Православный взгляд. Беседа с митрополитом Томским и Асиновским Ростиславом

23 ноября 2023 г.

– Владыка, давайте сегодня поговорим на тему, которую я озаглавил так: «Рабы и господа». К сожалению, во Всемирной паутине я не раз наталкивался на посылы наших соседей, украинской пропаганды о том, что Россия – это страна рабов, что у россиян рабство заложено на генетическом уровне.

В качестве аргументов в пользу этих своих измышлений они приводят постулаты о том, что лучшая часть нашей страны погибла во время Великой Отечественной войны, что во время монголо-татарского ига мы привыкли быть под гнетом, а после победы Великой Октябрьской социалистической революции Россия стала «страной победившего быдла». Читать все это крайне неприятно. Хотелось бы обсудить с Вами, имеет ли это вообще смысл с церковной точки зрения; или это и есть тот самый национализм...

– Что касается национализма, то в национализме на самом деле ничего плохого нет. В Вашем вопросе меня насторожило одно слово, но это вопрос не к Вам, а к тем, кого Вы сейчас ретранслировали, а именно меня насторожило то, что какому-то народу присущи некие изъяны на генетическом уровне.

Когда говорят о том, что кто-то генетически полноценен, а кто-то неполноценен, это как раз и есть проявление идеологии фашизма, нацизма, что совершенно неприемлемо и подлежит осуждению. Что же касается постановки самого вопроса, то меня это нисколько не напрягает, лишь вызывает чувство сожаления, что ли, по отношению к тем, кто такую пропаганду принимает, и к тем, кто ее ретранслирует.

В частности, поскольку подобного рода пропагандисты находятся в той правящей верхушке, которая при поддержке определенных антироссийских, антирусских, антиправославных сил пришла на Западе к власти, на самом деле узурпировав эту власть, навязав какие-то чуждые мнения в первую очередь украинскому народу, мне жалко украинцев, особенно тех, кто поддается этой пропаганде.

А вообще когда кто-то начинает обвинять своих соседей в том, что у них что-то не так, это лишь свидетельство некого чувства своей собственной неполноценности. Например, русский народ может позволить себе некую самокритику. Мы можем порассуждать, что у нас так, а что не так, мы можем поругать самих себя, и вовсе не потому, что мы на самом деле ощущаем в себе некую неполноценность, а потому, что мы твердо стоим на ногах, под нами твердая почва, за нами тысячелетняя история, которая все расставляет на свои места. Как бы нам ни кричали со всех сторон о том, что это у нас черное, а это белое, мы знаем, где черное и где белое.

Но когда людям, у которых выбита почва из-под ног, вдруг начинают внушать, что Украина – это не Россия, что украинцы и русские – это совершенно разные народы и история у них разная (хотя история русского и украинского народа – это история единого народа), подменяя историю украинского народа каким-то суррогатом, какими-то выдумками, то этот народ на самом деле оказывается без истории, без культуры, без традиций, без каких-то знаковых имен.

Эти люди лишаются Гоголя, который на самом деле был частью и русского, и украинского народов, лишаются других великих людей, и вместо них поставляются во главу украинского народа какие-то меленькие деятели, чаще всего со знаком «минус», вроде Бандеры, Шухевича и прочих. И если народ отказывается от своего великого прошлого, сокрушая памятники, разрушая все то, что напоминает ему о его славном прошлом, то этот народ начинает ощущать чувство своей неполноценности.

Каким же образом можно восполнить чувство этой неполноценности? Здесь нужно либо вспомнить о своих подлинных духовных, в том числе и исторических корнях (а они неизбежно связаны с единством украинского и русского народов), либо пытаться очернять и унижать то, что находится вокруг и что на самом деле унизить невозможно. Говорят же, что бриллиант, даже вывалянный в грязи, не утрачивает своей ценности и не перестает быть бриллиантом, а пыль, сколько ее ни бросать к небу, так и останется пылью, грязью.

Поэтому мне думается, что все это не более чем пропаганда, свидетельствующая о некой ущербности самих пропагандистов, и в самой этой пропаганде уже заложено фиаско. Что же касается аргументов, используемых этими критиканами, связанных и с монголо-татарским нашествием, и с прочим, то, во-первых, то же самое можно обратить и к самим пропагандистам псевдоукраинской или неонацистской идеологии.

Как известно, Батый разорил не только Рязань, но и Киев, после чего Киев так и не оправился. Он долгое время лежал в руинах, представляя собой жалкое зрелище, и он перестал быть столицей, хотя когда-то был матерью городов русских. Так что монголо-татарскому нашествию подверглись не только люди, населявшие земли Северо-Восточной Руси, но татары доходили и до Киева, до того, что сейчас называется Украиной.

Что же касается какой-то особой украинской ментальности, то я считаю, что ментальность русского человека и ментальность современного украинца – это одна и та же русская ментальность. Многие наши бойцы, принимающие участие в специальной военной операции, говорят, что они сразу чувствуют, где воюют западноевропейские наемники  (французы, немцы, американцы) и где воюют украинцы.

Украинцы очень похожи на нас, потому что, по сути, мы – один народ, у нас один язык. Как бы ни пытались сейчас на Украине бороться с русским языком, на самом деле и русский, и украинский – это разные варианты одного и того же языка, это один и тот же язык, имеющий одни и те же корни.

Если мы посмотрим на наши древние русские книги, которые своими корнями уходят еще в Киевскую Русь, то увидим, что этим языком пользовались как в Киеве, так и в Ярославле, Новгороде, во Владимире-на-Клязьме, то есть на пространстве всей Руси, которую историки условно называли Киевской Русью.

Поэтому когда ведется пропаганда и указывается на разную ментальность русских людей и украинцев, на самом деле ментальность у них одна и та же. Эта ментальность формировалась веками, в том числе и нашей общей верой, и как бы это ни оспаривали некоторые деятели, идеологи современной Украины, но мы вышли из одной днепровской крещальной купели, откуда вышла Святая Русь, и эта купель одинаково дорога как для тех, кто живет на территории Украины, так и для тех, кто живет на территории России и Беларуси.

Все наши народы вышли из одной купели, поэтому для нас одинаково дороги и Киев, и Днепр, и святая православная вера. Те же, кто борется с русской ментальностью как с какой-то отдельной ментальностью, на самом деле борются со своим собственным народом, со своей собственной духовной традицией.

Мы видим, что ожесточенные гонения, которым сегодня подвергается Украинская Православная Церковь, прихожанами, духовенством, епископатом которой являются исключительно граждане Украины, на протяжении веков сберегавшие свою веру и сохранившие ее до настоящего времени, не смогут отнять у них эту веру и дать им вместо нее какой-то суррогат, какую-то обманку, хотя светские власти и силятся это сделать. Я считаю, что в любом случае им это сделать не удастся.

Мы знаем, что гонения, которым сейчас подвергается Православная Церковь на Украине, превосходят гонения на Церковь большевиков, потому что большевикам даже в самый разгар гонений не приходило в голову принять закон, запрещающий Русскую Православную Церковь.

Если большевики и преследовали православных христиан, если они и ставили своей задачей уничтожение религии в Советском Союзе, то для этого они искали какие-то внешние предлоги, но Русская Православная Церковь официально, в законодательном порядке никогда не была запрещена. Сейчас же Радой Украины уже в первом чтении принят закон, запрещающий Украинскую Православную Церковь.

Как-то я слышал одну проповедь владыки митрополита Онуфрия, возглавившего Украинскую Православную Церковь еще задолго до событий 2014 года, он говорил: «Если нас выгонят из наших храмов, мы будем молиться на улицах, ведь Христос не только в стенах храмов». А мы знаем, что тогда униаты очень активно пытались отнимать храмы у православных.

Я думаю, что украинские власти не успокоятся, даже если православные христиане будут изгнаны из всех храмов и будут совершать богослужения на улице. Им это будет инкриминироваться как несанкционированные собрания, то есть как преступление. Достаточно вспомнить, что был арестован и приговорен к пяти годам заключения 75-летний старец владыка митрополит Ионафан лишь за то, что он держался канонической Православной Церкви, призывал к этому свою паству и говорил, что так называемая ПЦУ, искусственно созданная церковь-обманка, безблагодатна.

Запад и прогнувшаяся под него украинская элита сорвали с себя маски и показали, что все лозунги о свободах, правах человека, о достоинстве человеческой личности являются лишь пустой пропагандой, и за ними стоят интересы определенных элит, совершенно далекие от подлинного отстаивания свободы и достоинства человека, потому что это меньше всего их волнует. Наконец маски сорваны, и каждый предстал перед всем миром в своем настоящем обличье, и я думаю, что теперь каждому человеку проще сделать свой духовно-нравственный выбор.

– Наверное, мне с Божией помощью повезло, но среди окружающих меня людей, несмотря на то что сейчас идет специальная военная операция, нет таких, которые негативно относились бы к Украине и к украинцам, не считая, конечно, тех проявлений нацизма, о которых Вы только что упомянули. Мы знаем, что в Томской епархии есть священники родом из Украины, и паства их очень любит, и они тоже очень любят свою пасту. Скажите, это тоже особенность нашего русского менталитета?

– Думаю, что это особенность христианского менталитета как такового. Такой же менталитет был присущ и другим народам в той степени, в какой они связывали себя с христианской традицией. Но по мере отступления от этой христианской традиции или удаления от нее происходило некое переформатирование личности. То, что мы иногда называем духовно-нравственным кодом нашего народа, на самом деле это та духовная закваска, которую мы получили в купели крещения. Это мы и называем святой православной верой.

И когда какие-то официальные представители нашей власти говорят: «Мы не такие, как те, что на Западе», – позвольте, а благодаря чему мы вдруг не такие? Может быть, мы тоже, как эти нацисты с Украины, скажем, что у нас есть что-то такое на генетическом уровне, что делает нас людьми первого сорта по сравнению с другими? Конечно, нет. На самом деле на протяжении многих веков нас делала такими наша святая православная вера, Православная Церковь.

Кто-то может сказать: «Но в годы советской власти Церковь изгонялась из всех сфер нашей жизни». Да, Церковь изгонялась, но сам менталитет, само представление человека о грехе, правде, нравственности все равно сохранялось, православный подход сохранялся. Слава Богу, к нашему народу постепенно приходит некое отрезвление. Но я бы не сказал, что эти проблемы мы полностью преодолели, они еще есть и, наверное, еще долго будут, поэтому здесь стоит непростой вопрос нашего перевоспитания.

Не так давно у нас в Томске стартовали Макариевские чтения, в которых принимали участие многие почетные гости из Москвы, в частности известный в медийном пространстве отец Павел Островский. Выступая на пленарном заседании, он сказал, что взрослые люди часто говорят, что у нас, к сожалению, есть проблемы с молодежью, а на самом деле у нас проблемы со взрослыми, потому что молодежь все перенимает именно от взрослых людей, от взрослого поколения. Поэтому начинать нам нужно с себя.

– Владыка, давайте перейдем ко второй части нашей программы. Предлагаю поговорить о замечательном святителе Иоанне Златоусте, архиепископе Константинопольском, память которого отмечается 26 ноября. Когда я слышу об этом святителе, у меня почему-то сразу возникает ассоциация с пасхальной радостью. Мне кажется, что слова, которые святитель Иоанн Златоуст заложил в пасхальные молитвословия, не мог придумать человек с его земным разумом, что это действительно какой-то Божий дар.

– Святитель Иоанн Златоуст действительно великий угодник Божий. У него было очень много дарований, он известен и как пастырь, и как борец за чистоту православия. Но все-таки Церковь усвоила ему наименование – Златоуст, благодаря проповедям, которые он произносил. Эти проповеди действительно подобны слиткам золота, потоку медоточивому, как именуются его поучения в одном из греческих тропарей в честь трех святителей. Это некое донесение до слуха слушателей, до их сердец тех евангельских истин, которые проповедовал святитель.

У святителя Иоанна Златоуста есть сравнение погружения в Священное Писание с растиранием в руках ароматов. Он говорил: «Чем больше мы растираем в руках благоуханные вещества, тем больше они благоухают». Так и святитель Иоанн Златоуст растирал эти ароматы, произнося свои проповеди, которые по большей части были толкованием Священного Писания.

Когда читаешь его проповеди, действительно восхищаешься и их глубиной, и особым духовным содержанием, и, конечно, их внешней красотой. Бесспорно, Иоанн Златоуст мог бы быть назван одним из лучших риторов мира. Думаю, что даже искусство и творчество Цицерона и других известных риторов уступают в силе слову святителя Иоанна Златоуста.

Читая его проповеди, удивляешься, как народ мог воспринимать на слух такую глубину слова Иоанна Златоуста, и начинаешь понимать, что это вполне реалистично, когда в пасхальную ночь слышишь слово огласительное Иоанна Златоуста. И когда ты слушаешь это слово, ты не только проникаешься его глубиной, но и наслаждаешься тем, о чем говорит святитель Иоанн Златоуст.

Но это далеко не единственное его слово. Все его произведения по своей форме, по содержанию не уступают этому пасхальному слову. Поэтому я бы хотел посоветовать нашим телезрителям читать творения святителя Иоанна Златоуста. Может быть, поначалу, когда вы только начнете их читать, они покажутся вам слишком сложными, но не нужно останавливаться.

Я думаю, после того как вы прочитаете хотя бы несколько его слов, вы почувствуете их вкус и уже не сможете оторваться от них до тех пор, пока не перечитаете все 12 увесистых томов его творений, изданных на русском языке. Но мы лишь условно говорим о 12 томах святителя Иоанна Златоуста, потому что каждый том издан в трех частях. И мы можем воспринимать наставления этого великого, доброго и мудрого пастыря Церкви Христовой.

– У нас еще есть вопросы телезрителей.

«Сказано ли в библейских пророчествах что-то о конфликте Израиля и Палестины?» 

– Дело в том, что конфликт между Израилем и Палестиной начался не сегодня и не в 1947–1948 годах, когда Организация Объединенных Наций приняла решение об образовании государств Израиль и Палестина. Этот конфликт возник в более ранние, глубокие, по сути, ветхозаветные времена, и противостояние Израиля и древних филистимлян – народа, населявшего территорию современной Палестины, описано еще на страницах Священного Писания. Поэтому этот конфликт имеет очень давние, застарелые корни.

И когда сейчас пытаются представить этот конфликт как конфликт между мусульманами и иудеями, на самом деле это не так, потому что филистимляне не были мусульманами, они были язычниками, а мусульман тогда вообще еще не было. А если попытаться вычленить из текста Писания все, что сказано о филистимлянах (а значит, о палестинцах) и что сказано об израильтянах, и отнести это к нынешнему конфликту, это означает допустить какие-то определенные натяжки.

Сейчас говорят, что нужно отложить взаимную ненависть, взаимные претензии израильтян и палестинцев, но в рамках той идеологии и установок, которыми движимы и одна, и другая сторона, это невозможно, потому что то, что для нас с христианской точки зрения кажется нравственным, для многих представителей этих сторон кажется безнравственным.

Если для нас принцип «око за око и зуб за зуб» является ветхозаветным установлением, которое Христос возвел на другой уровень, говоря: а Я говорю вам: любите врагов ваших, – то для многих эта установка вполне естественная, являющаяся неким торжеством справедливости. Но пока обе стороны движимы подобного рода воззрениями, этот конфликт, думаю, не будет исчерпан.

Наиболее прагматичные пути к разрешению этого конфликта предлагает наша страна, но реализовать все это непросто, даже если все бы согласились с нашим президентом Владимиром Владимировичем Путиным и сказали, что действительно необходимо создание двух государств, где два народа – израильский и палестинский, будут жить как добрые соседи. Такие попытки были, но каждый раз то одна, то другая сторона, не способные к компромиссам, вдруг переводили все в военное противостояние.

Когда было образовано государство Израиль, палестинцы посчитали себя обиженными, потому что на их землях, которые они на протяжении столетий привыкли считать своими, вдруг появилось какое-то другое государство, и их с этих земель куда-то теснили. Они не хотели уходить отсюда, потому что здесь могилы их дедов и прадедов, поэтому возникла первая война.

Результатом и целью этой войны считалось уничтожение государства Израиль, и палестинцам это казалось вполне справедливым, а решение Организации Объединенных Наций они посчитали несправедливым. Естественно, у Израиля возникла потребность защищаться, и эта война привела к тому, что израильтяне стали теснить палестинцев и отторгать у них часть земель. И это противостояние может продолжаться бесконечно.

Но мне думается, что конструктивные предложения, которые вносит наша страна, это конкретный путь решения этого вопроса, и всем стоило бы пойти по этому пути. И хотя некоторые и сопротивляются подобному алгоритму решения этой проблемы, все-таки большинство стран мира склоняются именно к этому варианту. Я думаю, что недостаточно просто заморозить этот конфликт и жить в ожидании, когда он в очередной раз достигнет горячего противостояния, а нужно в корне его решать.

– «Когда человек приобретает какую-то вещь, которая ему совсем ни к чему, окружающие иногда с иронией вопрошают: “Для чего попу гармонь?” – намекая этим на то, что священнику гармонь абсолютно без надобности. А вообще уместно ли батюшкам играть на музыкальных инструментах?»

– По крайней мере, ничего греховного в этом нет. Ведь вопрос здесь – не на чем мы играем, а что играем. А можно ли батюшке петь песни… Но песня песне рознь. Духовные псалмы – это тоже песни. Апостол Павел говорит: исполняйтесь Духом, назидая самих себя псалмами и славословиями и песнопениями духовными, поя и воспевая в сердцах ваших Господу.

Но бывают и какие-то совершенно непристойные и неуместные песни. Поэтому вопрос здесь не в том, есть гармонь или нет, а в том, как используется эта гармонь и какие-то другие инструменты. Следует вспоминать и другие слова апостола Павла: все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною.

– Владыка, благодарю Вас за эту беседу.

– Нашим уважаемым, дорогим телезрителям я желаю обильных благословений Божиих и духовной радости. Да пребудет Господь со всеми нами!

Ведущий Виталий Стёпкин

Записала Людмила Белицкая

Показать еще

Время эфира программы

  • Четверг, 07 марта: 12:30
  • Воскресенье, 10 марта: 05:30
  • Четверг, 14 марта: 12:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать