Беседы с батюшкой. Священник Константин Корепанов. 28 февраля 2024

28 февраля 2024 г.

В гостях – духовник Екатеринбургской духовной семинарии священник Константин Корепанов.

– Отец Константин, предлагаю сегодня ответить на поступившие от телезрителей вопросы. Первый вопрос: «Когда тебя обидели, попали в больное место, задели, как повести себя при этом: смолчать, улыбнуться или не заметить? И что делать потом с накрывающими ум и сердце помыслами обиды, злобы и досады?»

– Странный вопрос для христианина. Есть прямая и безусловная заповедь Божия, носящая характер императива: молитесь за обижающих вас, творящих вам напасть (см. Мф. 5, 44). То есть сказано, что конкретно делать в этой ситуации. Я уже много раз говорил в своих беседах, обращаясь к этой теме, что человек должен так делать как раз для того, чтобы обида ушла из сердца. Исполнение этой заповеди не предполагает исправления обижающего, хотя мы и молимся за него; не предполагает изменения человека, который причинил нам боль, но предполагает, что обида не укоренится в нашем сердце.

Почему это так важно? Потому, что человек, который затаил, укоренил, сберег в своем сердце обиду, теряет благодать Божию, или, как говорили святые отцы, теряет дерзновение перед Богом и не может молиться, его молитва не принимается.

Вся проблема в том, что люди давно не молятся, они читают молитвы, поэтому не чувствуют того, что молитвы больше нет. Любая молитва, по сути, начинается с того, что заявлено в молитве «Отче наш»: и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим. Христос говорит: если вы принесли дар свой к жертвеннику, пришли к Богу, то должны простить тех, кто согрешил против вас (см. Мф. 5, 23–24). Бог не услышит вас, если вы не отпустите от сердца согрешений ближнему своему. Это условие. Бог дарует нам мир, и условием вхождения в этот мир является мир со всеми, кто против нас согрешил.

Обида мешает это сделать, мешает простить. Если я затаил в себе обиду, не простил другого человека, я теряю возможность, дерзновение молиться перед Богом. Происходит как бы возвращение в дохристианские времена: между мной и Богом – стена моих грехов. Я не могу больше ничего сделать, потому что все мои грехи Бог снова вспомнил, ибо я не простил грех ближнему.

Поэтому так важно, когда нас обижают, молиться за обижающих. Потому что обида, затаенная в сердце, ставит между человеком и Богом стену. Святые отцы на эту тему тоже высказались, но они по-другому это называют – злопамятство. Человек, который злопамятен, молиться не может.

Самое печальное, самое плохое, что может случиться в этой ситуации, – это когда человек был обижен, сразу не помолился, и обида вошла в сердце. Прошла неделя, две, три – и человек все забыл: хорошее настроение, какие-то переживания, какие-то совместные действия приводят к тому, что актуальность обиды пропала. Восстановилось общение с этим человеком, и кажется, что обиды нет, но она продолжает жить в сердце. Это видно, когда через несколько лет вдруг вспыхивает какое-то нестроение (особенно это видно у супругов), и сразу вспоминается та обида, которую человек нанес. Нам кажется в хорошем состоянии, что мы обиду забыли, но она просто спит. Обида отравляет сердце злобой и гордыней, а главное – не дает возможности молиться Богу лицом к лицу. Человек лишен благодати, молитвы, пока не простит обиду.

Так вот, чтобы этого не было, Христос заповедал, чтобы мы сразу молились за обижающих, чтобы обида не сформировалась, чтобы сгусток обиды не прошел в сердце. Мы молимся за обижающих до тех пор, пока эта опасность не минует, пока мы не поймем, что наше сердце чистое и в нем нет никакой обиды. То есть и в течение этого дня, и на следующий день у нас нет никакого чувства неудовольствия, мы не отворачиваем лица от человека, не прячем глаз, не молчим в ответ на его слова. Получается, мы не дали сформироваться обиде в сердце. Это очень важно, но так почти никто не делает.

– Вы сказали, что мы практически перестали молиться, а просто вычитываем молитвы. А как вернуться к тому состоянию? Как научиться молиться по-настоящему?

– Вот это и надо делать. Молиться несложно, поскольку у нас есть в этом потребность. Мы закрыли источник истинной молитвы, а потребность осталась. Мы эту потребность удовлетворяем чтением молитвенных текстов, не получая того, что могли бы получить на молитве, вступая в общение с Богом, входя в близость, соприкосновение с Ним, привлекая Дух и черпая в этом свет и утешение. То есть мы эту потребность удовлетворяем каким-то суррогатным образом.

Иногда приходит мысль, что мы что-то не то делаем, потому что должен же быть какой-то отклик от молитвы, мы же не в пустоту говорим, Бог – Живой, и Он сказал: Я с вами во все дни до скончания века (Мф. 28, 20). Это умным чувством должно как-то восприниматься, как свидетельствуют об этом святые отцы. Почему у нас этого нет?

Человек задает вопрос: как научиться молиться? А этому, строго говоря, не надо учиться. Никто же не учится дышать – это само получается. И молитва естественна, как дыхание. Но у нас не исполняются те условия, которые делали бы молитву средством общения с Богом. Мы не исполняем то, что должны исполнять. Мы судим, поэтому судимы. Мы не прощаем, поэтому не прощены. Мы не молимся за обижающих, поэтому у нас обиды. Поэтому мы находимся в состоянии разлада с Богом.

Христос Своим рождением низвел на землю мир. В Рождество мы поем: Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение. Это обетование непрестанной возможности беспрепятственного общения с Богом. Никаких препятствий нет. Ты веруешь – подходи, проси и получишь. Ты пришел сказать Богу о своей беде – будешь утешен. Ты пришел получить вразумление – будешь вразумлен. Все, что ты попросишь, – будет, если ты просишь действительно о насущных потребностях. Но нужно выполнить условие. Между тобой и Богом нет никаких препятствий, если нет никаких проблем между тобой и человеком. Бог тебе простил все, но условием принятия этого прощения является прощение тех, кто против тебя согрешил.

Бог не судит тебя ни за что, Он не вспомнит тебе ни один твой грех, если и ты не вспомнишь никому грехов. Все просто. Какою мерою мерите, такою и вам возмерится (Мф. 7, 2). Но если мы сегодня осудили других, потом пришли к Богу и стали читать молитвы, то мы ничего не почувствуем, потому что Бог нас судит. Он не хочет нас судить, но мы осуждением других сами поставили себя в состояние осуждаемого. И начинаем молиться мы даже не с покаяния, мы не каемся, а просто читаем молитвы. Поэтому мы ничего и не чувствуем.

А если бы мы делали иначе? Например, начали читать «Отче наш» и вспомнили, что сегодня осудили кого-то, сказали кому-то нехорошие слова, – тут же писали бы сообщение (благо сотовая связь позволяет): «Брат, прости, я сказал, не подумав». Потом шли бы к жене на кухню: «Слушай, что-то настроение плохое, прости меня, я согрешил, глупость сказал, не думай против меня». И вот так со всеми примирились, с кем можно. С кем нельзя (номера телефона нет или по другой причине) – скажите: «Господи, прости меня за то, что я сказал; я перед Тобой стою, я не хочу быть осужденным, я хочу ощущать Тебя своим Отцом, я хочу почувствовать Твою любовь». Вот и все. И молитва будет молитвой; это не будет чтением текста. Человек будет плакать, сокрушаться и будет радоваться тому, что ощущает присутствие Бога в своей жизни. И постепенно человек приобретет достаточно устойчивый навык, что не надо разбрасываться словами.

Но в том-то и беда нашей современной жизни, что мы не принимаем во внимание вот эти вещи. Это фундаментальные заповеди, определяющие наши отношения с Богом. Судишь – значит, судим; все твои грехи вспомнились, потому что ты осудил другого. Молись, кайся за эти грехи. Не получается? Не можешь принести покаяние? Не можешь исправить своей души? Тогда и не суди другого. Позвони, попроси прощения, покайся, что осудил, – и все будет нормально. Бог знает, что ты немощный, знает, что тебе нечего Ему принести. Единственное, что от тебя требуется, – не судить другого.

– Как это просто, но одновременно сложно.

– Сложно потому, что мы не привыкли к такому. Мы привыкли строить отношения с другими, как нам кажется, по правде. Хорошему человеку трудно не судить других. Я нехороший человек, и мне легко. И как только я захочу осудить, весь спектр моих грехов, вся тяжесть моей жизни, все состояния моей души меня обличают, и я говорю себе: «У меня своих проблем хватает». Поэтому мне проще не судить. Но когда человек правильный, все делает правильно, у него нет никаких привычек, страстей, греховного прошлого, ему трудно не судить, он просто весь кипит от негодования: как это, грешника не осудить? Но когда человек знает, что сам он грешник и грешнее его никого нет, это несложно.

– Следующий вопрос от нашего зрителя: «Как правильно применять к своей жизни библейские сюжеты? Мы их часто слышим, а сути не понимаем».

– Сейчас очень много передач, посвященных истории Ветхого Завета. В частности, у владыки Илариона есть курс «Библия за год», там все разбирается, в том числе то, как эти сюжеты можно применить к собственной жизни.

Понимаете, человек, который дышит Ветхим Заветом, любит Священное Писание, который обливался слезами, читая в свое время все эти тексты, наверное, без труда применит библейские сюжеты к своей жизни. Всем остальным я скажу: а надо ли применять все сюжеты к своей жизни? Это здорово, замечательно, но это не каждому дано и не от всех требуется.

Достаточно взять один какой-то сюжет и применить его к своей жизни как некую парадигму, как некий образ покаяния. Выбрать что-то, цепляющее именно вас, необязательно из Ветхого Завета, можно из Нового Завета. Например, притчу о блудном сыне или историю Давида, страдающего от собственного сына. Авессалом поднял мятеж против своего отца. Давид был гоним, но Бога не оставлял. Вот сюжет, который можно всю жизнь применять к себе и во время любого гонения вспоминать: «Давид выдержал гонение от собственного сына; меня, слава Богу, не сын гонит, можно потерпеть». Если гонят из семьи, думать: «Давид претерпел, я еще хуже, чем Давид, потерплю и я». То есть при любом гонении этот сюжет можно использовать, и его будет достаточно. Допустим, остановил вас гаишник на трассе, или уволили с работы, или подвергли на работе какой-то обструкции – всегда можно применять этот сюжет.

Или выбрать другой какой-то сюжет: историю Самсона, например. Самсон вроде был велик силой, но из-за женской лести потерял все. И каждый из нас может потерять благодать. Например, мне предлагают деньги, и я могу из-за этого потерять благодать. Или меня соблазняют фильм посмотреть, но я-то знаю, как это бывает: сегодня фильм посмотришь, а завтра без благодати останешься.

То есть можно взять какой-то один сюжет, который вы понимаете. Самое главное, чтобы этот сюжет что-то говорил вашему чувству; не просто был некой схемой, а чтобы вы его пережили. Библия – это же универсум, это благодатная вещь вне времени, вне пространства, для всех и для каждого. И одного этого сюжета хватит, чтобы питать свою жизнь.

Есть известный сюжет из патерика. Пришел человек к старцу и говорит: «Научи меня духовной жизни, я совсем ничего не понимаю». Старец открыл Псалтирь, читает: Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых… (так начинается первый псалом). Тот услышал и ушел исполнять. Через пять лет приходит и говорит: «Давай читать дальше, что написано; то я исполнил». Так же можно поступать любому человеку.

Вспоминается житие моих любимых святых – пяточисленных мучеников: военачальника Евстратия и его дружины, людей, которые с ним пострадали. Среди них был замечательный персонаж – мученик Мардарий. Он чинил крышу и увидел, что Евстратия ведут на мучения. Он спросил: «Евстратий, ты куда идешь? Почему один?» Тот ответил, что его взяли за Христа. Мардарий ему говорит: «Подожди меня, я с тобой пойду». Потрясающая история! Мардарий жене сказал: «Евстратий идет на мучения, я с ним». Жена ответила: «Конечно, нельзя же такого уважаемого человека одного оставлять». Соседу через забор крикнул: «Я пошел на мучения с Евстратием, дети и жена остаются на твое попечение». Тот ответил: «Конечно, иди. Нельзя, чтобы военачальник один страдал». Мардарий догнал Евстратия и говорит: «Я ведь ничего не знаю, что говорить надо». Евстратий ему говорит: «А ты одно говори: я – христианин. И этого довольно». И вот так Мардарий умер, говоря одно: «Я – христианин».

Мы часто думаем, что образование, глубина мысли, глубина образов очень много значат для спасения человека. Но не только это определяет спасение человека. Не книжные, простые люди тоже могут взять все, необходимое им для спасения, даже из одного библейского сюжета.

– Следующий вопрос: «Почему именно притчами часто учил Своих учеников Спаситель?»

– Притча – это сюжет, образ. Почему древние, например, учили всему важному с помощью мифов? Любой миф – это некий образ, который описывает закономерности жизни, очень важные, очень полезные, очень нужные. Например, я могу прочитать лекцию о том, как не поддаваться на манипуляции звонящих людей, предлагающих услуги, стучащих в дверь и предлагающих сделать балкон, побелить стены, отремонтировать компьютер и прочее. Я могу объяснять, как с ними взаимодействовать, как говорить нет, как их не пускать в дом. А можно просто прочитать сказку «Заюшкина избушка» – и образ навсегда запечатлеется в голове слушающих.

Так и древний миф, и притча: это яркая картинка, ее можно пережить. Термин, понятие, богословский орос не переживешь. Орос IV Вселенского Собора невозможно пережить. А притчу можно пережить, и она сразу отпечатывается в душе человека. Притча о блудном сыне, притча о мытаре и фарисее, житие Марии Египетской настолько яркие, настолько показательные, что это запоминаешь на всю жизнь, а потом можешь мысленно к этому возвращаться в течение всей своей жизни, черпая оттуда знания, премудрость, истину, какие-то установки для своего поведения. Притчей можно напитать всю свою жизнь.

Это сейчас можно перечитывать Евангелие каждый день, а раньше сделать это было невозможно, не было рукописных книг, да и грамотность была не у всех. Прослушал человек раз в жизни притчу о блудном сыне или о мытаре и фарисее – и она всю жизнь его питала.

Вот потому Христос и рассказывал притчи. Он говорил апостолам: «Вам дано знать тайны Царствия Божия, вы можете питаться сокровенным знанием, а всем прочим все бывает в притчах» (см. Мк. 4, 11). Через притчи сокровенное знание способно людей питать.

– Очень интересный вопрос: «Чувствую, что я похож на фарисея из притчи. Нужно ли стремиться к тому, чтобы начать чувствовать схожесть не с фарисеем, а с мытарем? Но, если я начну чувствовать себя похожим на того мытаря, не будет ли это означать, что я в прелести?»

– Трудно быть мытарем и находиться в прелести. В прелести можно быть фарисеем, обратная сторона не получится. Коротко я об этом рассказал, когда произносил проповедь в Неделю о мытаре и фарисее. Подробный рассказ об этом есть в часовой беседе по притче о мытаре и фарисее, которую я записывал в понедельник, она выложена на моем канале, можно посмотреть. Там я очень подробно рассказал, что нужно сделать, чтобы не стать фарисеем.

Сложность в том, что нельзя не стать фарисеем, это невозможно. Поэтому Христос и предупреждает: «Берегитесь». Это неизбежно ждет каждого человека, пришедшего в храм: он начинает продвигаться от состояния грешника в состояние своего для Бога. Это всех искушает. Но есть правила, условия, при которых это развитие может не произойти.

Условие в том, чтобы помнить свои грехи. Но не у всех это получается; кроме того, не у всех они великие. Независимо от качества грехов все заходят в храм со страхом Божиим. Вовсе не только мытари и блудницы заходят в храм, но и вполне приличные, хорошие люди, и в этот момент они ощущают себя очень грешными. Но это быстро проходит. Поэтому есть условие: ты всегда должен помнить о людях. Ты всегда должен относиться к человеку как к равному себе.

Побыв в храме чуть-чуть, мы начинаем относиться к людям свысока. Надо всегда видеть только человека, своего брата, не формально, а реально равного себе человека, такого же грешника, за которого умер Христос: я жив, потому что Христос за меня умер, и этот человек жив, потому что за него умер Христос. Мы оба обязаны Христу своей жизнью. Если это помнить, тогда фарисейская закваска не развивается.

Батюшка, еще один вопрос. «Христианин может столкнуться с такой ситуацией, когда он долго идет против течения, пытаясь сопротивляться греху, исповедуется, но не видит каких-то сдвигов. Потом наступает момент, когда хочется сказать: «Все, я устал, больше не хочу, толку нет!» Что делать в этот момент?»

–  Толк должен быть всегда; как правило, он есть, просто он не такой, какого мы ждем. Мы придумали себе результаты, которые должны быть в нашей духовной жизни, вместо того чтобы спросить у знающих людей, какие результаты духовной жизни должны быть. Со спортом, например, все ясно: если я не беру высоту, меня выгоняют из команды. Моя успешность определяется высотой, которую я беру.

В духовной жизни не так: там не берется высота, там происходит с человеком что-то другое. Поэтому так важно читать святых отцов, которые говорят, что хороший, святой человек не тот, который видит свою святость, а тот, который видит свои грехи. Парадокс: святой человек не должен видеть свои грехи, раз он святой, у него нет грехов, как все думают. На самом деле святой человек тот, который видит свои грехи. Какая общая мысль святых отцов? Если ты видишь ангелов, ты погиб. Если ты видишь свои грехи, ты очень близок ко спасению. Эта парадоксальность духовной жизни обозначена в творениях святых отцов. Об этом просто нужно знать.

Очень часто, когда мы начинаем говорить с людьми, которые выражают мысли о том, что все бесплодно, то приходит понимание, что все не так плохо. На самом деле плод есть. Если человеку кажется, что с ним такое происходит, то ему срочно нужно искать духовного наставника, человека, который разбирается в духовной жизни, ему нужен разговор, который покажет, что у него есть плоды. Есть люди, которые не приносят никаких плодов. На это есть причины. Человек, опытный в духовной жизни, может указать на эти причины. Скажем, самый простой вариант: человек пребывает в храме 10 лет, но 10 лет в ссоре со своей мамой. 

До того как я стал священником, у нас на приходе был очень яркий случай. Одна женщина почти 10 лет ходила в храм, никогда ничего не чувствовала, не переживала. Через шесть лет хождения в храм она стала спрашивать батюшку: «Почему я ничего не чувствую на молитве? Ничего со мной не происходит, ничего не изменилось. Я каюсь, регулярно читаю Библию, хожу на службы, но я ничего не чувствую. Что-то же должно со мной произойти?» Батюшка стал разбираться, беседовать с ней. Прошло 10 лет. Батюшка был доведен до отчаяния, потому что должны быть плоды, а их не было. Случайно батюшка спросил, остались ли у нее родные, хоть кто-нибудь. Она ответила: «У меня есть родная сестра. Вот только я с ней не разговариваю 20 лет, мы как-то поругались, она уехала в другой город, и мы с ней не общались 20 лет». Батюшка сказал, что надо пообщаться. Она нашла телефон, они созвонились, и началась жизнь, все прошло.

«Как правильно относиться к советам, которые нам дают окружающие, христиане?»

–  Важное значение имеет совет, который дан священником. Не потому, что он хороший батюшка, а потому, что во Второзаконии сказано, что если человек приходит на святое место, посвященное Богу, и спрашивает священнослужителя, тот скажет то нужное слово, которое необходимо человеку, но только тогда, когда священник говорит его как совет, предлагает как некое размышление, рассуждение. Скорее всего, оно окажется тем словом, которое необходимо именно сейчас услышать.

Что касается всех прочих советов, их дают очень много. Среди них могут быть вполне нужные советы. Божий Промысл, по высказыванию одного человека, не такой линейный. Действительно, среди множества советов может быть совет от человека, которого послал Бог. Это касается и снов, которые мы видим. Через сон (не через любой и не через всякий) Господь может вразумить нас.

Здесь важно понимать, что выбор остается за нами. Мы должны в потоке слов, слушая советы, научиться находить нужный. Ведь и сатана дает советы, в гораздо большем количестве, и просто случайные люди, которые только и привыкли давать советы, руководить чужими жизнями (любят этим делом заниматься). Нам необходимо научиться трезвости уповающего на Бога человека. Мы должны непрестанно вопрошать Бога, просто молиться: «Просвети мою тьму, помоги мне понять волю Твою!» И тогда совет от совета начинает отличаться: один совет воспринимается сразу как чушь, глупость, зло, мы его отметаем, другие советы не столь очевидно плохие, и мы начинаем молиться, но вдруг понимаем, что один из этих советов действует на нас как-то угнетающе, удручающе, другой рождает надежду, третий тревогу, четвертый ропот и недовольство.

Вот так, присматриваясь к своему молящемуся сердцу, в молитве, мы постепенно склоняемся к какому-то одному совету, идем и спрашиваем об этом священника или человека, которому мы доверяем, предварительно помолившись. Это может быть необязательно даже священник, а мама, папа, просто друг, знающий и любящий тебя. Мы должны прислушиваться к их мнению, потому что этот внешний беспристрастный наблюдатель видит то, чего мы не могли увидеть. Если он одобряет нашу склонность к этому совету, тогда мы делаем так, уже не сомневаясь, слушаемся и делаем. Если он говорит что-то против того, что нам понравилось в совете, тогда мы продолжаем молиться. Лучше эту тему отодвинуть на год, два или три и не заморачиваться, потому что время для разрешения этого вопроса еще не наступило.     

 Действительно, определение воли Божьей  трудная задача. В потоке суеты, внутреннего мрака незнания Священного Писания, нетвердой, нечистой молитвы нашему брату очень легко запутаться, желая принять именно нужное решение. Но надо верить, что Бог есть свет, в Нем нет никакой тьмы. Он больше, чем мы, хочет, чтобы мы встали на правильный путь. Он на нашей стороне, не играет с нами, как сфинкс, в загадки, хочет, чтобы мы определили волю Божию, Он помогает. Если что-то сейчас не решается, то это не потому, что Бог что-то закрыл и хочет, чтобы мы это угадали. Это значит, что вопрос для нас сейчас неактуален, не время его решать.

Ведущий Сергей Новиков

Записали Нина Кирсанова и Ирина Овчинникова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать