Беседы с батюшкой. В чем состоит настоящая свобода

25 июля 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма иконы Божией Матери "Живоносный Источник" при больнице №26 на улице Костюшко города Санкт-Петербурга протоиерей Евгений Горянчик.

– Тема сегодняшней передачи сформулирована так: «Что такое настоящая свобода человека? В чем она состоит?» Когда мы говорим о свободе человека, то возникает очень много вопросов. Может ли быть человек свободным от Бога? Если человек свободен от Бога, то что же это за свобода? Когда мы думаем о том, что свободу нам дает Бог и Сам Бог сделал нас свободными, то не является ли эта свобода неким ограниченным пространством?

Но, кроме этого, в свободе и в обсуждении свободы у нас есть очень много аспектов, связанных именно с представлением человека XX–XXI века о том, что такое свобода. Это свобода вседозволенности. С другой стороны, есть понимание, которое мы можем определить как свободу в Боге. Давайте мы все это и обсудим сегодня. Поэтому первый вопрос, который я Вам хочу задать: что же такое свобода?

– Как я себе представляю по опыту собственной жизни (когда-то и вне Церкви, вне веры) и по опыту общения с людьми, люди в основном формулируют свободу так: «что хочу, то и ворочу; куда хочу, туда лечу». То есть это свобода в выборе своих действий, свобода перемещения. В связи с этим, конечно, возникает множество проблем, потому что каждый человек проявляет себя своеобразно, так, как он считает нужным. Пересекаются и сталкиваются интересы людей. И вот масса конфликтов, недоразумений, и уже ни о какой свободе говорить не приходится, потому что все страдают от взаимных притязаний, взаимных преткновений. Конечно, это требует какого-то осмысления и решения, это глобальная проблема. В связи с этим появляется институт права.

А если говорить о свободе как о принципе или как об основе бытия человеческого, то, конечно, человек сотворен Богом свободным, об этом мы знаем из слова Божия, потому что Господь сотворил человека по образу и подобию Своему. И человек, если он сотворен по образу и подобию Божию, соответственно обладает такими свойствами и такими качествами, которые приближают его к Богу, делают подобным Ему.

Это мы можем наблюдать прежде всего по внутренней жизни человека. Если во внешней жизни человек ограничен («что хочу, то и ворочу; куда хочу, туда лечу» – это выразительно звучит, но в реальности такого не бывает, человек всегда ограничен и во времени, и в пространстве; и вообще во времени своего земного бытия), то во внутренней жизни человек свободен. Здесь действительно нет границ человеческой фантазии, нет границ человеческим намерениям.

Хотя какие-то границы, конечно, есть. Человек может вообразить только то, что он когда-либо видел; здесь тоже ограничение. Но устремления человеческие направлены к какой-то максиме, и есть целые направления деятельности человеческой – философия, искусство, наука, когда человек рвется в какую-то даль, не имея никаких пределов. Это все говорит о той свободе, которую человек имеет от Бога.

Но проблема заключается в удалении человека от Бога. Иначе говоря, в греховности человеческой природы. Со времени впадения человека в грех, первого непослушания человека Богу (первородный грех), вкушения с древа познания добра и зла поменялся благополучный ход бытия человеческого – и человек стал существом предельно ограниченным. В нем появилась и болезненность, и смертность, и эта греховность, которая проявляется в человеческом эгоизме, в его самости,  его самоутверждении, что приводит к столкновению интересов различных личностей и создает непереносимую, ужасную обстановку, так что жизнь человеческая становится похожа на ад. То есть так, как мы живем, – жить нельзя.

И одна из причин нашего страдания, одна из проблем – это наша несвобода, которая является следствием нашей греховности. Что с этим делать? Как с этим жить? Люди все эти тысячи лет, сколько они живут со времен грехопадения, мучаются и ищут этот выход.  Как жить, для чего жить? Как обрести свободу, как обрести легкость? Мы на заставке видим человека, раскрывшего руки. Мне кажется, эта картина очень ясно выражает стремление человека к парению, к легкости. Как достичь этой абсолютной свободы? Где она?

– Вопрос телезрителя из Белгорода: «Известно, что когда Моисей сорок лет водил народ по пустыне, это было для того, чтобы люди, которые были в рабстве, забыли об этом; чтобы родилось новое поколение и пришли в новые земли уже свободные люди. У меня вопрос о России. Двести лет крепостного права, холопское состояние. Еще Некрасов говорил: "Люди холопского звания – сущие псы иногда…" Люди, впитавшие психологию холопов, могут ли потом быть по-настоящему свободными?»

– Конечно, идея своеобразная, интересная в своем роде. По-разному можно оценивать объективную жизнь человека. Действительно, мы сейчас вроде бы такого рабства в грубом выражении не наблюдаем. Хотя есть определенная зависимость от работодателя или от банка, кредита, от многих социальных условий. Эта зависимость в разные времена имела разные формы и степени. Я так думаю, что и во времена Моисея были рабы, их отпускали на свободу каждые пятьдесят лет даже в среде иудеев. А что касается иноплеменников и других стран – понятно, рабство имело место.

Мы сегодня и собрались в студии, чтобы обсудить вопрос, что такое свобода, как нам быть свободными и как реализовать наше устремление к абсолютной свободе. Человек по природе стремится к максимуму. Если что-то есть, то давай ему это до конца. В связи с этим я бы хотел сделать акцент на таком моменте, что все-таки дело не в свободе. Человеку нужна не свобода, а Царствие Небесное. Мне кажется, что большая проблема нашего общества (в том числе крещенных в православной вере) в том, что мы до конца не осмысляем это понятие Царства Небесного. Если бы мы ясно себе представляли ценность этого явления, мы многие проблемы своей жизни, многие проблемы взаимоотношений успешно решили бы.

В связи с этим я обращаю внимание на слово апостола Павла. Он пишет, что Царствие Божие – это не пища и не питие, но правда, мир и радость. Когда эти три явления бытия присутствуют одновременно в жизни человека, переживаются им, усваиваются, это и есть некий комплекс таких явлений, который создает для человека условия максимального благополучия. Какое же неблагополучие, когда у человека радость?

Но радость радости рознь. И настоящая радость не может быть без мира, то есть без покоя и гармонии, без состояния, когда у человека нет страданий. То есть мир и радость – эти два явления вместе. Радость без мира невозможна, и мир без радости тоже. Есть покой, гармония, только нет радости – кому это нужно? Это неприятное состояние, даже страшное. Мир и радость. Но важно, чтобы при этом была правда, то есть чтобы это было действительно подлинно, справедливо, законно. И когда это все присутствует в нашей жизни, это то благополучие (или Царство Божие), к которому мы должны стремиться.

С другой стороны, для этого мы и созданы, и Господь наш Иисус Христос явился сюда, чтобы вести нас в это Царство. Он и говорит, что Царство Божие внутри нас, то есть радость, мир и правда должны быть неотъемлемым свойством нашей жизни.

– Мы понимаем эти действительно очень простые и очевидные вещи. Но вспомним такой замечательный лозунг французских революционеров: «Свобода – равенство – братство». При этом сколько крови было пролито на гильотинах во Франции… И сейчас, когда мы смотрим на современное состояние общества, все говорят о том, что самая главная ценность современного мира – это свобода. Мы уже зачастую термин «свобода» воспринимаем как удивительно красивый сам по себе, потому что нам хочется быть свободными и дышать легко, радоваться. Можно вспомнить литургию, когда священник говорит нам: «Мир всем». Это же означает: «Примиритесь, помиритесь, обрадуйтесь, оставьте все свои страсти, всё оставьте; мир вам».

– Он желает Царства Божьего всем.

– Да, именно так. Но при этом почему в нашем обществе так искажен даже сам смысл свободы? И в этом случае свобода от чего и от кого?

– Дело в том, что мы все равно так или иначе должны оттолкнуться от цели нашей жизни. Потому что свобода – это способность человека реализовать свое желание, свое стремление. И если все-таки человек стремится к какому-то максимальному благополучию (а по своей природе он стремится к благополучию, никто ведь не желает себе дурного), если это благополучие он видит как Царство Божие (мир, радость и правда), то, соответственно, усилия его воли будут направлены на это – и свобода будет реализовываться.

Но речь идет о препятствиях на этом пути самореализации человека. Конечно, это греховность человеческая (об этом мы уже говорили). Грех помрачил человеческую природу и растерзал, разорвал ее устремления. И человек, вместо того чтобы стремиться к максимальному благополучию, ограничивается какими-то земными, порой низменными пристрастиями. Соответственно, направляет усилия своей воли не туда.

Плюс еще он, будучи пребывающим в таком греховном состоянии, преисполнен всевозможными страстями, которые являют страдание, лишают человека той самой свободы. Он не может действовать правильно, чтобы достичь какой-то вожделенной цели. Таким образом, мы получаем очень страшное состояние человека, человечества, когда, с одной стороны, он к чему-то стремится, а с другой стороны, не может этого достичь. С одной стороны, он что-то уже предощущает, стремится к какой-то высшей, абсолютной свободе, а с другой стороны, путается и не имеет сил этого достичь, потому что виной всему грех.

В связи с этим хочу еще раз процитировать апостола Павла: Когда вы были рабами греха, тогда были свободны от праведности. Какой же плод вы имели тогда? Такие дела, каких ныне сами стыдитесь, потому что конец их – смерть. Но ныне, когда вы освободились от греха и стали рабами Богу, плод ваш есть святость, а конец – жизнь вечная (Рим. 6, 20–22).

– Вопрос телезрителя: «Есть ли в Библии прямые указания на запрет употребления наркотиков? И про свободу: человек подобен Богу, если он свободен при рождении. В своей жизни он совершает много грехов. Можно ли так сказать, что свободными могут быть только дети?»

– О детях Господь сказал, что таковых есть Царство Небесное. Если говорить о Царстве Небесном и о детстве, то действительно человек в детстве воспринимает жизнь каким-то светлейшим, наилучшим образом. И все лучшие представления о земной жизни у человека, конечно, из детства. Видимо, это связано с тем, что в детстве человек еще не согрешил столько, сколько согрешил потом. И эти детские впечатления важны, потому что все последующее время жизни и все последующие успехи человек соотносит с опытом детской радости.

– Но именно в детстве мы всегда ощущали себя самыми несвободными людьми. Мама заставляет мыть посуду, папа говорит что-то... Нам в детстве казалось, что мы все-таки самые несвободные люди, и мы хотели, наоборот, стать взрослыми для того, чтобы быть свободными. В связи с этим у меня есть еще один вопрос. Вспомним ситуацию с Каином. Он был свободен; более того, Господь сказал, что никто его не тронет. Что сделал Каин? Он стал строить «огород», то есть стал отделяться.

– Это говорит о том, что он уже не был свободен.

– Да, про это и речь. Вроде бы он был свободен, но каково его собственное осознание своих грехов?..

– Вы правильно отмечаете – самоосознание. У нас есть такой термин (сейчас, к сожалению, мало употребляемый) – совесть. Сейчас мало говорят о совести, а если и говорят, то в таком смысле – добросовестный налогоплательщик. В основном о совести у нас как-то не слышно. Тем не менее совесть есть.

И что важно? Я спрашивал людей разных культур, носителей разных языков: есть ли у вашего народа на вашем языке выражение «самые страшные муки – это муки совести»? Все говорят, что есть. И каждый на своем языке как-то выражал эту идею. Ведь совесть – это неотъемлемая часть человеческой природы, это же нравственный закон Бога. И именно совесть, с одной стороны, указывает человеку на то, как он может и должен действовать, а с другой стороны, совесть лишает человека и свободы. Потому что именно тогда, когда человек преступает через совесть, у него появляется страх как у Каина и он лишается способности радоваться. То есть он лишается Царства Небесного, у него появляется стыд.

Таким образом, совесть – это индикатор добра и зла в человеке; с другой стороны, это и наказание. Иначе говоря, через совесть мы страдаем; соответственно, лишаемся и свободы, потому что лишаемся радости. Вот о чем надо думать и говорить, когда мы говорим о свободе. То есть в своем стремлении к благополучию человек должен выбрать лучшие пути и цель ставить максимальную – достичь максимальной радости, максимального мира. Соответственно, этот путь, который приведет его наилучшим образом к миру и радости, – и будет путь свободы. А грех делает человека несвободным.

Каким образом мы можем представить грех? Все православные христиане знают, что грех – это ошибка, промах мимо цели. Все уже прочитали и святоотеческие книги, и комментарии к Священному Писанию. Грех – это искажение истины, это повреждение природы, ее искажение, это вопреки здравому смыслу, вопреки нормам, которые объективно существуют в этом мире. Поэтому грех лишает человека свободы и приводит его к состоянию болезненности и смертности. А здесь уж мы совершенно не вольны: и болеем, и умираем; какая тут свобода?

– Совершенно верно. У меня есть еще один вопрос. Мне всегда казалось (если вспомнить предательство Иуды), что в любом предательстве есть путь покаяния. И предательство апостола Петра – это не предательство апостола Иуды, потому что Петр покаялся и каялся всю жизнь, и даже его тень исцеляла людей. Мы понимаем, что если бы вера наша была хотя бы с горчичное зерно, мы могли бы творить невероятные чудеса. Соответственно, веры у нас, наверное, совсем мало; может быть, даже вообще только какие-то следы.

Но при этом возникает вопрос: может ли человек, признав свою греховность, не имея возможности преодолеть такие страсти, как наркомания, алкоголизм, преодолеть их только по покаянию? Я сознаю свой грех и говорю: «Господи, я грешен, помоги». Достаточно ли этого для того, чтобы справиться с грехом? Или мне нужно ограничение моей свободы настолько, чтобы преодолеть этот грех уже с помощью какого-то вмешательства?

– Еще одна тема, открывающая вид нашей несвободы, – зависимость от психоактивных веществ. Самое распространенное психоизменяющее вещество – это алкоголь, легальный наркотик, который, к сожалению, очень распространен. Да, я убежден: если человек сильно уверует в Господа Бога, если он усердно Господу помолится, Господь избавит его от беды. Но как Он будет избавлять, как будет спасать человека от этой несвободы – это уже известно одному Господу Богу.

– Мы сейчас поговорим об этом вплоть до конкретных шагов, которых, насколько я понимаю, двенадцать.

Вопрос телезрительницы из Воронежской области: «У меня такое понятие. Свобода существует только при выборе: верю ли я в Бога или во что-то другое. Когда я начинаю верить в Бога, подчиняюсь воле Бога. Поэтому апостол Павел сказал: "Кто вы? Вы глина, Господь – горшечник". Смирение никак не ассоциируется с моей свободой. Я должна смириться. И много такого, что у нас совершается по вере. Итак, я не хочу быть свободной, поэтому я верую в Бога».

– Мне кажется, здесь есть какая-то логическая ошибка: я не хочу быть свободным, поэтому я верю в Бога. Другого пути, способа достижения свободы, кроме как обращения к Богу и через это преодоление своей греховности, – не существует. Совершенно очевидно: либо человек полностью разрушается и входит в состояние полной деструкции (и физической, и психической) – и это его ад, либо он обращается к Богу и с Божьей помощью восстанавливает единство прежде всего с самим Творцом, с Господом Богом – и восстанавливает целостность своей природы. Именно ради этого явился в мир Господь наш Иисус Христос, чтобы исцелить нас, чтобы мы через Него обрели вечную жизнь и вечную радость, то есть Царство Божие.

А что касается темы зависимости от психоактивных веществ, то здесь нужно иметь в виду, что наша болезненность настолько тяжела, наша греховность настолько глубока, что человек, наверное, только и может, помолившись Богу, обрести исцеление. Но беда в том, что он помолиться не может. Человек, находящийся в зависимости от психоактивных веществ, не понимает слов, обращенных к нему. Он все истолковывает через призму своей болезни. Поэтому для того, чтобы человек дошел до Бога, дошел до покаяния, сначала нужно много с ним поработать, привести его в состояние более-менее здравого сознания, чтобы он адекватно реагировал на обращенные к нему советы и слова.

В связи с этим требуется много усилий, и здесь нужны усилия специалистов, здесь должны работать наркологи, психологи и целая группа узких специалистов. Но где их взять? Ведь их работа недешево стоит. Каким образом мы найдем такие клиники? Нужны какие-то помещения.  

Поэтому, думаю, есть спасательный круг, который Бог подает нашему обществу, нашему народу, погрязшему во всевозможных зависимостях. И не только алкогольно-наркотических; есть игровая зависимость и масса других.

Еще одна тема недостаточно раскрывается – о родственниках зависимых людей. А дети, выросшие в семье, где родители употребляли алкоголь и наркотики? Таким образом, проблема очень большая. И где нам найти столько специалистов, столько клиник? Где эти больные люди найдут деньги, чтобы можно было осуществить какую-то терапию?

И вот Господь посылает нам такой спасательный круг – это программа «Двенадцать шагов». На мой взгляд, это просто уникальное явление, совершенно изумительное, когда люди, не вкладывая практически никаких материальных средств, могут совершенно реально и эффективно, надолго или на всю жизнь обрести свободу от зависимости.

– Какой будет первый шаг?

– Первый шаг – признание проблемы. То есть: у меня есть проблема, есть зависимость, я болен.

– Это признание кому? Себе?

– Прежде всего себе, конечно же. Первый шаг – человек должен сам осознать наличие проблемы. Дальше внутренняя работа продолжается, человек видит, что никто ему не может помочь. Обычно люди сразу не могут это понять, испытывают многие способы преодоления зависимости, обращаются к различным специалистам и к батюшкам в храм. Это правильно, хорошо, но, к сожалению, священники не всегда могут правильно отнестись к зависимому человеку и не всегда могут оказать ему адекватную помощь. Так или иначе человек приходит к пониманию, что ему никто не может помочь.

– То есть он должен понимать, что он один на один со своей бедой.

– Да, и выхода у него никакого нет, он не знает, что делать. Но выход-то есть, этот выход – обращение к Богу. Хоть как-нибудь человек вспомнит Бога, хоть как-нибудь позовет Его – Господь обязательно откликнется и подаст руку помощи. А рука помощи в том, что нужно найти сообщество людей, которые имеют опыт преодоления зависимости.

– То есть они сделали чуть больше двух шагов?

– Да, первые шажки уже выводят человека из состояния отчаяния и непонимания, как ему дальше действовать. Итак, первое – это понимание того, что у меня есть проблема; второе – нужно понять, что никто мне помочь не может; третье – обратиться к Богу и следом найти группу программы «Двенадцать шагов». Там собираются люди, единомышленники, которые имеют опыт преодоления зависимостей; они с радостью встретят этого человека и расскажут ему обо всем, о своей жизни, поделятся с ним драгоценным опытом. И это будет терапевтическая группа по преодолению зависимости. Вот так просто.

– Меня все время в этом удивляет вот что. Это общее дело. Как у нас переводится «общее дело»?

– «Литургия».

– Совершенно верно. Я не так давно был в одном из православных реабилитационных центров в нашей области, и меня поразила одна вещь. Там действительно не просто алкоголики, а наркоманы, которые проходят курс даже не реабилитации, а лечения. Но там есть совершенно удивительный момент. Я спросил у настоятеля храма: может ли человек уйти из этого центра? Он говорит: да, конечно, в любой день он может уйти. Более того, он может вернуться даже два раза. Может один раз уйти – вернуться, второй раз уйти и вернуться, но на третий раз ему уже будет отказано в помощи, потому что человек сам отказывается от этой самой помощи.

Но думаю, что и в третий раз его опять наверняка встретят. Как раз по этому поводу у меня и вопрос. Наши реабилитационные центры в представлении многих людей – это некий рабовладельческий строй, в котором людей используют в качестве бесплатной рабочей силы и через труд освобождают. Как в концлагерях был такой лозунг: труд освобождает. То есть именно таким образом как бы и происходит реабилитация. Можно каким-то образом развеять этот миф?

– Речь идет не о мифе, а о реальности. Действительно, существуют такие «реабилитационные центры» (в кавычках), которые даже могут иметь вывеску православных.

– Да, к сожалению.

– А в реальности – действительно бесплатный труд людей, которые производят сельхозпродукцию и как будто бы реабилитируются. Что интересно, иногда какие-то результаты и бывают, тем более там люди общаются с теми, кто имеет какой-то опыт трезвости. Но в целом, к сожалению, бывают такие ситуации, когда это именно в такой вульгарной, грубой манере типа концлагеря.

Но мы не об этом говорим. Недостатков и недоразумений в этой системе реабилитации множество. Мы сейчас говорим о позитиве. Мы сейчас ищем пути свободы. Нам нужна такая свобода, которая позволила бы нам вечно жить и вечно радоваться. Эта свобода дается Господом нашим Иисусом Христом. Но путь к этой свободе часто через такую реабилитацию, которую представляет нам программа «Двенадцать шагов».

Я хочу сказать, что эта программа универсальна, пригодна для всех видов зависимостей и созависимостей, то есть помощь может быть оказана и родственникам, а они тоже страдающие и больные люди. Эта же программа может быть терапевтической в решении проблем и внутрисемейных взаимоотношений.

Мне кажется, что у нас (в частности, в нашем городе) недостаточно внимания уделяется этой программе, часто люди не осведомлены о том, что это такое, и иногда имеют даже ложные представления о программе «Двенадцать шагов». Они где-то почерпнули такую информацию, что программу характеризуют как какую-то религиозную секту или что это агент иностранного влияния. Но ничего подобного мы там не наблюдаем. Мы видим только лишь способ психотерапии.

Это психотерапевтическая программа. По классификации различных видов психотерапии мы можем выделить такой способ психотерапевтического воздействия, как групповая психотерапия, когда работа психотерапевта ведется с группой пациентов. Частный вариант – это группа взаимопомощи как психотерапевтическая группа, но с ней не работает специалист, а именно сама группа из своей среды выбирает лидера, который организует ход собраний. А в процессе работы люди делятся опытом решения собственных проблем; таким образом, все вместе решают какую-то общую проблему, набираются здорового оптимизма и социализируются.

– Когда несколько человек, легче справиться с проблемой каждого, нежели одному везти на себе весь воз своих проблем.

Телезрительница: «Вы говорите про настоящую свободу. Я вот подумала, что настоящая свобода – это, наверное, та, когда Божья воля совпадает с твоей волей, то есть ты принимаешь Божью волю как свою. Я хотела рассказать такой случай из своей жизни. Я много лет курила и не могла от этого освободиться, и только когда я поняла, что этим самым я оскорбляю Бога, я так сильно плакала! Просто в один день бросила. И настолько сразу стало легко и радостно! То есть Его волю я приняла как свою, я поняла, что курение – это оскорбление Бога».

Это очень хороший пример, потому что действительно мы часто не пускаем Господа в свою жизнь. Мы говорим о Господе, считаем себя верующими людьми, но допустить Господа в свою жизнь как бы боимся. Хотя просим: «Прииди и вселися в ны и очисти ны от всякия скверны; и спаси, Блаже, души наша». Мы просим, чтобы Он пришел. Может ли человек допустить Господа в свою жизнь просто по своей собственной воле?

– Обязан. Если он стремится к свободе, он должен обратиться к Богу. Об этом мы и говорим. Вот телезрительница рассказала, как она избавилась от зависимости, помолившись Господу; таким же образом и многие другие проблемы человек решает. Обращение к Богу есть призыв благодати Божией, призывание Бога в свою жизнь.

Но я хочу сказать еще о таком определении свободы. Если совесть – это нравственный закон, который содержится в человеческой природе, то, таким образом, получается, что человек по-настоящему свободен тогда, когда он легко поступает по совести, то есть  действует так, как ему велит совесть. Вот здесь проблема. Нам трудно услышать голос совести и трудно поступить по совести. А через покаяние, через причастие Тела и Крови Иисуса Христа, через жизнь по опыту святых угодников Божиих мы как раз учимся и слышать голос совести, и поступать так, как нам велит Господь.

– Может ли человек убить в себе голос совести?

– Нет. Совесть неуничтожима, она всегда будет обличать наш грех. Это наш ад. Я думаю, выражение «самые страшные муки – муки совести» нужно сделать чаще употребляемым в среде нашего народа. И мы сможем таким образом преодолеть много проблем, изжить много недоразумений и достичь хороших успехов, прежде всего в жизни блаженной и вечной.

– То есть совесть убить нельзя?

– Нельзя.

– И даже если выпить цистерну водки, все равно ее убить нельзя?

– Невозможно.

– И образ Божий в себе нельзя убить?

– Вопрос в том, что человек может не слышать голос совести. Совесть-то его мучает, но когда исчезнут все фильтры, которые препятствуют человеку услышать голос совести (а они обязательно исчезнут), тогда совесть будет неизменно и страшно человека обличать.

– Мы знаем о том, что человек, который подвержен греху пьянства, не может достичь Царства Небесного. Так ли это?

– Да, пьяницы Царствия Божьего не наследуют, так говорил святой апостол Павел. Это совершенно понятно.

– То есть получается, что пьянство и наркомания...

– …просто удаляют человека от Бога.

– Но человек может к Нему вернуться?

– Да, может. Об этом мы и говорим: через признание проблемы, через обращение к Богу, через покаяние, конечно, человек возвращается к Богу. Но искаженное, измененное сознание делает человека настолько удаленным от Бога, что обращаться с проповедью к таким зависимым людям напрямую совершенно неэффективно и непродуктивно.

– То есть если все-таки голос совести пробьется через состояние постоянного опьянения и скажет человеку, что у него проблема, а он услышит этот голос, то это начало пути?

– Да, начало пути.

– Но до того как человек сделает этот шаг, ничего сделать нельзя?

– Пока человек не признает наличия у него проблемы, мы помочь ему не сможем.

– Я Вас прошу благословить наших телезрителей, чтобы они преодолели, может быть, какие-то свои страсти.

– Господь да благословит наших зрителей миром, радостью и даст им силы для того, чтобы преодолеть все зависимости. И да даст им свободу.

Ведущий Глеб Ильинский

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма во имя Анастасии Узорешительницы в Теплом Стане (г. Москва) протоиерей Александр Ковтун. Тема беседы: «Праздник Преображения Господня».

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы