Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

17 ноября 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает настоятель храма в честь святых благоверных князей страстотерпцев микрорайона Юхновград города Юхнов, клирик храма во имя святителя Николая Мирликийского в Мосальске, преподаватель, руководитель Молодежного отдела Песоченской епархии (Калужская область) священник Владислав Береговой.

– Сегодня будем отвечать на разные вопросы, которые нам присылают телезрители. Мы благодарны им за то, что они ищут ответы даже на простые вопросы…

– Жизнь состоит из мелочей. Начинаешь с малого, потом это уходит на задний план, появляются вопросы другого уровня, потом смотришь с высоты своего воцерковления: «Какой я был молодой, глупый!» Но вопросы важны, они фундамент этого здания, которое потихонечку, по кирпичику выстраиваешь. Но нельзя построить здание, начиная с кровли: начать духовную жизнь с «Добротолюбия», с Дионисия Ареопагита...

– ... с «Лествицы».

–  В «Лествице» уже можно хотя бы читать оглавление (без шуток, на самом деле). Прочитать оглавление, понять, что все еще сложно, и хотя бы выборочные главы почитать: допустим, о лжи, о многообразном тщеславии, о лукавом владыке чреве. Первая глава – «Отречение от мира», и можно сразу закрыть книгу, если читать по порядку. Какое отречение от мира, если у меня, допустим, семеро детей, я на трех работах?..  Хотя, в принципе, логика этой книги предполагает постепенное восхождение: с отречения от мира и дальше, до совершенной любви. Но хотя бы по крупицам оттуда можно что-то взять. Хорошо, когда у каждого человека есть духовник, который сможет, зная все эти ступени, объяснить, что можно взять для чтения на данном этапе воцерковления, а что оставить на потом.

– Сразу вопрос. Вы являетесь священником, у которого есть какие-то свои последователи, духовные чада...

– Вы знаете, есть градация духовных чад. Сначала это чада, потом, когда больше познакомятся с батюшкой, – чадушки, а когда уже в дом входят, видят семью, образ жизни – исчадия. (Смеется.)

– Вы священник, к которому обращаются за помощью. У Вас есть аккаунт в Instagram, который так и называется – «Скорая духовная помощь», где Вы отвечаете на какие-то вопросы.

– Да, в этом смысл моего аккаунта.

– Но у Вас есть свой духовник?

– Да.

– Как это происходит у священников?

– У каждого священника есть свой духовник, иначе как ты вообще вытянешь всю эту нагрузку, в том числе и духовную, и душевно-эмоциональную, и вполне практическую? У молодого священника возникает огромное количество вопросов, которые он не может решить самостоятельно. Тем более у каждой мирской, земной проблемы есть и духовная составляющая. Главная задача каждого из нас – прожить так, чтобы и в земной жизни если не благоденствовать, то, во всяком случае, не нищенствовать и при этом не потерять Царство Божие. Мы знаем, что богатство – не грех, но какими средствами ты к нему идешь? Это большой и серьезный вопрос.

Каждый абитуриент в семинарию должен предоставить рекомендацию от священнослужителя, который должен знать, что написать, должен понимать, что теперь несет ответственность за абитуриента, который скорее всего после выпуска из семинарии станет клириком храма, где он служил и получил эту рекомендацию. Естественно, если дальность расстояния не позволяет лично общаться, то всегда можно позвонить или написать. А без духовного окормления куда нам? Я завидую тем священнослужителям, которые имеют  хороших, духоносных духовников, хотя кто-то может и мне позавидовать (мне тоже нравится мой духовник).

– Теперь вопрос от телезрителя: «Почему раньше в храмах имена записывали старенькие монахини, а теперь молодые женщины с накрашенными губами? Как же так? Ведь церковь – хранительница старых традиций».

– Кажется, мне теперь надо писать объявление: «Срочно ищу свечницу  с ненакрашенными губами, желательно монахиню, после 70 лет». Знаете, возрастной ценз – это проблема. Мне кажется, наш телезритель просто ходил в монастыри или храмы, которые были открыты в советское время в чрезвычайно малом количестве, когда какие-то тайные монахини (старые бабулечки), не боясь репрессий, сидели и бесстрашно продавали свечи. И, насколько это было возможно, миссионерствовали, говорили о Христе в условиях, когда священнику было запрещено о Нем говорить. В 70–80-х годах, если священник выходил на проповедь и призывал молодежь к частому причащению, чтению Евангелия, уполномоченный по делам религий слушал это и записывал, а потом шла докладная записочка в КГБ – и храм могли закрыть. То есть даже в проповеди священник был сдержан. А старенькие монахини ничего не боялись, они могли говорить о Христе, да и знали, с кем говорить нельзя. А сейчас я лично не видел свечниц с ярко накрашенными губами.

– Наверное, это был единичный случай.

– Увидел на губах блеск и уже развил целую теорию. Даже если есть чуть-чуть помады, Церковь не запрещает чуть-чуть украсить свое личико. Женщинам запрещено наносить вульгарную раскраску. Когда все скромно и аккуратно – какие проблемы?.. Сколько поломанных душ наших бедных мальчиков и девочек, оказавшихся потом в протестантизме или просто в атеизме, которые были крепко обижены… Ведь в храм идут смягчить свою душевную боль, поплакать перед иконой, попросить о чем-то, а тут тебе сразу: то не так, это не так, не так стоишь, не так кланяешься, не в то время... Это пугает человека. Ему и так тяжело, а тут еще давят на него. Хорошо, если не пойдет в этот храм во второй раз, пойдет в другой. А то ведь может вообще не прийти.

У Антония Сурожского была такая ситуация. Он узнал, что кто-то из постоянных прихожан прогнал девушку с ребенком, которая пришла в джинсах или накрашенная. Он вышел на проповедь и сказал, что теперь тот, кто ее прогнал из храма, до конца дней должен за нее молиться, каяться в этом, потому что эта женщина, может быть, уже никогда вообще в храм не придет. Это большой грех. То есть надо думать о последствиях. У нас никогда не получится принимать решения, выбирая между черным и белым. Не бывает такого. Мы чаще выбираем из оттенков серого, и главное – выбрать меньшее зло из существующего. Нехорошо, когда девушка зашла в брюках или без косынки, потому что так не принято, это противоречит нашей русской традиции…

– … но можно вежливо сказать об этом, все-таки найти слова.

– А можно вообще не обратить внимание.

– Смотря какая ситуация, конечно. То есть здесь должна быть какая-то золотая середина.

– Да, я знаю, что многие православные христиане на первых этапах своего воцерковления выкидывали свои коллекции музыки, телевизоры, разбивали или дарили свои компьютеры. Ух, всё: музыка – грех, театр – грех, «ничто не должно обладать мною», «все мне позволительно, но не все полезно». «Обладая всем этим, я не смогу себя сдержать».  Коллекции раздавали, ведь мшелоимство (коллекционирование) – это же грех... А потом уже спокойнее относились ко всему внешнему. Но на первых этапах воцерковления многие через это проходят.

– Поэтому нужен духовник.

– Да.

– Тогда кто-то может регламентировать твою жизнь так, как это действительно нужно. Конечно, тут нужен грамотный человек.

– А еще проблема в том, что мы же боимся идти к духовникам по мелким вопросам.

– Нет, люди ищут порой каких-то очень сильных батюшек, предсказателей.

– Это уже другая крайность, когда всю ответственность за свою жизнь возлагают на духовника, пусть он  все решает. Если священник этому потакает, то это тоже проблема, потому что человек приобретает некоторые сектантские качества. Какая проблема в тоталитарных сектах? Они подчиняют человеческую волю, что противоречит Писанию. Даже Господь льна курящегося не потушит, тростинку надломленную не сломит. Он не нарушает человеческую свободу.

А некоторые не говорят: «Подожди, я знаю ответ», но просят: «Сама (чаще всего это женская проблема) найди, давай вместе с тобой поищем, давай подумаем». То есть подводят к принятию правильного решения, не культивируют желание человека отдать свою волю в подчинение священнослужителю. В монастыре это приемлемо, а в мирской жизни нет. Поэтому благословенны те духовники, которые это прекрасно понимают.

Я знаю таких и знаю духовных чад таких духовников, которые тоже крестятся и говорят: «Слава Тебе, Господи, что я у него окормляюсь, когда есть и свобода, и послушание, и здравомыслие».  Но, допустим, найдешь ты духовника, но будешь ли духовным чадом? Тоже надо суметь себя заставить, помолиться утром перед литургией и сказать: «Господи, я сейчас пойду к своему духовнику, задам этот вопрос; как благословит, так и будет, но я надеюсь, что Ты ему подскажешь». Духовник не должен замещать Господа, он должен это понимать, и духовное чадо должно это понимать. Вспомним нашего Алексея Ильича Осипова, который говорит: «Стариков много, старцев мало».

– Следующий вопрос: «Я заказываю сорокоуст о здравии на одном из сайтов монастыря. Можно ли так делать, не мошенники ли это?»

– Если это официальный сайт того или иного монастыря, конечно, так делать можно. Я знаю, практически на каждом сайте больших монастырей и малых подворий есть возможность подать записку, их безоговорочно читают и принимают пожертвования с большим удовольствием. Это сейчас как новая возможность для выживания тех монастырей, которые находятся далеко; в них не приедешь, и это, собственно, как некий вид виртуального паломничества. Ты бы хотел приехать, купить свечечек, каких-нибудь сувениров, пожертвовать в этот храм что-нибудь, а не можешь (далеко, муж не пускает или дети). А так можешь пожертвовать средства на восстановление разрушенной обители или просто на ее содержание со спокойной душой и чистой совестью и радоваться своей благотворительности. Но главное, чтобы она не была окрадена тщеславием.

– Следующий вопрос: «Помогают ли молитвы и милостыня усопшим, которые уже давно умерли?»

– Это два весла лодки, на которой наши усопшие родные въезжают в Царство Божие.

– Срока давности нет?

– Безоговорочно. Есть хороший духовный лайфхак – когда не знаешь имен своих усопших родных, пишешь в конце: со сродниками.

– Следующий вопрос: «Я не смогла отговорить свою подругу от аборта и по ее настоятельной просьбе сопровождала ее туда, не переставая отговаривать при этом. Не получилось образумить. Наверное, в том, что произошло, есть и моя вина».

– Я бы скорее рукоплескал такой подруге, которая до последнего идет. То есть не просто: «Ладно, езжай, делай что хочешь». Довела подругу до женской консультации, надеясь на изменение ее решения. Собственно, и Господь нас ведет до последнего момента. Вспомним ситуацию с Иудой. Господь даже на Тайной Вечере несколько раз намекал, что знает, что Иуда совершит, отговаривал его тем самым от этого, но в итоге сказал: «Делай то, что делаешь».

Так что если подруга Вас не послушала, то греха на Вас нет. Если бы Вы знали про ее намерение и никак не отреагировали, чтобы не утратить ее расположение, то грех был бы и на ней, и на Вас. А так грех на ней, а на Вас его нет, потому что Вы сделали все возможное, чтобы предотвратить это тяжелое преступление, тяжесть которого ощущаешь только тогда, когда его совершил. Потому что убийство не остается без следа в душе человека, его совершившего.

– Следующий вопрос: «Скажите, обязательно ли ходить на службу в храм? Сейчас есть возможность смотреть этот телеканал, где показывают богослужения, проповеди известных священников, можно на YouTube смотреть ролики с Евангелием... А служба в храме на церковнославянском мне непонятна; очень тяжело понять, что конкретно происходит и что именно читается».

– Этот телеканал и отдельные священники занимаются душепопечением, миссионерством. Мы говорим о Евангелии, Христе, о том, как жить во Христе. То есть мы говорим все то, что говорят и священники в храме; по сути, мы заменяем только проповедь, расширяя ее, используя те средства массовой информации, которые дает нам XXI век. Если бы Интернет, соцсети и телеканалы были в эпоху апостола Павла, то он был бы здесь, на моем месте. Храм – это не синагога. Синагога – это место, где читают Священное Писание и учат жить.

В храме есть нечто большее. Господь говорит: «Кто будет есть Тело Мое и пить Кровь Мою, тот будет иметь силы жить, и того Я воскрешу в последний день». А кто не будет вкушать Тела и Крови, не будет иметь силы жить. Поэтому пока Вы не причащаетесь, Вы черпаете силы для жизни только у самого себя, а они далеко не безграничны. И как Вы будете жить со Христом по смерти тела, когда у Вас нет залога вечной жизни? А залог вечной жизни, как об этом говорит Сам Спаситель, – Он и есть. Если ты сейчас, здесь будешь со Христом, то будешь с Ним и по смерти тела. А тело потом воскреснет, потому что Христос, по апостолу Павлу, есть Спаситель тела. И если Кровь Христова не бежала в жилах твоего тела, если Тело Его ты не принимал, то как  будешь с Ним по смерти? Никак. Не заменить тысячами православных каналов Тела и Крови Господней.

Храмы строятся не для проповеди, а для того, чтобы там был алтарь, в алтаре был престол, на престоле антиминс, на антиминсе Чаша и дискос. И, причащаясь Тела и Крови Господа нашего Иисуса Христа, мы становимся едины с Богом. А дома ты можешь приобщиться Божией благодати, читая молитвы, совершая какие-нибудь благодеяния, постясь и выполняя прочие духовные дела, которые приносят благодать Духа Святого. Но Причастие ни с чем не сопоставить, только в храме можно причаститься. И я надеюсь, что работа нашего телеканала и миссионерская проповедь священников приведут Вас к пониманию того, что в храме надо быть для исповеди и причащения, для участия в других церковных таинствах.

– Следующий вопрос: «Я ни разу в жизни не ходила на исповедь, очень хочу это сделать, но подойти к священнику не могу, охватывает страх и паника, что я что-то не так скажу или сделаю. Подскажите, пожалуйста, как мне перестать бояться».

– Ответ очень простой. Когда боишься говорить (а в первый раз всегда боишься), просто открываешь книгу «Опыт построения исповеди» архимандрита Иоанна Крестьянкина, хотя бы первую половину, где рассмотрены десять ветхозаветных заповедей. Берешь листок бумаги и выписываешь то, что подходит под твою греховную жизнь. Желательно немного, потому что не всякий батюшка сможет уделить тебе достаточно времени на литургии или на всенощном бдении, чтобы услышать все.

В конечном итоге человек и сам понимает, отчего у него плохо на душе, за что стыдно, это тоже можно тезисно записать. Священнику не надо знать все обстоятельства этой проблемы. Тщеславие – это тщеславие, гордость – это гордость. Поссорилась с мамой – это непослушание, гордость, эгоизм; поссорилась с мужем – может, из-за сребролюбия, потому что он тебе купил не то, что ты хотела, или вообще ничего не купил; коррупция – это всегда ложь и сребролюбие. То есть надо подумать, что лежит в основе твоего поступка.

Всего так называемых страстей не так уж и много, их восемь: гордость, тщеславие, печаль, уныние, гнев, блуд, чревоугодие, сребролюбие. В принципе, можете сразу эти восемь записать, в любом случае они есть в каждом из нас (в ком-то меньше, в ком-то больше). Поэтому пишите на листочек и с ним идите, по нему прочитаете. Есть совсем небольшое количество священников, которые этим возмущаются. Надеюсь, Вы к такому не попадете и батюшка Вас выслушает. Главное, не идите в пасхальную ночь. По собственному опыту знаю, огромное количество людей идет исповедоваться первый раз на Пасху.

– В принципе, они в первый раз и в храм-то пришли; либо приходят раз в год, как это обычно бывает. «Как ни зайду в храм, так поют "Христос воскресе"».

– Да. Или воду разливают. В большие праздники не идите. Если вы живете в Москве или  любом крупном городе, где есть большой храм, уверяю, там есть дежурный священник, который может исповедовать вас во внебогослужебное время. Таинство Исповеди не привязано к службе. Свечки тоже можно ставить 24 часа в сутки, а не только тогда, когда служится литургия. Так и исповедь может быть совершена в отрыве от причастия, к ней не надо готовиться длительным постом и длительными молитвами. Ты должен просто раскаяться, прийти в это состояние, записать грехи на бумаге, чтобы ничего не забыть, и прийти исповедоваться со спокойной душой. Не бойтесь священников, они все про вас и так прекрасно знают, ничего нового вы им не скажете.

– Следующий вопрос: «В Евангелии от Матфея  сказано Господом Иисусом Христом об Иоанне Крестителе: "из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя, но меньший в Царствии Небесном больше его". Как же мы Пресвятую Богородицу называем "Честнейшей херувим и Славнейшей без сравнения серафим" и обращаемся к Ней как к Богу: "Пресвятая Богородица, спаси нас"?»

– «Меньший в Царствии Божием больше его» – о ком идет речь? По возрасту Иисус Христос на полгода младше Иоанна Крестителя; соответственно, Он говорил о Себе в третьем лице – «меньший» (Он часто  говорил о Себе так; как о Сыне Человеческом). В действительности так и есть: Иоанн Креститель величайший пророк, стоящий на стыке Ветхого и Нового Заветов (то есть он объединяет их, в нем сокрыт Ветхий Завет и  раскрывается Новый Завет). Его десница касалась главы Спасителя. Но он в своей утробе Бога не носил. Только Божию Матерь мы так прославляем. «Се бо отныне ублажат Мя вси роди». Пусть это Ее слова, но это слова в том числе и Священного Писания, которое безоговорочно говорит о грядущем прославлении Пресвятой Богородицы. И в священных текстах говорится, что ангелы удивились, видя восхождение Пречистой на небо.

И самое главное – мы не прославляем Ее как Бога. Здесь идет некоторое замещение понятий. Когда мы молимся Честному Кресту: «Огради меня, Господи, силою Честного и Животворящего Твоего Креста», – мы же при этом понимаем, что не у Креста есть собственная сила, но он силен силой распятого на нем Бога. Мы понимаем, что Божия Матерь как человек сильна силой воплотившегося из Нее Спасителя, благодаря этому теснейшему единству, когда Ее кровь текла в Его жилах.

Если подумать об этом, это совершенно невероятные вещи. Действительно, ангелы удивились тому, как Бог соединяется с человеком воедино, еще и распинается, будучи Человеком, и спасает его, берет в Свою Божественную жизнь. Это удивительная, недосягаемая мысль. И в силу того, что Бог воплотился в мир через Пресвятую Деву, мы верим и знаем, что Она по благодати Ее Сына может тоже нам помогать, как и Он. Потому что Ее молитва за нас к Сыну настолько сильна, как если бы мы обратились к Богу и получили бы такой же результат в нашей молитве.

То есть мы прекрасно понимаем, что Она не Бог, но Ее природа обожена, как и каждого из нас, и в силу теснейшего единства со Христом Она может даровать нам необходимое ко благу. Подчеркну: ко благу. Потому что не все то, что мы просим, нам действительно ко благу. Умрем – узнаем.

– Следующий вопрос: «Случайно узнала, что муж крещен в старообрядческой Церкви, но ходит причащаться в нашей. Ему нужно перекрещиваться?  Он боится об этом говорить нашему духовнику».

– А вот с духовником и надо поговорить. Потому что у старообрядцев есть несколько ветвей (поповцы, беспоповцы, единоверцы), и надо понять, в какой из них он крещен. Есть документ (кажется, 1954 года), который принимает старообрядческое крещение и разрешает им причащаться у нас. У священнослужителей есть разномыслия по этому поводу, потому что документ не прямо об этом говорит и предполагает некоторое домысливание и разность трактовок. Поэтому я предложу Вашему супругу все-таки проконсультироваться по этому поводу у духовника, узнать, в каком согласии он крещен, и дальше следовать рекомендации священника.

В принципе, если он уже причащается и исповедуется у нас, мне кажется, ему достаточно будет раскаяться, если он исповедует какие-то старообрядческие идеи на уровне протестантизма. Потому что одно дело – обрядовые проблемы, мы их, в принципе, решили. Но если ты был врагом Церкви – это другой вопрос.

– Видимо, он только крещен был у них, а потом оказался в Православной Церкви. Потому что на том этапе жизни, наверное, разницы люди не видели.

– Обычно священники, когда встречаются с такой ситуацией (уже через десять-двадцать лет регулярного причащения самого человека), говорят: «Ладно, покайся и живи дальше с миром. Куда тебя крестить, когда ты уже двадцать лет причащаешься Тела и Крови Господней?» Таинство было недействительно, что ли? Нет, таинство действительно. И если нет никаких догматических заблуждений в голове человека, то каким-нибудь чинопоследованием можно его принять. Надо конкретно разобраться в этой ситуации с духовником.

– Следующий вопрос: «Что происходит с человеком, если за него пишут записки об упокоении, а человек  жив-здоров?»

– Ой, кто бы обо мне такую записку написал. Суета. Что такое «упокоение»? Покой. Мы знаем, что покой может быть только в Царствии Божием, где нет ни болезни, ни печали, ни воздыхания, но жизнь бесконечная, легкое дуновение ветра и все то, чего нам так не хватает, особенно работающим на трех-четырех работах… Тот, кто умышленно написал записку об упокоении за живого человека, конечно, совершил тяжелый грех, но самое главное – мотивация такого поступка. Если он думает, что в Церкви что-то действует магически, то, конечно, сильно заблуждается. И никакого вреда он этим не принесет. Поэтому если Вы узнали, что о Вас такое написали, то будьте спокойны, скажите: «Ну, отдохну хоть немного»; раз Вам сказали упокоиться, съездите в отпуск и успокойтесь на пляже.

– Следующий вопрос: «Я много раз слышала, что если человек некрещеный, то нельзя читать молитвы, креститься, ходить в храм. Так ли это? И существует ли перед Богом разница, крещеный человек или нет?»

– Перед Богом разницы нет. Более того, наша литургия делится на три части: проскомидия, литургия оглашенных и литургия верных. То есть одна третья часть Божественной литургии называется литургией для некрещеных. Оглашенные – это некрещеные, но желающие креститься. Оглашение проходило в древности до трех лет, и, в принципе, тогда правильно делали.

Поэтому мы считаем, что за некрещеных можно молиться. Когда ребенок родился и заболел, разве мама не имеет права молиться о нем? Вообще молитва – это не чтение каких-то текстов, которые сами по себе святы и заставляют Бога поступить так, как хочешь ты, а не как хочет Он. Молитва – это разговор твоего ума и сердца с Богом. Даже когда ты просто просишь у Бога: «Господи, помоги!» – это уже молитва. И она, может быть, даже более сильная, чем тот акафист, который ты будешь читать над кроваткой своего ребенка, но не понимать, что там написано.

Поэтому молиться можно, свечки ставить можно, ребенка приносить в храм можно, самому стоять в храме, если ты взрослый и некрещеный, тоже можно. Мы хоть и говорим: «Оглашенные, изыдите», но выходить, в принципе, необязательно. Такой обязательной традиции нет. Причащаться, участвовать в таинствах, конечно, нельзя (кроме таинства Крещения). Записки писать о некрещеных нельзя. Подойти поцеловать иконочки можно, свечку поставить можно, написать записку некрещеному о крещеных можно. Господь принимает всех и каждого, тут проблем нет. И молиться дома можно за кого угодно (за человека любой веры) православными церковными молитвами, канонами и акафистами, читать Псалтирь. Келья устава не знает. Дома поминайте как хотите.

– Следующий вопрос: «Почему Церковь учит презирать плоть? Например, молиться на коленях, что не очень удобно, больно, думаешь о том, как бы скорее подняться. Посты приводят к проблемам с пищеварением. Пока проблемы временные, но с возрастом они становятся все более серьезными. Батюшка говорит, что я себя люблю. Наверное, я более внимательно отношусь к своему телу, чем иные люди. Почему нельзя заботиться о своем телесном благополучии?»

– Во-первых, Церковь против любых крайностей. То есть если ты постишься, но при этом получаешь язву желудка, то ты постился неправильно. Это грех, ты искушал Господа Бога твоего напрасно. «Буду сейчас есть одни сухие пайки». Церковь против крайностей. И когда мы говорим об умерщвлении плоти, мы говорим не о теле, плоть – это та низшая часть души, которая жаждет всего того, о чем апостол Иоанн писал: «Все, что есть в мире, – похоть плоти, похоть очес и гордость житейская». То есть мы пытаемся наше тело, этого ослика, на котором едем в Царство Божие, кормить с умом. Недокормишь – сдохнет, перекормишь – взбесится и тебя сбросит. То есть нужна рассудительность.

Молиться на коленях никто никого не обязывает. Я молюсь так, у меня спина не болит, мне удобно. То есть если Вы хотите молиться коленопреклоненно, тоже можете смягчить удар для коленей. Я прекрасно понимаю пожилых прихожан, у которых колени реально болят. Вообще в чинопоследовании утренних и вечерних молитв нет таких мест, которые обязательно надо читать на коленях. Только Великим постом, если читаешь дома молитвы Ефрема Сирина, надо сделать шесть земных поклонов и двенадцать поясных. А так зачем что-то читать на коленях? Устала – сидя почитай. Псалтирь вообще читается сидя по определению, потому что «кафизма» на русский язык переводится как «сидение»… Евангелие можно сидя читать, вечернее правило тоже можно сидя читать.

– Кстати, богослужебный устав предписывает, когда можно сидеть и когда стоять. То есть придумывать ничего не нужно.

– Да, есть стасидии – специальные сидения по периметру храма, на которых коротаешь всенощное бдение. Действительно, лучше сидя думать о молитве, чем стоя – о ногах. На литургии мы стоим. Как же не стоять? Хотя даже священнослужители во время чтения Апостола присаживаются. И нам на самом деле надо бы, но никто нам об этом не говорит и не скажет никогда.

– У нас просто негде присаживаться, нет сидячих мест. Кстати, был такой вопрос, почему в православных храмах на Востоке (в той же Греции) есть лавки, как в католических храмах, а у нас нет. В чем разница?

– Там юг, а у нас север. Мы склонны усугублять заповеди, а не смягчать.

– Я слышал о таком мнении, почему лавки исчезли из наших церквей. Монголо-татарское иго нанесло очень большой урон культуре, архитектуре Руси, и строились очень маленькие храмы, которые не могли вместить такое количество людей, чтобы разместить их на лавках. В храмы люди порой набивались. И это привело к традиции, которая сейчас есть, что все в храмах стоят.

– Я убежден, что так и было.

– Следующий вопрос: «Мой отец – мусульманин, сама я православная. В утренних молитвах мы молимся о родителях. Как правильно его поминать? Можно ли молиться о родственниках-мусульманах и как это делать?»

– Это в контексте предыдущего ответа. Как его зовут, так о нем и молитесь.

– Даже если его зовут Магомет?

– Это самое распространенное имя в мире; в частности, в Англии. Кажется, в 2017 году согласно социологическому опросу имя Мухаммед – самое распространенное то ли в Лондоне, то ли вообще во всей Англии. В личной молитве можно молиться о ком угодно.

– Даже упоминая имя, которого нет у нас в святцах?

– Посмотрите, сколько в Сербии православных крещеных людей, названных так, что не поймешь, о ком речь. В Сербии назови человека хоть «табуреткой», главное, что ты крестился – и всё, будешь «табуреткой». Потому что у них вообще нет традиции называть детей в честь кого-то из святых. У них есть покровители рода; они в отличие от нас помнят своих покровителей еще со времен великого князя Лазаря, который тогда определил всем сербским родам по покровителю.

– А сколько лет назад это было?

– По-моему, около полутысячи лет эта традиция существует. Я недавно спрашивал об этом у сербки. У них даже есть день сербской славы у пенсионного фонда, почты, у мелких и крупных предприятий. То есть они собираются всей корпорацией, всем магазином и отмечают. Допустим, покровитель магазина Георгий Победоносец, или князь Лазарь, или Владислав Сербский. У них в династии Неманичей очень много святых. Вот так и отмечают раз в год, а называют детей как хотят. В Болгарии и Сербии иногда, когда пишут записки в наши православные храмы и попадается какое-нибудь странное вычурное имя, указывают, что этот человек болгарин или серб и что он крещеный.

– Следующий вопрос: «Брезгливость – это грех?»

– Смотря к чему. Я считаю, что какая-то чистоплотность должна быть, конечно. В принципе, это данная нам защита от микробов. Ты видишь что-то такое – и тебе неприятно. И правильно, что неприятно, потому что нечего гадость в рот брать. Но я так понимаю, что речь о другой брезгливости, когда хочешь причащаться, а не можешь идти после всех.

Есть две причины брезгливости в храме. Во-первых, причащение с общей лжицы; во-вторых, запивка. Если брезгуешь пить с общих чашечек, бери с собой термос, бутылочку и запивай после причастия из своей бутылочки. То же самое и для младенца можешь делать. В этом нет ничего предосудительного. Хочешь водой, хочешь компотом, главное – уста прополоскать. С причастием сложнее, потому что ты должен в голове преодолеть эту брезгливость пониманием того, к Кому ты сейчас приходишь. Если бы Господь дал тебе видение того, к Кому ты сейчас идешь, ты бы ползком двигался до ворот храма, лишь бы удостоиться этой великой благодати. То есть надо что-то прочитать о причащении. Здесь укрепление веры поможет преодолеть брезгливость.

Священник, каждый раз причащая следующего прихожанина, все равно опускает лжицу в Чашу с Кровью Христовой – и она омывается. Это происходит каждый раз, безоговорочно. Поэтому можете себя этим утешить.

– А самое большое доказательство того, что через лжицу для Причастия не передаются болезни, – это наши батюшки.

– Да, мы потом потребляем после всех эти Дары. И особенно те батюшки должны быть для Вас примером, которые причащают в туберкулезных больницах, в тюрьмах и потом эти Дары тоже потребляют. И никогда никто из них не заболевал. Вот такой парадокс. На исповеди мы можем заболеть, если вы на нас чихнете, а на причастии не заразимся. Если у вас тяжелый вирус, сидите дома, нечего людей в храмах заражать.

– Часто задают вопрос: «Что делать, если я заразилась в храме?»

– Не от причастия, а от того, что кто-то стоял рядом и кашлял, думая, что в храме заболеть невозможно. Мне даже кто-то с претензией говорил: «Как же я не причащусь?» То есть человеку на всех наплевать, но он причастится в таком виде. Да ты как раз в осуждение и причастишься.

– Можно же пригласить домой, если болеешь…

– Это если ты тяжело болеешь и не выздоровеешь через три недели. Апостольские правила ругают только тех, кто причащается реже одного раза в три недели.

– То есть ко всему нужно подходить с умом.

– Да, и не искушать Господа Бога своего напрасно.

– Это лейтмотив всех наших программ.

– Сегодня у нас действительно все как-то о золотом царском пути.

– Следующий вопрос: «Подаю записки в алтарь на литургию, меня спрашивают, простые ли это записки. А что – бывают не простые?»

– Да, записка бывает еще и заказная. Она же – обедня, она же – на литургию, она же – с частичкой, она же – на проскомидию. Это записочка, которую подаешь в свечной ящик, ее несут в алтарь, потом батюшка берет просфорочку и за каждое имя вынимает частичку. Потом кладет эти частички на дискос возле Агнца. И после того как все причастились, высыпает в Чашу с Кровью Христовой с молитвой: «Омый, Господи, грехи поминавшихся зде Кровью Твоей Честною молитвами святых Твоих». Это заказная записка. Простая – это когда дьякон или священник, если служит один, берет гору простых записочек и, когда есть свободное время на литургии, читает все эти имена; частички не вынимает.

Бывает еще, допустим, заказная с сугубой ектеньей, когда эти записки повторяются еще священником на ектенье, что читается после чтения Евангелия. Так что простая записка – это когда их просто читают, а заказная – обязательно вынимается частичка.

– Еще один вопрос: «Что значит обращение "помяни, Господи" в различных молитвах?»

–  Что значит «помяни»? Это значит «вспомни». Бог вечен, и если Бог вспоминает, то вспоминает всегда; не временно, а бесконечно. Здесь есть некоторые параллели с заупокойной молитвой, когда мы поем: «Вечная память». То есть мы поем ее не для того, чтобы улицы называли в честь усопшего или родственники его помнили, а чтобы Господь вечно помнил.

Представьте себе, если Президент Российской Федерации о вас помнит. Значит, вы ему друг или близкий родственник. Здесь мы как бы говорим о своем ближайшем родстве к нашему Спасителю. В принципе, так и есть, если Его кровь течет в наших жилах после причащения Его Тела и Крови. Поэтому когда мы говорим Вечному Богу: «Помяни меня во Царствии Твоем», это значит, что мы надеемся на спасение. И это самая краткая, самая сильная и самая приятная молитва.

Ведущий Сергей Платонов

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы