Беседы с батюшкой. Эфир от 21 ноября

21 ноября 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
В екатеринбургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель собора в честь Успения Пресвятой Богородицы на ВИЗе города Екатеринбурга, руководитель Отдела по социальному служению Екатеринбургской епархии протоиерей Евгений Попиченко.

Батюшка, на наших календарях 21 ноября, и сегодня, оказывается, отмечается Всемирный день телевидения. Эта тема в нашем эфире как-то немножко прошла мимо. Поэтому хочется Вас поздравить с профессиональным праздником как человека, который много потрудился над просвещением зрителей, вел передачи на телеканале «Союз» и сейчас продолжает свою телепроповедь в программе «Благая часть», которая систематически публикуется на приходской странице собора Успения на медиахостинге YouTube. Ну и, конечно же, с днем ангела, который сегодня все мы отмечаем!

– Дорогие мои друзья, искренне поздравляю всех с именинами! Сегодня Святая Церковь прославляет Архистратига Божиего Михаила со всеми Небесными Силами; следовательно, сегодня память каждого ангела-хранителя всех христиан. Поэтому с днем ангела! Радости, мира! И не теряйте связи со своим небесным покровителем. Спасибо, Дмитрий, за поздравление с профессиональным праздником! Это хорошо, что есть возможность говорить о Христе с экранов телевизоров, доходить до каждого, от сердца к сердцу. И дай Бог, чтобы сегодняшний вечер тоже был проведен с пользой.

– Скажите, пожалуйста, буквально в нескольких словах, раз уж Вы затронули тему  важности почитания своего небесного покровителя: есть небольшая путаница в том плане, что есть день ангела и день именин. Насколько я понимаю, именины – это день памяти твоего небесного покровителя, а день ангела – день святых ангелов, Собора Архистратига Михаила и день крещения человека. Так ли это и есть ли какая-либо принципиальная разница между ними? Не будет ли ошибкой называть день памяти своего небесного покровителя днем ангела?

– Путаница немножечко есть, но она не критичная, потому что действительно есть два молитвенника за нас. Первый: ангел-хранитель. Он дается Богом в день крещения, когда человек духовно рождается и соединяется с Церковью, рождается во Христа. И поскольку обычно раньше этот день выбирали по святцам (ребеночка приносили в определенный день), то родители и священники особо не привередничали: смотрели святых, празднуемых в этот день, выбирали подходящее имя (благо, что каждый день бывает память до нескольких тысяч святых) и крестили в честь святого, в день которого это таинство духовного рождения совершалось. И так получалось, что одновременно человеку приставляли от небес ангела-хранителя, а от земли – святого человека, который прожил жизнь, – и им двоим, как в две руки, вверяли младенца, с тем чтобы они его довели до Царствия Небесного. Ну а потом, когда это стало происходить в разное время, (например, крещение было в один день, а нарекли младенца в честь святого, который празднуется через полгода), то получилось, что день ангела – это день крещения, а именины – когда подходит день памяти небесного покровителя.

– Спасибо за это разъяснение. Возвращаясь к теме Всемирного дня телевидения и Вашей передачи «Благая часть», я хотел бы поинтересоваться у Вас, какой отклик получает эта программа. И поскольку она публикуется в Интернете, то адресована всем? Или все-таки «своим» – знакомым, друзьям, прихожанам? Это местечковая вещь или все-таки некая возможность обширной проповеди?

– Для меня это разговор с нашими прихожанами, которые не ограничиваются приходом. У нас близкие мысли, мы сроднились еще с передачи «Церковный календарь» на телеканале «Союз». И сохранилась вот эта инерция еженедельно записывать передачи, какие-то мысли и наблюдения. Для меня это как некоторое упражнение, потому что когда теряешь навык, то теряется сноровка, то есть ты становишься каким-то размазанным, невнимательным, живешь только насущным, а какие-то жизненные исторические сюжеты уже не замечаются. Это не очень приятно, поэтому я стараюсь все-таки что-то наблюдать и тем, что откликается в душе, делиться с нашими дорогими телезрителями. Поэтому я, конечно, хотел бы, чтобы эти кратенькие передачи «С добрым утром!» расходились как можно шире и чтобы на них обязательно был отклик в виде обратной связи, в виде каких-то вопросов, комментариев, замечаний. И гораздо интереснее на них отвечать. Мы иногда практикуем: собираем вопросы и отвечаем на них в прямом эфире – и передача получается гораздо живее, как будто ты говоришь с живым человеком и отвечаешь на его насущное, нежели просто размышляешь на тему...

– …которая, может быть, волнует в данный момент только Вас... Скажите, как Вы считаете, насколько современным священникам вообще необходимо выходить в современные средства массовой информации, социальные сети, на ту же площадку медиахостинга YouTube? Стоит ли вообще гнаться за подписчиками, пытаться говорить на языке своей потенциальной аудитории: молодежи, людей среднего возраста, более зрелых? Или это все по талантам, по возможностям, в зависимости от того, может ли человек в этом поле себя найти?

– Я бы сказал, что надо стремиться говорить на языке Духа Святого, от сердца к сердцу. Чтобы проповедь была, как говорил апостол Павел, не в человеческой мудрости, не в каких-то изысканных словах, примерах, убедительности, а в явлении Духа и силы. Слово священника должно быть с силой, с Духом, и это обязательно связано с его внутренней жизнью. Потому что недостаточно просто научиться красиво «калякать» на разных жаргонах или стилизоваться под тот или иной образ или возраст, а важно, чтобы священник всегда сохранял свою живую связь с Христом, стремился к Нему и был Его проводником. Не сам от себя вещал, не был собственной радиостанцией, а был проводником, антенной, которая принимает сигналы с небесной радиостанции и передает их дальше.

И в этом смысле, конечно, надо использовать любые возможности для слова Божьего. Но, мне кажется, священник не должен этим увлекаться. Он должен увлекаться Божественной литургией, служением Богу, служением людям, церковной жизнью, благочестием, вниманием к себе, трезвением, духовным чтением, молитвой – и то, что рождается в этом труде, передавать своей пастве, реальной или виртуальной. Но священник не должен фанатеть от самого себя, не должен сходить с ума, подсчитывая лайки и голоса. Мне кажется, опасно, если священник увлекается самим процессом. Мне кажется, должно быть так: священник делает свое дело, служит, проповедует, а у него есть помощники. То есть не он сам сидит по нескольку часов в день за компьютером, что-то пишет – это не полезно; а есть помощники, которые несут это добровольное служение – что-то снимают, монтируют, куда-то отправляют... Потому что все-таки время священника золотое.

– Безусловно. Я просто к тому, что ведь эти современные площадки – возможность для массовой проповеди. И это необязательно должно восприниматься как некое впустую потраченное время, как написание каких-то текстов и постов. Ведь по количеству лайков, понятно, ты не сможешь определить, насколько этот материал и вообще тема веры и Бога интересны людям (хотя это тоже можно сделать). Тем не менее это целый огромный пласт для проповеди, где в среде какой-то рекламы, вирусных роликов, каких-то бессмысленных наборов слов ты вставляешь веское слово о Боге.

– Веское слово о Боге нужно вырастить в своем сердце. В любом случае это служение должно быть сбалансировано и не перевешивать совершение Божественной литургии. Если возникает этот крен, то что толку, если я приобрету весь мир, а душе своей наврежу? Все-таки священник – это служитель Бога, сослужитель в таинствах Церкви. И хорошо бы, чтобы это не нарушалось.

Чуть ранее Вы уже говорили: в связи с тем, что программа «Церковный календарь» была еженедельной, у Вас уже есть некий профессиональный навык, когда Вы в течение недели вокруг себя начинаете замечать, может быть, чуть больше, чем если бы этого навыка не было. Начинаете что-то анализировать, размышлять о том, почему та или иная ситуация в нашей жизни происходит или, наоборот, не происходит, что важнее и так далее. Насколько я знаю, не так давно совершилась паломническая поездка в Грузию по святым местам этой восточной страны. Расскажите, пожалуйста, чем бы Вы хотели поделиться от этой поездки, что, может быть, Вас там больше всего удивило и к каким размышлениям Вас подтолкнуло посещение этой страны.

– Больше всего удивило почитание блаженнейшего Патриарха Илии. Нас сопровождал молодой человек Георгий, который несколько лет жил в России. Он искренне полюбил нашу страну, и у него, получается, как будто две родины – Грузия и Россия. Он с одинаковой любовью говорил об одной стране и о другой и благодаря этому мог очень грамотно сопровождать экскурсии русских паломников. В его речи я заметил несколько раз, причем совершенно естественно, ссылки на Святейшего Патриарха Илию. Например, он говорил: «Патриарх научил меня любить маму». Я спросил его: «Как так?» Он ответил: «Патриарх однажды сказал…» – ну и дальше про материнское благословение, про почитание и про то, как, уходя из дома, нужно обязательно брать у мамы благословение, как у священника, и целовать маме руку. Он начал так делать и почувствовал, что с каждым разом в сердце любовь к маме становится крепче. Меня настолько это поразило, что он так просто это говорил! Патриарх сказал – и это слово стало делом.

Или в другой раз он рассказал о том, что в какой-то момент, когда у них в стране был демографический кризис, Патриарх сказал, что каждый третий ребенок, рожденный в семье, будет его крестником. Люди ему поверили и стали рожать детей. И реально так все и организовалось, что Патриарх в какой-то день принимал родителей, благословлял детишек, молился за этих детей. И вот это почитание Патриарха, его вес, его слово, благоговение перед ним поражают. Поражает вера простых горожан. Например, садимся в такси, говорим, куда ехать; водитель видит, что мы священники, начинает рассказывать про равноапостольную Нину, проезжает мимо храма и крестится. И так удивительно, что это обычный таксист.

Мы пришли в первый храм, который был недалеко от гостиницы. Это храм VI века. Я наш собор Успения считаю древним храмом: ему 180 лет. Но когда я вошел в храм VI века, то сразу немножко плечики опустил, потому что, конечно, это несравнимая древность: стены помнят столько всего, столько святых, которые приходили и молились в этом храме! Нас доброжелательно встретил пожилой священник, провел экскурсию. Видно, что храм бедный. Он немножко стесняется, говорит: «А сейчас вы можете написать записочки. Оставьте какие-нибудь пожертвования». Мы написали, денежку положили. Он записочку берет – и я смотрю: удивление и шок на его лице. Говорит: «Удивительно, я так редко вижу такие записки, потому что обычно русские паломники и даже священники не молятся за своего Патриарха». Мы же как записку пишем? Сначала упоминаем Патриарха, потом митрополита, президента, духовника – и дальше пошли близкие, родные… А тут, говорит, пишут записки, и в них нет ни одного священника. И нет Патриарха.

Меня это настолько поразило! Действительно, я приехал, посмотрел на записочки прихожан – так и есть: пишут своих родственников – детей, родителей… Как будто они сами по себе живут, вот у них какая-то своя общинка в отрыве от Светлейшего, от митрополита, от настоятеля. И мне было настолько неудобно перед грузинским священником за своих русских паломников, что потеряна эта традиция! Чти отца и мать – это же заповедь почитания. И, конечно, это связано и с любовью, и с послушанием, потому что человек, который пишет записку, за каждое имя три копеечки складывает. Так интересно получилось. Я прямо дал задачу в киоске, что нужно написать, как составлять записочку: сначала пишем Святейшего Патриарха, потом митрополита, потом президента и настоятеля. Надо приучать народ к традиции молитвенного поминовения. Приходит женщина и говорит: «Вот за этих я заплачу, а за этих платить не буду». Я в изумлении. Действительно, где сокровище ваше, там и сердце ваше, и самое дорогое для человека то, что в кармане лежит. Не по всякому поводу легко с этим сокровищем расстаться. Патриарху, конечно, нужны наши молитвы, особенно сейчас, вот в это время, когда Святейший Патриарх выражает каноническое предание Церкви в определенных отношениях (мы сейчас, наверное, не будем на этом фиксироваться). Я призываю всех телезрителей телеканала «Союз»: не теряйте связи со священноначалием Церкви, молитесь за своего настоятеля, за своего духовника, за своего епископа и  Святейшего Патриарха. Потому что и в этом тоже выражается связь, единство нашей Церкви.

– Не потому ли это происходит, что за каждой Божественной литургией поминаются и Святейший Патриарх, и митрополит, и епископ? В представлении прихожанина он и так за них всех молится вместе со священнослужителями…

– Я сужу по себе: когда я где-то оказываюсь, в каком-то монастыре или в паломнической поездке, почему-то все равно, когда пишу записки, начинаю со Святейшего… Мне кажется, когда человек пишет поминание, он же мысленно все-таки проговаривает те имена, которые отдает на поминовение. То есть он уже посылает сердечный импульс в копилочку небесную. Мне кажется, важно писать.

– Вопрос телезрителя Евгения: «Могут ли представители Церкви участвовать в государственных политических мероприятиях, тем более принимать чью-то сторону? Все-таки Богу Богово, а кесарю кесарево. Тем более у нас уже есть опыт: когда Церковь занималась всеми этими делами, кончилось семнадцатым годом».

– Мне кажется, Евгений сам ответил на свой вопрос. Вопрос задал, на вопрос ответил: Богу – Богово, а кесарю – кесарево. Конечно, Церковь должна участвовать в жизни страны – обязательно, без вопросов; должна молиться и за президента, и за депутатов, и за всех представителей власти. Она должна влиять на умы и сердца тех, от кого зависит внешняя, материальная жизнь нашего Отечества, обязательно призывать к святости. Вот это на самом деле самое сильное влияние – влияние духовническое, не политическое, не экономическое, не социальное. И, конечно, Церковь все время этим и занимается. Ну а выдвигаться в депутаты, идти во власть, создавать партию – конечно, это ерунда. То есть Церковь в своих священнослужителях этим заниматься не должна. Дело священников – совершать службы Божии и молиться за народ. Но Церковь – это не только епископат, Церковь – это каждый крещеный человек. В этом смысле Владимир Владимирович тоже является частью Церкви, к тому же он непосредственно влияет на судьбу России. Любой человек, который осознает себя православным, должен стремиться к святости. Это должно быть во всех сферах жизни – начиная от кухонных разговоров и кончая выступлением в Государственной Думе. Каждый  должен этот идеал воплощать – в своих отношениях с коллегами, в расчетах со своими сотрудниками. Тогда все будет на своих местах. Церковь – это живой организм, каждый православный – клеточка этого организма, и мы все должны трудиться ради Царствия Небесного на тех местах, куда нас Господь поставил, добросовестно и во славу Божию.

– А если говорить об участии в выборах, может и должна ли Церковь в принципе указывать на тех, за кого желательно проголосовать, и вообще выражать какую-то свою позицию по поводу происходящего? Или все-таки она должна быть вне политики, вне власти, разделять эти понятия?

– Церковь, конечно, не должна вносить своим служением разделение в умы, участвовать в предвыборной гонке, политической борьбе, потому что, поддерживая одного из кандидатов, она должна быть против кого-то. Церковь должна призывать людей стремиться к Христу и жить по-христиански и своим примером стараться это являть.

– Отец Евгений, чуть ранее Вы рассказывали про Грузию и про почитание Патриарха в этой стране. Действительно, это очень интересный и, наверное, уникальный опыт, когда, для того чтобы выправить демографическую обстановку в своей стране, Святейший Патриарх лично вмешивается в этот вопрос и дает некий стимул быть может, символический…

– Да, вот конкретный пример участия Церкви в политической жизни.

– Наверное, больше даже не в политической жизни, а просто в жизни своей страны – в том, чтобы она дальше продолжала существовать, чтобы продолжался род этой страны – своими коренными жителями, а не притоком людей из других государств. И Вы говорили по поводу храма VI века. Но ведь на самом деле в Грузии очень хорошо следят за историческими памятниками и исторической застройкой. Какие еще святыни удалось посетить, что было в этой поездке самое интересное?

– Меня всегда немножко умиляло упоминание тринадцати сирийских отцов – Давида Гареджийского, Шио Мгвимского, Иоанна Зедазнийского и остальных; у каждого небольшой титул. И когда их во время службы читаешь, языку непривычно. И меня всегда поражало умение грузин говорить по-грузински; это красивый язык, с каким-то воркованием. Удалось побывать в монастыре Шио Мгвимского и Давида Гареджийского, помолились у преподобного Гавриила Ургебадзе. И соприкосновение с теми святынями, где молились эти подвижники, с их кельями и храмами, с источником, где святой жил, дает какую-то родственную связь. Теперь, когда на службе будут вспоминать этих святых, это будет не пустое воспоминание и не просто какие-то нерусские слова, а всегда будет мысленный взор в эту удивительную страну, гостеприимную, добрую, приветливую. Это воспоминания о конкретных храмах, святынях, местах, которые удалось посетить.

– Вопрос телезрительницы: «По преданию, Архангел Михаил в двенадцать часов ночи (21 ноября, 19 сентября его даты) находится на берегу долины огненной, опускает в нее свое правое крыло и она гаснет. Называем усопших по имени, и Архангел Михаил выводит их души из ада. А еще обязательно читать эту молитву в Страстную неделю Великого поста: “Cвятый Архангеле Божий Михаиле, выведи из вечного огня своим благословенным крылом и приведи их ко Престолу Божию и умоли Господа нашего Иисуса Христа, чтобы простил им их грехи” (называя имена усопших). Как Вы относитесь к этому преданию? Действительно ли нужно читать эту молитву именно в двенадцать часов ночи? Спасибо большое».

– Я не очень хорошо отношусь к таким преданиям и вообще к каким-то условиям, которые нужно соблюсти, чтобы заставить, убедить, вынудить Бога совершить какие-то действия, – это называется магия, то есть совершение определенных действий, которые приведут к определенным результатам. Это магия, пусть и облеченная в такой православный антураж. Все-таки наши отношения с Богом выражаются в нашей любви к Нему, в нашей свободе и в сердечном к Нему устремлении, в деятельной жизни по Его святым заповедям. Поэтому какую молитву читать, каким святым молиться и можно ли молиться по соглашению – тут, мне кажется, вот эти все условия создают для нашего сознания определенные трудности. То есть нам кажется, что если мы эти условия соблюдем, то будет счастье. И за соблюдением условий мы забываем о том, что не выполнить что-то в какое-то время или в каком-то количестве не столь важно, как качество – как нужно встать перед Богом. Перед Богом нужно вставать так, как пророк Божий Давид. Для этого нужно, конечно, почитать его историю и историю рождения 50-го псалма. Мне кажется, это классический вариант того, что Бог слышит. Жертва Богу дух сокрушен: сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит.

Давида настолько пронзила эта мысль пророка Нафана, что он согрешил пред Богом, что виновен в грехе убийства и прелюбодеяния, которое родило убийство, настолько это пронзило его сердце, что он просто упал пред Богом, упал на землю, в песок и три дня лежал, стеная и взывая к Богу. И затем из сердца родилась вот эта молитва: Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей. Он Бога убеждает: И во гресех роди мя мати моя. Он Богу обещает: Господи, если простишь, то научу беззаконныя путем Твоим, и нечестивии к Тебе обратятся. Если эту молитву внимательно читать, с сочувствием, как от себя к Богу, то, конечно, произойдет чудо – то же чудо, что произошло с Давидом: Бог простил его, помиловал. И нас Господь помилует, и наших родных, близких по великой милости Своей. Что будет с адом? Наверное, все-таки нужно подождать до Страшного Суда, потому что, по учению Церкви, будет Богом определено, кто пойдет в жизнь вечную, кто пойдет в муку вечную. Не нужно предвосхищать Суд Божий. Молиться все-таки нужно. С сердцем сокрушенным.

 Отец Евгений, мы с нашими зрителями видели новостной сюжет с Общецерковного съезда по социальному служению. Когда этот съезд проходит (помимо того, какие вопросы там обсуждаются, какие спикеры и доклады), всегда есть интервью отца Евгения нашей съемочной группе из Москвы.

– Родным душам.

– Да, и это радостно: и там, и здесь можно Вас видеть. Но мне бы хотелось какую-то часть нашей программы посвятить не тому, какие темы там обсуждались. Я уверен, очень много различных вопросов было связано с тем, что нового можно ввести, что необходимо, какой запрос общества сейчас есть. Насколько я знаю, Вы приняли участие в таком необычном богослужении, которое называется Крещальная литургия. Мне бы хотелось спросить Вас об этом, поскольку, как я понимаю, этот опыт перенимается в соборе Успения Пресвятой Богородицы.

Ответим после звонка телезрителя.

Вопрос телезрителя Андрея: «Объясните, пожалуйста, что происходит, когда бывает пик веры (постоянно ходишь в церковь, постоянно причащаешься, исповедуешься), но потом куда-то это все уходит, наступает забвение и тишина. Через какое-то время опять идет повторение: снова частые посещения храма, исповеди, причастия – после чего снова период какой-то слабой веры. Поясните, пожалуйста, с чем это может быть связано. Спасибо за ответ».

– Да, дорогой Андрей. Когда меня спрашивают, как у меня дела, я иногда отвечаю: «То взлет, то посадка, то снег, то дожди». Вот такая у нас жизнь непостоянная. То солнышко выглянет, то тучка. То солнышко, то ураганный ветер. И так вся жизнь до конца. Претерпевший до конца спасется. Наше дело зажечь светильник от Христа в таинстве Крещения и сквозь ветры, сквозь бури пронести этот огонек, не забывая доливать масло в елей. А масло нужно запасать в сосудах, чтобы светильники не выгорели. Разные периоды бывают. Первый – самый яркий, конечно. Это период влюбленности, когда человек влюбился в Церковь, влюбился в Христа – и Господь к нему идет навстречу, раскрывает Свои объятия, как блудному сыну, и награждает его, устраивает пир. И этот начальный период продолжается какое-то время (может быть, года три), а потом младенчество заканчивается. Отец ставит нас на ножки, говорит: сыночек, а теперь давай учиться ходить. И начинается период взросления, период искушений, испытаний, период пустыни. Помните, как Христос после крещения был введен Духом в пустыню, постился сорок дней и преодолевал искушения от дьявола? И этот участок самый большой, то есть это фактически вся наша жизнь, когда человек идет и трудится. Это называется деятельным периодом. И вот преодолеваются страсти, а вместо страстей взращиваются противоположные им добродетели.

Недостаточно же просто не делать греха. Пророк говорит: уклонися от зла и сотвори благо (Пс. 33,15). Не только не кради, но еще и раздай бедным то, что имеешь. Не только не злословь, но научись оправдывать. Не только не завидуй, но приучи себя к бескорыстию, благородству. И этот трудовой период занимает бóльшую часть жизни. Потом, где-то ближе к концу, если не ослабеем, Господь дает утешение (кому-то, может быть, и на смертном одре). Потому что ему важно видеть воинов – мужественных, выносливых, закаленных. Периодически Господь дает утешение, чтобы мы, преодолевая искушение, на впали в отчаяние. Он дает испытания, не превышающие нашей силы, а потом даст вдохновение, утешение, глоток воздуха. Только так становятся воинами. Не в кабинетах, а получая раны на поле битвы и одерживая победы. И как сказал один мудрый человек, обычно у христианина периоды его жизни, подвига – не от победы к победе, а от поражения к поражению. Упал – вставай. Ползи – снова вставай. Опять тебе враг подножку подставил – снова вставай. И так до конца. Но претерпевший до конца спасется.

… Удалось побыть в Москве несколько дней. Так получилось, что возникла заминка с паспортами – и мы не смогли вовремя отбыть в Грузию. Три дня в Москве! «Москва! Как много в этом звуке для сердца русского слилось! Как много в нем отозвалось!» Как говорят, этот город – средоточие соблазнов, греха, но это еще и огромное сочетание всевозможных святынь, древних храмов, духовных священников.  Нам удалось посетить несколько служб, молиться на них, и первая служба, о которой хочется вспомнить, это действительно Крещальная литургия с владыкой Пантелеимоном.

Я впервые оказался на таком богослужении – и было ощущение Предпасхалии, потому что раньше крестили в Великую Субботу, накануне Пасхи. И сама служба напоминает пасхальный чин. Там звучат пасхальные песнопения, Евангелие, читается о Воскресении Христа. А так получилось, что в богослужении принял участие еще ряд священников, которые приехали на социальную практику. Священников было человек пятнадцать, епископ во главе; и трое крещающихся – два младенца и мужчина по имени Давид из Дагестана. И сам ход очень удивительный – красота, торжественность, крестный ход вокруг купели. Такое вплетение крещения в литургию, воцерковление, вхождение в алтарь, первое причастие – настолько это потрясающе красиво! И самое важное: для крещающихся, для крестных это потрясающее торжество. То есть не просто за час быстренько где-то в уголочке покрестили, а в центре храма…

– Такое общее торжество…

– Да, всей церкви. И они в центре этого события. Это удивительно, конечно. А потом была общая трапеза, когда уже помолились, причастились: служба закончилась – и все сели за общий стол. И вот сидит Давид, красивый мужчина, тридцатилетний дагестанец; напротив – священники. Владыка говорит: «Отцы, давайте теперь каждый говорите благословение новокрещенным и их близким!» Каждый священник встает и говорит какие-то важные слова – от души, от сердца, серьезно. И я вижу, что Давида переполняет: он никогда даже не представлял себе, что окажется за таким столом. И вообще видно, что он только начинает воцерковляться: его невеста привела к Церкви, она рядышком сидит, на него поглядывая с благоговением. А на Кавказе же важно, чтобы не женщины руководили, а слово мужчины. И владыка в конце говорит: «Представляешь, Давид, сколько тебе таких вот сильных мужчин, священников, дали благословение!» Его христианская жизнь началась с таким авансом благословений, благодати...

Очень хочется, чтобы этот опыт как-то доходил до людей. Поэтому по приезде в Екатеринбург я сразу подумал, что при удобном моменте надо крестить так. То есть для крещающихся это должно быть событие, они должны понимать прямую связь своего духовного рождения с литургией и Причастием, с Чашей Христовой. И у нас так получилось, что в нескольких приходских семьях родились детишки, и вот 24 ноября мы будем крестить, кажется, пятерых младенцев. Это прекрасно, когда и крестные, и родители в едином молитвенном общении. Все приступают к Чаше, и потом мы тоже будем за столом их наставлять, благословлять.

– Это прямо как наставление архиерея при рукоположении. А вот правильно я понимаю, что, получается, таинство Крещения непосредственно входит в ход богослужения, Божественной литургии – не как-то отдельно совершается, а прямо внутри самой службы?

– Совершенно верно: в теле литургии. Но это по замыслу Церкви: и крещение, и венчание – все должно быть внутри…

– А почему тогда складывается так, что таинства Венчания и Крещения – это все-таки личные таинства? Если крещение, то это отдельное помещение, где есть купель, либо это время, когда в храме практически никого нет. То есть, по сути, приходят только сами крещаемые, их родители; может быть, родные и близкие?

– Это говорит о нашей разобщенности и нашем расцерковлении. Мы не воспринимаем себя как часть Церкви. То есть для нас это институт религиозных услуг: мы пришли, получили какое-то религиозное действие, услугу и пошли по своим делам. Для нас посетить церковь – как в магазин сходить. Конечно, надо менять сознание, отношение, надо глубоко воцерковляться. Надо полюбить церковь и понять, что самое важное в нашей жизни происходит там, внутри церкви.

Сегодня пришли два мужчины; один говорит: «Батюшка, вот часто человек говорит так: Бог у меня в душе, зачем мне церковь? Главное, чтобы у меня в душе все правильно было». А если Бог в душе, то место встречи неизбежно: оно будет около Чаши. Потому что Тот Бог, Который в Чаше, и Тот, Который должен быть в душе, это один и Тот же Бог. И, как магнитик к магнитику, душа с Христом тянется к Чаше с Христом. А если человек с Богом в душе к Чаше не тянется, то, значит, у него там какой-то другой бог. В лучшем случае там Бога вообще нет, ну а в худшем, поскольку свято место пусто не бывает, человек уже насобирал в свою душу каких-то божков, которые его оттягивают от Чаши и создают этот миф, что можно без Церкви спастись и можно быть с Богом без Церкви. Это миф, это ложь.

– Вопрос телезрителя: «Молитва матери за детей со дна моря поднимает. А молитва отца? Вот мой вопрос».

– Молитва отца до небес возносит. Вообще Бог говорит с отцом. Если уж разобраться, то Бог говорил с Адамом, Адам говорил с Евой, а Ева уже дальше в своих детей это транслировала. И, конечно, мужчина предстоит перед Богом. Это великое сокровище, когда отец, муж осознает эту честь, эту ответственность – предстоять перед Богом, молиться. Молитва отца защищает благодатным куполом всю семью, поддерживает и мать, и детей. Поэтому молитесь и не лишайте детей возможности общения с собой. Это хочется сказать всем отцам: заинтересуйтесь общением со своими детьми, полюбите это, делайте с ними уроки, читайте с ними книжки, дарите им свое время. Не ленитесь, не жалейте себя. И что с того, что вы работаете? Женщина, которая сидит дома, в три раза больше физически работает и устает, чем мужчина, который стоит у станка. Это бесценное время, когда дети рядом и в нас нуждаются, очень краткое. Думайте, творите, созидайте. Составляйте план воспитания детей.

... Недавно услышал такую историю. Гуляли отец с сыном вечером по Плотинке у нас в Екатеринбурге и купили воздушный шарик. Ребенок с ним побежал, и какой-то человек спросил, сколько стоит шарик. Ребенок говорит: «Я не знаю». Тот: «Ну, на двести рублей». Ребенок приходит и говорит: «Папа, я вот двести рублей заработал».  Они за сто купили, за двести отдали. – «А давай попробуем». Вот так у них этот бизнес родился. Отец собрал детей, говорит: «Такой порядок: вместе вступаем, договор заключаем». И так два месяца они работали. Под конец, на День города, уже «Газель» этих шариков продали, заработали сто тысяч рублей на троих. Правда, все вечера они ходили с этими шариками. И отец сказал: «Ну всё! Смотрите, это наш с вами капитал». А младший говорит: «Отец, дай мне положенную часть моего имения, я не готов дальше участвовать в бизнесе». Они посоветовались, сорок тысяч ему отдали, пошли компьютер купили – по запчастям, а  потом вместе его собирали. А со старшим купили старенькую машину и стали ее ремонтировать, готовить к ралли.

– Для понимания: старший – это какой возраст?

– Младшему десять, старшему пятнадцать. И меня настолько потрясает, что отец включен в этот процесс, то есть это все не самотеком: он заинтересован, он думает о своих детях, они вместе что-то созидают. Я уверен, что у него все получится в передаче детям веры. Потому что вера – не от книжек, не от «Закона Божьего», а от живого общения и совместного проживания отношений родителя с Богом, что передается и детям. От совместного чтения книг и их проговаривания. От чувств, которые рождаются в сердце взрослого и которые он передает детям. Дети не мозгом понимают, дети понимают сердцем. И, конечно, очень здорово, Андрей, что у Вас такой вопрос про молитву. Я Вам желаю, чтобы все получилось и в Вашей семье, и в семьях всех наших телезрителей.

– Спасибо Вам, батюшка, что сегодня пришли в нашу студию. Время нашей программы, к сожалению, уже подошло к концу, тем не менее сколько разных тем и сколько разных вопросов мы успели поднять! Спасибо за то, что поделились своими личными впечатлениями от поездок, каких-то рабочих вещей и общими размышлениями о нашей жизни, о нашем участии в церковной жизни и важности быть этими участниками, а не просто наблюдателями, которые ходят в церковь, как в супермаркет, за некими услугами.

– Я еще не рассказал про встречу с отцом Артемием Владимировым, но это мы оставим на другой раз. Будет анонс на следующую передачу – может быть, где-то через месяц. Просто у меня была встреча с этим удивительным священником, и я бы вам подарил несколько положительных эмоций. Но сделаем это в следующий раз. А вы не забудьте.

– Надо запомнить.

Напомню, программа «Благая часть» выходит систематически на канале прихода собора Успения Пресвятой Богородицы города Екатеринбурга на медиахостинге YouTube. Она же публикуется и в группе собора в социальной сети «ВКонтакте». Поэтому заходите в группу – может быть, батюшка в какой-то из передач уже рассказал об общении с отцом Артемием Владимировым.

Записал Александр Воронцов

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы