Беседы с батюшкой. Прилог. Помысел. Страсть

15 ноября 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает клирик петербургского храма святой равноапостольной Нины священник Михаил Проходцев.

– Тема сегодняшней передачи – «Прилог. Помысел. Страсть». Тема совсем научная, совсем святоотеческая, совсем богословская. Открывая любое произведение, начиная от «Добротолюбия» и заканчивая аввой Дорофеем, везде можно увидеть эти термины. Более того, часто эти термины мы слышим и в проповедях. Но при этом оказывается, что все эти термины остаются терминами. Давайте для начала разберемся, что же такое прилог.

– Всегда очень сложно начинать этот разговор, поскольку действительно очень много святых отцов об этом размышляли. Думаешь: «Господи, помилуй, как я-то об этом буду говорить?..» Тем не менее, слава Богу, сегодня есть дерзновение об этом побеседовать.

Для начала, наверное, нужно дать определение греха. Потому что все, о чем мы сегодня будем говорить, будет посвящено борьбе с грехом для того, чтобы мы стремились пребывать с Богом, с Господом нашим Иисусом Христом, в свете Его любви.

Если говорить о нашей жизни, то часто мы слышим вопрос: в чем цель жизни? Или в чем цель конкретно моей жизни? Каждый отвечает на этот вопрос по-разному, но, в общем, для христианина цель одна – жизнь в Боге, жизнь с Богом и стремление, желание всегда быть с Ним и не разлучаться. А грех – это то, что сбивает нас с цели.

На греческом слово «грех» звучит как ἁμαρτία и переводится как «промах» (мимо цели; промах лучника). Представим себе, искусный стрелок стреляет и попадает в цель. Второй искусный стрелок стреляет и попадает в цель, то есть стрела достигает цели. Третий стрелок стреляет, еще раз стреляет, но все летит мимо – он промахивается. Любой грех – это наш промах мимо цели, как бы поворот с того пути, на который каждый христианин совершенно осмысленно встает и движется по нему к цели. Грех – это то, что нас от цели отвращает.

Прилог, страсть, помысел – все это крутится вокруг этой темы. Прилог – это любая мысль, которая может прийти нам в голову. Прилог еще не является грехом, но из прилога может развиться грех, когда человек от какой-то мысли, которая пришла вдруг в голову, совершает определенный поступок.

Мы с вами сталкиваемся с грехом уже в первых главах Книги Бытия, когда узнаем о том, что наши прародители Адам и Ева согрешили. Они прятались от Бога, не стали каяться, а стали перекладывать ответственность друг на друга. В результате человек был изгнан из рая и вынужден был начать жить вне рая. Но возможность общаться с Богом была не утрачена; люди молились, приносили жертвы Богу, сокрушались, плакали о том утраченном единстве, которое когда-то было с Богом.

В Библии мы встречаем такую историю. Каин и Авель приносят жертву, но Господь призрел на жертву Авеля, а на жертву Каина не призрел. Господь начинает разговаривать с Каином, спрашивает его: «Почему помрачнело лицо твое? Если грех подступает к тебе, влечет тебя к себе, ты господствуй над ним». Но Каин в результате убивает своего брата; он проходит путь от прилога до решения совершить поступок и до самого поступка.

– Какой был прилог?

– Прилог – мысль: он обиделся, расстроился.

– Но в этот момент можно было еще одуматься и ничего не совершать дальше.

– Конечно, и мы сейчас проследим этот путь. Наше святоотеческое наследие дает нам возможность схематически посмотреть на грех, схематически разложить его на части, чтобы понять, на каких этапах что происходит.

Вот пришла какая-то мысль в голову – прилог; эту мысль еще можно легко отогнать, отмахнувшись от нее, как от комара или мухи, не сосредотачивая на ней внимание. Потому что когда на мысли будет сосредоточено внимание, тогда это уже этап сочетания – с этого момента человек начинает с помыслом, который пришел в голову, собеседовать. Искусные в монашеском делании старцы, которые потом были прославлены в лике святых, святые отцы, преподобные, могли собеседовать с помыслами и отсекать их на этапе сочетания, собеседования. Но для большинства из нас этот путь, к сожалению, будет продолжаться и из сочетания перейдет в сосложение.

– Вопрос телезрителя из Москвы: «Женщина идет в храм за дополнительной энергией. Она подвижник: тянет на себе дом, детей, приросшего к дивану мужа, так еще и приносит Господа Бога в дом. Правильно ли вообще такое утверждение? И если у человека нет грехов, он свободен от этого?»

– Вопрос сложный. Отвечу на него так: познайте истину, и истина сделает вас свободными. Истина – во Христе. Апостол Павел говорит: «Кто кем побежден, тот тому и раб». Грех побеждает нас – мы становимся рабами греху. Если мы господствуем над грехом с Божьей помощью, то становимся свободными от того или иного греха. Но кроме Господа Христа, Который вочеловечился и воспринял всю человеческую природу (кроме греха), мы больше никого безгрешного не знаем. К сожалению, наша природа такова, что мы так или иначе скатываемся в грех. Даже когда нам кажется, что тот или иной грех отступил от нас, мы впадаем в другую крайность – в тщеславие, гордость. А гордость – вообще самый страшный грех, с которым может столкнуться человек. Не случайно противоположность гордости, высшая добродетель – именно любовь. Как любовь сложнее всего обрести, стяжать, так очень сложно избавиться от гордости.

По поводу женщины, которая идет в храм и молится. Хорошо она делает, пусть молится за своего супруга в храме, но пусть не забывает о том, что у нее есть малая церковь – ее семья. Очень много семей рассыпалось из-за того, что кто-то стал религиозным уже после свадьбы. Люди женятся, потом кто-то из супругов становится верующим, и начинаются самые разные конфликты. Врачевать эти конфликты можно только любовью, общением, вниманием друг к другу. Если женщина (или мужчина) идет в храм, но при этом совершенно забывает о ближнем или не хочет понять и помочь преодолеть немощи ближнего, то это проблема, потому что малая церковь оставлена. Найдутся ли какие-то блага и дары для человека, который не занимается своей малой церковью, а стоит в храме? Будет ли от этого толк? Может быть, лучше начать со своей малой церкви, а потом в радости семейного общения поблагодарить Господа в храме? Это мое мнение по этому поводу.

– Спасибо за подробный ответ. Вернемся к прилогу, помыслу. Если опять вспомнить ситуацию с Каином, то прилог в данном случае очень понятен. Наверное, каждый человек на этом примере может рассмотреть и свою собственную жизнь. Потому что каждый день буквально с утра и до самого вечера мы сталкиваемся с этими прилогами. Если задуматься об этом серьезно, наверное, это можно понять. Или для того, чтобы разобраться в себе, понять, что такое прилог, найти эти самые прилоги и научиться работать с ними, необходимо читать святоотеческое наследие, Священное Писание, ходить в церковь? Или это можно понять из беседы со священником?

– Мое мнение по этому поводу такое. Если мы знаем схему развития греха, то это сродни тому, будто мы получили очень краткую, но понятную инструкцию. Нужно быть всегда внимательным к себе, никогда не отпускать вожжи. Колесница несется куда-то, и нам нужно ею управлять правильно, чтобы эта колесница принесла нас в Царствие Божие, ко Христу, а не куда-то в другую сторону. Потому что все остальные пути – это как раз промах. Если мы будем понимать, как все развивается, следить за собой, то сможем поймать себя в том случае, где есть прилог.

Я сейчас еще раз кратко опишу эту схему и дам небольшую характеристику каждой остановке, каждому этапу на пути к совершению греха. И каждый сможет подумать, вспомнить свою какую-то жизненную ситуацию, в которой он оказывался, и проанализировать, когда что происходило.

Вот этапы развития греха по Евагрию Понтийскому и Иоанну Кассиану Римлянину. Прилог – помысел, который пришел и который еще можно спокойно от себя отогнать. Сочетание – это сосредоточение внимания на этом помысле. Сосложение – это приложение нашей чувственной стороны, когда у нас уже появляются чувства, эмоции по отношению к той мысли, за которую мы ухватились. Далее идет пленение – это когда наша воля уже подчиняется греху. И последний этап – это решение совершить грех. И далее следует поступок, то есть человек согрешает.

Всем нам наверняка известна внутренняя борьба с самим собой, когда нас начинает бороть какая-то навязчивая мысль, чтобы потом, к сожалению, мы оказались совершившими преступление против Бога, сознательный грех. С этой мыслью можно долго собеседовать, долго бороться. Если вспомнить какой-то случай из своей жизни (хотя он может оказаться довольно горьким), можно понять, где мне в голову пришла мысль, где я начал с ней собеседовать, где я с ней сочетался эмоционально и своей волей, где я принял решение совершить тот или иной поступок и где я его совершил. На каждом этапе, безусловно, можно остановиться, но с каждой ступенькой, с каждым этапом сделать остановку и повернуть назад все сложнее или даже невозможно это сделать.

Поэтому чтение Священного Писания, безусловно, нас умиляет, трезвит, наставляет, радует, обличает и дает нам возможность себя понимать. Через Священное Писание с нами разговаривает Господь, это слово Божие. Безусловно, опыт молитвы дает нам возможность просить Бога о том, чтобы Он дал нам возможность видеть свои прегрешения. Мое мнение: молитву святого Ефрема Сирина о том, чтобы зреть свои прегрешения, можно творить не только в Великий пост; многим из нас ее не хватает. Многие люди, которые приходят на исповедь, говорят: «Кому и как молиться, чтобы понять, в чем я грешен?» Я рекомендую творить молитву святого Ефрема.

Опыт Церкви, беседы со священником, участие в таинствах – все это душеспасительно для нас. Все, что ведет нас к Богу, дает возможность нам видеть свои грехи, стараться уловить себя на прилоге или на остальных этапах. И уж если мы согрешили, отпали от Бога в своем грехе, нужно искренне покаяться перед Господом в таинстве Исповеди, получить прощение грехов и иметь твердое намерение этот грех больше не совершать.

– Вопрос телезрителя: «Есть Промысл Божий, воля Божия и попущение. На Украине, например, был старец схиархимандрит Зосима, также монахиня Алипия, которые людям, находившимся близко к ним, конкретно расписывали, к какому врачу идти, к какому не ходить и так далее. У нас такой возможности нет. Как правильно руководствоваться, чтобы не впасть в попущение, чтобы в жизни все было более-менее благополучно?»

– Да, часто люди задаются вопросом: как жить сообразно воле Божией? Как узнать эту волю Божию? На мой взгляд, чтобы жить сообразно воле Божией, нужно исполнять слово Божие, обращенное к нам. Где нам взять это слово? В Священном Писании. Господь говорит нам через Священное Писание, и воля Его о нас нам становится известна как раз из Священного Писания. Еще, безусловно, из Священного Предания. Потому что святые отцы, задавая себе те же самые вопросы, которые задаем сейчас мы, размышляли над Священным Писанием, над обстоятельствами времени и приходили к выводу, что воля Божия как раз открывается в нашем внимательном слушании слова Божия, которое записано в Священном Писании, и в нашей искренней, осознанной, горячей молитве к Господу о том, чтобы нам эта воля была открыта.

Есть десять заповедей, есть заповеди блаженств. Для кого-то это правило жизни, Божественный закон, который дан Господом. Плюс самая сложная заповедь, которую сложнее всего исполнить, но которая в Священном Писании встречается гораздо чаще, чем те заповеди, о которых я сказал. Это заповедь: «не бойся». Воля Божия о нас – чтобы мы всегда были с Ним, этим пропитана каждая страница Священного Писания. Господь творит землю и бесконечно любит Свое творение. Господь идет на крестную смерть за каждого из нас, чтобы взять на Себя грехи мира и избавить нас от греха, проклятия и смерти и дать нам возможность снова с Ним встретиться, пребывать в свете Его любви, снова с Ним соединиться.

Все, что мы сегодня имеем, весь опыт Церкви – Священное Писание, Священное Предание, богослужение, таинства – дает нам возможность жить по слову Божьему и таким образом исполнять Его волю о нас. Его воля о нас – чтобы мы были с Ним; Он этого искренне хочет, потому что искренне нас любит.

Воля наших родителей – чтобы мы их любили, относились к ним с почтением, уважали, помнили о них, когда их не станет. Воля Господа, нашего любящего Отца, похожа на волю наших родителей – Он искренне хочет, чтобы мы были с Ним, чтобы мы не уходили от Него, не плутали, чтобы нам было ясно и понятно, куда, как и зачем идти. То есть Он хочет, чтобы наше движение к Нему было осмысленным, чтобы мы были думающими верующими, чтобы не боялись и были с Ним.

Возможно, старцы и старицы, о которых упомянул телезритель, говорили людям то же самое, но как-то по-своему. Может быть, им что-то открывалось, чего я, естественно, не знаю. Но нас всех объединяет Господь (Христос посреди нас), нас всех объединяет слово Божие и вера в то, что Господь нас не оставил, нас любит, нас обязательно спасет и помилует, если мы будем жить сообразно Его воле.

– Спасибо большое за такой хороший, подробный и емкий ответ.

Мы часто слышим, что исповедание помыслов – это прежде всего монашеское делание. Сейчас (может быть, с развитием христианской мысли) это перешло из монастырей и к нам; я часто слышу о том, что существует такая практика, как исповедание помыслов. И здесь очень много сложностей, в том числе с тем, как отделить помысел, о котором мы говорили выше, разбирая схему греха. Сейчас исповедание помыслов часто выглядит таким образом: «Каюсь в помысле о том, что, например, нездоров. Если я думаю о том, что я нездоров, это ведет к тому-то...» И так далее. С одной стороны, ничего страшного в этом помысле, что я нездоров, нет. С другой стороны, я могу увидеть в этом ропот на Господа. Понимаете, о чем я говорю? Каким образом отличить просто поток сознания от помысла?

– Я думаю, человеку важно осознавать, насколько далеко он зашел в этом помысле. В голову ведь может прийти что угодно, и приход мысли сам по себе еще ничего не означает, как я уже говорил. Приход этой мысли может быть следствием массы разных факторов: например, того, что мы посмотрели за день, нашего общения, того потока информации, с которым мы сталкиваемся, просто каких-то воспоминаний. Масса всяких разных вещей атакует нашу голову со всех сторон. Но редко бывает такое, что человек думает о десяти вещах одновременно; как правило, человек сосредотачивается на чем-то одном.

Не каждая наша мысль греховна – иначе вообще не нужно думать, а эвакуировать мозг из головы куда-нибудь в баночку. На самом деле много замечательных мыслей приходит нам в голову в течение дня: мы думаем, как позаботиться о своей семье, как лучше устроить какие-то дела, которыми занимаемся; мы планируем, ставим какие-то задачи и достигаем их. В общем, мы стараемся трезвиться. Мы призваны к трезвению: осмысленно жить, заниматься важными делами, идти к какой-то цели в течение дня (на работе, в учебе, в общении с близкими) и достигать ее.

Но одновременно с этим в голову еще лезут такие «червячки», которые могут начать нехорошую работу. И вот если человек вступил с помыслом в общение, начал развивать его, то это уже проблема. Это может быть разово: например, что-то пришло в голову, человек подумал об этом и прогнал из головы. Но он уже с этим побеседовал, это не просто мысль, которую он тут же отбросил. Или это может быть борьба, то есть помысел может постоянно преследовать, навязчиво нападать и человек может каждый раз вступать с ним в определенное общение. Человек может не совершать видимых действий; например, не совершать никакого физического блуда, но в уме будет страшно блудить, и это грех, который должен быть исповедан, потому что это также отдаляет человека от Бога и отбрасывает его далеко назад, в бездну, как если бы он пошел и совершил какой-то грех.

В голове человек может нафантазировать таких вещей, которых в жизни никогда и не совершит, но которые его будут страшным образом мучить и развращать. Это касается любого из страшных грехов, в которые мы можем впасть: сребролюбие, гордость, тщеславие, гнев. Ведь внутри себя тоже можно прогневаться: на лице этого не будет выражено, но в своем сознании человек может уничтожить, например, всех своих сотрудников, потому что они его достали, к примеру.

– Вопрос телезрительницы из Костромы: «Когда согрешишь, на душе уныние. Как себя прощать? Особенно если согрешишь по отношению к мамочке. Мамочка была со мной рядышком, теперь мамочки уже нет, а уныние душу охватывает. Кажется, что себя не прощаешь. Идешь на исповедь, но потом опять оступаешься, и на душу ложится уныние. Как подниматься?»

– Помощи Вам Божией! Уныние всегда лечится трезвением. Трезвение – это осознанная жизнь в Боге. Каким образом? Человек осознает: мне плохо, тяжело, меня мучают какие-то воспоминания, я не знаю, как себя простить. Да, все это есть, но есть Господь, Который обещал, что мы будем утешены. А Бог ни одного слова, которые мы слышим из Священного Писания, на ветер не бросил. Не было ни одного лишнего слова, Им сказанного; Он не пустословил, не шутил, Он говорил абсолютно серьезно и с бесконечной любовью к человеку. С бесконечной любовью к Вам, ко всем нам, к каждому из нас.

Господь сказал: «Вы будете утешены». Он обещал это утешение и дает нам это утешение. Это утешение мы можем стяжать, обрести (не полностью, но в некоторой степени) здесь, в этом мире, в котором мы живем. Потому что каждый день – это дар Божий, и мы можем утешиться тем, что у нас есть этот дар, нам дан еще один день. Для чего? Для того, чтобы мы понимали: да, мы несовершенны, нам трудно, тяжело, но мы с всепрощающим, спасающим, любящим Богом, Который всегда с нами.

Самые близкие наши люди сегодня рядом, а завтра – болезнь или какие-то обстоятельства, и их не будет. Когда мы живем дни благополучно, нам нужно понимать, что так будет не всегда. Это нам известно и из историй наших знакомых, и из Библейской истории, и из истории человечества. Но Господь всегда с нами.

Те, кто был с нами, – тоже с Богом, и это нас объединяет. Нам кажется, что мы разлучены, что между нами огромное расстояние, вечность. Но удивительно, Господь нас связывает и стирает все границы, расстояния, рамки между мирами, в конце концов. Он объединяет живых с усопшими, а усопших с живыми; мы можем за них молиться, а они молятся за нас Господу. Святые молятся за нас Господу, когда мы обращаемся к святым. Вот эта удивительная связь есть, ею пропитано все христианство, и в ней мы можем найти и радость, и утешение, и осознание того, что мы не одни, нас не забыли на этой земле. Это не эксперимент какой-нибудь, у нас есть любящий Отец, Который любит нас, любит наших ближних, живых и усопших. Господь обязательно соединит нас вместе, если мы будем молиться за тех, кого уже не стало, молиться за себя, чтобы нам быть с Богом и чтобы Господь соединил нас с нашими ближними во всеобщем воскресении. Нужно верить в это, каяться в своих грехах и уповать на великое милосердие Божие и Его любовь.

– Даже мне как-то легче стало, потому что я тоже очень долгое время мучился, когда отошел ко Господу мой отец. Я спрашивал у священника: «Что ж такое? Как христианин я должен радоваться, что Господь взял моего папу, но я плачу». Отец Сергий тогда сказал мне, что сейчас время плакать, настанет время – будешь смеяться. И мне это очень помогло. Он процитировал Священное Писание, но тогда я это воспринимал просто как фразу священника и не понял, что он цитировал Священное Писание. Действительно, всему свое время: время плакать и время радоваться; время разбрасывать камни и время их собирать...

Следующий вопрос: когда помысел, превращенный уже в грех, становится страстью? Возможно ли в исповеди не понять, что я должен каяться и в каких грехах? Или я должен просто зачитать список, который заготовил за неделю, и на этом всё? Что сделать для того, чтобы при исповедании своих помыслов и уже совершенных грехов не оказаться в унынии?

– На мой взгляд, на исповедь нужно выносить то, в чем нас действительно судит совесть (совесть судящая). Если мы этого в себе не обнаруживаем, не видим, не слышим, конечно, можно подойти на исповедь, но священник посоветует искренне помолиться; например, молитвой святого Ефрема Сирина. Это очень хорошая, понятная, конкретная и действенная молитва: «Даруй мне, Господи, зрети мои прегрешения и не осуждати брата моего».

Видение своих грехов – это труд, который требует от нас усилий, причем усилий больших, чтобы увидеть, что мы грешим, совершаем промах и в этом действии отпадаем от Бога. Мне доводилось много раз встречать людей, которые приходили на исповедь в 50–70 лет и говорили: «Я не знаю, что мне сказать. Я первый раз на исповеди». Тогда я говорил: «Вы прожили большую часть своей жизни. Неужели нет в вашей жизни ничего того, в чем бы вас судила совесть, за что вам бесконечно стыдно, обидно перед вашими ближними, перед Богом и перед самим собой? Неужели ничего такого никогда не было?» И у человека как будто пелена с глаз спадает (не всегда, конечно, такое бывает), он как бы видит свою жизнь, видит, сколько ужасных вещей он совершил, считая себя вроде как неплохим парнем, хорошим мужем, хорошим отцом. Вот тогда человек кается по-настоящему.

Но таких исповедей так мало!  В большинстве своем мы как раз занимаемся каким-то барахтаньем в чем-то несущественном, а важные вещи, в которых нам действительно необходимо покаяться, остаются за какой-то ширмой до поры до времени. Поэтому это труд, который в том числе через искреннюю молитву и обращение к Богу, через чтение Святого Писания может быть осилен. Авва Дорофей в книге «Душеполезные поучения» говорит, что неподвизающийся не достигнет ничего; если же кто и начал подвизаться, то это еще не значит, что он дойдет до какой-то точки, но если не начнешь подвизаться, то чего ты собираешься добиться? Нужен подвиг.

– Вопрос телезрителя из Белгорода: «Христос говорил в Евангелии, что невозможно не прийти соблазну, но горе тому человеку, через кого он придет. У меня вопрос: почему так категорично Он сказал, что соблазн должен прийти обязательно? Почему нельзя избежать этого?»

– Господь Иисус Христос дает нам молитву Господню. Он говорит: «Молитесь так: Отче наш!..» Он всегда говорит об Отце, к Которому мы можем обратиться, для того чтобы мы осознали, что Бог – любящий Отец, что очень важно. Отношения между Богом и человеком понятны, когда Господь говорит теми категориями, которые понятны человеку. И если мы не уразумеем этого, не перенесем эти отношения на наши отношения с родителями, например, или со старшим братом, то нам будет очень сложно понять, как молиться Отцу и Кто есть Святая Троица: Бог Отец, Бог Сын и Бог Святой Дух.

Попытка понять и постичь Святую Троицу, наше отношение к Ней и то, каким образом мы приходим к Богу и начинаем уразумевать Его как Святую Троицу, – это огромный и тяжкий труд. Едва ли мы сможем постичь Святую Троицу. Тем не менее Господь раскрывается нам в Своей троичности таким образом, чтобы мы все-таки смогли Его уразуметь и постичь. Я, к сожалению, не расслышал вопрос из-за качества связи, поэтому, возможно, и не ответил на вопрос, простите.

– Третья часть нашей сегодняшней трилогии – страсть. Иногда в своих помыслах, в своем нетрезвении, скажем так, мы заходим довольно далеко и не чувствуем голоса совести. Наверное, можно представить себе ситуацию, когда совесть уже просто молчит. Не знаю, можно ли убить в себе совесть, но мы действительно можем дойти до такой степени, когда грех уже приобретает в жизни ту страстность, что уже не до помыслов, не до прилогов, а нужна духовная скорая помощь. Когда мы дошли до такой страстной жизни, каким образом можно исправить свою страстную натуру?

– Только с помощью Божией. Страсть – это грех, глубоко въевшийся в душу и пустивший корни. Можно представить себе, что внутри организма какой-то спрут распустил свои щупальца и находится везде, во всем нашем естестве. Только с помощью Божией мы можем это одолеть, молитвой и постом.

Ведущий Глеб Ильинский

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы