Праздничные иконы. «Миссия добра» (Самара)

5 декабря 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
Каждый из двунадесятых праздников в православии имеет свою икону, без которой торжество не могло бы быть полным. На ней показано самое важное и ценное в событии. При всем разнообразии иконографии Священное Предание Церкви хранит неизменным символику изображения, о которой и пойдет речь сегодня на примере икон из коллекции древнерусского искусства Самарского областного художественного музея.

Инга Чибикова, методист ведущей категории Самарского областного художественного музея:

− Началом праздников назвал Андрей Критский праздник Рождества Богородицы. Празднование этого события началось не ранее V века. Его иконография сформировалась к VII веку. Но уже с VIII по IX век в Византии был период иконоборчества: Восточная Церковь боролась с ересью. Конечно же, на фоне этих событий о развитии иконографии не могло быть и речи. Поэтому устойчивая иконография сформировалась уже где-то к IX веку.

В иконографию XVII столетия проникает некая повествовательность. Сюжеты становятся очень подробными. От других праздничных икон Рождество Богородицы отличается тем, что здесь нет пафоса, присущего торжественному событию. Наоборот, здесь множество повседневных элементов обычного жилища.

Инга Чибикова:

− В левой части находится Анна, а в правой – Иоаким. По традиции восточного благочестия того времени мужчина не мог зайти на половину женщины в определенные периоды. Поэтому Иоаким очень часто изображается вне дома: выглядывающим через окно или в дверном проеме. Но в нашем случае это отдельная мужская половина, где он смиренно ожидает возможности увидеться с новорожденной и Анной.

Внизу справа располагаются фигуры повитух, которые омывают ребенка. Служанка трогает рукой воду, чтобы проверить температуру воды, в которую она собирается опустить ребенка (что делают и современные женщины).

Но, как известно, в иконе все имеет смысл. И даже у такого трогательного, но бытового момента есть свое значение.

Инга Чибикова:

Купель может рассматриваться как омовение, очищение рода человеческого в связи с рождением Марии. И стол, который появляется около Анны, − это, возможно, отсылка к будущему жертвеннику.

Когда с XVII века в икону входит повествовательность, некоторые строгие каноны домашнего этикета уходят в прошлое. Фигура Иоакима уже находится в едином поле с Анной (рядом со столом). Стол может быть заставлен разными яствами, приборами (вплоть до вилок и ножей), кувшинами. И эта особая торжественность, высокий дух поздравления и поклонения роженице исчезает. Появляется некая повествовательность, которая пусть и красивая, но тем не менее она чуть-чуть принижает возвышенный акцент на событии.

Новорожденная является центральной героиней сюжета, но композиционно находится внизу справа. На других иконах Она бывает слева, иногда в колыбели. Такое расположение олицетворяет природное смирение Марии.

Инга Чибикова:

В Евангелии мы не увидим каких-то значительных описаний Ее жизни. Она все время находится рядом со Христом, но незримо. Ее присутствие всегда скрывает некая событийная линия. Мы чувствуем Ее принадлежность ко Христу.

Изящно прописаны все пропорции. И цветовые соотношения очень гармоничны. Все говорит о значительности, тонкости этого праздника. По словам Александра Шмемана, этой рождающейся Девочкой мир встречает идущего к нему Христа. И вот мы уже на пороге к Вифлеемской пещере, к радостной тайне Богоматеринства.

Иконография Рождества Христова начала складываться достаточно рано. Об этом событии становится известно из Евангелий от Матфея и Луки. Эти повествования, дополняющие друг друга, создают цельную картину события.

Инга Чибикова:

Первые изображения Рождества Христова мы наблюдаем в катакомбной живописи (это прежде всего Рим III–V веков). Первое изображение в катакомбах – это сидящая на троне Богородица с Младенцем, принимающая дары от волхвов. И можно сказать, что это отправная точка для развития будущей иконографии Рождества Христова.

По закону иконописания в одном образе могут быть запечатлены разновременные события. Так, на иконе Рождества Христова часто присутствуют волхвы в восточных одеждах, которые через два года после рождения Младенца прибыли на Его чествование с дарами.

Инга Чибикова:

Почему волхвов трое? Это число варьировалось, когда-то их было значительно больше. Но в иконографии устоялось именно число три. Это свидетельство о трех возрастах человека (юность, зрелость и старость), а также трех потомках Ноя (в связи с этим волхвов изображают негроидного, азиатского и европейского типа). Символически приход волхвов означает обращение ко Христу языческих народов из различных стран. По словам Василия Великого, известие о восхождении звезды от пророка Валаама передавалось из поколения в поколение, и настал тот час, когда волхвы его получили и принесли три подарка – золото как Царю, ладан как Богу и смирну как Человеку. По словам Иоанна Златоуста, второе значение этих даров − это наука, любовь и послушание.

В Евангелии от Луки центральным фрагментом является благовестие ангела пастухам, которые первыми услышали рождественскую песнь и пришли поклониться новорожденному Младенцу.

Инга Чибикова:

Они олицетворяют детскую радость, восприятие этого события с открытым сердцем. Волхвы же, как люди знающие, как представители науки, должны были перейти от посредственных знаний к абсолютным через тот объект, который они ждали и наблюдали.

Вол и осел в сцене Рождества Христова, находящиеся совсем близко к Младенцу, − это отсылка к Священному Писанию, к Книге пророка Исайи.

Инга Чибикова:

− Вол знает владетеля своего, и осел − ясли господина своего. Хотя у Исайи эти слова употребляются в совершенно другом контексте. О Рождестве здесь речь не идет, а говорится о неверности Израиля. Во-вторых, это стих из книги пророка Аввакума, где в греческом переводе есть такие слова: «Ты будешь познан посреди двух животных».

Центральными среди изображения на иконе являются пещера и ясли, в которых помещен Младенец, повитый белыми пеленами.

Инга Чибикова:

− Это цвет непорочности, света. Это не просто иллюстрация долгожданного события, о котором было много пророчеств. Это еще и иллюстрация жизненного пути Христа, его начало и конец. Погребальные пелены, в которые будет завернут снятый с Креста Христос, тоже будут белого цвета.

Рядом с Младенцем в центре композиции Богоматерь. Она отвернулась от Христа. И это положение указывает на то, что Младенец принадлежит уже не Ей, а всему миру.

Инга Чибикова:

− Пурпурный цвет Ее облачения говорит о Ее принадлежности к царскому роду. Фигура Богородицы обычно самая большая по масштабу по сравнению с остальными. Это, с одной стороны, делает акцент на Ее особенном значении, поскольку само событие спасения было бы невозможно без Ее решения, смирения и предания Себя  воле Божьей. Она главное действующее лицо в деле спасения.

Есть еще одна трактовка положения Богородицы, казалось бы, не очень логичного для Матери – обращение Марии к обручнику Иосифу. Он изображен иконописцем в отдалении от Девы Марии и Богомладенца.

– Иосиф – представитель Ветхого Завета, ему очень сложно осознать суть происходящего: как может Дева зачать и родить. По мнению некоторых искусствоведов, в том числе, может быть, с легкой руки Евгения Трубецкого, одного из первых исследователей иконографии Рождества Христова, пожилая фигура пастуха как раз олицетворяет это сомнение, которое постоянно возвращает его к мысли о земных, обычных событиях и невероятности происходящего.

В левой части иконы – повитуха, омывающая Младенца, и служанка, подливающая воду в купель.

– С одной стороны, это естественный процесс (после рождения омывают младенца), с другой стороны, это отсылка к будущему крещению – омовению в водах Иордана. Существует народное предание об этой повитухе: она усомнилась в девственности Марии и была наказана, но слезная молитва дала результат, Мария простила женщину.

«Сретение» среди праздничных икон выделяется лаконичностью и простотой. Оно не столь событийно, как образ Рождества Христова, но здесь требуется дополнительное проникновение в суть деталей, понимание скрытых подсказок иконописца. На иконе Сретения изображен момент передачи Богомладенца Богородицей Симеону Богоприимцу.

– С правой стороны – Симеон, с левой – Иосиф с двумя горлицами, пророчица Анна со свитком и Богородица с пеленами. Поскольку стол здесь – это престол, Младенец над престолом как будущая жертва, приношение. Горлицы могут рассматриваться как соединение Ветхого и Нового Заветов. Ветхий Завет представлен Анной-пророчицей, Симеоном, а Младенец – представитель Нового Завета.

Старец Симеон триста лет ждал встречи с Мессией.

– Он относится к семидесяти толковникам (переводчикам) на древнегреческий язык Библии Ветхого Завета (так называемой Септуагинты). Каждому переводчику был дан определенный фрагмент, который они переводили в своей келье. Симеону достается эпизод, где говорится: «Се, Дева зачнет и родит Младенца». Симеон засомневался: «Может ли Дева родить? Вероятно, здесь закралась ошибка». Ангел является Симеону и говорит: «Ты своими очами узришь явление Младенца на этот свет и примешь Его в свои руки».

На иконе Богородица держит пелены – символ того, что Она отдает Сына на будущие страдания. А Младенец в одеждах, но с обнаженными ногами – это тоже отсыл к будущей жертве. Симеон пророчествует Марии о распятии Христа. Передав Младенца Богородице, Симеон завершил свой земной путь.

– У Бродского есть замечательные стихи, где он делает тонкое замечание о состоянии Симеона, его душевном смятении:

Он шел умирать. И не в уличный гул
он, дверь отворивши руками, шагнул,
но в глухонемые владения смерти.
Он шел по пространству, лишенному тверди,

он слышал, что время утратило звук.
И образ Младенца с сияньем вокруг
пушистого темени смертной тропою
душа Симеона несла пред собою,

как некий светильник, в ту черную тьму,
в которой дотоле еще никому
дорогу себе озарять не случалось.
Светильник светил, и тропа расширялась.

Последний праздник в церковном календаре  – Успение Богородицы, отмечается 28 августа. Этот день завершает цикл двунадесятых праздников и дает надежду на светлый и радостный будущий год.

– Ее спокойное, умиротворенное положение тела говорит о том, что Она с радостью переходит в мир иной и душа Ее уже в руках Сына, Который стоит за одром. Одр Богоматери как некий престол, апостолы как сослужащие на литургии. Душа Богородицы в виде образа спеленутого Младенца. Чистота Ее души не вызывает сомнений. Земная Женщина, которая обладала всеобъемлющей любовью к Своему Сыну, к людям, добровольно отдавшая Своего любимого Младенца на несение Креста и Распятие, без ропота, стенания, озлобления, осуждения, светло и чисто несшая Свой крест, сподобилась сохранить образ чистоты Своей души в состоянии младенчества, которую в белых пеленах принял Христос, как некогда Она принимала Его в белых пеленах во время рождения.

На этом мы не завершаем рассказ о праздничных иконах. В следующий раз рассмотрим один из самых сложных по своей символике образ Троицы и Ее иконографии, представленной в коллекции музея.

Ведущий протоиерей Максим Кокарев

Записали Наталья Богданова и Людмила Кедысь

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​