Я бы хотел поздравить с наступающим праздником святых Царственных страстотерпцев всех паломников, которые приехали в Екатеринбург на этот праздник и на эту ночную службу, которую мы совершим в память о страданиях царской семьи в Ипатьевском доме. Это наше почтение, уважение и признание их святости. Люди приехали и из России, и из стран за ее пределами.

Желаю всем помощи Божией, чтобы мы преодолели свои немощи, выстояли эту ночную службу. Наши болячки не имеют никакого сравнения с тем, что терпели Царственные страстотерпцы. Когда вспоминаешь о царской семье, воодушевляешься и, с Божией помощью, стоишь на службе и молишься, исповедуешься и причащаешься. И надеешься, что сможешь пройти путь от Храма-на-Крови до Ганиной Ямы и сострадать Царственным страстотерпцам, которых тогда везли на грузовике по этой дороге. А они, может быть, еще не были мертвы и терпели страдания в шоковом состоянии.

Это страдальческий путь Царственных страстотерпцев. И мы проходим его с любовью к царственным мученикам, которые претерпели такие страшные страдания. Мы тоже приносим этим маленькую жертву ради очищения себя от грехов. Чтобы Господь, видя нашу любовь к Царственным страстотерпцам, по их молитвам даровал нам здоровье, крепость душевную и телесную, исцеление наших болезней и укрепил нас в вере и благочестии.

Ведущая Светлана Ладина

Показать еще

Время эфира программы

  • Понедельник, 15 апреля: 01:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать