Православный взгляд. Беседа с митрополитом Томским и Асиновским Ростиславом

9 ноября 2023 г.

Владыка, наша программа выходит накануне Дня сотрудника органов внутренних дел, поэтому давайте сегодня сделаем исключение из наших правил – начнем с поздравления. Поздравьте, пожалуйста, с профессиональным праздником тех, кто своей службой обеспечивает охрану общественного порядка в нашей стране.

– Сотрудники правоохранительных органов стоят на страже закона, порядка в нашем Отечестве. И то, что мы можем чувствовать себя в какой-то степени в безопасности, это результат их очень ответственной, жертвенной, иногда сопряженной с опасностью работы.

Я родился и вырос еще в Советском Союзе, и иногда я слышу от людей и моего, и более старшего возраста, как они по старой памяти называют этот день Днем милиции. Тем не менее сегодня это их профессиональный праздник, с которым мы их от души поздравляем.

– Сегодня я предлагаю поговорить о взаимоотношениях Церкви и людей в погонах. Задам, пожалуй, в какой-то мере каверзный вопрос. Не секрет, что в советское время правоохранительные органы для религиозных организаций были своеобразным карающим мечом. А Вам доводилось испытывать от них какие-либо неприятности?

– Любые правоохранительные органы являются орудием государства. У каждого государства есть своя позиция, своя идеология, и государственные органы это реализуют. Конституция, в том числе и сталинская Конституция 1936 года, и более поздняя ее редакция, предусматривала свободу совести, то есть свободу религиозных убеждений, и каждый человек мог свободно исповедовать любую религию либо не исповедовать никакой.

Но на деле стоявшая во главе страны Коммунистическая партия официально провозглашала атеистическую идеологию как приоритетную, а все остальное считалось маргинальным, не соответствующим целям и задачам нашего государства.

По сути, все идеологические, силовые институты должны были каким-то образом сдерживать, ограничивать, нивелировать деятельность религиозных организаций и в первую очередь самой большой в нашей стране религиозной организации – Русской Православной Церкви. Поэтому на нашу Церковь со стороны силовиков оказывалось давление, которое государство использовало в своих целях.

– А Вас это каким-то образом коснулось?

– Тогда я еще был ребенком, подростком. Правда, один раз я имел негативный опыт общения с правоохранительными органами, но в этом отчасти я был сам виноват. Я часто ездил на праздничные службы в Троице-Сергиеву лавру и оставался там на ночлег, потому что под большие праздники храмы в лавре не закрывались, и можно было провести всю ночь в храме.

Однажды я приехал в лавру на праздник Илии Пророка, а это был 1980 год, когда в Москве проходила Олимпиада. Тогда, чтобы Москва не была перегружена какими-то непредвиденными гостями, въезд в Московскую область для людей из других регионов нашей страны был ограничен, билеты на поезда и электрички продавались только по паспорту, и проехать можно было только по спецразрешению.

Паломников в Троице-Сергиевой лавре тогда было очень мало, и поэтому храмы на ночь закрылись. Я мог провести ночь на вокзале и дождаться, когда лавра откроется перед ранней службой, но решил остаться на территории лавры и переждать ночь на скамеечке, благо ждать оставалось не так уж и долго.

Но я не учел двух моментов. Во-первых, в советское время редко кто носил при себе паспорт, все хранили его где-то в самом дальнем ящике стола. А второе: Троице-Сергиева лавра – объект особой охраны, потому что это памятник истории, архитектуры, где сосредоточены огромные ценности. Но я по-юношески это недопонимал и остался ночевать на территории лавры.

Ночью ко мне подошел наряд милиции и спросил у меня документы, которых у меня не было, и здесь я вступил с ними в некий конфликт. Правда, за меня заступились монахи лавры, которые знали меня. Как раз в это время они вышли из своих келий подышать свежим воздухом и, увидев, что у меня какая-то стычка с правоохранителями, отбили меня от них. Это и был мой единственный конфликт с правоохранительными органами, хотя я знаю, что некоторые в советское время и больше пострадали от них.

Принято считать, что время жестоких сталинских репрессий по религиозному признаку это 1937–1938 годы, но и в 60-е, и в 70-е годы многие священники арестовывались. Например, известный священник отец Дмитрий Дудко подвергся гонениям за то, что он дерзал работать с молодежью – нес евангельское, пастырское слово советской молодежи, которая очень нуждалась в слове Божием. Он подвергся преследованиям и аресту и был далеко не единственным, кто пострадал от правоохранительных органов в то время. Поэтому такие печальные страницы были пережиты всеми нами.

– Лет двадцать тому назад один мой коллега, достаточно известный томский журналист, когда на одной из телепередач его спросили о его отношении к Русской Православной Церкви, пренебрежительно ответил: «Ну как можно к ней относиться? Это организация, которая подписала договор с МВД».

Потом я пытался проверить эту информацию, но нашел только договор между Русской Православной Церковью и МВД о противодействии терроризму. Правильно ли я понимаю: какой бы ни был заключен договор с МВД, в любом случае речь не идет о нарушении тайны исповеди? И вообще что это за соглашение?

– Тайна исповеди к этой теме вообще не имеет никакого отношения. Она имеет двойную, что ли, степень защиты. Во-первых, есть церковные каноны, которые говорят о том, что тайна исповеди неприкосновенна, в том смысле, что когда человек приходит на исповедь и кается в каких-то грехах, он говорит это не священнику, а Богу, как будто бы он один на один с Богом молится в своей собственной комнатке. Священник при этом только присутствует, он как будто бы не слышит того, что говорит человек.

Но священник может дать совет этому человеку, если тот кается в каких-то страшных грехах, преступлениях или в намерении их совершить. При этом он употребляет все свои пастырские средства, чтобы переубедить этого человека, запретить ему что-то своим пастырским словом, но не более того.  

Тайна исповеди охраняется церковными канонами, и священник, который по каким-то причинам нарушает тайну исповеди, подлежит церковному прещению вплоть до извержения из сана.

Вторая степень защиты тайны исповеди – это наши государственные, светские законы. Есть федеральный закон, который называется «О свободе совести и религиозных объединениях», третья статья которого как раз оберегает тайну исповеди. Поэтому ни правоохранительные органы, ни кто-либо еще не имеют права требовать от священника предоставления каких-то сведений, которые стали известны ему на исповеди. Если это все же происходит, то это является нарушением светского закона, и священник становится преступником.

Несомненно, взаимоотношения между Церковью и какими-то организациями, в том числе и правоохранительного порядка, подразумевают совсем другое. Чада Церкви есть везде – и на предприятиях, и в образовательных учреждениях, и в каких-то других структурах общества. Церковь окормляет спортсменов, путешественников, в сфере ответственности Церкви и те, кто несет свое служение в правоохранительных органах. Поэтому договоры о взаимоотношениях заключены Московской Патриархией не только с Министерством внутренних дел, но и с другими министерствами.

Но заключение договора с МВД не означает, что Церковь подрядилась выполнять отчасти милицейские функции. Здесь речь идет о том, что сотрудники правоохранительных органов сами нуждаются в духовной поддержке, в добром пастырском слове, чтобы, ежедневно имея контакты с преступным элементом, они не огрубели, не очерствели, не стали бездушными и сами не вышли за рамки закона.

Русская Православная Церковь имеет богатый духовно-нравственный потенциал, и основная ее задача – помочь людям избавиться от греха. Но зачастую перед Церковью стоят те же задачи, что и перед правоохранительными органами – снижение преступности, оздоровление нашего общества; правда, решаются эти задачи разными методами и способами.

И здесь открывается некая площадка для взаимодействия с правоохранительными органами, целью этого является профилактика тех или иных правонарушений, с точки зрения закона являющихся преступлениями, а с точки зрения Церкви – грехом. И поэтому задача правоохранителей – не допускать совершения преступлений, а задача Церкви – помочь человеку сохранить себя от того или иного греховного поступка.

– Когда на большие церковные праздники мы приходим в храм, часто мы видим сотрудников внутренних дел, которые в последнее время ведут себя очень корректно, снимают головные уборы, крестятся. Является ли охрана объектов религиозного назначения основной задачей взаимодействия Томской епархии и органов внутренних дел?

– Нет. Здесь подобное взаимодействие вообще ни при чем. Существуют определенные государственные законы, согласно которым мероприятия, собирающие множество людей, становятся важными не только для тех, кто их собирает, но и для государства, и для государственных структур.

Скажем, если для нас, верующих людей, какой-то религиозный праздник, например Рождество, Пасха – это переживание евангельского события, которое входит в нашу жизнь, то государство видит своей задачей соблюдение порядка в храме, чтобы при этих многолюдных богослужениях, на которые собирается огромное количество людей, не нашелся какой-нибудь провокатор или нарушитель порядка, способный испортить праздник.

И поэтому правоохранительные органы выполняют свою функцию в храме не потому, что они заключили какое-то соглашение, а потому, что это их государственная обязанность, даже если бы мы категорически отказывались от этого и говорили: «Нам не нужна никакая охрана, мы справимся сами».

Что же касается того, как ведут себя сотрудники правоохранительных органов, то сотрудники бывают разные. Среди них есть и верующие, и неверующие, и если какой-то полицейский, являясь православным христианином, перекрестится в храме, то честь ему и хвала. Но далеко не все такие.

Однако уважительное отношение к людям, которых они охраняют, выполняя свой служебный долг, к нашему духовному наследию – это, конечно же, святая обязанность правоохранителей, и на это настраивает своих сотрудников как их руководство, так и Церковь во время каких-то предусмотренных договором просветительских мероприятий, встреч, бесед. Поэтому здесь вполне естественно ожидать уважительного отношения к людям со стороны правоохранительных органов там, где они осуществляют охрану общественного порядка.

– Владыка, давайте перейдем ко второй части нашей программы: 10 ноября Русская Православная Церковь отмечает память святителя Димитрия, митрополита Ростовского. По большому счету это Ваш коллега, только уже святой, живший намного раньше Вас. Расскажите, пожалуйста, о нем.

– Я думаю, большое благо для нас, что у нас есть церковный календарь, поэтому мы живем в определенном временном ритме, когда каждый день Православная Церковь чтит память какой-то чудотворной иконы или воспоминает какое-то евангельское событие – большой церковный праздник.

Но каждый день Церковью празднуется и память каких-то святых, и воспоминанием этих святых, почитанием их памяти мы сверяем компас нашей жизни, что ли, с их жизнью. Ведь кто такие святые? Это люди, которые прошли евангельским путем, которые старались во всем и всегда сохранять верность Христу, поэтому они являются для нас примером того, как можно соблюдать заповеди Божии.

Святитель Димитрий Ростовский жил и подвизался в Российской империи сначала священником, затем епископом. Он был выдающимся проповедником, причем проповеди его были не только внешне изящны (и он выходил на амвон не для того, чтобы покрасоваться), но они были настолько духовно содержательными, что все, кто слышал эти проповеди, призывы, исходящие из глубины сердца этого великого святителя, пытались жить благочестиво, по-христиански.

В последнее время святитель Димитрий был митрополитом Ростовским, жил в Ростове Великом, и услышать его проповеди вживую могли только те, кто посещал храмы этого города. Но святитель Димитрий хотел донести слово Божие, слово правды до максимально большого числа русских людей, и, наряду со своей очень напряженной жизнью, служением Церкви, он занялся составлением Четьих-Миней, которые вошли в историю под названием: «Жития святых (Четьи-Минеи) святителя Димитрия Ростовского».

Святитель Димитрий собирал информацию как о почитаемых Православной Церковью святых Древнего Востока, Греции, Византии, так и о святых Русской Православной Церкви. Правда, в этом деле у него уже были предшественники. Еще во времена царствования Иоанна Грозного начал собирать не только жития святых, но и различные назидательные истории, поучения, проповеди митрополит Московский Макарий, и он стал размещать их в календаре в таком порядке, чтобы на каждый день года приходилось определенное духовно-нравственное чтение.

Четьи-Минеи митрополита Макария называют великими за огромный труд, предпринятый им для их составления, но они не включают в себя жития всех святых, это было лишь началом многотрудной работы, положенным в XVIвеке.

Святитель Димитрий Ростовский не только продолжил эту работу, но и вывел ее на иной уровень – он составил жития святых на каждый день года, и в настоящее время наша Церковь располагает многократно переизданным 12-томником и на церковнославянском, и на современном русском языке. Труды святителя Димитрия Ростовского переиздаются и в наше время.

Помню, у моей бабушки был этот 12-томник творений Димитрия Ростовского, изданный еще до революции. Каждый день она открывала книжечку и читала жизнеописание того святого, который праздновался в этот день.

Сегодня во всех монастырях Русской Православной Церкви, а также в духовных учебных заведениях за трапезой читаются какие-то духовно-назидательные книги, и чаще всего читают жития тех святых, которые празднуются в этот день.

Святитель Димитрий Ростовский проделал анализ первоисточников – документов, содержащих в себе сведения о святых, и его исторический, исследовательский, духовный, богословский труд можно назвать поистине огромным.

Когда смотришь на этот его 12-томник, создается впечатление, что труд по его написанию под силу только большому коллективу авторов, но проделал его один человек, и уже только в этом великий подвиг святителя, и этот его подвиг позитивно влияет и на нашу с вами духовную жизнь, потому что мы имеем возможность извлекать духовные уроки из жизни описанных в нем святых.

– У нас еще есть вопросы телезрителей.

«Проводятся ли сейчас миссионерские поездки по районам Томской области?»

– Вообще понятие миссионерства весьма относительное. Что же понимают под миссионерской поездкой? Конечно же, священники совершают окормление не только прихожан тех храмов, где находится основной их приход, но и паствы всех населенных пунктов в этом церковном округе.

Оставляя на какое-то время свой приход, они периодически ездят в какие-то более отдаленные населенные пункты, чтобы совершать там богослужения, произносить проповеди, проводить таинства, крестить людей, которые не имеют возможности выехать за пределы этого населенного пункта и добраться до храма. Священники везут туда духовную литературу, выступают в местных средствах массовой информации, дают какие-то материалы для местных газет, выступают на местном телевидении, если оно там есть.

Можно ли считать это миссионерской деятельностью? Думаю, что отчасти можно, хотя я не склонен именовать все это какими-то громкими словами. Это пастырская работа, пастырский труд, к чему призван каждый священнослужитель.

Здесь соработниками священника являются и миряне, объединенные не только своей верой, но и каким-то своим профессиональным долгом. Например, у нас есть общество православных врачей, члены которого тоже периодически совершают благотворительные поездки в те или иные удаленные от города Томска населенные пункты, где они ведут прием местного населения. Этот их труд никем не оплачивается, никем не поддерживается, и основан он лишь на их вере и энтузиазме.

В этом обществе есть и кардиологи, и терапевты, и доктора других специализаций. Как правило, с ними выезжают священники или студенты духовной семинарии, и в то время, когда врачи оздоравливают тело человека, происходит и оздоровление его духовной жизни, распространяется духовная литература, проводятся духовные беседы с людьми, которые пришли к врачам и желают что-то услышать о вере. Думаю, что это живое свидетельство Церкви и верующих людей о своей вере тоже в какой-то степени можно отнести к миссионерским задачам Церкви.

– «Раньше в семинарию невозможно было поступить без службы в армии. А как сейчас?»

– Сейчас духовные учебные заведения, как правило, получают государственную лицензию, а затем и аккредитацию, поэтому они подчиняются не только каким-то церковным законам, но и государственным, и любой выпускник средней школы может подавать документы не только в университеты и институты, но и в духовные учебные заведения.

Правда, для поступления в духовные учебные заведения требуется еще наличие дополнительных документов, подтверждающих, что этот человек крещен в Православной Церкви, что он является активным прихожанином того или иного храма. Также у него должна быть рекомендация священника, заверенная епископом.

Служба же в армии до поступления в семинарию не является непременным требованием, хотя лично я убежден в положительном значении той практики, которая в этом отношении была в духовных семинариях в советский период. Тогда считалось, что сначала человек должен полностью отдать долг Родине – отслужить в армии, а уже потом, свободным от всех обязательств перед государством, он мог всецело отдать себя служению Богу.

В настоящее время наши семинаристы, как и учащиеся светских учебных заведений, получают своего рода бронь, то есть отсрочку от армии, и во время обучения в армию их не забирают, но после окончания семинарии, если они по тем или иным причинам еще не готовы принять священнический сан (а священники тоже могут пользоваться правом отсрочки от армии), они подлежат призыву в армию.

Правда, сейчас в армии служат не так уж и долго, всего один год, но все равно за год они немножко выбиваются из того состояния, на которое они настроились за годы обучения в семинарии – из состояния готовности к предстоящему служению, и потом им приходится снова перенастраиваться.

Но в целом эта практика неплохая, когда человек, полностью закрыв все свои обязательства перед государством, перед Родиной, всецело отдает себя служению Церкви. Но жизнь у всех складывается по-разному, и ситуации у всех разные. Поэтому есть своя логика и в том, что выпускники школы сразу поступают в семинарию и учатся, и из них тоже получаются неплохие пастыри Церкви Христовой.

Ведущий Виталий Стёпкин

Записала Людмила Белицкая

 

 

Показать еще

Время эфира программы

  • Четверг, 07 марта: 12:30
  • Воскресенье, 10 марта: 05:30
  • Четверг, 14 марта: 12:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать