Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

31 марта 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает кандидат богословия, проректор по учебной работе и преподаватель Николо-Угрешской духовной семинарии, автор многих книг, публикаций и докладов о смысле и значении православной веры священник Валерий Духанин.

– Отец Валерий, как только я с Вами встречаюсь, первым делом беру благословение. Порой замечаю, что это становится машинальным. Как приветствие. Зачем все-таки нужно брать благословение? Почему нужно складывать руки именно так? Какой смысл в этом вообще? И как получить от этого пользу, а не вред? Конечно, само благословение имеет огромное духовное значение. Мы ставим целью приобщиться благодати Божией через молитвенное призывание ее священнослужителем, который осеняет нас крестным знамением и говорит: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа; аминь»; или: «Господь благословит».

А тот, кто берет благословение, складывает руки крестообразно, тем самым символизируя Крест Христов. Благодаря этому символическому изображению он стремится воспринять Божию благодать. Но у нас, видимо, так сложилось, что часто мы уже воспринимаем это как какое-то бытовое приветствие, даже уже на таком уровне: «привет, как дела?» И не ощущаем того глубокого духовного значения, которое содержит в себе благословение. Поэтому иногда, конечно, нужно останавливаться и подумать, стоит ли наспех все время на ходу бросаться вот такими словами: «Благословите» – «Бог благословит». Или подойти к этому более сознательно? Конечно же, духовная жизнь предполагает более осознанное отношение. Часто мы говорим такие фразы: «Помогай Бог» или «Спаси, Господи» и так далее. Не произнесение ли это имени Бога всуе?

– Да, я как раз об этом и хотел сказать. Когда сакральные слова сопровождаются чисто таким вот будничным отношением, они теряют свой духовный смысл. И уже идет нарушение заповеди о благоговейном произнесении имени Божия. Тут мы произносим это действительно всуе, то есть погрешаем против имени Божия. Из-за этого, может, и оскудевает наша вера. То есть вроде бы мы считаем себя верующими, произносим какие-то духовные слова, но на деле (в сердце)  оказываемся от этого далеки, потому что не вкладываем в это внутреннего значения. Я думаю, надо почаще останавливаться и думать. Лучше промолчать. А если произносишь священные слова, то, конечно, с соответствующим отношением.

– Вопрос телезрителя: «"Крещение Иоанново откуда было: с небес или от человеков?" Фарисеи ответили: "Не знаем". И Господь Иисус Христос отвечает: "Тогда и Я вам не скажу, какой властью это делаю". Но ведь ответ "не знаю" нормальный, можно даже сказать – православный ответ. Здесь нет ни превозношения, ни тщеславия, ни гордости. Почему же Господь этот ответ не принял?»

– Потому что фарисеи в данном случае лукавили. Они не пытались получить от Господа ответ, а пытались Его поймать в словах – и Спаситель ставит их в такую безвыходную ситуацию. Если бы фарисеи сказали: «не от Бога», – вызвали бы негодование народа (народ почитал святого Иоанна Крестителя как пророка Божия). А если бы они сказали, что крещение Иоанново было от Бога, тогда Спаситель сказал бы: «Почему же вы тогда ему не поверили? Ведь он свидетельствовал о Христе и ученикам прямо показывал: "Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира"». И именно сам святой Иоанн Креститель видел Духа Святого, сходящего на крестившегося Спасителя в виде голубя, и засвидетельствовал об этом: «Я видел Духа Божия, сходящего на Него». В данном случае, конечно же, фарисеи не то чтобы не знали и как незнающие вопрошали. Они хотели найти повод осудить Спасителя. Они в этой ситуации просто растерялись, потому что их коварный замысел (попытка поставить Спасителя в тупик) закончился провалом, поражением.

– Батюшка, конечно же, нельзя обойти сегодняшний день в церковном календаре. Это особый день – Крестопоклонная неделя. И у нас церковный порядок предусматривает ее как раз во время Великого поста. Почему  так? Ведь есть Воздвижение Креста Господня, Изнесение Честных Древ.

– На самом деле эти праздники очень созвучны друг другу. Если подходить исторически, то было конкретное событие, которое положило начало Крестопоклонной неделе. Это возвращение Честного Креста Господня в Иерусалим. Дело в том, что в начале VII века Иерусалим был захвачен персами, хан Хозрой увел в плен очень многих христиан, в том числе патриарха Иерусалимского Захарию. И Крест Христов, как самая главная святыня христианского мира, был тоже увезен туда. Император Ираклий вел достаточно длительную борьбу с персами. В марте 1631 года удалось победить персов и вернуть Крест Христов. Причем Ираклий лично нес Крест Господень на себе, когда вносил его в Иерусалим.  

Но в те времена дни Великого поста еще формировались, поэтому было принято решение такое грандиозное событие соединить с воскресным днем. И этот воскресный день в каком-то смысле полагает середину Великого поста. То есть Крестопоклонная неделя (начиная с воскресенья) является центральной внутри Великого поста. И мы стали в это вкладывать духовный смысл: Крест Христов укрепляет нас на духовном пути к Страстной седмице, когда мы будем вспоминать страдания Господа за грехи людей, как Он шел на эти крестные страдания. И сейчас для нас Крест Христов является  надеждой, духовным утешением.

Вообще иногда спрашивают: какой в этом смысл? Почему везде изображается распятие как, скажем, умерщвление? Но для нас Крест Христов – это проявление Божией любви. И в середине Великого поста он полагается пред нашим взором для того, чтобы мы тоже увидели, что в центре духовной жизни должна быть любовь. Мы отталкиваемся от того, что Сам Господь проявил к нам любовь, пострадав за наши грехи.

Интересно еще отметить, что в древности начиная с этого момента оглашенные проходили уже особый курс подготовки ко крещению, чтобы принять крещение в Великую Субботу накануне Пасхи Христовой. И в наши дни, именно начиная со среды, на Крестопоклонной неделе уже на литургии Преждеосвященных Даров будут особые молитвенные возглашения о тех оглашенных, которые готовятся в скором времени принять крещение. Тут мы видим, что совмещаются и исторические, и духовно-богословские смыслы – Божий Промысл охватывает все.

Во многом Крест Христов напоминает нам заповедь Спасителя: «Кто хочет со Мной быть, отвергнись себя, возьми крест свой и следуй за Мною». То есть если мы хотим быть вместе со Спасителем, с Господом, мы должны отвергнуться своих низменных греховных пожеланий, взять на себя крест (как какие-то ниспосланные трудности нашей жизни) и всецело последовать за Господом.

– Но это легко сказать: последовать за Господом. Мы все – достаточно знающие, образованные. Однако нам почему-то тяжело это делать.

– У апостола Павла есть такие слова: «В вас должны быть те же чувствования, что и во Христе Иисусе». И эти строки апостола Павла хорошо всегда вспоминать в конкретных ситуациях. Когда наступают какие-то конфликтные ситуации, недопонимание. Когда нам в чем-то отказали и хочется кого-то осудить. Нам бы хорошо представить: а как Сам Христос реагировал в подобных ситуациях, как Он относился к Своим врагам, к тем, кто Его предал? А Сам Он никого не предавал и готов был простить всякого.

Конечно, Христос являет нам наглядно воплощенную любовь. Бог есть любовь. Во Христе любовь воплотилась в самом прямом и конкретном смысле. Потому что Христос – это воплотившийся Бог. И вся Его жизнь представляет воплощенную любовь. Читая Евангелие, особенно заповеди блаженств, Нагорную проповедь, мы можем с этим соприкоснуться и постараться как-то это реализовать в своей жизни.

– Действительно, надо чаще читать Евангелие, там все написано. К сожалению, мы этим пренебрегаем.

Вопрос телезрителя Константина из подмосковного города Электросталь: «Мне в храме одна бабушка (тактично, без обиды) сделала замечание, что во время Господней молитвы "Отче наш" в конце, на словах "и не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого", нельзя накладывать на себя крестное знамение и кланяться. Меня это замечание заинтриговало. Мне всегда казалось, что наложение крестного знамения, наоборот, ограждает от лукавого. Хотелось бы узнать: накладывать крестное знамение в конце этой молитвы или же не надо?»

– Несомненно, надо накладывать на себя крестное знамение. И поклониться, как мы это делаем в конце каждого молитвословия. Это ведь наше молитвенное обращение к Господу. И уже сложилось в богослужебной традиции (и в личной молитвенной христианской жизни), что в конце молитвы мы накладываем на себя крестное знамение и кланяемся Господу. А «Отче наш» – одна из главнейших молитв, она дана Самим Спасителем.

Но не принято креститься, когда священник говорит: «Мир всем». Мы просто кланяемся для того, чтобы быть достойными этого благодатного духовного мира, который преподает нам священнослужитель. Или во время таких возглашений на богослужении, как «Премудрость, про̀сти». То есть это особые моменты, когда нужно внимать Божественной премудрости происходящего священнодействия, когда священнослужители совершают вход, символизирующий либо вхождение Христа в мир, либо таинственную встречу Господа при Его Втором Пришествии, когда Он явится в сопровождении небесных воинств.

И если священнослужитель произносит: «Премудрость, про̀сти», – по уставу  положено не осенять себя крестным знамением. А каждая молитва, конечно, должна сопровождаться крестным знамением. Я думаю, данная бабушка просто из какой-то народной традиции восприняла вот этот не совсем правильный обычай. Поэтому нужно дальше смело креститься, но и бабушку не осуждать.

– Батюшка, но даже если  есть уставные особенности – когда кланяться, когда креститься, греха  же не будет…

– Конечно, это ведь не какие-то существенные нарушения. Просто сложились определенные представления, что, когда и как мы делаем, – для некоего единообразия. И когда в душе есть чувство благоговения, оно выражается через крестное знамение, через поклон…

Или, наоборот, все крестятся, а христианин стоит в храме и молится внутри себя; не нужно его отвлекать, пихать в спину – давай кланяйся или крестись. Он предстоит пред Господом, его сердце открыто Господу. Как он выражает свои чувства, пусть так и будет. Духовная жизнь не умещается в какие-то схемы, ее невозможно уложить в трафареты, потому что это – жизнь. Растение не растет по трафарету, и цветки по строению отличаются друг от друга. Так и духовную жизнь каждого христианина нельзя представлять как шаблонную.

– Вопрос телезрительницы: «Я слышала такое выражение: "В главном – единство. Во второстепенном – свобода. И во всем – любовь". В главном – понимаю, что это соединение со Христом в Духе Святом. "Во второстепенном – свобода". Это что? И о молитве, и о посте, о наших путях к Господу? Вообще – где и каковы границы этой свободы?»

– Это слова блаженного Августина. Он действительно выражает удивительное многообразие путей Господних в нашем мире. Что нельзя все укладывать в одну схему. «В главном – единство» – это именно в том вероучении, которое открыто нам в Священном Писании, что Господь открыл Божественным Откровением. Мы не можем в этом погрешать, потому что слово Божие не какая-то человеческая философия. Господь открывает подлинную истину, в которой нельзя погрешать. Поэтому против догматов Христовых и Вселенских Соборов мы не можем выступать и что-то в них корректировать.

А второстепенное – это как раз все те многочисленные обряды, какие-то литургические особенности, которые зачастую разнятся у разных Поместных Церквей. Допустим, в Иерусалимской Церкви на вечернюю службу не надевают поручи (священные принадлежности облачения, которые надеваются на руки, на запястья и тоже символизируют благодатную духовность), надевают их только на литургию. Это второстепенное, поэтому что тут спорить? В этом – многообразие, а главной должна быть любовь.

К великому сожалению, как раз старообрядческий раскол возник из-за того, что второстепенное стало выдаваться за главное, а любовь исчезла. Посчитали, что спасается только тот, кто держится двоеперстия, и стали провозглашать друг другу анафемы, утратив любовь. Когда уходит любовь, начинают второстепенное выдавать за главное, и гибнет все. То есть не нужно попрекать человека, если он делает что-то не так. Со временем он может сам поменять свою позицию и уже иначе относиться к этому вопросу.

Под второстепенным обычно мы подразумеваем именно какие-то обряды или обычаи. Если вы узнали, что кто-то не читает утренних и вечерних молитв, а какие-то другие (или правило преподобного Серафима Саровского, или какие-то еще), то тоже не надо его попрекать за это. Господь его спасает через эти молитвы. Самое главное – сохранять нам любовь, тогда люди будут недалеко от спасения.

– Мы много постом говорим о том, что должны побеждать всякие страсти. Но постом обычно они увеличиваются. То есть такое ощущение, что как специально все обостряется, начинается много конфликтов и так далее. Мы должны примириться с тем, кто опечалил. Но как быть, когда ищешь прощения, пытаешься с человеком как-то примириться, но не получается? Даже если говоришь: «Прости», – остается огромный негатив.

– А негатив у кого?

– У обоих.

– Надо хотя бы у себя в душе устранить этот негатив.

– Понимаешь, что по духовным законам ты должен сейчас попросить прощения, но никак не получается…

– Тогда надо в этот момент просто увидеть свою немощь и сказать: «Господи, до чего же я докатился! Господи, прости, очисти меня, грешного, укрепи!» То есть каяться в том, что в конкретный момент не находишь в себе силы освободиться от негатива. Увидеть вот эту свою внутреннюю грязь, признать это и покаяться. И тут же молиться Господу: «До чего ж я безобразный человек, оказывается; не могу сейчас ни попросить прощения, ни простить». И вот это будет началом покаяния. И молитва из такого состояния будет иметь огромную силу.

– Даже когда молиться не хочешь? Просто невозможно. Такое бывает.

– Ну, если совсем мы парализованы, то о какой духовной жизни говорить? Ожидать момент, когда хотя бы немножко внутри будет какой-то просвет? Если голову совсем переклинило, то тут и шагу не сделаешь в духовном смысле. Какое уж тут причащение Святых Таин? Но, по крайней мере, можно заставить себя пойти на исповедь, и на исповеди бывает, что душа меняет свое состояние. То есть тут нужно подходить к своему спасению творчески, искать, что пробуждает душу, что способствует нашему внутреннему преображению, что помогает нам преодолевать наш внутренний негатив.

Это, наверное, вообще отдельная тема. Мы привыкли видеть плохое в других людях, вот в чем дело. А почему мы видим в них плохое? Да потому, что мы сами плохие. Хороший человек будет и в других людях видеть только хорошее. А у нас настолько внутреннее око испорчено, что мы везде подмечаем какие-то огрехи, везде своим лукавым оком стараемся увидеть, выискать что-то не то. Заметь в себе это и начни над этим работать. Вот тебе такой-то человек не нравится, а все-таки подумай: ведь Господь дал ему жизнь, призвал к вечной жизни, в нем есть образ Божий. Может быть, ты чего-то не видишь. И наверняка ведь есть люди, которые на этого человека смотрят с любовью. Как его родная мама смотрела на него и радовалась этому ребенку; и надеялась, что у него будет счастливая жизнь. Да, у него какие-то ошибки, грехи, он в чем-то неприятен. Ну а сам я всем ли приятен? И если загляну в свое собственное сердце и собственные мысли – сколько там может оказаться всего грязного и нечистого? И пред Богом, Который видит наши сердца и мысли, может быть, мы еще хуже, чем тот человек, который кажется лично нам неприятным. То есть все время нужно стараться подходить к этому вот так нестандартно. Выискивать, что есть плохого во мне – и что в другом человеке есть хорошего.

– Правильно я понимаю, что как только возникает проблема – начни с себя?

– Совершенно верно. Иначе, перекладывая все на других, потеряешь, погубишь самого себя. Сейчас, конечно, такое время, когда у многих повышенное раздражение, вспыльчивость.

– Весеннее обострение какое-нибудь…

– Или где-то в пробках люди стоят, или еще где-то сталкиваются – тут же вспыхивают. Человека уже просто несет, он выплескивает негатив на другого. И очень важно все время себя контролировать, когда едешь в машине, в общественном транспорте, сталкиваешься с другими людьми. И молиться в мыслях Господу. И за тех людей, которые находятся рядом с тобой, тоже молиться, чтобы Господь и их спас и просветил. Когда мы начинаем молиться за тех людей, которые находятся рядом, мы уже с ними обретаем какое-то духовное единство,  это уже – наша к ним расположенность. Если мы молимся – мы желаем человеку спасения, добра. Что-то начинает у нас внутри пробуждаться теплое. Так что для того, чтобы побеждало в нас добро, нужно начинать с молитвы.

– Вопрос телезрительницы: «У меня два вопроса по молитвам. К причастию вот молитва святого Иоанна Златоуста – объясните, пожалуйста, как "от мысленного волка звероуловлен буду"? Это мне непонятно».

(Далее диалог с телезрительницей.)

– Мысленный волк – это дьявол, который искушает нас. Речь в молитве идет о том, чтобы сохранить себя в чистоте, в предстоянии пред Господом. Чтобы мы не были «звероуловлены» – уловлены, словно каким-то зверем, вот этим мысленным волком, потому что он ищет, в чем нас подловить. Он подбрасывает нам свои мысленные прилоги – чтобы мы осуждали других, чтобы у нас были злые чувства. И как только мы ухватываемся за помысел, данный дьяволом, оказываемся звероуловлены. А этого нам, конечно,  нужно всячески сторониться. Для этого хранить ум свой в чистоте, всегда блюсти свою мысль: куда нас внутри влечет, к добру или ко злу. И тут же ко Господу обращаться с молитвой.

– И из утренних молитв: «Спасе, спаси мя по благодати, молю Тя; аще бо от дел спасеши мя, несть се благодать и дар, но долг паче». Непонятно.

– Тут речь идет о том, что бывают люди, которые думают, что они много совершат дел и что делами можно спастись. А Господь спасает нас благодатью. И спасает даром. Наши добрые дела – это не то, что мы одалживаем Богу, что мы совершили какие-то хорошие поступки, чтобы показать: вот, Господи, смотри, какие мы хорошие. Тут суть в том, что христианин по большому счету и не должен бы грешить. То есть это его прямая обязанность.

Когда у нас рождается ребенок, у нас естественно пробуждаются родительские чувства, любовь, желание всяческого добра нашем чаду. Так и в целом по жизни у христианина ко всему должно быть доброе отношение. Это должно быть естественным; соответственно, дела должны быть добрыми. Но это не значит, что этими делами мы как бы одалживаем Богу, потому Он и обязан нас спасать. Помните притчу? Спаситель говорит: что бы вы ни сделали – говорите, что вы рабы недостойные и сделали то, что должны были сделать. А если вспомнить, сколько у нас у каждого греховных преткновений, то понятно, что спастись делами мы не можем. Мы спасаемся только Божией благодатью.

(Окончание диалога с телезрительницей.)

– А ее тоже нужно стяжать.

– Стяжать, конечно. А это возможно только тогда, когда сердце способно стяжать. Если сердце не открылось Божией благодати – как оно обретет благодать? Когда губка уже наполнена какой-то жидкостью, она уже ничего в себя не впитывает. Так и душа: если она наполнена всяким хламом, какими-то грязными мыслями, то она не может впитать благодать Божию. Нужно выжать всю эту нечистоту из себя. А это происходит через исповедь, через покаяние, когда мы освобождаемся от всего греховного содержания, когда душа наша становится уже более открытой для благодати Божией. И уже благодать Божия сама очищает и преображает душу.

– Столько раз мне посчастливилось здесь задавать вопросы и слышать очень мудрые ответы. Я понимаю, что вся наша жизнь – это сплошной труд. Не столько физический, сколько духовный.

– Нести крест без труда невозможно. Спаситель произносил эти слова (Кто хочет последовать за Мной, возьми крест свой и иди за Мной) еще до Своего распятия. Но в то время уже казнь через распятие была известна; римские войска стояли на территории Иудеи, и уже такая казнь совершалась. И это самая тяжелая казнь – через крест. Осуждаемый нес крест к месту казни, это было крайне тяжело. Поэтому Спаситель в каком-то смысле настраивает Своих учеников: если вы хотите быть со Мною, то возьмите свой крест и идите за Мной. Потому что и Он Сам уже в каком-то смысле несет этот крест.

А Крест Христов в том, что Он подъял все трудности жизни и болезни за нас. Он чист от греха, но Он понес на Себе все тяготы жизни уже с самого младенчества, когда был гоним Иродом, не имел места, где голову приклонить, не имел своего жилья. Как бы сейчас сказали – бомж, нищий, ничего нет. Везде ходит и где-то останавливается на короткое время. Попробуйте жить без своего угла. На подаяние жил. И в то же время Его нравственный авторитет был необычайно высок. Потому что во Христе воплотилась подлинная святость, чистота. И Он подымает ради нас вот этот крест и несет его. И в конце концов Он распят, любовь распята. Из-за нашей ненависти, наших грехов. И мы призываемся безропотно нести свой жизненный крест, трудности, чтобы стать соучастниками Жертвы Христовой, Его крестных страданий и приобщиться Его воскресению.

– Вопрос телезрителя: «Кто-то из святых (по-моему, Феофан Затворник) говорит: "Освящайте все крестом; не только внешнее, но и мысленное". А кто-то говорит, что нужно даже перед собой накладывать крест. К примеру, заходит ребенок сдавать экзамены, волнуется, перед ним мусульманин или иудей. Может он перед собой мысленный крест наложить?»

– Можно крестить хоть кого, крестным знамением осенять. И мысленно, и видимым образом. Другое дело, что мы в каком-то смысле начинаем где-то людей провоцировать. Потому что для них это совсем чуждо, непривычно; кого-то даже обидит. Поэтому лучше, конечно, мысленно. Но не всегда обязательно именно крест мысленно начертить. Главное, чтобы все было с молитвой; себя в руки Божии вверять и с упованием на Господа действовать. Тогда всегда с нами будет благодать Божия – и ничего мы не будем бояться.

В этом смысл – выкинуть все лишние страхи, рядом с нами Сам Господь. Он рассеет все ненужные искушения, призраки. Часто мы просто накручиваем себе лишнее. И иногда не нужно мысленно чертить какие-то изображения, а просто в молитве обратиться к Господу. Потому что Господь находится везде. Куда бы мы ни пошли, везде будет с нами рядом Сам Господь. Без Его воли с нашей головы ни один волос не упадет. А если упадет, значит, так нужно для нашей пользы. И все наши болезни, какие-то страдания и скорби попускаются нам для нашей пользы. Это нужно помнить, с молитвой всегда идти и не бояться.

– Вернемся к теме, о которой говорили: о ненавидящих, конфликтах и так далее. Господь заповедал, чтобы мы любили ненавидящих нас. Как эту заповедь реализовывать в современном мире? Это на самом деле очень сложно.

– Действительно, исполнение некоторых заповедей возможно с годами, по мере духовного становления, духовного возраста. Когда ты уже начинаешь совсем иначе оценивать прошедшее. И ты видишь, что какие-то твои обиды или раздражение – все это настолько пусто и глупо. А то, что тебе попускалось, было Божие испытание, которое было нужно для твоей пользы. Поэтому такое правило, которое нужно помнить всегда: своей ненавистью мы вредим сами себе. И вообще любой греховной страстью, любой злой мыслью мы причиняем сами себе огромный вред.

Представьте, допустим, человека завистливого. Его же съедает зависть изнутри, и он мучается, бедный, не находит себе места. Или ревнивый человек – ревность не дает ему абсолютно никакого покоя. Она тоже его уничтожает. Так же и ненависть – это такой огонь, который сжигает сердце изнутри. И неужели мне не плохо от этого? Если я завидую, если я ревную, если осуждаю… Кто осуждает – тому плохо, он сам от этого мучается. «Вот этот не такой, тот не такой, те плохие, эти вообще не так живут» – все кругом не так живут, получается. И из-за этого осуждения что внутри? Разве мир, покой? Он от этого мучается. Любая греховная страсть изнутри человека уничтожает.

– Пусто становится, когда согрешишь.

– И когда ты это понимаешь, тогда начинаешь работать уже вопреки страсти, чтобы не было плохо тебе. Кстати, каждая добродетель, наоборот, приносит душевный мир и внутреннюю гармонию. Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное. Мы знаем, что «нищие духом» – это смиренные, то есть мир обретшие в своем сердце. «Ибо их есть Царство Небесное». А «Царство Небесное внутри вас есть», говорит Господь. И те, кто смирился, уже внутри себя обретают Божие Царство, мир и внутреннее созвучие Господу Иисусу Христу.

Отступают все вот эти злые страсти, этот дискомфорт. И такой добродетельный человек уже здесь имеет удивительную радость, становится счастлив в прямом смысле слова. То есть вот что нужно помнить: греховными страстями мы уничтожаем себя, а посредством добродетелей обретаем сердечный покой, мир. Мы делаем шаг на пути к подлинному счастью. У нас более принято говорить «блаженство», как гармония с благом, а подлинное Благо – это Бог. И каждая добродетель возводит к этому Благу.

– Вопрос телезрительницы: «Мы с мужем венчанные, в браке с 2013 года. И поначалу мы вместе шли к вере, все было вроде хорошо. А сейчас очень большие разногласия на почве моего, так скажем, непослушания. Муж хочет жить по домострою, а у нас это не получается. Как он говорит, я проявляю своенравие. И так как мы много ссоримся, уже любовь куда-то уходит. У меня даже порой бывает ненависть, потому что большие скандалы.

И еще у меня муж подвержен просмотрам нечестивых, развращающих фильмов, зрелищ, и он хочет, чтобы я так же себя в чем-то вела. А я хочу, наоборот, от этого подальше уйти, но никак не получается. Стоит ли мне это поощрять? Или, наоборот, уходить от этого? Как быть? Потому что любовь уходит, только ненависть остается».

– Каждая семья проходит через подобные искушения, когда наступает этап непонимания друг друга, каких-то ссор и, как кажется, оскудения любви. Но лучше перетерпеть, переждать этот период…  Для начала сказать: пусть хоть что случается, все равно мы храним семью, все равно мы идем в одном направлении. Вот как тоннель – он только в одном направлении, и попытаться куда-то вбок сверлить какой-то выход невозможно, ничего хорошего не добьешься. И если все уже кипит, надо просто отключиться от этого и хотя бы несколько покаянных молитв произнести: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас, грешных». То есть не о себе самой, а в целом о семье молиться. Чтобы этот поток спора не увлек и дальше в пучину, чтобы не наговорить друг другу гадостей. И молитва помогает из этого выходить.

Ну а что касается просмотра фильмов, то, конечно, это тоже определенное искушение. Может быть, даже у кого-то это как зависимость бывает. И по таким фильмам, естественно, нельзя устраивать личную жизнь. Но в то же время нужно к супругу проявлять уважение и где-то снисхождение и понимание. Все-таки прислушиваться и в чем-то идти навстречу.

Семьи очень быстро обрушиваются, люди не хотят даже в малом пойти навстречу второй половине. Ваш вопрос во многом, конечно, чисто духовнический, когда надо с духовником обсуждать это индивидуально. Одно могу сказать, что не надо отчаиваться, что Господь проводит семьи через  испытания. И когда этот путь пройден, потом любовь становится еще сильнее и крепче, глубже. Потому что удалось все преодолеть.

Вначале была вроде бы яркая любовь, но она неутвержденная. Когда ты прошел через испытания, разногласия и даже негативные чувства, а потом вдруг любовь воскресает, то воскресшая любовь оказывается намного сильнее и глубже. И ценится это во сто крат больше. Так что ничего не обрушится, если уповать на Господа. Старайтесь молиться, когда наступают какие-то конфликтные ситуации, поменьше все-таки ругайте мужа (если Вы, конечно, его ругаете). Надо нам всем в наших семьях избегать вспыльчивости, раздражения, а дальше Господь как-то управит Вашу жизнь. И Вы сами увидите, какое решение лучше принять в конкретной ситуации.

– Давайте кратко подытожим нашу программу.

– Дорогие братья и сестры, мы говорили о Кресте Христовом. А Крест Христов – это воплощенная Божья любовь, которая принесла нам спасение. И чтобы нам быть причастными этой любви, нам в своей личной жизни нужно тоже стараться чаще являть любовь. Прежде всего к своим родным, к тем, кто находится непосредственно рядом с нами. И всякий раз, когда мы увидим распятие Господа (все мы носим нательный крестик), то постараемся вспомнить, что это прежде всего свидетельство о любви. А любовь надо воплощать в своей собственной жизни. Да поможет всем нам Господь в том, чтобы быть выразителями любви Христовой.

Ведущий Сергей Платонов

Записала Татьяна Муравьева

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы