Учимся растить любовью. 215 лет со дня рождения Ганса Христиана Андерсена

6 февраля 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
В этом году исполняется 215 лет со дня рождения великого сказочника - Ганса Христиана Андерсена. Его истории, проникнутые подлинным христианством, рецензировались во многих советских изданиях, но даже несмотря на это, сказки Андерсена продолжали говорить о вере, вечности, любви и Боге. Приглашаем вас окунуться в волшебный мир Андерсена и, может быть, открыть его для себя с новой стороны. Поводом для беседы стала выставка в музее Ахматовой, приуроченная к дню рождения писателя, подготовленная совместно с Датским институтом культуры.

В этом году весной мы будем праздновать 215 лет со дня рождения великого сказочника Ганса Христиана Андерсена. Надо сказать, что Андерсен был не только сказочником. Он писал много прозаических взрослых произведений, а также стихов и пьес. Но нам он в первую очередь известен как автор удивительных сказок «Снежная королева», «Гадкий утенок», «Стойкий оловянный солдатик» и многих других. Надо заметить, что во времена советской цензуры многие его сказки обрезались, многие слова, знаковые для нас, верующих людей, заменялись синонимами, которые на самом деле синонимами не являются. Так, слово «Бог» подменялось словом «жизнь», «ангелы» превращались в «маленьких человечков». Ну а книга, которую бабушка читает в самом конце сказки «Снежная королева»,  на самом деле Евангелие. В нашем же переводе оно превратилось просто в «старую книгу».

При этом главный посыл, который содержался в сказках писателя, никуда не делся, даже несмотря на то, что их так жестоко подвергали цензуре, потому что в каждом своем слове, в каждом сюжете Андерсен провозглашал те истины, в которые искренне верил и которые умел донести до своих читателей.

Начать (или возобновить) свое знакомство с Андерсеном никогда не поздно. Каждый – и малыш, и взрослый – найдет в его творчестве свои смыслы. Этими находками можно друг с другом делиться, ведь то, что видит один, иногда недоступно другому.

Татьяна Сергеевна Познякова, научный сотрудник Музея Анны Ахматовой в Фонтанном Доме:

– Вот фраза Андерсена: «Господи Боже, послушайте-ка, что говорит невинный младенец!» Взгляд ребенка и взгляд взрослого не всегда совпадают. Иногда взрослому нужно поучиться у ребенка. Мы специально делаем это окно (показывает окно, часть выставочной инсталляции. – Прим. расш.), через которое можно с разных точек посмотреть на улицу. Взрослый смотрит прямо и видит лужи, грязь. А ребенок смотрит отсюда (снизу вверх) и видит небо, а там чудеса.

Видеть небо и чудо – искусство, которым можно овладеть, и Андерсен в этом деле – прекрасный помощник. У него самый простой предмет не забыт, не оставлен, наделен таинственной жизнью. Даже маленькая горошина из сказки «Пятеро из одного стручка».

«”Будь что будет”, – сказала последняя, взлетела кверху, попала на старую деревянную крышу и закатилась в щель как раз под окошком чердачной каморки. В щели был мох и рыхлая земля, мох укрыл горошину, так она и осталась там, скрытая, но не забытая Господом Богом».

Андерсен учит видеть чудеса в нашем простом окружении. У него оловянный солдатик живет глубокой внутренней жизнью и даже чайник беседует с чашками и блюдцами. В Фонтанном Доме в Музее Ахматовой сказочный мир Андерсена ожил и пригласил к знакомству детей и взрослых.

Анна Александровна Соколова, заместитель директора  Музея Анны Ахматовой в Фонтанном Доме:

– Мы постарались таким образом организовать выставку, чтобы было интересно и весело не только детям, но и приходящим с ними родителям, чтобы они могли вспомнить себя, какими они были маленькими, вспомнить свои любимые сказки, погрузиться в фантазийный мир, увидеть чудо вокруг, которое нам показывает Андерсен. Есть интерактивная адресация: все можно крутить, трогать. Есть тексты  Андерсена, связанные с его биографией;  Ахматовой и Блока об Андерсене. Их мы адресуем именно родителям, чтобы они задумались о жизни, детях, судьбе, творчестве, мире вокруг них.

Многим кажется, что Андерсен ими давно открыт, еще в детстве. Но это заблуждение. Даже известные нам произведения при каждом прочтении открываются с новой стороны, а ведь с творчеством Андерсена мы знакомы лишь избирательно.

Анна Александровна Соколова:

– Андерсен – автор более чем 20-томного Собрания сочинений, куда входят и пьесы, и статьи, и даже поэтические сочинения. Мы создавали эту выставку вместе с Институтом Дании. Для Дании Андерсен – как для нас Гоголь. Мы очень подробно изучали его биографию. Все его сказки выросли из его собственной жизни, из описания его жизненного пути. Половина сказок, где у него разговаривают животные или кухонная утварь,  показывают, что во всем есть волшебство, фантазия, мир неоднозачный. Все это было им придумано еще в юношеские годы, когда он приехал один, с узелком за плечами, в Копенгаген и ходил к своему учителю. Тот же театр и первые его сказки тоже появились оттуда: он ребенком не мог позволить себе ходить в театр, но дружил с мальчиком, который расклеивал афиши. По одному названию и по действующим персонажам он придумывал истории. Мы обращаемся к детям и родителям, чтобы они посмотрели и поняли, что история может быть рассказана где угодно, про что угодно, главное – просто уметь ее видеть.

История о гадком утенке – это творческое переложение биографии Андерсена. Это история о том, что все дети разные, они не всегда отвечают нашим ожиданиям  –  и нужно принимать их такими, какие они есть, потому что лебедь может вырасти из любого.

В сказках Андерсена часто зло не названо злом, а добро – добром. Истину отличить ото лжи  писатель предлагает своему читателю самостоятельно, как в сказке «Соловей», читая которую, можно поразмышлять, что по-настоящему красиво – живой, невзрачный соловей или мастерски выполненная механическая игрушка. И почему Творцу нужна свобода.

Татьяна Сергеевна Познякова:

– Сформулировать мораль этой сказки сложно. Там тоже живой андерсеновский юмор. Начинается она излишне нарочно серьезно: в Китае все люди китайцы; и сам император тоже китаец. Взрослый усмехнется; ребенок, может быть, не сразу оценит юмор. А дальше начинают искать: какое странное пение, кто это поет, как выглядит соловей. Кто-то предполагает, что как корова, кто-то – что как лягушка. И вдруг оказывается… И опять же для меня очень важно: открытая клетка, он улетел. Даже не надо его держать в руках, дайте ему свободу. Вообще всякое творчество может быть только на свободе, а нарядность и роскошество – это часто фальшь. У Андерсена очень во многих сказках измерение, которое не ставит точку, без всякого нравоучения, истинного, настоящего, живого и неживого. «Гадкий утенок» ведь тоже про это. Как они все над ним смеялись, а он потом стал лебедем.

Не постулируя истины, Андерсен через своих героев побуждает родителей и детей продолжить начатый в сказке разговор, задает тему, поднимает вопросы, приглашает искать ответы.

Анна Александровна Соколова:

– Он привносит неожиданные ракурсы, которые требуют рассуждения, обсуждения. По сути, это традиция его собственной семьи, потому что мать и отец его очень любили. Несмотря на их бедность, они постарались максимально вкладываться в него, помогать ему. Отец делал для него игрушки, собственный театр. С мамой они очень много беседовали, что-то обсуждали. По сути, все его истории предполагают какое-то продолжение, рефлексию, фантазию.

В каждой сказке затронута своя уникальная тема, но каждая из них насквозь пропитана христианским взглядом Андерсена. Русалочка мечтает о бессмертной душе, говоря: «Я бы все свои сотни лет отдала за один день человеческой жизни, чтобы потом вкусить небесного блаженства». Героиню сказки «Дикие лебеди» не берет колдовство, потому что она набожна и невинна, а решимость ее спасти братьев непоколебима, как и вера в Бога. Замечали ли вы эти фразы в сказках Андерсена? Если нет, самое время перечитать.

Марья Ивановна Мясникова, сотрудница  Музея Анны Ахматовой в Фонтанном Доме:

– Мы в детстве читали сказки Андерсена без христианского контекста, потому что в советское время, как мы знаем, многие христианские составляющие сказок в переводе отсутствовали. Мы открываем для себя заново Андерсена как христианского писателя. На выставке у нас есть мастер-класс, когда мы делаем ангелов и читаем фрагменты андерсеновских сказок, где присутствуют эти вестники Божии – ангелы. Это для всех нас новые открытия.

И все-таки Андерсен – не проповедник. Его высокие посылы вкрапляются в сказочное повествование естественно. Он пишет так, как думает, не ставя перед собой задачи назидать. Смысловые переливы (или, как говорит Татьяна Сергеевна Познякова, мерцание смысла) возникают потому, что Андерсен и сам поэт, и произведения его глубоко поэтичны.

Татьяна Сергеевна Познякова:

– Попробуйте расскажите, про что «Принцесса на горошине». С одной стороны, это про поиск настоящего, настоящей принцессы. С другой стороны, он ведь усмехается чуть-чуть и над принцессой, и над принцем, которому нужна «если принцесса, то только настоящая». И излишне уважительно-серьезно говорит о мудрой королеве, которая сообразила найти горошину, и так высоко подымает горошину, которая лежит теперь в кунсткамере, если ее не похитили. В этом мерцает история, сквозь которую и улыбка, и любовь, и нежность. Это мерцание уже делает поэзию. Кстати, мы пытаемся делать выставку разноуровневой – и для детей, и для взрослых. Мы искали материал для взрослых. В частности, там на сказочных облаках висит фраза  Ахматовой. Она, конечно, знала Андерсена, читала его в детстве. И вдруг ее стихотворение 1916 года: «И вот одна осталась я…»  Это, безусловно, андерсеновский образ.

Андерсен вдохновлял многих поэтов и писателей. Его сказки для некоторых стали инструментом особого взгляда на мир вокруг.

 Татьяна Сергеевна Познякова:

– Вот Ахматова, вот Блок. А там (показывает) мы поместили неопубликованный материал. В Пушкинском доме хранится архив Татьяны Гнедич, которая в тюрьме «Дон Жуана» перевела. У нее есть совершенно странная вещь. Она всю блокаду провела в Ленинграде. У нее есть неопубликованное произведение, из которого мы взяли фрагменты; оно называется «Сказки Андерсена о блокаде». Когда я увидела название, подумала: что это такое? Она смотрит на блокадный ужас (правда, уже в 1944 году, уже на расстоянии) через говорящие предметы. У Андерсена говорят предметы, и у нее говорит зеркало, в котором отражается несчастный человек, блокадный человек; говорит водопроводная труба, осколок, упавший с крыши. Вот влияние: какая трансформация, какой поворот темы…

Андерсена и при жизни считали чудаком. Никто не пророчил ему большого будущего, да и рукописи издательства поначалу возвращали автору. Стиль им казался излишне сентиментальным, а постоянные спутники андерсеновского письма – орфографические ошибки – неприемлемыми. Но, кажется, теперь мы и любим-то его именно за эту чистую детскость и прекрасную чудаковатость.

 Татьяна Сергеевна Познякова:

– Он такой чудак, такой странный человек, смешной, иногда нелепый. Вообще когда человек смешной, это хорошо. Это даже критерий, показатель хорошести человека, если он смешной.

Все сказки Андерсена многоуровневые, даже знакомая всем «Снежная королева» при внимательном прочтении оказывается произведением с глубочайшими смысловыми нишами, каждую из которых можно постигать в процессе собственного роста.

Светлана Вильевна Озерская, режиссер спектакля «Снежная королева»:

– Вроде мы об этой сказке знаем с самого детства, есть прекрасные мультфильмы и фильмы. Кажется, что все тебе известно. А когда начинаешь читать и погружаться в нее, обнаруживаешь удивительную вещь: Андерсен создает свой мир, в котором одни и те же герои сказок как бы перемещаются по нему. В «Снежной королеве» есть еще несколько сказок, туда заходят персонажи других сказок. Например, сказка про то, как принцесса выбирает себе жениха из молодых людей, которые умеют хорошо говорить, – это совершенно отдельная сказка у Андерсена, никак не связанная со «Снежной королевой». Старушка-садовница, которая живет на реке и у которой остается Герда, теряя время, – это персонаж, который существует в другой сказке. Здесь он развивается, как бы открывается с другой стороны, но персонаж тот же. Многие персонажи у него перемещаются по этому миру, главные персонажи становятся второстепенными, второстепенные – главными. Это было очень интересное исследование. Это первое наше открытие с Андерсеном.

Второе – то, что в «Снежной королеве» он очень интересно работает с таким понятием, как время. Если смотреть по хронологии сказки, все действие продолжается от зимы до зимы, то есть это немного больше года (весной они возвращаются). Но в конце мы видим, что они выросли, они возвращаются взрослыми. То есть они отсутствовали больше года, это был более длинный период. Эти архетипические вещи  (дорога взросления), которые он закладывает в свою историю, раскрывает и развивает в сказке вроде бы в легкой форме, на самом деле имеют очень глубокую подоплеку. Мне кажется, что спектакль больше рассчитан на семейную аудиторию, то есть на детей и родителей. Потом они имеют возможность поговорить и сравнить точки зрения. Там, где дети видят больше развлечение, эмоциональные и визуальные эффекты, взрослые могут увидеть смысл, который спрятан за словами, который мы стараемся сохранить, вытащить.

Работая с материалом, мы специально не делали пьесу. Это не драматургия. Вы же видите: там очень много авторского текста, который остается на уровне литературного произведения, потому что авторская позиция очень важна. В маленьких словах от автора очень много от отношения Андерсена к своим персонажам – соответственно, обращение через персонажа к читателям или к зрителям. Нам было очень дорого это сохранить, не сделать из этого пьесу, где только текст на сцене. Все время хотелось связывать зрительный зал и актеров.

Сказка «Снежная королева» становится метафорой самого пути, рассказом о побеждающей силе любви, о том, что перед ней, перед любовью, пасуют в конечном счете все препятствия. А разве не этому мы хотим научить своих детей, разве не этому хотим верить сами?

Кай и Герда за время сказки не просто проходят через испытания. Они взрослеют.

(Фрагмент спектакля.)

Герои Андерсена повзрослели, но сохранили ту детскость, которая нужна каждому из нас. Недаром Андерсен заканчивает сказку так: «Бабушка сидела на солнышке и громко читала Евангелие: если не будете как дети, не войдете в Царство Небесное».

Автор и ведущая Марина Ланская

Записала Маргарита Попова

Показать еще

Время эфира программы

  • Четверг, 02 апреля: 00:30
  • Пятница, 03 апреля: 05:30
  • Суббота, 04 апреля: 08:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы