Беседа с митрополитом Симбирским и Новоспасским Анастасием. Часть 1

7 сентября 2015 г.

Аудио
Скачать .mp3
 

– Видеобеседа с митрополитом Анастасием основана на тех вопросах, которые задают читатели наших социальных православных сайтов, нашей Симбирской епархии и просто верующие. Вопросы также поступают со всего мира, из многих других городов, не только из нашей епархии.

– Зоя Сергеевна Осипова спрашивает: «Почему так тяжело иногда готовиться к исповеди, а иногда получается сразу?»

– К исповеди нужно готовиться. Что такое исповедь? Исповедь – это исправление всей своей жизни. Если совесть тебя мучает, если какой-то грех лежит на твоем сердце, то он никогда не даст тебе покоя. И вот с этой тревожной душой мы и приходим к таинству Исповеди. Тогда действительно мы получаем духовное удовлетворение: я сбросил тот груз, который тяготел на мне. Но если мы приходим к исповеди просто шаблонно (это у нас часто бывает), человек не получает того духовного удовлетворения, которое бы он хотел. Поэтому к исповеди надо все-таки готовиться. Как готовиться? Размышлением о своей жизни, о прошедшем дне, о том периоде, который прошел от последней исповеди. Только так можно осознать, насколько я приблизился к Богу или удалился от Него и какая сейчас преграда между мной и Богом. Все зависит от нашего внутреннего духовного состояния. Поэтому хотелось бы, чтобы к исповеди мы готовились через молитву, через размышления о смысле своей жизни, о том, что жизнь наша – это приготовление к вечности. А кто знает, может, сегодня моя исповедь будет последней! И как я предстану пред Богом, если камень будет лежать у меня на сердце? Только так можно готовиться к исповеди.

– Ирина Кулагина спрашивает: «В СМИ в последнее время ведутся разговоры о том, чтобы службы в храмах совершались на современном русском языке, что службы не посещаются людьми ввиду их якобы непонятности. Как Вы относитесь к этому?»

– Вы знаете, я человек старой традиции, и церковнославянский язык для меня самый прекрасный! Изменять богослужение, приспосабливаться к современному миру Церковь не должна. Наоборот, люди, живущие в этом мире, должны «поднимать» себя выше и знакомиться с тем прекрасным поэтическим языком церковного песнопения и церковного богослужения, которые оставили нам предшествующие поколения. Только так мы можем проникнуть в глубину евангельского учения. Это я испытал на себе – если я читаю Евангелие, Псалтирь, Деяния апостолов для себя, я всегда стараюсь читать на церковнославянском языке. Потому что это заложено в наших генах – восприятие евангельской истины на том языке, на котором говорили (говорили!) когда-то наши предки. А сейчас он сохранился только в недрах нашей Православной Церкви. Да, некоторые непонятные слова можно изменять, но целиком и полностью переходить на русский язык я бы все-таки не хотел.

– Антон Кривенко спрашивает: «Бог хочет, чтобы мы могли любить врагов, а как быть с конкурентами?» Вопрос, наверное, от предпринимателя или руководителя какого-нибудь предприятия.

– Это другая сфера жизни, но любить надо всех. «Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге». Все совершается по воле Божьей. Дай Бог, чтобы нам стяжать такую добродетель – любовь к ближнему. Это совершенно порой невозможно! Как полюбить ближнего? А Господь говорит: «Как вы можете любить Бога, если не любите вашего ближнего?» Ненависть и вражда – это сфера дьявольская, не христианская. Где нет любви – там нет и Бога. Поэтому и с конкурентами так – надо просто помолиться за этих людей, которые представляют для тебя якобы конкуренцию. И Бог Сам управит в твоей жизни. У Бога для нас много планов, которые будут служить на пользу и души, и тела.

– Ведь Церковь учит и за врагов наших молиться?

– Да, а это очень трудно – молиться за врагов. Ведь это такой дар, который порой неудобоисполним в нашей повседневной жизни. Но для того и пришел Господь и дал нам новую заповедь. И эта новая заповедь – «возлюби ближнего твоего, как самого себя». Ближний – это любой (православный, мусульманин или другой) человек, которого мы порой не воспринимаем как человека. Но каждый человек есть образ Божий – затемненный, потерянный, и пока человек жив, у него есть возможность спастись. Этот человек, как благоразумный разбойник, в последнюю минуту, может быть, спасется, а ты считаешь его врагом. Может, ты-то и окажешься по другую сторону от Бога, а вот этот человек, которого ты презираешь и ненавидишь, может быть, в последнюю минуту скажет: «Помяни меня, Господи, во Царствии Твоем!» Самая главная евангельская заповедь, которую очень трудно исполнить, – «блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное». Кажется, мы слышим эти слова, но не понимаем, что нищета духовная – это же христианское смирение! Если мы со смирением будем воспринимать окружающий мир, тогда все в нашей жизни само по себе будет устраиваться по воле Божьей.

– Наталья из города Мурманска спрашивает: «Ваше Высокопреосвященство, пожалуйста, посоветуйте, как организовать курс психологии для катехизаторов?»

– Было бы прекрасно, если бы такие курсы для психологов были организованы именно в недрах нашей Православной Церкви. Наверное, нет сейчас человека, который бы не страдал какими-то психологическими или нервными заболеваниями. Он нуждается в помощи. И в первую очередь такую помощь ему может оказать духовник. Но не каждый духовник! Потому что бывают такие ситуации в нашей жизни, когда духовник просто-напросто может направить тебя не по тому руслу. Психолог получает светское образование – как работать с душой человека; духовник (если он настоящий духовник) – как работать с духом человеческим, как его направить к Богу. Поэтому хорошо было бы психологу быть таким, чтобы он не только лечил душу человеческую, но и человеческий дух. Для этого нужны очень опытные духовные наставники. Эти духовные наставники могут помочь и психологу. Иногда смотришь – психологу самому нужна помощь в его нравственной, духовной жизни. Сейчас очень сложно решать те или иные внутренние духовные проблемы. Надо просто-напросто поверить, целиком доверить себя Богу!

Трудно бывает нам выстоять в борьбе с этим миром, который во грехе лежит. Окружающий мир и все то, что нарушает наш духовный организм (души, тела и духа), порой низводит нас в такое состояние уныния и отчаяния, что в жизни нет никакой радости. Поэтому счастлив тот человек, который нашел в своей жизни духовного руководителя. Но кто в наше время может дать такое духовное утешение? Наверное, надо обращаться к опыту тех святых отцов, которые жили в предшествующие нам поколения. Да, трудно найти духовника, но у нас в XIX веке, в начале XX века были прекрасные люди, которые помогали выстоять в этом мире: это Игнатий Брянчанинов, Феофан Затворник, праведный Иоанн Кронштадтский. Да возьмите того же отца Иоанна Крестьянкина, который многим сотням людей дал направление в жизни и помог правильно «выстроить» себя как христианина. Наверное, для этих людей они являлись духовными ориентирами, и такие люди потом уже не нуждались в подсказке неопытных духовных отцов.

– Кстати зашел разговор об отце Иоанне Крестьянкине… Сергей Серегин из Симбирска интересуется тем, как Вы беседовали с отцом Иоанном Крестьянкиным, какие наставления остались в Вашей памяти? Как Вы с ним познакомились?

– Вы знаете, у меня был очень тяжелый период в 60-е годы. Это были годы борьбы или даже уже торжества воинствующего атеизма. Было очень тяжело, но у меня были друзья; мы собирались в Сергиевом Посаде (они учились в духовной семинарии). И однажды, когда уже было невозможно решить одну мою личную проблему, батюшка – очень опытный духовник, отец Герман Красильников, сказал: «Я тебе в твоей ситуации ничем помочь не могу. Поезжай в Псково-Печерский монастырь, там тебе помогут сделать правильный выбор в твоей жизни». Такой человек, прошедший через жизненные испытания, через тюрьму (в дохрущевские годы), будучи прекрасным духовником, сказал: «Я тебе в данной ситуации ничем не помогу». Я разочаровался: «Батюшка, ну как же быть?» – «Поезжай в Псково-Печерский монастырь, там есть отец Иоанн Крестьянкин, постарайся у него найти ответы». Я уже был в сане дьякона, уже был рукоположен, но даже будучи в сане, я имел огромную проблему – как жить дальше? Потому что воинствующий атеизм нас поглощал. Приехал я туда. Тогда наместником, настоятелем монастыря был архимандрит отец Алипий. Он продержал меня в монастыре два месяца. Мы общались (так, между прочим) с отцом Иоанном, но, собственно, беседы как таковой не было. Вероятно, отец Иоанн просто приглядывался к нам: смотрел, чем мы живем, как несем послушания в монастыре… В конце концов отец Алипий отобрал у меня документы и говорит: «Я тебя из монастыря не отпущу». – «Как же! Владыка Михаил меня под запрещение отдаст! – говорю я. – Два месяца я уже здесь в монастыре живу!»

Наконец состоялась у нас беседа с отцом Иоанном – беседа… ну знаете, можно сказать, ни о чем: просто беседа о душе. Я рассказал, что происходит у меня внутри; беседа продолжалась два часа. Отец Иоанн дал мне благословение, наставление: как и что я должен делать… Вышел я из кельи отца Иоанна в слезах. «Ну вот, – говорит отец Иоанн, – теперь ты понял, как тебе дальше жить и как поступать в дальнейшем». А было отдание праздника Пасхи – отец Иоанн служил литургию. Вы не представляете! Не зря его называют пасхальным батюшкой! Он служил – нет, даже не служил – он летал, как ангел в храме! И вот это его приветствие! Я с этим приветствием: «Христос воскресе!», «Воскресший Господь!» -уехал, шел на вокзал, ехал домой, оно сопровождало меня. И отец Иоанн как-то совершенно изменил весь цикл моей жизни! И наверное, по его молитвам не зря меня при постриге назвали Анастасием – «воскресший»! Я получил духовную почву, стимул, и отец Иоанн для меня является идеалом нашей христианской жизни, идеалом пастырства. Поучения вот таких людей, их какие-то записки, наверное, читать можно! Но самое главное – как счастлив тот человек, который общался с батюшкой, который хоть немного соприкоснулся с его духовной жизнью. Больше ничего такому человеку не надо!

И я считаю, что вот таких людей хорошо было бы хотя бы два-три человека на нашу Святую Русь! Потому что сейчас это так необходимо – для поддержания духа ревности и служения Христу, какой был в те далекие годы, когда еще сохранялись христианские, православные традиции, носителем которых был отец Иоанн и многие-многие люди, с которыми мне приходилось общаться в жизни. Они прошли через ссылки и тюрьмы, но свято сохранили веру. Самое главное, я до сих пор удивляюсь, как эти люди – несмотря на лишения, скорби (а жили они в ужасных условиях), вышедшие из заключений в 50 – 60-е годы, жившие где-то в подвалах, монахини и священники, – сохранили веру! В 60-е годы им запрещали заходить в алтарь (они были осужденные по 58-й статье). Они приходили и стояли в храме, но люди любили и уважали их больше, чем тех священников, которые стояли у престола. Я счастлив, что имел общение с этими людьми. И они ведь не проявляли никакой борьбы или чего-то подобного – они были просто молитвенниками. Дай Бог, чтобы и в нашей жизни находились такие добрые молитвенники, на которых держится весь город (но, в общем-то, достаточно и одного праведника). Жизнь Церкви будет до конца века сохраняться, поскольку такими праведниками земля никогда не оскудеет! И среди них (я хотел бы порадоваться и поблагодарить Господа за то, что у нас, в нашей жизни, есть такой праведник) отец Илий, с которым у нас такое духовное родство! Со дня знакомства и до сих пор он поддерживает меня своими молитвами. Вот такие праведники будут до скончания века!

 

Расшифровка: Наталья Коваль

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​