Церковь и общество. Беседа с архимандритом Михаилом (Якубом), настоятелем монастыря в Сирии

21 ноября 2015 г.

Аудио
Скачать .mp3
Настоятель монастыря Живоносного Источника Пресвятой Богородицы в Латакии (Сирия), член Сирийского отделения Императорского православного палестинского общества, архимандрит Михаил в беседе с писателем Константином Ковалевым-Случевским рассказывает о положении христиан в современной Сирии, о жизни Антиохийской Православной Церкви, о строительстве монастыря в трудные дни тяжких военных испытаний, выпавших на долю сирийского населения.

– Сегодня у нас необычный гость. Он приехал из далекой, но теперь такой близкой для нас Сирии, потому что мы все переживаем о тех событиях, которые там происходят.

У нас в гостях архимандрит Михаил, настоятель монастыря Живоносного Источника Пресвятой Богородицы в Латакии – это тот регион Сирии, где сейчас находятся наши самолеты. Архимандрит Михаил также является членом Сирийского отделения Императорского православного палестинского общества.

Архимандрит Михаил, знаю, что Вы не первый раз в России и во время приездов постоянно встречаетесь со Святейшим Патриархом. Что на этот раз привело Вас в Россию?

– Первой целью визита является то, что я хотел бы от всей души поблагодарить Россию, русский народ за ту неоценимую помощь, которая оказывается Сирии. Многие представители сирийской православной общины, к сожалению, покидают страну и уезжают в другие страны, потому что в Сирии есть опасность для их жизни.

– Вы являетесь представителем Антиохийской Православной Церкви – это Греческая Церковь, одна из самых древних среди православных, которая близка нам по духу. В каком положении находится Антиохийская Церковь в Сирии сейчас?

– В настоящее время, в тех трудных условиях, в которых оказался сирийский народ, священнослужители и все православные люди обеспокоены, что православное население очень сильно сократилось. Если до войны оно составляло примерно два миллиона, то сейчас – восемьсот тысяч человек. Многие христиане, к сожалению, погибли, другие покинули страну, потому что их дальнейшее нахождение в Сирии было очень опасным, так как в местах, попадающих под влияние экстремистских группировок, первой мишенью оказываются люди православного вероисповедания.

Сейчас очень сложные условия для всего сирийского народа, и православные люди переживают их вместе со всеми. Появилось большое количество детей-сирот, которых война лишила родителей. Поэтому вторая причина посещения России – это стремление осуществить проект, разработанный на территории нашего монастыря. У нас большие земельные владения, и братия монастыря хочет построить приют и школу для детей-сирот и детей беженцев, которые, к сожалению, не могут посещать школы.

– То, что Вы говорите, очень важно, и мы об этом обязательно подробно поговорим чуть позже. Но сначала хочу задать вопрос: при Башаре Асаде, когда еще не было войны, христиане, в частности те, что состоят в Православной Антиохийской Церкви, жили нормальной духовной жизнью? У них не возникало никаких проблем?

– В Сирии с древних времен сложилась такая ситуация, что люди совершенно разных конфессий и национальностей жили в мире, любви друг к другу, добрососедстве, и поэтому не было никаких притеснений ни при последнем, ни при предшествующем правительстве. Это уже стало менталитетом сирийского народа. Мы все вспоминаем довоенные годы, когда было совершенно безопасно совершать богослужения во всех христианских храмах и никогда не было никаких притеснений. В Сирии, например, существует закон, что все мечети и все христианские храмы освобождены от налогов, платы за электроэнергию и водоснабжение. То есть государство одинаково заботится и о православных храмах, и о мечетях, поэтому на этой почве никогда не возникало никаких проблем. Было даже неуместно спрашивать друг у друга, какой ты веры. Никто не задавал друг другу таких вопросов, люди просто жили по соседству. Мусульмане поздравляли христиан с их праздниками, христиане, наоборот, поздравляли мусульман или сочувствовали им в горе, когда оно у кого-то случалось. Ярким показателем того, что отношение к христианам в Сирии было очень бережным, является то, что к строительству монастыря Живоносного Источника Пресвятой Богородицы приступили уже с началом войны в Сирии, а власти не только не препятствовали этому, но в такой сложной ситуации старались даже помогать. Сложилось так, что монастырь окружен селами, в которых проживает в основном мусульманское население, но они приходят в монастырь и говорят: «Если что-то случится, то мы все рядом. Не бойтесь, если придут экстремисты, мы все будем вас защищать».

– Но не везде в мусульманском мире происходит так, как у вас. Что это: определенная политика сирийского правительства или многовековая, даже тысячелетняя традиция? Ведь христиан в Сирии всего десять процентов. Из них Антиохийская Церковь составляет лишь небольшую часть, но все были в одинаково хорошем положении. Откуда возникла такая неожиданная традиция – возможность сочетать религии и жить всем вместе?

– Все-таки это явилось результатом того, что народ Сирии верно понимает заповедь: «Поступай с ближним так, как ты хочешь, чтобы поступали с тобой». Здесь играет роль и воспитание в обществе, и та линия правительства, когда не было никаких притеснений по отношению к конфессиональным меньшинствам. Играет роль и воспитание детей в семье, в школе. С самого младшего возраста они получают религиозное воспитание, каждый сообразно той религии, к которой относится его семья. Первые уроки, которые дети получают в детских садах, – это уроки религии. Детей не учат каким-то экстремистским направлениям, потому что в Сирии они всегда были запрещены, им преподают основы любви к ближнему, любви друг к другу. И это настолько вошло в кровь сирийского народа, что для него это не пустой звук, люди действительно стараются так вести себя друг с другом, и так устроено общество.

– Правда ли, что (как утверждают некоторые) если Башара Асада больше не будет у власти и боевики ИГИЛ победят, то положение христиан в Сирии станет совершенно невозможным и они будут вынуждены полностью покинуть страну? Как Вы думаете, если с этим соединится такая глобальная проблема, как общий кризис христианства, в частности в Европе, к чему это может привести?

– Первый ответ будет с православной точки зрения. Поскольку у священников и простых людей Православной Церкви Сирии достаточно сильная вера в Господа, христианин считает, что если кто-то направит на него оружие, то он не может направить его в ответ. Против оружия на нем будет крест. Он верит в то, что крест сильнее любого оружия и любовь сильнее всякого зла. И христиане, находящиеся в Сирии, не боятся, потому что у них крепкая вера, они уверены, что то, что с ними будет, предназначено им Самим Господом. И если Ему угодно, чтобы они погибли в этой войне, значит так и будет, но все же они надеются на то, что в стране победят силы добра, что Господь не допустит установиться на территории Сирии силам зла.

– Верите ли Вы в то, что христиане, выехавшие из Сирии, вернутся и будут дальше строить православие и христианскую жизнь в вашей замечательной, исторической, древней стране?

– Конечно, на это все надежды, и все священники молятся о том, чтобы те люди, миллион двести тысяч православных христиан, которые сейчас находятся вне Сирии, вернулись на свою землю, поскольку они ее дети. И самое главное условие для этого такое, чтобы здесь установилась безопасность и была возможность трудиться. Поскольку сирийский народ – народ работящий, привыкший жить своим трудом.

– Меня поразили и вызвали глубокое уважение Ваши слова о том, что Вы готовы отдать жизнь, что это Ваш крест ради Христа. Вы доказываете это и делом: Вы не уехали и начали эту провидческую эпопею – строительство монастыря. Удивительно, что это произошло почти семь лет назад, когда война в Сирии только началась. Сейчас с большим трудом, в это тяжелое и непонятное время Вы продолжаете упорно строить монастырь. В Сирии не так много монастырей, наверное, это строительство очень важно, поэтому Вы решились на него…

– Это очень интересная история. Священники не думают о политическом контексте, но всю свою жизнь связывают с волей Господа. Когда митрополит Латакийский дал благословение, чтобы я возглавил в то время практически несуществующий монастырь, то я принял это как волю Господа. Когда приехал на место, убедился, что это именно так. Застав запустение и увидев, что работы очень много, я стал расчищать для себя хоть какое-то место. Получилось так, что только к вечеру я вспомнил, что не привез с собой хлеб, какую-то еду взял, а хлеб – нет. Тогда я подумал, что хорошо бы Господь послал мне хлеба. И когда я подошел к источнику, то увидел, что там лежит не один даже хлеб, а два, тогда я вспомнил слова Священного Писания о том, что если попросишь у Господа, то Он даст тебе вдвойне. Из этого знака я понял, что Господь благословил мой приход на эту землю и воля Господа в том, чтобы строительство монастыря началось, несмотря ни на что происходящее вокруг. И вот мы молимся, просим защиты у Богородицы, а наутро неизвестный благотворитель привозит нам машину со стройматериалами. Так и происходит строительство монастыря. Поэтому мы верим, что на этом месте будет вновь стоять обитель.

– Вы упредили мой вопрос о том, на какие средства можно строить монастырь во время такой тяжелейшей войны. Ведь никто не может помочь, кроме каких-то людей, и, скорее всего, людей неожиданных. Как все-таки это происходит? Ведь кроме машины со стройматериалами нужны еще и денежные средства, а денег в Сирии нет…

– Помогает Пресвятая Богородица. Мы просто молимся, и приходят рабочие из окрестных сел, это даже не всегда христиане, а мусульмане, которые согласны бесплатно поработать, появляются какие-то благотворители. Можно сказать, что это на самом деле чудо – строительство монастыря с Божией помощью. Даже приезд в Москву был настоящим чудом: никаких условий для него не было, но как-то все сложилось – и я смог приехать.

– У меня в руках буклет, который Вы издали даже на русском языке, пусть и очень малым тиражом. На обложке изображена главная святыня монастыря – чудотворная икона Пресвятой Богородицы. Если кто-то когда-нибудь соберется в Сирию, то должен попасть в Латакию (в провинцию, где сейчас базируются наши самолеты) и увидеть этот монастырь и эту чудотворную икону. В буклете есть изображение здания монастыря, хотя и очень мелкое. Меня поразило, что Вы хотите не только открыть монастырь, но еще и создать там детский приют и православную академию.

– Когда я читал Святое Евангелие, то в Послании святого апостола Иакова прочел слова: «Чистое и непорочное благочестие пред Богом и Отцом есть то, чтобы призирать сирот и вдов в их скорбях и хранить себя неоскверненным от мира» (Иак. 1, 27), что явилось подтверждением моей собственной мысли. Я вижу вокруг себя катастрофическую ситуацию, когда множество детей лишены каких-либо нормальных средств и условий для жизни: они лишились родителей, домов, вынуждены жить на улицах, не имеют достаточно еды, у них нет возможности учиться. Поэтому данный проект был вызван необходимостью. Это богоугодное дело, и по-другому просто нельзя.

В своей школе мы планируем организовать изучение русского языка, поскольку он является священным, ведь русская письменность возникла с переводом Евангелия на славянский язык. Первое слово, которое я выучил на русском языке, – «спасибо», оно означает благодарение Господу. Братия монастыря надеется, что дети, которые будут жить в приюте, смогут изучать русский язык и почувствуют присутствие Русской Православной Церкви на сирийской земле.

Когда я приехал в Россию, то был удивлен той силой веры, которая есть у воцерковленных людей: они стоят на протяжении длинных богослужений (в Сирии люди сидят во время молитвы). А маленькие девочки как ангелочки с платочками на головах. Мы очень полюбили этот образ Русской Православной Церкви и хотим продолжить эту традицию в своем монастыре.

– То, что Вы сказали о положении детей, нам тоже очень знакомо, потому что Россия прошла через глобальную гражданскую войну, после которой появилось несколько миллионов беспризорников. Мы пережили Великую Отечественную войну, когда погибло очень много родителей и без крова осталось множество детей. По этой причине я бы обратился к нашим телезрителям, которые должны понять ситуацию в Сирии и особенно в ее православном мире, и, может быть, кто-то даже захочет помочь строительству вашего монастыря и детского приюта.

В прошлом году Вы уже приезжали в Россию и привезли с собой около ста детей для отдыха и знакомства с Россией. Что это была за поездка?

– Это была благотворительная поездка, организованная Фондом Андрея Первозванного. Сирийских сирот пригласили посетить Россию, с тем чтобы испытавшие большой стресс и находящиеся в тяжелых условиях дети поменяли обстановку, смогли отдохнуть, познакомиться поближе с Россией. И это было большим подарком и, конечно, большой радостью для них. Многие из тех детей, которые вместе с нами посетили Россию, теперь хотят учиться, получать здесь образование и изучать русский язык.

– Удивительно, что летом Вы уже устраивали некое собрание и обучение детей беженцев, и собралось около тысячи детей. Интересно, что со своим не достроенным монастырем Вы исполняете роль министерства чрезвычайных ситуаций: вместе с детьми принимаете еще и родителей, пытаетесь их разместить, как-то помочь им. Я думаю, что это удивительная, похвальная и очень ценная работа Антиохийской Православной Церкви и Ваша в том числе.

– Братия монастыря старается в меру возможностей не только обучать этих детей. На фотографии видно, что преподавателями являются сами насельники монастыря. Брат Кенан, который имеет высшее математическое образование, преподает детям математику. Я преподаю английский язык и философию. Мы стараемся своими силами организовать важный учебный процесс. Школа была образована летом, поскольку из-за войны многие дети уже несколько лет не посещали школу. Мы постарались подтянуть этих детей к началу учебного года, чтобы они пошли в свой класс и не отставали. Занятия в летней школе строились по принципу полноценной учебной недели. Конечно, мы надеемся, что в монастыре будут созданы лучшие условия и мы сможем размещать семьи, чтобы все дети могли посещать школу.

– То есть речь идет о создании такого приюта, который в России принято называть интернатом, где дети могут жить и получать нормальное образование?

– В Сирии довольно гибкая система: христианам, которые работают на государственной работе, несмотря на то что выходные дни – пятница и суббота, государство предоставляет возможность в воскресенье начинать рабочий день с обеда, чтобы они могли пойти на литургию помолиться, а потом выйти на работу. В христианских школах выходные дни всегда в субботу и воскресенье, чтобы дети имели возможность посещать воскресные школы. Для нас нет разделения детей по религиозному признаку. Поскольку все родители понимают нынешнюю ситуацию, дети из мусульманских семей посещают монастырь по системе, принятой у православных, то есть выходные дни – суббота и воскресенье, и это ни у кого не вызывает никаких проблем.

– В буклете я вижу фотографию очень современного здания будущего детского приюта, а рядом находится здание, обозначенное как поликлиника. Это будет поликлиника только для детей или для всех? Для нас это необычно, ведь в наших монастырях поликлиник не строят.

– Братья монастыря очень надеются, что этот проект будет претворен в жизнь. Что касается поликлиники, то она предназначена и для детей, находящихся в приюте и школе, и для всего населения, которое проживает поблизости от монастыря. Поскольку Господь наш Иисус Христос лечил всех, никого не разделяя ни по национальному, ни по конфессиональному признаку, мы стараемся следовать Его заповедям. Как Господь не брал никакой платы ни со Своих учеников, ни за исцеления, точно так же и мы хотим, чтобы образование и лечение были бесплатными. Поскольку дети-сироты – вообще социально незащищенная ч асть населения, а вокруг монастыря в основном живут бедные семьи, то мы хотим создать для них возможность бесплатного лечения. Как сказал Господь: «Как вам это далось даром, точно так и вы должны отдавать».

– Вы являетесь членом Императорского православного палестинского общества, которое было создано еще в XIX веке в связи с массовым паломничеством русских людей на Святую Землю. Понятно, что Святая Земля – это Иерусалим и те земли, которые сейчас занимает государство Израиль, но для русских людей и Сирия всегда была частью Святой Земли. Очень много людей посещало различные христианские места в Сирии. Сейчас это, конечно, невозможно. Сколько русских паломников довелось Вам встречать в Сирии?

– Конечно, до войны приток паломников в Сирию был гораздо больше. К сожалению, посещать нашу страну они стали уже после 90-х, в начале 2000-х годов. Что касается нашего монастыря, то у нас до сих пор большое количество паломников, в том числе из России, поскольку Латакийское побережье, где мы находимся, это регион, удаленный от мест боевых действий. Поэтому к нам приезжают паломники не только из других сирийских регионов (которые, конечно, могут проехать), но и из других стран. До войны к Живоносному источнику приезжали, например, из Турции, Ливана, Иордании. Ведь хотя монастырь стал строиться недавно, сам источник был известен уже с 1958 года. Конечно, мы надеемся, что в Сирии наступит мир и паломников будет больше. Мы очень рады, что сейчас в наш монастырь приезжают российские военные, которые находятся здесь со сложной и опасной миссией. Здесь они получают духовную помощь, причащаются, и нас это очень радует.

– Желаю Вам, чтобы паломники вновь вернулись на землю Сирии, и надеюсь, что это действительно будет настоящая часть Святой Земли, а будущее будет за теми, кто верит в Христа, кто верит в победу сирийского народа. Если бы Вас попросили обратиться со словом ко всему российскому народу, что бы Вы сказали?

– Я хотел бы поблагодарить весь российский народ и Русскую Православную Церковь за ту неоценимую помощь, которую они оказывают многострадальной сирийской земле. Российская история имеет множество трагических страниц, поэтому русский народ прекрасно понимает цену страданиям и знает, что такое война. И так как нас объединяет наша православная вера, мы являемся членами единого организма, Глава которого – Господь наш Иисус Христос. Ведь когда у одного брата происходит какое-то несчастье, первые, кому он об этом сообщает, – его братья. Мы считаем российских людей именно своими братьями по нашей православной вере. Я очень счастлив тем, что могу находиться в России. Это самая большая страна мира, и нашему Господу было угодно, чтобы она была именно православной. Это не случайно, и именно здесь православные всего мира ищут поддержку, надежду и опору. Мы благодарим всех зрителей, которые нас сейчас смотрят, весь российский народ и надеемся на то, что силы добра победят.

 

Ведущий Константин Ковалев-Случевский
Расшифровка: Юлия Подзолова

Показать еще

Время эфира программы

  • Четверг, 20 июня: 09:05
  • Воскресенье, 23 июня: 14:05
  • Четверг, 27 июня: 09:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы