Беседы с батюшкой. О прощении

1 октября 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает кандидат богословия, преподаватель Николо-Угрешской духовной семинарии, автор многих книг, публикаций и докладов о смысле и значении православной веры священник Валерий Духанин.

– Я хотел бы сегодня затронуть такую важную тему, которая, наверное, актуальна во все времена, века, в каждую минуту и каждую секунду: о прощении. Есть такие слова в Евангелии от Матфея: Тогда Петр приступил к Нему и сказал: Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи ли раз? Иисус говорит ему: не говорю тебе: до семи раз, но до седмижды семидесяти раз. (Мф. 18, 21–22). Давайте это прокомментируем.

– Конечно, Спаситель имел в виду, что всегда надо прощать, не именно 490 раз в сутки, а всегда. Почему так? Когда мы не прощаем, мы, во-первых, носим внутри себя некую обиду, а обида нас изъедает. Это неприятное, тяготящее чувство, которое как камень, как что-то гниющее внутри, и это нас отравляет. Это жуткая несвобода, когда мы носим обиду.

Обида, кстати, всегда предполагает мстительность. Если ты затаил обиду на кого-то, то в определенный момент попытаешься отомстить. Он, может, уже давно к тебе с открытыми объятиями, а тут вдруг ты ему какую-то гадость делаешь, потому что запомнил какой-то его прошлый проступок. Но ведь мир несовершенен, и все мы совершаем какие-то грехи, оплошности.

Допустим, взять апостола Павла, который был Савлом. Он стольким людям досадил до того момента, пока не обратился, пока не призвал его Господь. А если мы представим, что другие христиане на него таили обиду, они уже должны были побить его камнями… То есть надо понимать, что когда мы все-таки стараемся прощать другого человека, то тем самым оказываем некое доверие Богу, потому что Господь любого человека, любого злодея может преобразить в святого, как Савл преобразился в апостола Павла. А непрощение – это прежде всего наш собственный внутренний огонь, которым мы сами себя мучаем. Это адское пламя.

Но бывают ситуации, когда с ходу трудно простить. Если это вдруг какое-то предательство, очень существенный обман в жизни, когда ты на кого-то очень полагался, а он вдруг тебя подвел – у тебя сразу рушится все, ты теряешь душевное равновесие и не можешь ничего с собой сделать в этот момент. Поэтому тут надо просто принять саму ситуацию: Господь ее тебе попустил, для чего-то нужно через это пройти. То есть нужно принять и этот обман, и это предательство как то, что Господь через это тебя врачует. Может быть, ты это претерпишь, и Господь тебе простит твои какие-то личные грехи. То есть у Бога все взаимосвязано.

И только спустя какое-то время мы уже сможем духовно возрасти и по-новому посмотреть на эту ситуацию: тот человек, который нас предал или сильно обманул, сам оказался в ловушке у дьявола. И не мы несчастны, а он несчастен – тот человек, который попался дьяволу в капкан. Поэтому его душа испытывает огромный ущерб; его надо пожалеть и помолиться о нем, чтобы он спасся от этих грехов. То есть не мы терпим ущерб из-за того, что кто-то нам досаждает, а человек, совершающий предательство, идущий на какой-то подлый поступок. Он страдает от этого, терпит ущерб, и за него надо молиться, чтобы душа его спаслась. То есть важно восходить к духовному великодушию, жалеть тех, кто с нами поступил несправедливо, и молиться о них.

– Вопрос телезрителя: «Всегда молитесь, за все благодарите. С молитвой понятно, молиться надо постоянно. А когда за все благодарить? Если у нас какие-то неурядицы, достаточно ли просто хотя бы говорить "Слава Богу!" или другие слова благодарности, славословия Богу?»

– Да, хотя бы вот так, как Вы сейчас произнесли. И, кстати, святитель Игнатий (Брянчанинов) советует именно в тягостных случаях (допустим, какое-то уныние вами овладело или не складываются какие-то жизненные ситуации) произносить вслух: «Слава Тебе, Господи, слава Тебе! Благодарю Тебя, Господи, за все!» А можно еще добавлять: «Достойное по делам моим приемлю. Помяни меня, Господи, во Царствии Твоем».

Но когда мы начинаем благодарить Господа, уже светлый луч сияет в нашей душе и способен развеять сумрачные мысли, потому что зачастую мы унываем не от каких-то случающихся обстоятельств, а потому, что сами начинаем себя накручивать. В конечном итоге, если человек привык к каким-то пессимистичным мыслям, он может даже унывать из-за того, что идет дождь или дорога неровная; все будет вокруг не так. А нужно, наоборот, радоваться, что Господь и солнце, и дождь посылает, то есть у нас разнообразие погодных явлений. И нужно радоваться тому, что нам и здоровье дается, а иногда дается и поболеть, чтобы претерпеть какие-то скорби и через это возрасти духовно. Допустим, мы говорим про какие-то неприятности, а ведь это же, наоборот, отлично.

Представьте, если бы никто нас не предавал, никто с нами не поступал  подло, мы бы никогда своей душой даже боли бы не чувствовали. Представьте, что никто нам не причиняет боль. Что будет с нашей душой? Какое-то вялотекущее, успокоенное, расслабленное состояние. Если ты никогда не терпел боли, то душа твоя не будет разносторонней.

Когда добывают драгоценные камни, они же не имеют блеска. Чтобы камень обрел свой подлинный блеск, его нужно подвергать обработке, то есть оттачивать грани. И все случающиеся жизненные скорби – это оттачивание граней нашей души, чтобы она засияла подлинным светом, имела бы тот драгоценный блеск, к которому призвана. Поэтому я думаю, что даже больше всего нужно Бога благодарить за какие-то случающиеся неприятности, скорби, за то, что нам дается идти по пути Христа. Если мы не страдаем, это страшно, а если страдаем, это значит, что Господь, Который Сам за нас пострадал, нас не оставляет.

– Обязательно ли только страдать? Почему нельзя радоваться?

– Это будет, хочешь ты этого или не хочешь, все равно как-то будешь страдать. А вообще Бога надо за все благодарить. Я говорю о том, чтобы из всего извлекать какую-то пользу для себя.

– Даже в самой плохой ситуации?

– Да, даже что-то назидательное. В Израиле один наш эмигрант, который возил меня и в больницу, и по святым местам, организует православные экскурсии и по православным храмам развозит иконы. Их делает парализованный молодой паренек, который когда-то был обычным здоровым парнем, но потом с ним случилась какая-то трагедия (перелом позвоночника или еще что-то), и именно такая ситуация его обратила к Богу. А когда он обрел Бога, он обрел и смысл жизни. И тут у него открылся дар иконографии, причем он умеет это выполнять в компьютерной графике, создает иконы. Они наносятся на иерусалимский камень, и там, в Святой Земле, их можно встретить в магазинах.

Я это к тому говорю, что часто человек становится более счастливым, когда он прошел через какой-то жизненный перелом, через сильную скорбь. Казалось бы, он парализованный, а он более счастлив, чем был до этого, потому что тогда он Бога не знал. А как прошел через эту скорбь, Бога обрел и стал счастливым.

А у некоторых людей, бывает, ни скорбей, ни болезней, и они живут в каком-то  аморфном состоянии, уже и не знают, чем себя развлечь, куда слетать за границу; все там не так: и отель не такой, и пища не такая в ресторане. А христианин – это тот, кто во всем видит Божий свет, потому что все, что нам подается, идет от Бога. И в конечном итоге все пронизано радостью на самом деле. А скорби – это второстепенное, в жизни христианина не скорби важны, а важно присутствие Божие, важно чувствовать Божию руку в своей жизни, чувствовать, что Господь всегда находится рядом с тобой.

Когда мы говорим о прощении или о каких-то несправедливостях, я вспоминаю про одну из учениц преподобного Амвросия Оптинского. Ее как-то настоятельница Шамординского монастыря в чем-то несправедливо обвинила, она хотела было сказать, что она тут ни при чем, но та ее еще больше ругает. Тогда она просто приняла все как есть и сказала: «Простите меня, матушка, исправлюсь». И когда пришла к себе в келью, то неожиданно почувствовала на душе такой удивительный мир, спокойствие помыслов и просто состояние благодати! Потом она рассказывает об этом преподобному Амвросию, и он говорит, что это и есть как раз благодатный дар смирения и духовное утешение, которое Господь подает, когда мы смиряемся перед несправедливостями.

Обычно мы готовы воевать за свою справедливость, за то, что все должно быть правильно, и в итоге у нас внутри постоянная мятежность. А мятежность – это дух такого революционера, который готов крушить все подряд. И в конечном итоге эти революционеры уничтожают друг друга, каждая революция через это проходит. Сначала уничтожается тот порядок, который есть, потом революция пожирает своих сыновей, потом внуков, и все рушится, все несчастны. И это у каждого, кто ищет в жизни своей личной справедливости. Этот дух мятежности лишает нас мира, и такой человек разрывается своими внутренними противоречивыми помыслами.

Ты просто прими правду Божию, которая в том состоит, что мы все грешны и жизненные несправедливости нам даются для того, чтобы мы понесли как бы епитимью за свои грехи. Да, эти несправедливости есть, и, может быть, в конкретной ситуации они незаслуженные, но если смотреть по общему течению нашей жизни, у нас столько грехов, что Господь попускает эти несправедливости для нашего исправления. И когда мы смиримся, сказав: «Раз Господь попустил, то я это приму», тогда мятежность уходит, помыслы перестают скакать, и Господь такой смиряющейся душе подает благодать.

Я вспоминаю одну мысль святителя Игнатия (Брянчанинова), которую долго не мог понять. А он говорит в одном из своих сочинений, что действие смирения и действие молитвы есть одно и то же. То есть когда ты молишься, обращаешься к Богу, что-то просишь, можешь долго-долго молиться, Господь может тебе подать такую умиротворяющую благодать, которая тебя освящает, наполняет твое сердце и отгоняет от тебя вражьи приражения. Но бывает достаточно просто смириться пред Богом, пред людьми, отвергнуть свою личную человеческую правду, отказаться от своей гордыни, и Господь дает ту же самую благодать – как после продолжительной внимательной молитвы. Это действительно так.

– Вопрос телезрителя: «У меня вопрос о прощении. Вы привели слова из Евангелия от Матфея, но в Евангелии от Луки Христос добавил еще кое-что: если твой брат согрешил против тебя – выговори ему; и если он покается – прости. А если он не покается? А покаяние – это не просто слова, это кое-что больше. Если человек не покаялся, то прощение превратится просто в пустословие. Во что превратилось Прощеное воскресенье? В театральный обряд. Все говорят друг другу «прости», и каждый ждет, что ответят так же. А если скажут: “ Я тебя не прощаю, ты не каялся”, тогда что отвечать?»

– Если другой человек отвечает, что не прощает, надо все равно ему по-доброму сказать: «Ну прости уж, прости, не сердись». И помолиться за него от сердца. Потому что если у него горит огонь, то огонь огнем не потушишь.

– Ты просишь прощения, а он тебя не прощает. Но ты раскаиваешься, и что ж ты можешь сделать-то? Получается, это уже его проблема, если он не прощает?

– Конечно. Это его внутренняя проблема.

– А ты свою часть выполнил.

– И Господь тебя, несомненно, прощает за то, что ты простил этого человека. В Киево-Печерском патерике описано, что между одним иеродиаконом и иеромонахом возникла какая-то неприязнь – и они никак не могли друг с другом поладить. Потом иеродиакон разболелся так, что уже при смерти. Он уже понимает, насколько мелочны были какие-то обиды, взаимные огорчения, и скорее зовет иеромонаха, чтобы попросить у него прощения. Его приводят, и он искренне просит: «Прости меня ради Христа», а тот надменно отвечает: «Нет, ни за что тебя не прощу». Иеродиакон получает исцеление от своего недуга и видит, как ангел поражает иеромонаха, – и тот, к великому сожалению, умирает.

Почему так? Потому, что непрощение – это, конечно же, дух смерти. Дух жизни – это всегда дух любви, потому что Бог есть любовь, Бог есть жизнь. Если не будет любви, то и жизнь исчезает; прежде всего из нашего сердца, а потом уже будет оскудевать и наша телесная жизнь. Поэтому, конечно же, надо прощать. Но если кто-то не хочет тебя прощать, что ж тут поделаешь, важно самому на него не озлобиться, а там уже как Господь управит. Мы не можем исправить всех, кто рядом с нами.

– Часто этот вопрос стоит еще перед причастием. Есть даже слова: «примирись прежде с тебя опечалившим». То есть в нашей традиции мы стараемся примириться со всеми и идти к Чаше, но не всегда же так получается. Часто бывают такие ситуации, когда ты не можешь простить; сказал «прощаю», потому что такой порядок, а все равно не простил, но идешь к Причастию. Это причастие в осуждение?

– Да, здесь есть что-то не очень хорошее.

– Причем бывает, что осознанно идешь, хотя знаешь, что не готов.

– Все-таки причащение Святых Таин и вообще литургия – это Царство Божие, явленное на земле. А Царство Божие – это царство любви, а где любовь, там и прощение. И если ты не прощаешь, свою душу затворяешь от любви Христовой. Ты затворил свою дверь от Самого Христа. Как же ты придешь к Нему на таинство Евхаристии?

Поэтому, думаю, выход такой. Когда мы замечаем за собой, что не можем простить человека, а уже идем на литургию, надо просто со стороны на себя посмотреть, увидеть свое внутреннее безобразие, насколько все это противно на самом деле, и от сердца обратиться к Господу: «Господи Боже, помоги мне научиться прощать, исцели меня, грешного, очисти меня, спаси и помилуй того человека, которого я не прощаю». То есть от сердца вот так воздохнуть и помолиться. И когда такая молитва от сердца пойдет, как бы воздыхание пред Богом, будет легче, уже камень спадет с души. А если мы уткнулись в свою обиду, то это уже все-таки духовно опасное состояние. Тогда причащение может быть в осуждение. Я не говорю, что не нужно причащаться, но к каждой литургии надо все-таки побеждать себя.

– Вдруг она последняя?

– Да. Об этом говорил и митрополит Антоний Сурожский: «Если ты священник, то служи литургию так, как будто это последняя литургия. Если ты мирянин, идешь причащаться, то же самое». Представь, что после этого ты расстанешься со своим телом и явишься на суд Божий. Как ты будешь исповедоваться? Вначале же надо исповедоваться в своих грехах. Если тебе после этого придется вдруг расстаться с телом и явиться на суд Божий, тут надо очиститься от всех своих грехов и, конечно же, всех простить.

То, что Вы процитировали, и то, о чем мы говорим, – это по большому счету самый легкий путь к спасению нашей души. Мы просто часто об этом не задумываемся, как бы мимо себя это пропускаем. Ведь Спаситель говорил: «Прощайте – и прощены будете». Насколько это великое благо души – быть прощенной. Она уже не будет проходить мытарства, где души истязают падшие духи в каких-то грехах, она уже свободна от Страшного суда. А за счет чего? Только за счет того, что прощает других, не держит ни на кого зла.

Если ты не держишь ни на кого зла, в тебе уже и нет зла. Задумайтесь: держать на кого-то зло – это значит, что внутри тебя зло. А прощать – это не держать зла, внутри нет ничего темного, мрачного, что тяготит. Это на самом деле огромная свобода, это радость души. Это и спасение. То есть секрет спасения очень простой.

– Вопрос телезрителя: «Человек часто жалуется на самого себя и не может себя простить. Как простить самого себя?»

– Чрезмерно изъедать себя тоже не нужно. Потому что это форма уныния, это определенная духовная ловушка. Когда человек начинает себя изъедать, он теряет силы к реальным духовным действиям. Вместо того чтобы работать над собой, он изъедает себя. И святитель Игнатий (Брянчанинов) говорил так: «Нужно не только снисходить к немощам ближних и понимать, что люди несовершенны (поэтому наши ближние допускают какие-то проступки), но и к своим собственным немощам тоже надо подходить со снисхождением».

Надо понимать, что мы несовершенны, мы не можем жить свято. Даже когда очень хотим – не получается. Пытаемся, но все равно претыкаемся, где-то погрешим против другого человека, где-то кого-то подведем, где-то какие-то помыслы проскакивают, что-то недолжное подумаем. И нужно понимать, что это наше несовершенство, которое тоже нужно принять: «Да, я вот такой несовершенный, я такой недостойный; прости меня, Господи». От сердца это произнести: «Господи Боже, прости меня, грешного».

Как благоразумный разбойник на кресте молился, так же и мы должны молиться. Мы недостойные, мы разбойники, но Господь посылает нам какой-то свой жизненный крест, наша задача не роптать в отношении этого креста, принимать его (это достойное по делам нашим), но и молиться, чтобы Господь нас простил, а не изъедать себя. Когда мы изъедаем себя, мы думаем, будто можем поступать вообще безукоризненно. А это ошибка, это заблуждение, мы не можем поступать безукоризненно. Поэтому надо просто признать свою греховность и несовершенство, молиться Господу даже Иисусовой молитвой: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного. Я грешный, но Ты меня, Господи, помилуй».

– А почему мы просим прощения у Бога? Разве Богу нужно наше прощение?

– Богу нужно, чтобы мы к Нему обращались. Это однозначно. Господь сотворил человека для того, чтобы он был с Богом. Неужели Господь сотворил человека для того, чтобы мы в ад попали? Ад Господь не творил, это уже плод злодеяния, во-первых, сатаны, падшего ангела, а потом уже и падших людей. Человек – образ Божий, и образ призван тянуться к своему первообразу, отражать в себе что-то Божие. То есть должна быть взаимосвязь человека и Бога. Поэтому, конечно же, воля Божия такова, чтобы мы обращались к Богу. А обращение к Богу – это прежде всего когда открывается наше сердце.

У нас есть внутренний мир – душа, мы носим какие-то сокровенные мысли, есть какие-то жизненные чаяния. И когда мы этот внутренний мир открываем навстречу Богу, обращаемся к Нему от самого сердца, это важно. А мешают нам наши грехи – заслоны на пути к Богу. Сами мы не можем их разрушить, и чтобы они порушились, нужно обращаться к Господу. С помощью Божией только и можно их преодолеть.

Ведь даже когда мы идем на исповедь, это тоже обращение к Богу, это не психотерапия, когда два человека поговорили друг с другом. Иногда бывают нужны психологи, чтобы по-дружески с ними поговорить, тогда снимаются какие-то жизненные проблемы. Но для того чтобы ушли грехи, чтобы душа все-таки освободилась от греховных уз, нужно обращение к Богу. И на таинстве Исповеди мы обращаемся к Богу. Священник обращается к Богу о кающемся грешнике, и благодатью Божией узы греха разрушаются. Так что, конечно же, Господу угодно, чтобы мы обращались к Нему.

– Вот прекрасно понимаешь, что надо просить прощения, бороться, обращаться к Богу, но не можешь, этот адский пламень разгорелся. К кому тогда обратиться? Может, реально сходить к психологу? Что сделать?

– Психологи тоже иногда дают неплохие советы. Психология – это как бы наблюдение за жизнью. И отсюда формулирование каких-то общих законов человеческого поведения. Психолог может снимать какие-то стрессы, но если христианин ведет внимательную духовную жизнь, если у него есть духовник, то, думаю, ему необязательно ходить к психологу.

Другое дело, что некоторые обиды проходят с годами. Не надо ждать от себя совершенства. Святые отцы пишут: если ты на кого-то обижен, молись о нем. Мы, бывает, молимся, молимся об обидчике, а обида все равно не проходит. Почему так? Потому, что это наступает вместе с твоим общим духовным возрастанием.

Также некоторые плотские искушения кого-то могут длительное время одолевать, и человек ничего не может поделать. Только с годами, когда идет его общее духовное становление, он становится ближе к Богу и как-то смиряется пред Ним, уже на себя не надеется; тогда в нем начинают ослабевать его страсти. И если он кому-то позавидовал, зависть уже не так проявляется.

И обида может уйти со временем, по мере духовного возрастания человека. То есть нужно на какой-то период времени принять, что я немощен, мне не хватает силы быть свободным от этой обиды. Я, конечно, прошу: «Господи, помоги», я молюсь о том человеке, и со временем Господь действительно подает эту свободу. То есть мы проходим такие жизненные этапы, а потом, может, даже видим, что этот человек вовсе и не пытался нам досадить, просто мы неправильно его поняли. Или на самом деле мы обижены только потому, что зациклены на себе, потому что во всем хотим какой-то своей пользы, своей выгоды.

Допустим, кто-то нам грубо ответил. А может, у него в семье какая-то беда, ему не до того, чтобы сейчас другим помогать, ему самому плохо, о нем надо помолиться, а мы на него обижаемся. То есть надо стараться шире смотреть на жизнь. И если мы сразу поддаемся обиде, это показатель нашей неустойчивости, потому нам трудно будет решать какие-то жизненные и профессиональные вопросы, что-то внутри семьи. Если мы не учимся преодолевать обиды, то и с детьми у нас не будет получаться, и на всех мы будем обижаться – это сплошное несчастье.

То есть надо, конечно, работать над собой, принимать скорби или неприятности от ближних как то, через что нужно пройти, и этих людей ни в коей мере не рассматривать как каких-то врагов. По большому счету у нас вообще нет врагов, кроме наших грехов, только наши грехи ввергают нас в ад. А люди, которые нам досадили, может, как раз способствуют тому, чтобы мы в рай попали через эти скорби. То есть они наши помощники на пути в Царствие Божие. А наши личные грехи – это то, что нас влечет в ад, они и есть наши враги. Святые отцы учили так правильно смотреть на жизнь.

– Вопрос телезрителя из Минска: «Я взял на работу друга, долгое время он работал, все было хорошо, и тут я выясняю, что мой друг меня обманывает. Я понимаю, не очень на него держу обиду; в принципе, готов его простить, но, как говорят в народе, доверие теряется один раз и восстанавливается потом очень тяжело. И получается такой выбор: либо мир душевный сохранить и уволить друга, расстаться мирно, либо простить и всю жизнь продолжать его подозревать, что это может у него повториться… Как Вы здесь рассудите?»

– Если этот обман в целом подрывает дело, которому посвящена работа, и ситуацию трудно исправить, то, может быть, даже надо уволить. Многие руководители погорели на том, что набирали друзей, знакомых, думая, что тем самым дело будет поставлено как надо. А друзья и приятели начинали расслабленно трудиться, потому что как бы все свои, можно не напрягаться. В итоге дело страдает, утрачивается ритм работы, отдача от труда уже не та.

Если общее дело, которому посвящена работа, страдает, то, возможно, надо даже как-то отстранить друга от этой работы, но при этом так, чтобы он не остался вообще ни с чем. То есть чтобы непременно он имел какое-то дальнейшее профессиональное применение. Если же это его оплошность, он в чем-то обманул, поступил не как друг, но в целом как работник  может дальше продолжать профессионально трудиться, то надо его простить (в любом случае надо простить). Дружба в чем-то поколебалась, но пусть он дальше работает, если приносит пользу общему делу. Потому что все-таки работа и дружба – это разные вещи, и здесь, конечно, нужны единомышленники, преданные общей идее, чтобы работа шла эффективно.

А то, что дружба поколебалась, через это все проходят, тоже надо это понять. Может быть, это просто определенный этап. Господь нам показывает, что всякий человек ненадежен, да и мы сами на самом деле точно такие же. Просто мы видим несовершенство нашего мира, его надо принять и смиряться пред Богом, что это так. Конечно, уже идеальных отношений не будет, но, по крайней мере, может быть, останутся просто какие-то добрые отношения.

– Если человеку не нужно твое прощение, ты пытаешься с ним как-то договориться, но он просто на тебя злой? И проси не проси – абсолютно никакого результата не будет.

– Но если ему это не нужно, то наша задача быть чистыми пред Богом. К человеку надо относиться в любом случае по-доброму. Дальше уже сама жизнь, может быть, как-то все разрулит. А такое действительно бывает. И я сам тоже иногда наблюдаю: кто-то из прежних знакомых вообще вдруг в какой-то период времени перестает даже здороваться, общаться; ему вообще все равно, есть ты или нет. Ну и ладно, зачем на это обращать внимание, когда очень много дел, которым надо посвятить себя?

То есть не надо досадовать внутри, что они про тебя забыли или им все равно, простил ты или не простил… Твоя задача, во-первых, к Богу идти, созидать добро в своем сердце ко всем людям (неважно, кто  рядом с тобой) и быть преданным своему делу. У каждого есть какое-то свое дело, свое служение, это и надо созидать, а не отвлекаться на то, что кто-то не так к тебе относится. Ну и ладно, что ж теперь...

Бывает так, как в течение суток: в какое-то время мы спим, а в какое-то просыпаемся и уже смотрим на жизнь открытыми глазами. Вот так и в течение нашего жизненного пути: в какой-то период времени мы духовно спим и никого не замечаем, а потом вдруг пробуждаемся (Господь так жизнь поворачивает) и начинаем замечать других людей, они что-то для нас значат. То есть эти люди сейчас просто спят, о них надо молиться, чтобы в нужный момент Господь их пробудил.

– Вопрос телезрительницы из Москвы: «Когда кто-то обидит, можно простить и понять. У меня в жизни были ситуации, когда вроде бы меня обижали, были какие-то неприятности, но почему-то в трудные ситуации именно те люди, на кого я обижалась и кто как бы меня не любил, как мне казалось, всегда помогали. И я поняла, что какой бы негатив я ни воспринимала от людей, они в любой момент могут поступить по-другому; не со мной, так с кем-то. Но у меня такой вопрос. Как быть, когда давно негативно относишься к человеку по каким-то его делам? Вот никак не можешь относиться к нему лучше, хотя пытаешься, а при каком-то обстоятельстве понимаешь, что все равно как было, так и есть. Как поступать в таких ситуациях?»

– Спасибо, что поддержали нашу общую тему и поделились тем, что люди, которые вроде бы нас обижали, на которых мы копили какие-то обиды, вдруг в нужный момент оказываются нашими помощниками и поддерживают нас. Тем самым Господь показывает, что в жизни все бывает очень и очень по-разному; и не нужно никогда полностью разочаровываться в других людях, ибо они вдруг оказываются самыми близкими, самыми востребованными. А то, что когда-то они нам досаждали, так ведь мы и сами тоже когда-то кому-то досаждали в чем-то, просто не всегда это замечаем.

Что касается Вашего вопроса, дело в том, что всегда, к сожалению, есть люди, с которыми у нас не получается выстраивать отношения, не клеится, и все. Тут могут быть разные темпераменты, разные жизненные идеи. Помните, когда апостол Павел совершал миссионерские путешествия, в первом путешествии ему сопутствовали Варнава и Марк, а потом Марк отстал. И во второе путешествие Варнава хотел взять Марка, а апостол Павел считал, что не надо брать во второе путешествие того, кто в первом отошел от их общего пути. Апостол Павел подошел к этому более радикально, и они вынуждены были расстаться, то есть Варнава взял с собой Марка, а апостол Павел направился тем путем, который себе наметил. Произошло вроде огорчение, но все равно и в этом был Божий Промысл, потому что уже проповедь пошла не по одному направлению, а по двум, а дальше – еще больше.

То есть даже у святых людей было недопонимание друг с другом, потому что наш мир очень и очень несовершенен, здесь все идет наперекосяк. И нужно много внутренних усилий, чтобы правильно выстраивать отношения с ближними.  А также всегда будут встречаться люди, с которыми у нас не клеятся отношения. Иногда даже не нужно пытаться себя перегружать: ну, не получается – и ладно.

Главное – не осуждать этих людей, относиться к ним по-доброму, в нужную минуту помочь, а трудиться там, где это получается, и взаимодействовать с теми людьми, с которыми складываются отношения. То есть относиться к этому проще, не нужно ждать от себя идеального отношения ко всем людям, обязательно где-то будут какие-то неприятности. Даже элементарный пример: с кем-то у нас, может быть, отличная дружба, но если вы пригласите этого человека к себе на длительный период жить в дом, то пройдет недели три-четыре – и уже что-то будет не так.

– Выгонишь его.

– Да. Так произошло как раз у известного путешественника Кука, которого съели аборигены. А что произошло? Это Гавайские острова. Люди приплыли, их приняли хорошо, все было отлично, пополнили запасы, потом направились на север, но там не удалось что-то, они вернулись обратно туда же, опять пополнили запасы, пообщались, отплыли… И тут вдруг мачта дала трещину, пришлось третий раз туда возвращаться. И аборигены уже испугались, что их разорят, как-то по-своему это восприняли и напали. В результате Кук погиб. То есть поначалу абсолютное дружелюбие, потом – дружелюбно, но уже с натяжкой, а после уже проснулись негативные чувства. И вот это, к сожалению, у нас, по нашему несовершенству, тоже бывает. Так что прости нас, Господи, что мы такие немощные люди, нужно работать над собой.

– Вам последнее слово в этой программе.

– Дай Господь нам проще относиться ко многим жизненным ситуациям, не усложнять их. Многое не так плохо, как кажется. Если что-то где-то не сложилось, надо просто пройти через этот жизненный этап. Пройдет время, и мы увидим, что Сам Господь вел нас этим путем, чтобы мы стали мудрее, чтобы относились к жизни более трезво.

И, конечно, сердце должно быть открытым прежде всего Богу, открытым и людям, но при этом надо хранить некую осторожность. Не всегда мы можем потянуть абсолютно все просьбы, с которыми к нам обращаются. Иногда ведь бывает, что наберешь себе просьб, чтобы их выполнять, а потом не справляешься и обижаешься из-за этого. То есть нужно в том числе и здесь трезво относиться к самому себе, рассчитывать свои силы. Но в конечном итоге надо прощать любого человека, который причинил нам зло, чтобы через это быть прощенными у Господа Бога.

Ведущий Сергей Платонов

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы