Беседы с батюшкой. Ложные добродетели. Игумен Филарет (Пряшников)

19 ноября 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает наместник Староладожского Никольского мужского монастыря игумен Филарет (Пряшников).

Когда набираешь в Интернете слово «ложный», выходит: ложные грибы. Я сразу вспомнил, что есть такой гриб ложный белый, он очень красивый, замечательный, но у него есть еще второе название – сатанинский, и если его съешь, можно уже не думать ни о каких проблемах. Ложными бывают не только грибы, но и наши представления о добродетели. Хочется поговорить на эту тему и понять, в чем ложь. Мы знаем, что есть такое выражение: «ложное смирение»; мы сталкиваемся с ложью в семейных отношениях. И даже те ценности, которые были у нас в советское время, сейчас кажутся совершенно дикими, а тогда мы все думали, что это добро. Время меняется, жизнь меняется, и получается, что с течением времени, с изменением строя меняются и добродетели. Так ли это?

– Говоря о добродетели, мы должны определить два понятия, два направления. Во-первых, это внутреннее расположение к деланию добра, внутренний настрой. А второе – это сам факт поведения, то, что есть благодаря твоим усилиям. Когда мы говорим о ложных добродетелях, нужно задать вопрос: для чего я так поступаю? Когда читаешь духовную литературу, встречаешь такое понятие, как прелесть. Для меня как для христианина всегда было загадкой: где та грань, через которую я не должен переходить; где прелести пока нет, а где она появляется в моей жизни? Все очень просто: хорошо, когда ты делаешь доброе дело бескорыстно, не ожидая ничего взамен, потому что это – суть твоей жизни.

Ложность возникает тогда, когда к моим действиям я подмешиваю некую корысть. Допустим, есть такая добродетель, как кротость. Можно не ответить на какое-то замечание, внешне проявив кротость, а внутри будет гореть огонь. Ты бы сказал совершенно не кроткое слово, но понимаешь, что человек, например, имеет определенную власть над тобой (здесь проявляется человекоугодие). Настоящие добродетели становятся ложными тогда, когда появляется объект, который оказывает действие на мой выбор. Мы выписали семь добродетелей: любовь, нестяжание, целомудрие, смирение, воздержание, кротость, трезвение. Когда к этим понятиям добрых дел примешивается что-то, что заставляет тебя делать дело из корысти, ты что-то хочешь получить, тогда это и есть не настоящее доброделание. Я делаю добро потому, что внутренне к этому расположен. Сделав это, я не жду, что меня похвалят или я буду иметь от этого какие-то дивиденды. Господь дает нам условия для добрых дел. Господь посылает нам людей. И когда я помогаю кому-то, совершая доброе дело, никогда не жду ответной реакции.

Часто в обществе бывают ценности, которые могут менять свой окрас. Евангельские ценности непреходящи. Божественные заповеди нельзя поменять. Они как тогда оставались центром смысла жизни нормального человека, так и сегодня остаются. А наше общество современное. «Не делай добра – не получишь зла» – это так называемая житейская мудрость, которую мы, конечно, должны отвергать, потому что она зачастую не соответствует действительности.

Здесь все равно остается очень много вопросов, есть о чем поразмышлять. Мы бы с радостью себе сказали, что не получаем ничего от того, что делаем добрые дела. Я же должен каким-то образом понять: то, что я делаю, – это добро. И я в этом случае говорю себе: я добр. Если я не отвечаю на оскорбление, то я кроток. Когда мы приходим на исповедь, то перечисляем грехи, не умея каяться в помыслах. Я понимаю, что для Вас отсечение помыслов – очень понятный механизм. Но ведь в миру нам самим нужно научиться понимать, что я вообще не имею права думать о себе, будто я добрый, кроткий, люблю всех людей. Вот к Вам пришел человек на исповедь и сказал: «Я добр, кроток, милосерден, но у меня одна проблема: гордость…»

– Как в нашей замечательной молитве Ефрема Сирина, которую мы читаем перед Великим постом: «Дай, Господи, ми зрети моя прегрешения». Человек, который старается жить духовной жизнью, никогда не скажет: смотрите, какой я добрый, приветливый, хороший, улыбчивый…

– Он не скажет так, но подумает.

– …В человеке идет постоянная духовная борьба. Вот есть трезвение, когда ты постоянно наблюдаешь за собой, чтобы не совершить ничего противного – против Бога, заповедей, совести. Это очень важно. Человек, который старается жить духовной жизнью, конечно, не будет думать, что он хороший, пригожий.  Господь же попускает каждому человеку какую-то греховную немощь, какой-то грех. Давайте скажем начистоту: кто-то любит чревоугодничать. И часто люди подходят и говорят: «Батюшка, как мне от этого избавиться?» Кто-то подвержен другим страстям, слабостям – табакокурению или еще чему-то. Даже если человек не может сразу от этого избавиться, это всегда будет довлеть над ним. Делание добра – это всегда твоя суть. Я должен помочь не потому, что хороший, а потому, что этому человеку никто не поможет.

– Вопрос телезрителя Галины: «Меня убрали с работы. Какой молитвой молиться, чтобы батюшка меня вернул на эту работу?»

– Как я понял, Галина работала в храме, несла какое-то послушание. Бывают различные ситуации, почему это происходит. Не надо сразу обвинять кого-то: руководителя, священника. Надо всегда посмотреть на ситуацию с другой стороны: а в чем я был не прав? Может быть, что-то не то сказал, не то сделал. Это с одной стороны. А с другой стороны, может быть, Вы отдали тому послушанию все, что могли. Другой человек должен продолжить послушание вместо Вас. Вам Господь обязательно даст что-то новое и хорошее. Может, Господь Вас освободил для чего-то другого.

Часто люди приходят и говорят: «Меня сократили с работы!» Конец мира, человек впадает в депрессию, не знает, как жить, потому что работа была для него смыслом жизни. Я всегда начинаю человека возвращать к жизни: «Пробуйте дальше. Пробуйте какие-то другие направления в своей жизни, вы же талантливый человек». Также телезрительнице хочу сказать: не переживайте. Понимаю, может быть, хочется вернуться назад – в те условия, в которых Вы жили, работали, но, может быть, что-то поменялось. Часто так бывает: приходит новый настоятель, новый батюшка, меняется окружение. Это естественно. Иногда ничего не меняется. Тут, конечно, уже вопрос человеческих взаимоотношений. Кому молиться? Господу Богу, просить у Него вразумления, ведь если Господь посылает какое-то испытание, Он, конечно же, пошлет и ответ.

Жалко, конечно. Многое в нашей жизни когда-то заканчивается. Мы провожаем в мир иной своих близких, любимых, единственных. Мы часто лишаемся привычных условий жизни. Представляете, огромное количество людей, целое поколение когда-то жило в советское время. Люди жили, воспитывались, ходили в советские школы, получали возможность работать и жить в том государстве, в том обществе. Сейчас все поменялось. Некоторые приспособились жить, а кто-то тоскует и говорит, как было хорошо, не понимая, что сегодняшние возможности, наверное, даже интереснее. Некие возможности реализовать себя есть сейчас у каждого человека.

Я скажу по нашему Староладожскому Никольскому мужскому монастырю. У нас трудятся практически сорок человек. Монастырь дает работу людям на селе (Старая Ладога Волховского района). Каждый из них талантливый в своем роде… Я хочу, чтобы у телезрительницы все наладилось. Все будет хорошо. А молиться нужно Богу: «Господи Иисусе Христе, помилуй меня, грешную, вразуми меня, помоги мне».

Есть еще один интересный, на мой взгляд, аспект нашей сегодняшней жизни. В лавре ко мне подошел человек и попросил спросить у Вас, что ему делать с работой. Он хочет искать не любую работу, а хочет работать так, как ему нравится. Как я понимаю, в любом случае надо искать работу. Что Господь посылает, то и хорошо.

– Безусловно.

– Мы часто страдаем. Страданий много. Нам посылаются и тяжелые болезни. Уже не говорю про ковид – очень многие люди столкнулись с этим испытанием. И возникает такое ощущение: я так страдал, так болел, что уже заслужил чего-то хорошего. Могут ли страдания привести к гордыне и ввести в прелесть?

– Я считаю, в зависимости от того, как человек относится к происходящему, есть два выхода. Прелесть – разностороннее понятие. Это некая слепота духовная, когда, получив жизненное испытание, закрываешься ото всех, озлобляешься и в этой горькой пилюле видишь источник своих бед, страданий, одиночества. Во-первых, от этого ты не исцелишься. Нужно доброе восприятие испытаний и понимание, почему так произошло в твоей жизни.

Есть такое понятие, как смирение. И это вовсе не то, когда говоришь: ну, значит, так должно быть. Это не смирение; это, наверное, безвыходность и тупик. Смирение – это совершенно другое; это осознание, почему это происходит со мной. Ведь то лекарство, которое Господь дает, к чему-то обязывает. И хорошо, когда человек это понимает.

Болезни, испытания, потери, лишения есть у каждого человека. За сорок три года своей жизни я встретил лишь одну-единственную женщину, которая сказала, что она счастлива. Она пришла в храм на собеседование перед крещением. Я старался ей рассказывать о том, что дает Господь, что дает Церковь, об участии в церковной жизни, важности таинств, которые нужны для преображения души. Когда она все выслушала, то не осталась на вторую беседу, сказав, что это не ее, потому что она счастливая, ничем не страдает, у нее ничего не болит и все замечательно. За свою жизнь, повторюсь, я встретил единственного такого человека. Нет людей под небом, которые не тосковали бы. Даже имея все, полную чашу, человек обязательно будет испытывать какие-то разочарования.

Кто-то, конечно, наплевательски относится ко всему: мол, есть и есть. Например, сын или дочь пошли не по тому пути, а человек занят работой и ему это совершенно не нужно. Это тоже прелесть, когда  перестаешь чувствовать боль о того, что происходит в твоей жизни, в твоей семье.

Читая святоотеческое Предание, мы встречаем такие мысли, что испытания, переживаемые нами, должны приносить прежде всего внутреннюю пользу и учить нас жизни.

– Вопрос телезрителя из Белгорода: «Если в наших добродетелях всегда можно найти изъян, то единственный путь к спасению – милость Божия. А вот как эту милость Господь к каждому из нас проявит – это вопрос. Можно привести в пример правого разбойника, который попал в рай. Кто бы мог подумать об этом? Про его добродетели я ничего не слышал, но он первым попал в рай. Как Бог проявит к нам Свою милость – это вопрос, который меня интересует».

– Так ведь какое добро показал разбойник, вися на кресте! Милосердие и сострадание к страдающему Господу. Этим он и показал свою добродетель. Он внутренне сострадал...

– Осуждал себя...

– Да. Он не говорил так, как разбойник, который висел слева: «Спаси Себя и нас». Такие страшные слова мы часто слышим от людей неверующих.

Мы все живем, движемся и дышим по милости Божией. Если бы Господь не сдерживал людей нравственными законами, мы давно переубивали бы друг друга всевозможным оружием. И то, что среди огромного количества людей находятся те, для которых доброделание остается светом, – и есть спасение нашего общества. Не будет таких людей, будет очень страшно жить. Без милости Божией добрые дела человек не творит. Господь дает нам условия, в которых мы должны показать свое великодушие, свою доброту другим. Это очень важно.

– Вечный вопрос по поводу изменения наших ценностей. В одно время какие-то ценности и добродетели нам кажутся очень хорошими. Например, во времена советского периода Церковь считалась мракобесием. Если помните, была такая фраза: опиум для народа. Сейчас все по-другому и в обществе не стыдно и не страшно исповедовать свою веру. Раньше за это можно было либо сесть в тюрьму, либо быть расстрелянным. Времена меняются. Каким образом люди узнают добродетели и их ценность? Ведь не было опыта молитвы, не было опыта общения за литургией. Да и сейчас люди зачастую находятся в каких-то заблуждениях по этому поводу. Каким образом человек должен понять истинность добродетелей? Или по умолчанию человек их знает, но не хочет пускать в себя, например?

– Нравственное учение состоит из двух направлений: есть естественный нравственный закон и сверхъестественный нравственный закон. Апостол Павел про естественный нравственный закон говорит однозначно, что этот закон написан  у язычников на скрижалях сердца. Господь вложил это в человека изначально.

Вот мы вспомнили советское общество. А тогда разве не было добрых людей? И разве не было подвигов, которые совершали люди? Вспомним Великую Отечественную войну, блокаду Ленинграда. Неужели не было людей, которые, даже не соприкасаясь с верой в Бога, совершали какие-то удивительные дела, подвиги? Конечно, были. Потому что естественный нравственный закон есть в человеке: любить родителей, своих детей, ценить свою жизнь, относиться по-человечески к кому-то. Но этот нравственный закон может как-то затемняться в человеке. Например, об абортах: считается, что ничего страшного в этом нет. То есть человек может издавать законы, которые будут ломать естественный нравственный закон.

Поэтому есть десять заповедей, которые Сам Господь Иисус Христос освятил Своей жизнью. Он сказал: творите это не потому, что боитесь быть наказанными, а ради любви к Создателю и своим близким.

Всегда вспоминаю евангельскую историю, как Господь с кем-то говорил и сказал: «Недалеко от тебя Царство Небесное». Наверное, от того человека, который творит добро бескорыстно, Господь недалеко.

– Вопрос телезрительницы из Воронежской области: «Берет иногда ропот. Устаешь от искушений. Что в этот момент делать? Молиться не хочется. Знаю, что от Господа я никуда не уйду, но в тот момент что делать? Сижу смотрю на икону и реву...»

– Иногда нужно и поплакать. Но плакать надо, конечно, не от бессилия, а о своих грехах прежде всего. Как можно победить ропот? Молитвой. Без акафистов, Псалтири, простой молитвой своими словами: «Господи, помоги мне!» Мы почему-то забываем эти короткие молитовки. Сделайте что-нибудь хорошее для кого-то – и ропот пройдет. Господь говорит: тако да просветится свет ваш пред человеки... Вы должны научиться жить для кого-то, тогда ропота не будет. Когда мы живем ради кого-то, кому хуже нас, ропот уходит. Тогда мы думаем: «Господи, я хожу, а он лежит, не может ходить».

Знаете, я долго не мог совершать это служение, потому что оно очень ответственное и тяжелое. Когда я служил на Сахалине, практически четыре года окормлял паллиативное отделение в онкологическом диспансере. Каждую пятницу нам разрешали пройти по палатам. Палат было немного: четыре или пять. Все понимают, что такое паллиативное отделение: там лежат умирающие люди. Пройдешь по этим палатам, посмотришь в глаза этих людей... Мне запомнилась молодая девушка лет двадцати восьми, у нее был цирроз печени. Врачи говорили, что жить ей осталось немного...

Всегда надо обращать внимание, кто вокруг тебя живет. Есть люди, которым намного хуже, чем тебе. Когда вы чужую боль возьмете на себя, ропот прекратится, и вы почувствуете великую радость и удовлетворение. Обязательно нужно быть нужным кому-то, приносить какую-то пользу. И это не зависит от того, маленький ты человек или занимаешь высокий пост. Когда от тебя зависит судьба другого человека, нужно помочь.

А ропот лечится молитвой и смирением: «Господи, прости меня, что опять роптала перед Тобой». И найдите возможность жить для кого-то.

Я настолько благодарен нашим матушкам-женщинам, которые трудятся в больницах как сестры милосердия! Ничего не получая за это, они ухаживают за человеком (иногда брошенным, к которому прийти никто не может). Подержишь его за руку, улыбнешься ему – и он получит надежду для жизни. Вот смысл неложного доброделания – когда я разделяю боль с другим человеком, не ожидая взамен, что мне начислят зарплату или принесут какую-то коробку конфет. Я просто отдаю себя другому человеку, чтобы он понял, что не одинок.

– Вопрос телезрителя из Воронежа: «Бывает, разгневаешься и в гневе можешь наговорить что-то плохое, лишнее. Понимаешь, что этого делать не надо, но сила гнева такая, что не можешь себя сдержать. Потом начинаешь каяться, себя укорять, но на душе остается осадок. Как с этим бороться? И еще один вопрос. Я читал, что молитву Иисусову надо произносить верхним дыханием, потому что ниже сердца таятся все плотские страсти. По-моему, протоиерей Сергий Баранов об этом говорит».

– Гнев всегда приводит к расстройству семейных отношений, дружеских отношений, потому что человек не может сдержать себя, свое слово. Сказано: гневаясь, не согрешайте. Ты можешь разгневаться, немножко вспылить, но не допускай, чтобы это выразилось в словах, потому что слово назад не вернешь. Это работа над собой, и определенного решения здесь нет. Почитайте у святых отцов, как они относились к этому. Кто-то камни в рот брал, чтобы меньше разговаривать. И прочее. У каждого был свой подвиг. Но мы хотя бы должны научиться останавливать себя. Когда научимся это делать, будет хорошо.

Что касается Иисусовой молитвы, мы должны быть аккуратными по поводу солнечного сплетения, отделов сердца. Молитва должна быть прежде всего разумная, с пониманием. Много есть практик, и надо внимательно относиться к духовному опыту, смотреть, кто что написал, почему написал. Потому что для одного человека это было нормально, хорошо, а для другого это будет прелесть. Господь о частях сердца не учил, Он говорил молиться в простоте: «Отче наш...»; или: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня, грешного». Помолился – и Господь тебя уже услышал.

Если уже есть огромный духовный опыт, человек уже ходит по водам... Но я человек грешный, пока по воде ходить не могу.

– Поговорим о монастыре, в котором Вы духовно трудитесь. У нас всегда такое ощущение, что монастырь, монахи, которые там молятся, – это единственно правильный духовный путь, по которому, наверное, всем нам нужно идти. Все ли люди, посещающие ваш монастырь, проникаются идеей монашеской молитвы, монашеского мироощущения?

– Я продолжаю работать в архивах. Буквально вчера нашел документ – отчет епархиальных архиереев о жизни Петербургской епархии 1891 года. Там есть описание распорядка дня монахов. Монахи Староладожского Никольского монастыря ежедневно вставали в три утра, собирались в церкви, совершали положенные молитвы (полунощница, утреня). В девять утра начиналась Божественная литургия. Пение было неспешное, на два клироса. И прочее. Все это внешняя церковная жизнь. Уставом предписано совершать молитву, ничего не опуская. В монастыре слышатся песнопения, диаконы, священники произносят молитвы. Все это мы слышим и в приходских храмах, только в монашеских общинах служба намного дольше по времени. Это прекрасно знают те, кто бывал на Афоне.

Что касается Иисусовой молитвы, то сегодня не найдешь духоносных старцев даже в монастыре, которые могли бы руководить этим деланием. Поэтому мы совершаем молитву в простоте. Кто-то может прочитать пятьдесят молитв от сердца и получить от этого пользу; кто-то больше.

Люди, которые приезжают в монастырь, проникаются и тишиной. Уверен, что любая монашеская обитель умножается благодатью Божией, которая сохраняется в ней на протяжении времени. Если брать наш Староладожский Никольский мужской монастырь, то он существует с 1240 года. Представляете, с XIII века никогда там не останавливалась молитва. Были какие-то периоды, конечно, когда монастырь знал запустения, разорения от врагов.

Для мирского человека вечером произнести десять раз Иисусову молитву очень непросто. Особенно семейным людям трудно, потому что надо постирать, убраться, сделать с детьми уроки. Сегодня оголтелая жизнь, полная суеты. Но в этой суете никогда нельзя забывать о Господе. Если ты думаешь о Нем, обращаешься к Нему простой молитвой, то уже находишься в Его поле зрения. Вот об этом, братья и сестры, нужно помнить.

– Если бы мы по-настоящему понимали суть добродетелей, известных нам из Евангелия, может быть, мы как-то и сдвинули себя от окаменелости души. Еще один аспект. Сегодня мы оцениваем добродетели так, завтра иначе. Я имею в виду не общество, а духовную жизнь человека. Мы как-то постепенно раскрываем в себе добродетели? Или они существуют в нас всегда, неизменно и у нас ничего не меняется с той поры, когда мы стали крещеными православными?

– В начале нашей передачи мы сказали, что надо понимать внутреннее расположение человека, потребность делать добрые дела. Господь касается сердца человека, безусловно. И церковные таинства имеют огромную силу преображать человека. Мы приходим в церковь, причащаемся Тела и Крови Христа, чтобы физически соединиться с Ним и залечить наши греховные раны. Мы каемся в своих грехах не для того, чтобы сделать отчет, а чтобы от чего-то избавиться. Избавляясь от греховного мусора, эгоизма, злословия, различных нехороших выпадов по отношению к ближним, мы начинаем смотреть на мир совершенно другими глазами.

Господь является центром. Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем. А добро – неотъемлемая часть любви. Невозможно творить добро, не имея в своем сердце любви к тому человеку, по отношению к которому ты это делаешь. Поэтому, конечно, человек меняется, может меняться.

Но есть такие ситуации, когда ты делаешь добро определенному человеку и понимаешь, что тобой начинают пользоваться. Как поступить? Прекращаешь это делать, потому что понимаешь, что даешь возможность человеку быть тунеядцем, не работать. Например, человек просит у тебя денег каждую неделю. Ты помог один раз, помог второй раз, а потом понимаешь, что человек не работает, просто злоупотребляет твоей добротой. То есть ты даешь ему повод...

– Это ложное милосердие.

– Конечно. То же самое, когда мы не следим за своими вещами и у нас что-то своровали. Например, мы раскрыли сумку, зазевались – и у нас вытащили кошелек. Мы дали человеку возможность согрешить. Неужели мы не будем за это отвечать? Будем.

Вот почему важно трезвение. Мы должны всегда внимательно относиться к себе: что я сказал, как сказал, как поступил. Даже если нам очень сложно и наше внимание рассеивается, надо понимать, что это важно.

– Еще один вопрос: молитва помогает вере или вера молитве?

– Я думаю, все взаимосвязано. Вера без дел мертва, говорит апостол. Какая вера – такие и дела. А молитва – та соль, которая все делает вкусным, если можно так выразиться. Молитва поддерживает, просвещает, направляет. Через молитву мы получаем благодать Божию, которая обязательно коснется сердца, даст нужную мысль, даст силы выполнить добро по отношению к ближнему. Все взаимосвязано. Это два крыла.

– Благословите наших телезрителей.

– Братья и сестры, желаю всем милости Божией. Берегите себя, свое здоровье и здоровье своих близких. Да хранит всех нас Господь!

Ведущий Глеб Ильинский

Записали Анна Топорова и Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​