Беседы с батюшкой. Гарантирует ли крещение рай?

21 января 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма во имя святой великомученицы Варвары в поселке Рахья Выборгской епархии священник Олег Патрикеев.  

– Тема сегодняшней передачи: «Гарантирует ли крещение спасение (или рай)?» Только-только прошел самый пик – Крещение, мы все набрали святой воды. Но обычно мы в храмах не видим столько людей, сколько видим на Крещение. Они приходят в храм не столько за молитвой, сколько за водой. Может быть, я очень резок, но у меня иногда складывается такое впечатление.

– Конечно, в духовном плане Вы абсолютно правы, люди часто забывают о смысле Крещения: духовный и богословский смысл его от них очень далек. Считают, что в церкви можно заручиться какой-то духовной поддержкой, прикупив или набрав воды, и на этом как бы дело православия заканчивается.

Очень жаль, что мы до сих пор мало проповедуем о таинстве Крещения. И название сегодняшней передачи тематически очень правильно выбрано, потому что пока еще звучит это слово: «Елицы во Христа крестистеся»; и «Во Иордани крещающуся Тебе, Господи». И нужно об этом говорить. Давайте размышлять, вспоминать, что такое крещение, что такое вода вообще? Ведь она появляется на страницах Библии уже со второго стиха: «И Дух Божий носился над водами». Откуда взялась вода? Об этом мы не знаем. Из воды потом появляется твердь, которая разводит воду. То есть величайшее таинство происходит, и вода в Библии упоминается очень часто. Мы знаем из Ветхого Завета, что вода являлась прообразом крещения уже в Новом Завете. Перечисляя ветхозаветные паремии, которые мы читаем на праздник Крещения, и вспоминая Ноя, потоп, мы видим, что там прообразы крещения; весь мир был омыт от греха, который абсолютно поглотил все человечество.

Далее – выход из Египта, проход через Чермное море. Весь израильский народ прошел сквозь эти воды – это прообраз крещения. А фараон – прообраз греха – погибает в этих водах, погребается в них. Мы читаем: народ Израиля был крещен в Моисее. То есть это  прообраз крещения в Иисуса Христа. И, конечно же, омовение, которое присутствовало у храмов (даже у храма в Иерусалиме), – говорит о последующем крещении, о котором мы уже знаем из Евангелия.

И вот здесь возникает много вопросов, в первую очередь о крещении Иисуса Христа. Зачем это? Зачем крестятся остальные люди Духом и огнем? «Крещение», если перевести на греческий, – «баптизо», от слова «баптистерии» – большие емкости для погружения. Это как раз то, куда погружают, само погружение в воды. Если вместо слова «крещение» написать, например, слово «погружение», то получается совсем иной смысл: во Христа погрузитесь. Это же немного по-другому, чем во Христа крестистеся. От слова «крест» – и люди как бы забывают главное, они думают, что сейчас покрестятся – и все на этом заканчивается. Это наша глубокая духовная проблема.

Я лет семь преподавал так называемые уроки перед крещением для людей, которые хотят стать крестными. И для меня это было удивительным путешествием в мир духовного непонимания и незнания. Люди хотели стать крестными, но многие не знали и не понимали даже смысла Символа веры. Ведь крестим мы во оставление грехов. И у меня перед крещением проходит такая беседа. Когда люди держат в руках младенчика, я говорю: «Давайте вспомним сейчас один стих из Символа веры, который мы только что прочитали: верую во единое крещение во оставление грехов. То есть мы крестим вашего младенца во оставление его грехов. А в чем грешен малыш? Уже грешен?» И мнения разделяются, говорят: «Нет, он безгрешен, это же младенец». – «Хорошо, тогда не крестим. Мы же должны крестить во оставление грехов. Если нет греха, то и крестить не надо. Ждем, когда он вырастет, нагрешит и вернется в храм».

– Тогда можно вспомнить Константина Великого, который тоже считал, что креститься нужно как можно позже, чтобы оставить грехи.

– Это была общая практика. Многие святые – Иоанн Златоуст, Василий Великий – крестились в 20–30 лет, то есть это было нормально, естественно. После V века начинается традиция крещения младенцев.

– Но по вере восприемников.

– Да. Но люди должны подходить к этому таинству более глубоко, это очень важно для них самих.

– Вопрос телезрительницы из Екатеринбурга: «Мой сын родился в 1971 году, крестить его тогда в церкви не было возможности, и его крестила моя бабушка. Я очень хорошо помню, что она его опускала в тазик, что-то говорила. А теперь я хочу узнать, достойно ли она его окрестила или нужно что-то еще сделать? Потому что сыну моему уже около пятидесяти лет, и что-то в жизни у него не ладится».

– Люди приходят иногда с таким вопросом в храмы, некоторые не помнят о том, что их крестили. Мы можем крестить человека, если нет свидетелей о том, что он был крещен, у него нет крестных родителей, он этого не помнит, он уже взрослый и так далее.

Люди хотят чувствовать этот момент первого вхождения в церковную общину. Конечно же, бабушка имеет право крестить. Это единственное таинство, которое может совершить православный человек. Люди задают вопрос: какое необходимо условие для крещения? Священник или оплата в кассе? Что же нужно для крещения? И некоторые пишут, что священник обязан быть при крещении. Я говорю: нет. Это единственное таинство, которое может совершить любой православный человек. Он только должен знать так называемую духовную формулу: «Крестится раб Божий во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь». Произнося эту формулу и возливая воду на человека или опуская его в нее (лучше, конечно же, иметь святую воду для этого, по возможности крещенскую), можно его крестить, и он будет считаться крещеным.

У многих врачей, которые принимают роды, стоит бутылочка с крещенской водой в родильном отделении. И если они видят, что ребенок может не дожить до утра, крестят его именно такой формулой (у них есть благословение на это). И если ребенок выживает (а чаще всего так и случается), то ребенка приносят потом в храм для завершения таинства – совершения таинства Миропомазания.

Поэтому для Вашего сына есть возможность поучаствовать в этом таинстве. Придите в храм, опишите батюшке ситуацию: «У нас не было миропомазания». И тогда батюшка совершит над ним это таинство и поставит печать даров Духа Святого.

Это удивительное таинство, оно мне очень нравится, потому что запечатлевается так называемый избранный сосуд (если рассматривать человека как сосуд). Мы держимся на пяти чувствах, и каждое чувство принимает информацию. Но для того, чтобы информация не искажалась, ставится печать дара Духа Святого и передаются дары Святого Духа. То есть человек крещение получил, но, может быть, не получил Духа Святого. И если у человека проблемы, у него что-то не получается, он вечно не в духе, расстроен, значит, тогда он и не Христов, не христианин. Человек должен быть в духе. Этот Дух Святой должен присутствовать в человеке как раз с момента крещения. Потому что во время крещения происходит рождение от воды и Духа.

– Мы часто слышим, как говорят, что священник крестить будет, а Дух Святой крестить не будет. Имеется в виду, что все-таки это таинство – плод совместного делания Бога и человека. Если сами родители неверующие, получается очень интересная ситуация: ребенок крещен, но в течение своего детства будет находиться в обществе неверующих людей. Насколько это вообще сейчас распространено, мы все знаем. Но что в этом случае делать?

– Для желающих принять крещение или для крестных родителей существуют огласительные беседы, которые наконец-то у нас укрепились, во всех храмах это есть. В первую очередь люди должны понять свою ответственность (те, которые должны «дунуть и плюнуть»). Я это называю маленьким экзорцизмом, потому что это, в принципе, отречение от дьявола. Человек говорит: «Почему я должен от него отрекаться? Я знаком с ним, что ли?» Я говорю: «Еще как знакомы! Все плохие дела, мысли – от кого это идет? Надо от них отказаться, отрешиться. Во-первых, должна произойти тайна исповеди». И я поставил себе такую программу для тех, что хотят стать крестными: они должны обязательно исповедоваться. Они должны подготовиться и понять смысл православной веры и того, зачем человек ходит в храм. Свечки можно и дома ставить, дома даже можно освятить куличи, но совершить таинство Евхаристии дома нельзя. А ведь церкви всего мира ставятся для того, чтобы в алтаре стоял престол, на котором совершается литургия.

Это мы говорим уже о седьмом таинстве. Если мы хотим подняться от первого таинства до седьмого, то должны понять, что крещение – это как раз первая ступень для вхождения в храм. Как художнику, который начинает рисовать, дают только одну краску и он начинает понимать, что ему маловато этой краски. А вторая краска дается в следующем таинстве – Миропомазания. Третья краска – покаяние и так далее. Так и с музыкой. Вот тебе одна струна или одна нота. Попробуй сыграть, будешь только однообразно петь. А так у тебя начинается восхождение в духовный мир, открывается дверь нового мира, в котором мы все братья и сестры. Это не просто замыленные словечки. С 1943 года мы это друг другу повторяем, но мы их не воспринимаем как настоящие слова. «Если ты мне брат, то поделись». Мы только можем улыбнуться друг другу.

– Это уже хорошо.

– Да, а надо понять, что во время крещения происходит присоединение к Церкви. Что есть Церковь? Тело Христово. Каждый из нас – член Церкви. Когда мы собираемся вместе, мы являемся Телом Христовым. И каждый из нас – это клеточка в Теле Христа. При крещении клетка, которая еще только родилась, присоединяется к Телу Христову, становится Его живым членом. А клетки должны чем-то питаться. Попробуй-ка палец обвязать крепко ниточкой, минут через десять он посинеет, кровь не будет поступать, палец отомрет. Так вот, чтобы такого не было, клеточка должна получать самое главное – кровь. И если мы причащаемся, мы становимся живыми клетками.

– Никогда не слышал такого замечательного примера, простого и понятного.

Вопрос телезрителя из Белгорода: «В Евангелии Христос все эти вопросы уже решил. Он сказал: веруя, крестись – и будешь спасен. То есть последовательность известна. Без веры никакого крещения быть не должно, человек должен сознательно к этому подходить. У меня вопрос такой. Когда мы крестим младенцев, которые еще ничего не соображают, получается, мы совершаем не таинство, а просто обряд и авансом их делаем христианами. А они потом вырастают и становятся мусульманами. Крестить младенцев – это таинство или просто обряд?»

– Этот вопрос давно решен, и мы прекрасно знаем и веруем, что совершается таинство. Это не обряд. Обряд – это то, что совершает человек, а таинство совершает Дух Святой. Дело в том, что я не закончил фразу, когда мы говорили про младенцев. Все смотрят и решают, безгрешен младенец или нет. Люди начинают сомневаться: может, правда он грешен? – «Ах, да-да, это мама с папой согрешили». Я говорю: «Хорошо, а они откуда грех взяли?» – «И бабушка согрешила». – «Хорошо, а бабушка откуда грешна?» И так мы по цепочке  доходим до Адама и Евы. Так вот, оказывается, кто виноват. А что же тогда грех в таком случае?

Почему мы крестим именно во оставление этого греха? Почему мы хотим, чтобы младенец расстался с этим грехом? Да потому, что это ген смерти, потому что мы в наследство получили от Адама и Евы «семя тли», которое в определенный момент включается. И людям очень сомнительно: если младенец умирает без крещения, то куда попадает его душа? Ведь кто не родится от воды и Духа, не войдет в Царство Небесное. Это слова Самого Христа. И мы крестим младенцев по вере их родителей и крестных.

Вспомните в Евангелии отрывок, когда неверующего человека, больного, скрюченного, принесли четыре человека к ногам Христа.

– Крышу разобрали.

– Да, всё сломали, нарушили все законы, без очереди прошли. И Иисус сказал: по вашей вере да будет он исцелен.

По вере можно крестить младенца. Вы даже можете сами крестить человека в смертельном случае. Я всегда останавливаюсь при дорожных авариях, выхожу и спрашиваю, нужна ли духовная помощь, крещен ли человек. Однажды крестил умирающую бабушку, ее сбили, а внучка сказала, что она некрещеная. Она была в полусознательном состоянии, я спросил, верит ли она, она сказала, что верует, и я ее окрестил…

– Тут есть еще один очень интересный момент, мы можем вспомнить наших первых мучеников, которые не были крещены водой, но были крещены мучениями, Духом. То есть они были крещены по вере своей?

– Конечно, мы же знаем и о первом мученике, так называемом разбойнике, который был введен в рай. У него билет в рай был четко определен: «Ныне будешь со Мной в раю». А за что ему такой билет?

– Убийца, грабитель...

– И вдруг сразу же в рай. Чем он заслужил такое?

– Покаянием.

– Поэтому и крестные родители каются, говорят Символ веры, причащаются. Они понимают смысл этого. И после крещения возможно следующее таинство для младенца – Причастие, участие в жизни Христовой, он становится членом Церкви, является этой клеточкой. И он получает Кровь Христа – необходимое условие для спасения своей бессмертной души.

Помимо того, воцерковляются в первую очередь крестные родители, которые думали, что это просто обряд. Я потом им говорю: «Теперь вместо сообщений на телефоне у вас должен быть молитвослов. И, просыпаясь утром, вы должны кормить младенца молитвой, как мама кормит его молоком. Вы должны кормить его духовным молоком».  

А что такое молитва? Это энергия, которая исходит от вас в знак любви к тому, за кого вы молитесь. И тогда происходит исцеление, возрастание. Когда мы друг за друга молимся, не просто ручки сложив... Это разве молитва? Да, это, может быть, начало молитвы, но давайте хотя бы сделаем несколько коленопреклоненных прошений перед Богом за этого человека, оторвемся от интересного фильма и пищи в этот момент, если человек просит молиться. Тогда эта молитва будет хоть как-то принята Богом, а так это игра в кошки-мышки…

Мы говорим о крещении. И, конечно же, оно не дает стопроцентного попадания в рай. Стопроцентное попадание – после крещения кровью, которое было у мучеников. Это страдания, которые они принимали за Христа, и они воспринимались как крещение, как исповедничество. А если человек желал креститься, но не успел? Был даже оглашенным, но вдруг умер. Как за него молиться?  Примет его Господь в Царстве Небесном или его в ад? Не успел – всё? Билет просрочен. Но Господь и намерение целует, и человек будет в Царстве Небесном по своей вере, потому что он уже уверовал. Здесь происходит подготовка. Просто он должен был подготовиться и принять полное крещение, но в этой смерти происходит таинство. Смерть – это тоже таинство. Мы не знаем, что говорит человек на последнем воздыхании. Проклинает он Бога или, наоборот, говорит: «Слава Тебе, Господи, наконец-то домой» (как Иоанн Златоуст).

– Во время литургии мы просим, чтобы наша жизнь окончилась безболезненно и смерть не была позорной.  Я вспоминаю еще один важный пример – сорока Севастийских мучеников. Вместо того, кто не выдержал пытки холодным озером, в озеро вошел другой человек. Это удивительно.

Мы в своем ежедневном делании никогда не готовы к великому подвигу. Но то, что сейчас больше всего ценится, на мой взгляд, – это постоянство. Если мы в своем делании, в доброделании (как говорили отцы) постоянны, то это в наше время самый главный христианский поступок.

– Подвиг.

– Да, в этом постоянстве.

Вопрос телезрительницы: «Когда я пришла исповедоваться к батюшке, мне подсказали, как нужно подготовиться. У меня спросили, крещеная ли я. Меня крестили в 12 лет. Батюшка спросил, почему так поздно. А мы были эвакуированы из Ленинграда в Саранск, нас было у мамы трое, и у нас не было денег, чтобы мама нас крестила сразу после того, как мы родились. И священник не стал меня исповедовать. Сказал подготовиться,  потом прийти. Мою дочь окрестили через шесть недель после рождения… Я в церковь хожу, но больше не хочу подходить к нашим батюшкам. У нас только одна церковь. Приду, помолюсь, свечки поставлю, стою все службы».

– Очень жалко, что иногда мы не так глубоко рассматриваем такие вопросы, особенно таких страдальцев. Конечно, священнику нужно было снизойти к Вам. Возможно, он просто не понял, о чем Вы хотели сказать. Но, Вы знаете, это тоже было промыслительно для Вас, чтобы все-таки более правильно подготовиться к исповеди. Исповедь – это не просто перечисление своих побед или грехов, не рассказ о своей жизни, чтобы батюшка это послушал. Исповедь – это таинство, в котором разрешаются грехи, совершенные нами. А грехи мы совершаем очень часто. Не словами, так мыслью. Увы, наша плоть всегда ближе к греху. Даже задумываться не надо, чтобы его сделать. Идешь – пнул баночку, плюнул на землю, вот уже и грех. Подумал что-то плохо – опять грех, осудил – опять грех. В голове крутится эта греховная кутерьма. А что такое покаяние? Это как раз и есть второе крещение.

Скажу на своем примере. Я был крещен в младенчестве. Моя бабушка была верующая. Меня крестили в Новгороде. Я помню, как она водила меня в храм, но не помню, как меня крестили. Когда я уже помогал отцу Роману в храме, мне очень хотелось принять крещение снова, мне нужно было что-то пережить, я был готов расстаться со всем своим прошлым… Я пришел к отцу Дмитрию Амбарцумову и сказал: «Я хочу креститься». А он говорит: «Крещение – это обещание Богу доброй совести». Значит, просто нужна была хорошая исповедь, чтобы выкорчевать из себя эго, которое в нас присутствует. Это и произошло. Я понял, что второй раз креститься не нужно. Зерно посадили в меня мои крестные родители, которые молились за меня, в младенчестве меня причащали. Это все были зернышки, которые давали потом свои плоды. Зерно может пройти даже через асфальт нашей жизни. Надо только верить.

– Здесь прозвучал еще один момент, который я не могу оставить в стороне: не было денег, чтобы крестили. Мы считаем, что если у нас нет денег, то в храм мы войти не можем, потому что за все надо платить.

– Так как мы живем в миру, то рассчитываем всегда на финансовую торговлю, потому что мы к этому привыкли. Когда я пришел служить в храм, первым делом убрал ценники. Давайте все-таки научим людей приходить в храм, не думая о деньгах. Ведь это не дом быта, не дом добрых услуг.  Это все-таки дом молитвы. А как можно оценить молитву священника? Она, может быть, стоит копейки, а может, наоборот, кто-то выздоровеет. Мы не знаем, сколько стоит молитва. Так же и свечи. Мы должны приходить в церковь, не думая о том, сколько денег в кармане. Желание помолиться – это желание вашего ангела, который вас зовет наконец-то оторваться от этой мирской кутерьмы, постоять в церкви, помолиться. Эта женщина приходит в церковь, молится, она утешается, Господь ее утешает, может быть, даже намного больше, чем когда она бы исповедовалась и причащалась. Иногда людям так проще. Дух Святой дышит где хочет. Достаточно покаяния, вздоха, чтобы Господь простил грехи. Митрополит Антоний Сурожский говорил, что если человек раскаивается слезно, сильно, он чувствует потом облегчение. Это тоже таинство. Конечно, это не для всех, но оно существует, поэтому нельзя его выбрасывать из нашей жизни. Не смотрите на наши финансы. Богу нужны не наши денежки. Ему нужно сердце.

– Молитва.

– Молитва тоже должна открывать наши действия. Мы часто просим. Если посмотреть наши молитвы, то больше просим, чем каемся. А начинать надо с покаяния.

– И благодарим редко.

– Да, на благодарственные молитвы в конце причастия остаются две бабушки, которые знают, что надо поблагодарить Бога. Все уже причастились, некоторые даже не успевают крест поцеловать, быстрее домой... Понятно, это наша суета, мы не умеем благодарить.

– Мы говорили, что мирянин в случае крайней опасности по вере своей, по призыву Господню, может крестить. Один священник мне рассказывал, что такая же история произошла в пустыне, где нет воды. В этом случае самое главное – даже не вода, а слова. Мусульмане, если нет воды, песком умываются, потому что считают, что он тоже чистый. Мне кажется, когда мы говорим о крещении, то сама по себе формула не гарантирует ничего, если только мы не понимаем, что принимаем на себя. Когда говорят «дунь и плюнь на лукавого», неужели мы думаем, что враг нас так легко оставит в этом случае? Подожмет хвост и убежит?

– Вы правильно обозначили вопрос. В крещении мы погружаемся в Самого Христа, то есть в Его жизнь, в Его Тело, в Его человеческую плоть. Происходит присоединение к Церкви, а это Тело Христа. Мы должны понимать, что уходим как бы в другой мир, мы рождаемся заново. Человек ведь крестится в смерть Христову. Почему именно вода? Купель – это как бы и погребальная могила, и купель возрождения. В момент, когда человек уходит под воду, он умирает во имя Отца и Сына и Святого Духа, а выходит уже обновленным человеком. Здесь должно происходить то, что похоже на таинство, произошедшее на Иордане.

– Рождение.

– Выходя из этой воды, человек должен внутри себя услышать голос: «Се, сын Мой (дочь Моя) возлюбленный, в нем мое благоволение». Мы должны идти поступью Христа, идти за Ним. Потом мы идем в пустыню. Что такое пустыня? Это наш мир, где звери, змеи, искушения. Это естественно, ведь мы показываем дьяволу, что мы теперь другие люди.

– Что мы не его.

– Мы отреклись от него, от этого «дружбана», который нас водил по темным закоулкам.

– Показывал наслаждения этого мира.

– Да. Мы должны понимать всю ответственность. Крестным родителям я говорю: «Вы сегодня берете на себя ответственность стать святыми». Посмотрите на Ксению Блаженную, на мученицу Варвару. «А я буду теперь святая Екатерина, потому что я должна быть святой в своих поступках, в своих делах, в своих мыслях». Есть духовный ребенок, который питается, образно, пуповиной от меня. Когда ребенок у матери в животе и она поела соленого – он начинает морщиться (даже фотоснимки такие есть). То же самое и у крестных. Вы делаете добрые дела во славу Христову – младенец возрастает в духе. Начинаете покуривать – ребенок начинает кашлять. Эта взаимосвязь очень важная. Мы в ответе за тех, за кого даем обет. Мы даем Богу обет чистой совести, мы должны исправиться.

– У Экзюпери: мы в ответе за тех, кого приручили.

У нас есть еще одно потрясающее явление – Богоявление. Оно происходит не просто в Священном Писании, но и внутри нас в том числе. Гарантирует ли крещение спасение, гарантирует ли оно рай? Мне хочется, чтобы Вы провели этот шаг от крещения до спасения. У нас и на кресте это написано, мы молим Господа: «Спаси и сохрани».

– Вопрос так и остался без ответа для людей. Четкого расписания нет, что раз принял крещение, то спасен. Кто будет веровать и креститься, спасен будет. Наша вера должна опережать крещение. Мы должны сначала уверовать во Христа. Иногда происходит обратное действие, как с младенцами: сначала крестятся, потом получают Духа Святого. Это есть и в Писании, в деяниях апостолов.

Надо веровать. А как веровать? Вера от слышания, а слышание от слова Божия. Значит, надо взять в руки Евангелие и не расставаться с ним. Здесь все написано, есть все ответы. Это наш учебник, наша шпаргалка. С этим мы пойдем на суд Божий.

– «Шпаргалка» с латыни означает «пеленка». Я сразу вспомнил ребенка, которого мы приносим крестить, надеваем на него крещальную пеленочку, ризы. Мы понимаем, насколько это важно для ребенка, и мы одеваем его в особые одежды. Но когда сами приходим в храм, то одеваемся как на похороны. Приходим не только не в брачной одежде, внутренне нечистыми, но и одеваемся так, будто пришли на траурное событие.

– Давайте будем менять эту ситуацию, начнем с себя. Будем всегда носить галстуки, хорошие пиджаки – и улыбаться. «Улыбка – это флаг корабля». Если мы приходим грустными, то понимаем, что пришли каяться, а если пришли к Господу, то мы должны верить, что Он простит нас.

– На Крещение я был в вашем храме. Мне понравилось, что на иордань вы шли крестным ходом. Я сразу вспомнил парадную лестницу в Эрмитаже, в Зимнем дворце, которая называется Иорданской, потому что по ней царская семья спускалась к Неве, к иордановой купели.

Дорогие телезрители, спасибо вам за ваше милосердие, за вашу постоянную молитву, которую мы ощущаем каждый день. Помощь ваша для нас очень важна. Спасибо вам, с праздником вас!

Ведущий Глеб Ильинский

Записали Елена Кузоро и Маргарита Попова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​