Учимся растить любовью. Детям о Пасхе

6 мая 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
В этот раз протоиерей Александр Дягилев, председатель епархиальной комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства ответит на вопрос Татьяны из Перми: "Как говорить с детьми о Воскресении Христовом и вообще о вере? Моим детям 13, 5 и 4. Три дочери. Воцерковлены, хотя старшая перестала причащаться год назад. Я никогда толком не говорила им о вере. Слов подобрать не умею. Мои дети очень любят Пасху. Мы каждый год красим яйца, печем куличи. Но они ждут только этой формы, а содержание праздника знают формально. Это моя вина. Как исправиться?"

− Я Вам задам вопрос, который, мне кажется, выведет нас на сегодняшнюю тему: «Детям о Пасхе». Но мы немного шире посмотрим на эту тему: как вообще говорить детям о вере. Телезрительница прислала нам вопрос и указала, что он обращен скорее не к психологу, а к священнику. А отец Александр еще и семейный психолог; значит, вопрос будет освещен с двух сторон.

Зачитаю, что же нам пишут: «Здравствуйте, Марина! У меня вопрос скорее не к психологу, а к священнику. Как говорить с детьми о Воскресении Христовом и вообще о вере? Моим детям (три дочери) 13, 5 и 4. Они воцерковлены, хотя старшая перестала причащаться год назад. Я понимаю, что никогда толком им не говорила о вере. Не знаю почему. Стесняюсь, не умею подобрать слов, боюсь что-то напутать… Мои дети очень любят Пасху. Мы каждый год красим яйца, печем куличи, делаем творожную пасху, убираем и украшаем дом. Но они ждут только этой формы, а содержание праздника знают лишь формально. Это моя вина. Как исправиться? Я пыталась начать разговор, но ничего не вышло: смутилась, перевела тему, сказала только пару общих слов. Помогите советом».

Можно ли помочь научить говорить на эту тему?

− Попробовать можно. Что получится, я не знаю, потому что не хватает данных. Хочется спросить, как Вы говорили с ними о вере, что дети отвечали, что пошло не так и что смутило. Я могу только предположить.

Я родился в семье, где мама и папа в Бога не верили. Папа умер в 1985 году, мама сейчас ходит в церковь, причащается (мне кажется, что во многом благодаря мне). К вере я пришел самостоятельно (вопреки тому, что ожидали от меня родители). Бабушка была крещеная, но я не скажу, что она была глубоко верующей. Таким образом, примера жизни по вере в семье я не видел. Во многом к вере пришел через чтение Священного Писания, размышления, науку. По первому образованию я инженер-геофизик. Я своими руками доставал древние окаменелости и видел, что живые организмы появляются, исчезают на определенном этапе и никаких признаков плавной эволюции нет. Когда я женился и у нас родились собственные дети, передо мной встал вопрос: как с ними говорить о вере? Потому что со мной никогда никто о ней не говорил. О чем-то я прочитал, о чем-то размышлял, к чему-то пришел сам и могу своим опытом сейчас поделиться. Но каждая семья индивидуальна. Зависит от того, насколько Вы сами к этому готовы.

Тема воскресения напрямую связана с темой смерти. К Пасхе нас готовит Страстная седмица (через которую мы все сейчас прошли): мы вспоминали распятие, страдания, смерь Иисуса Христа. Нужно пройти через смерть, через Голгофу, чтобы оценить воскресение. Это проявляется даже на телесном уровне: сейчас мы едим яйца, куличи, но мы прошли через пост и были лишены всех этих радостей. Христос даровал нам вечную жизнь. Но опять же, чтобы понять, что такое вечная жизнь, нужно понять, что такое временная жизнь, которая заканчивается смертью.

Со смертью дети сталкиваются в разных ситуациях. Детская психика до поры до времени не принимает смерть. Но потом кто-то умирает из близких (или домашнее животное) либо в очередной раз с детьми навещают могилу кого-то из предков, и ребенок вдруг понимает: я тоже умру. Это очень болезненный момент. Ребенок порой очень тяжело переживает осознание собственной смертности.

− Поэтому многие родители пытаются своих детей от этих травмирующих, как они считают, событий оградить. И даже Страстная неделя проходит у них как бы пунктиром в ожидании большого праздника Пасхи.

− В житии святого Иоасафа, царевича индийского, описывается, что его поместили во дворец. Но однажды он решил посмотреть, что находится за оградой дворца. Он покинул дворец и оказался среди простых людей. Среди них он увидел больного, старика и мертвого. И это стало для него неким переосмыслением своей жизни, и он уверовал во Христа. Когда человек сталкивается с фактом болезни, старости и смерти, он начинает ценить воскресение. Но говорить об этом с ребенком действительно сложно. Мы хотим, чтобы детство ребенка было радостным. Это еще советская идея: наша задача − обеспечить детям счастливое (то есть беззаботное) детство. Зачем ребенку говорить о смерти? Это мрачно. Но такова жизнь. Ребенок должен понимать конечность своего бытия: когда-то мои глаза уже не будут видеть солнце, деревья, маму, папу… Но наступит время, когда мы встретимся, потому что Христос воскрес и у нас есть надежда.

С другой стороны, важны семейные традиции. К сожалению, у нас, православных, есть такое представление: на пасхальной службе были, яйца покрасили, а дальше живем как живется. Пасхальный день должен отличаться от других дней во всем. Например, по русским народным традициям на большие праздники в домах у крестьян всегда менялась скатерть. Существовал так называемый бабий кут − это пространство за печкой (мужчина не имел права туда зайти без согласия хозяйки). Кут был отгорожен от избы занавеской, и ее цвет зависел от цвета праздничного облачения в церкви. Другая скатерть и занавеска, другая посуда (которую мы обычно не достаем), необычные (не белые, а красные) яйца, пасхальные куличи, творожные пасхи (мы их делаем только на праздник Пасхи) − все это так или иначе призвано показать, что это особый день для нас.

− Мне кажется, как раз с этим у нашей телезрительницы, которая задала вопрос, все в порядке: она с детьми готовится к Пасхе, делает праздничную трапезу. Ее волнует вопрос, как от этой формы перейти к содержанию. Да, традиция замечательная, когда мы все вместе собираемся за праздничным столом, но как перейти к дальнейшей беседе о самом сокровенном?

− Я помню, что в моем советском детстве тоже красили яйца (это делала моя бабушка). Мне было это всегда радостно видеть. И у нас была традиция ударять друг о друга яйца и соревноваться, у кого разобьется. При этом произносились слова: «Христос воскресе!» − «Воистину воскресе!» Мне и в голову не приходило, что эта фраза имеет какое-то отношение к Иисусу Христу. Мне казалось, что это некая присказка, которую нужно сказать, разбивая яйцо. То же самое сейчас происходит на Западе: праздник Рождество − это когда распродажа в магазине, елки… А о том, что это день рождения Иисуса Христа, многие даже не задумываются.

Задача взрослых − организовать разговор за праздничной трапезой. Не просто пришли с ночной службы, легли спать, сходили на пасхальную вечерню, и все; не просто сели, поели и разошлись. Трапеза должна быть обязательно, но важно, чтобы за столом мы не разговаривали о том, о чем разговариваем обычно. Здесь тема разговора – Евангелие, в котором сказано, что Иисус пришел на землю, чтобы избавить нас от смерти. Бог не хочет, чтобы мы умирали. Он видит, как мы страдаем, и чтобы спасти нас от этого, дать нам избавление от смерти, чтобы могила не была нашим концом, Он стал Человеком. Его убили, а Он воскрес.

Кстати, можно пользоваться и современными технологиями. Например, у нас есть семейная традиция на Страстной седмице просматривать фильм Мэла Гибсона «Страсти Христовы». Потом мы беседуем о том, что увидели на экране. Понятно, что фильм тяжелый, но в то же самое время он как раз дает понять, через что прошел Христос, чтобы дать нам победу над смертью, которую мы отмечаем. Если у меня не хватает знаний, навыков, чтобы говорить с детьми, один из вариантов – поставить какой-то фильм, аудиокнигу, вместе послушать и обсудить ее.

− Обсудить – это очень важно.

− Действительно, лучше вместе с детьми послушать, даже ставить на паузы: «А что ты об этом думаешь?» Нужно, чтобы дети глубоко в это вникали и, самое главное, приобщали услышанное или увиденное к своей собственной жизни; понимали, что это имеет отношение к ним.

Невозможно набором каких-то манипуляций сделать человека верующим. Но можно сделать четыре вещи. Первое − ввести ребенка в церковную жизнь: крестить его, причащать, водить на службы и в воскресную школу, устраивать пасхальные трапезы дома, отмечать другие церковные праздники. Второе − дать детям знания: рассказывать о содержании Библии, о сути церковных праздников, о житиях святых, смотреть с ними православные передачи. Третье − молиться за детей: «Господи, Сам веди их, Сам открывайся им». Но нужно помнить, что Бог нас любит, уважает и не будет насильно к Себе тащить. Поэтому нужно добавлять: «Поймут ли они Тебя, увидят ли Тебя в каких-то событиях своей жизни – это их выбор. Я за них этот выбор сделать не могу, но я молюсь Тебе: Господи, откройся моим детям». Это в наших силах. И четвертое, главное, – показать личный пример жизни по вере. Причем это должен быть такой пример, за которым захочется последовать. Потому что если ваш пример − длинное вычитывание молитв, то захочет ли ребенок стать таким же: стоять часами перед иконами и что-то читать? Это может скорее оттолкнуть. Или ребенок просто поймет: я так не могу; если Бог принимает только такую молитву, значит, Он меня вообще не примет, и пытаться не буду.

Есть еще одна ошибка, которую допускают родители (я, к сожалению, ее часто вижу). У взрослых принято причащаться только после подготовки, вычитывания молитвенного правила, поста. Многие причащаются, например, раз в месяц и без детей, потому что это серьезно. Взрослый приходит в церковь, молится, причащается, а дети в это время дома. В то же самое время, когда мы причащаем детей, их особо к этому не готовим, приводим к концу службы, причащаем и уходим. И что видят дети? Причастие для детей, взрослые (мама с папой) не причащаются. Значит, если я хочу почувствовать себя взрослым, я должен перестать причащаться (что мы, к сожалению, и видим). Я не знаю историю этой семьи, что там произошло, почему 13-летний ребенок перестал причащаться. Возможно, это одна из причин.

Самое лучшее − личное свидетельство, что для меня есть Воскресение Христово, почему я стал христианином, что заставляет меня ходить в церковь, молиться, Кто для меня Иисус Христос, почему я хочу отмечать Его воскресение из мертвых именно таким образом. То есть нужно делиться своими чувствами, говорить о своих мыслях (причем не только нынешних, но и о тех, что были раньше, когда я был ребенком). Может, это отзовется в сердцах детей…

Дети узнают о том, что их жизнь когда-то закончится, но, оказывается, есть ее продолжение. Очень важное свидетельство в Библии: Первое послание к Коринфянам, 15-я глава. Это самое раннее свидетельство о воскресении Христовом, потому что когда апостол Павел писал Первое послание к Коринфянам, Евангелия еще не были написаны. Там апостол Павел описывает явление Иисуса Христа более пятисот братьям одновременно. Это очень важно. Такие темы надо с детьми поднимать, обсуждать, но опять-таки для этого нужно иметь желание открыть Библию и прочитать.

− Спасибо, отец Александр. Я думаю, Вы очень полно ответили на вопрос нашей телезрительницы. На мои внутренние вопросы Вы точно ответили.

Автор и ведущая Марина Ланская

Записала Наталья Богданова

Показать еще

Время эфира программы

  • Четверг, 24 июня: 00:30
  • Пятница, 25 июня: 05:30
  • Суббота, 26 июня: 08:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​