Таинства Церкви. Беседа с архимандритом Мелхиседеком (Артюхиным)

4 июня 2022 г.

Сегодня после небольшого перерыва архимандрит Мелхиседек будет отвечать на ваши вопросы.

– Накопилось очень много вопросов, и они, как всегда, очень жизненные. Хорошо, что вопросы поступают, и хорошо, что люди спрашивают что-то у священников. Было бы хуже, если бы спрашивали у соседок по подъезду.

– Мудрые греки говорили: кто сам себе советчик, тот сам себе враг. Оптинские старцы говорили: лучше поступить по совету, чем по своему собственному разумению. Есть такой алгоритм: сначала своеволие, потом своеумие, а потом безумие. Поэтому надо жить по совету. В семье муж советуется с женой, жена – с мужем, дети – с бабушкой, дедушкой, и так, при общем совете, принимается решение. В университете был такой девиз: все знает только невежда. Поэтому радостно, что люди задают вопросы.

– Я тоже рада, что мы в чем-то помогаем нашим зрителям.

Первый вопрос: «Как реагировать на бабушек в церкви, которые постоянно делают замечания, например, по поводу длины твоей юбки, выреза блузки, маникюра, цвета платка?»

– Я такого не встречал. Надо ходить в «правильные» храмы. У нас в храме, например, где я служу, замечаний не делают. Пришел человек в храм в первый раз: по-своему одет, на своей волне. Пришел во второй, в третий раз, посмотрел вокруг – и понял, как правильно. Никто замечаний в нашем храме не делает. Если человек – захожанин, то какой смысл ему замечания делать? Если прихожанин – сам сообразит, как надо поступать. У нас замечания категорически запрещены. Мы на приходе стараемся жить по девизу святых отцов: знай себя – и довольно с тебя.

Помню, когда я в семнадцатилетнем возрасте пришел к вере, Евангелие стало для меня содержанием жизни, ориентиром, и я многое стал видеть по-другому. Кроме своих грехов, больше ничего не видел. А когда глаза видели поступки и грехи других людей, я сам себе говорил: лицемер, вынь прежде бревно из своего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего. И помысел сразу останавливался.

Есть такой православный анекдот. Приходит одна раба Божия в храм и говорит: «Батюшка, у меня дар открылся!» Батюшка спрашивает: «Какой?» – «Дар видения чужих грехов». Батюшка осенил ее крестным знамением и сказал: «Благословляю срочно закрыть».

Если ты пришел в храм к Богу, не нужно обращать внимание на других людей, нужно стараться думать о своей жизни. Конечно, когда речь идет о явном кощунстве или каком-то дебоше в храме, это надо пресекать. Иногда бывает такое, что в храм попадает пьяный человек, и на это надо реагировать: культурно взять под руки и вывести из храма.

– Батюшка, могу с Вами поспорить, уж простите. Все-таки мы должны думать о том, как одеты, когда идем в церковь. Видела, как мужчины приходят в храм в цветных шортах, например.

– На входе сразу расстрел. (Смеется.)

– Прямо сразу?

– Конечно. А чего долго объяснять?

– Но мы же должны задумываться над тем, куда идем.

– Мы берем сейчас крайности, которые никому не нужны. Еще раз повторю: придет человек два раза в храм – и увидит, как надо. По поводу шорт летом. Я всегда привожу людям такой пример для сравнения: в консерваторию в шортах человек не пойдет. А церковь выше, возвышеннее любой консерватории.

– То есть реагируем на замечания спокойно, доброжелательно и задумываемся о том, чтобы в следующий раз одеться соответствующе.

Следующий вопрос: «Как молиться за иноверцев?»

– «Спаси, Господи, и помилуй люди Твоя и благослови достояние Твое». Мы просим: «Господи, спаси всех, вразуми и помилуй». Еще молимся о соединении Святых Божиих Церквей. Если у тебя друг – католик, например, и он замечательный, хороший человек, то общайся с ним, но объясняй разницу, традиции. Надо всем желать спасения.

– То есть домашняя молитва не возбраняется.

– Как известно, на проскомидию записки о них мы не подаем. Святитель Филарет Московский говорил: «Не знаю, спасутся ли католики, но если я стану католиком, точно не спасусь». Есть разные традиции, но мы молимся о том, чтобы все пришли в познание истины.

– Следующий вопрос. Женщина стала крестной замечательной девочки, но через четыре года, так сложилась судьба, она вышла замуж за крестного этой девочки. То есть кумовья поженились. Теперь они думают венчаться. Спрашивают, что делать. Насколько я знаю, крестные не могут вступать в брак.

– Не могут. Но здесь конкретная ситуация. Надо подать прошение правящему архиерею, объяснить ситуацию, спросить совета и благословения. Это прерогатива архиерея.

– Они могли не знать об этом четыре года назад, когда становились крестными.

– Во время огласительных бесед объясняется, что крестные несут ответственность за своего крестника и вступают в духовное родство.

– Именно поэтому не приветствуется брак?

– Да. Есть родство кровное, а есть родство духовное. В нашей Церкви не принято, чтобы заключался брак между крестным и крестной, это считается отступлением от закона. Конечно, бывают исключительные случаи, но это не приветствуется.

– Двадцать лет назад, когда было массовое крещение, никто ничего не знал и брали в крестные супружескую пару. Тогда крестили огромное количество людей, священников было мало, храмов тоже...

– В Москве в те годы было всего 48 действующих храмов, а сейчас около пятисот.

– Следующий вопрос: «Исповедуюсь, причащаюсь, читаю Псалтирь, правила, молюсь. Но в личной жизни совсем плохо: здоровья нет, детей нет, семьи нет. Мне сорок лет. Работы тоже нет – лишилась из-за здоровья. Чувствую, что наступает уныние, депрессия. Живу без смысла. Каждое утро просыпаюсь и не знаю – зачем. Боюсь отойти от Бога. Получается, что от молитв толку нет, а только наоборот: чем больше хожу в храм и молюсь, тем хуже. Может быть, мне уйти в монастырь? Что делать? Не знаю, для чего живу».

– Вопрос многоплановый, попробую ответить. Во-первых, все, что здесь обрисовано: работа, здоровье, муж, дети, – хорошо бы в нашей жизни иметь, но не у всех получается. Не каждый человек удачно женится, например. Если кто-то замужем не был, то другие были несколько раз, разводились, и еще неизвестно, что лучше.

Во-вторых, она пишет, что не знает, для чего живет. Значит, человек с самого начала живет только для себя. Мудрые греки говорили: истинная жизнь – не только для себя. У русского православного человека всегда был (и должен быть) такой девиз: жить – добро творить. Нигде не сказано, что жизнь должна быть внешне благоустроенной. Должен быть вектор – творить добро. И в этом человеку никто не мешает.

Если нет семьи, то есть мама и папа. Если нет мамы и папы, можно жить с пользой для людей, которые вокруг. Сейчас, в наше непростое время, нужны добровольцы, волонтеры. Поэтому надо найти себе применение, чтобы быть полезным. У нас на приходе, например, есть два журнала: в одном журнале люди пишут, в чем они нуждаются, во втором – чем они могут быть полезны. И человек оставляет номер своего телефона и пишет, например, что может посидеть с кем-то (больным, ребенком) два часа.

– Замечательная идея!

– Можно на два часа освободить, например, многодетную маму, чтобы она сходила в поликлинику, магазин или парикмахерскую. Это же можно сделать? Надо искать себе применение. И когда увидишь проблемы многодетной семьи, поймешь, что у тебя, оказывается, все не так уж и плохо. Все познается в сравнении. Если говорить о здоровье, то кто нам его обещал?

– Сейчас трудно найти здорового человека.

– Как говорят врачи, есть только недообследованные. Медицина сейчас так шагнула вперед, что здоровых почти не осталось. Поэтому надо найти себе применение в служении. Кстати, Оптинские старцы говорили: жизнь – не наслаждение, жизнь – служение.

Все, что человек перечислил в письме, – это его понимание внешнего счастья. К этому нужно стремиться, но не у всех это получается.

– Как насчет монастыря?

– В монастырь не уходят, чтобы решить свои проблемы. В монастырь уходят, когда в миру не хватает подвигов, когда человек вырос и ему мало только одного храма. Не надо быть наивным мечтателем. Фраза Христа о том, чтобы идти за Ним, не значит ходить в храм по воскресеньям. И слова «раздай свое имение» – это не значит отдать три рубля из кармана. В монастырь приходят тогда, когда в миру исполнили то, что можно было исполнить, послужив. Раньше уходили в монастырь, когда человеку не хватало подвига. Уйти в монастырь, чтобы решить свои проблемы, – это большая иллюзия.

– Хочу привести небольшой пример, очень назидательный, с моей точки зрения. Я сейчас снимаю фильм о Прасковье Жемчуговой. Это знаменитая крепостная актриса, которая обладала потрясающим сопрано. Екатерина II восхищалась ею и даже подарила ей перстень с бриллиантом. Ее обожал король Польши Понятовский, Павел I ее слушал. Как известно, она вышла замуж за самого богатого человека России – графа Николая Петровича Шереметева, который был благотворителем. Кстати, странноприимный дом, где сейчас находится институт Склифосовского, граф построил по просьбе своей жены. Графа даже прозвали Милосердовым, потому что он действительно очень много тратил на благотворительность. Так вот, умирая, граф успел составить завещательное письмо своему сыну Дмитрию, где написал, что у него было богатство, слава, наслаждение, но ни в чем он не нашел удовлетворения. И написал, что с собой в загробную жизнь мы можем взять только наши благие дела...

– Есть замечательная мысль: главные вещи в жизни – это не вещи; это то, что в душе. Кстати, про странноприимный дом Шереметева и институт Склифосовского. Когда я там работал, для нас проводили экскурсию по старому зданию (сейчас старое здание стало музеем). Внутри – уникальный храм Святой Троицы. Раньше при институте там была курилка, а где сейчас горнее место, стоял бюст Ленина. Все это я застал в 1979 году.

Так вот, нам рассказывали, что слово «поправиться» до революции воспринималось в прямом смысле. На больного странноприимного дома (он был рассчитан на 120 человек) выделялось ежедневно четыреста граммов говядины и сто граммов птицы.

– Больные поправлялись в прямом смысле слова – набирали в весе.

– Медицина была направлена на это: надо человека накормить, чтобы к нему вернулись силы и он справился с болезнью.

– Знаете, граф Шереметев завещал себя похоронить в простом гробу и чтобы не было никаких пышных похорон, а все деньги, которые предназначались на похороны, – раздать бедным. Вот какое было осознание своего места в жизни!

– Вот как раз и ответы на вопросы наших зрителей. Жизнь – не наслаждение, жизнь – служение. Служить нам  никто не запрещает, наоборот, у нас колоссальные к этому возможности.

– Следующий вопрос. Молодой человек пишет, что его отец при смерти. Отец не крещен. Сын переживает по этому поводу, хочет отца крестить. И у него в жизни был пример: дядя умер некрещеным – священник не успел. В письме он спрашивает: можно ли крестить отца, не спрашивая его согласия? Он слышал, что есть мирской чин крещения...

– Этого делать категорически нельзя, потому что крещение – шаг добровольный, должно быть согласие на крещение. Даже если человек находится в предсмертном состоянии, все равно нужно добровольное волеизъявление. Без согласия человека крещение невозможно, это будет неправильно.

– Надо уговаривать отца, как-то это объяснять.

– Приведу пример. В нашем храме Петра и Павла есть замечательный алтарник Николай. Его отец в 83 года добровольно изъявил согласие принять крещение, за месяц до своей смерти. Крестившись, причастившись, исповедавшись, он покинул этот мир. Но сын ждал желания отца всю жизнь, вымаливал, уговаривал... Поэтому шанс есть у всех.

– Вопрос: «Можно ли беременной присутствовать на кладбище на похоронах? Нужно захоронить прах мужа, но все говорят, что мне нельзя, так как на кладбище плохая энергетика».

– Мы верующие люди и знаем, что «смерть есть к жизни приближение, к жизни той, где смерти нет». Надо бояться не покойников, а живых безбожников. Ничего особенного нет в том, чтобы пойти на кладбище. Тем более это последний долг перед мужем, последняя почесть ему, последнее целование. Поминай последняя твоя и вовеки не согрешишь. От новостей по телевизору и от гаджетов вреда больше, чем от посещения кладбища. На кладбище мы же не каждый день бываем.

– Не поверите, но я люблю бывать на Донском кладбище. Видимо, там очень хорошая энергетика (использую это слово из письма). Там люди крещеные, достойные...

– ...и всегда светлые мысли приходят, дурь в голову лезть не будет.

– Ваше завершающее слово...

– Всем желаю найти свое место в жизни. И помните слова старца Паисия, что за самоотверженное служение Бог дает двойную благодать. И если мы хотим, как писала женщина, иметь здоровье, силы, крепость, нам надо начать служить – и тогда все будет складываться. Потому что везет тому, кто везет. Все, что делаете словом или делом, – делайте от души, как для Бога, а не для людей.

Всего вам доброго и до новых встреч!

Автор и ведущая программы Любовь Акелина

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Время эфира программы

  • Суббота, 03 декабря: 03:00
  • Суббота, 03 декабря: 13:00

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать