Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

15 декабря 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает клирик храма Сорока мучеников Севастийских в Спасской слободе г. Москвы, главный редактор православного молодежного журнала «Наследник», духовник молодежной организации «Молодая Русь» протоиерей Максим Первозванский.

– Сегодня день памяти пророка Аввакума. И, мне кажется, как раз в период Рождественского поста, когда мы готовимся к встрече Рождества Христова, уместно вспоминать пророков, которые пророчествовали о пришествии Мессии в этот мир. В каждом каноне на вечернем богослужении четвертая песнь – обязательно песнь пророка Аввакума. В Рождественском каноне есть такие слова применительно ко Христу: «Жезл из корене Иессеова». Что они обозначают?

– Во-первых, хотел бы поддержать Вашу мысль о том, что Рождественский пост – это в значительной степени воспоминание событий, подготавливающих приход в мир Мессии, Господа нашего Иисуса Христа. И не случайно воскресные дни, предшествующие Рождеству Христову, специально и посвящаются святым праотцам, святым отцам. То есть логика подготовки к приходу в мир Иисуса Христа действительно очень важна. Как Вы правильно заметили, песнь пророка Аввакума входит в любую утреннюю службу. Правда, Вы сказали – «вечернюю», а это очень интересная мысль, потому что служба эта называется «утреня», но служится она в нашей традиции в большинстве случаев вечером, присоединяясь к вечерне и образуя вместе с ней всенощное бдение.

Теперь непосредственно про Ваш вопрос, про «жезл из корене Иессеова». Нам снова и снова напоминается о том, что Господь наш Иисус Христос родился от Девы Марии, Которая была от семени Давидова, а отцом праотца и богоотца (как его иногда называют) Давида был как раз Иессей. Давид был младшим из его сыновей. Если старшие братья, как мы знаем из Священного Писания, участвовали в военных действиях, то он в это время, как самый младший, оставался дома на хозяйстве, пас овец до тех пор, пока пророк Божий Самуил не призвал его и не помазал на царство. А дальше были все эти известные события с Голиафом и так далее, воцарение. Это одна из самых захватывающих историй Ветхого Завета – история царя Давида.

– Интересно, что в воскресенье после Рождества Христова память трех святых: Иакова, брата Господня, Иосифа Обручника и царя Давида. Почему царь Давид идет в одном ряду с Иосифом Обручником и Иаковом, братом Господним?

– Как раз пророчество Аввакума утверждало, что Мессия родится в потомстве царя Давида. И если наши зрители читали Псалтирь, то наверняка обращали внимание, что слово «Христос» там встречается неоднократно, причем не всегда понятно, о ком идет речь. Или речь идет о пророчестве, или о пришествии в мир Мессии… Напомню, что Псалтирь – это книга, написанная по большей части пророком и царем Давидом. При этом слово «Христос» («помазанник Божий») применялось и к самому царю Давиду. В пророчестве Аввакума говорится, что Христос родится из дома и рода Давида. И об этом хорошо говорится в Евангелии от Матфея, то есть это важный момент, что на Христе сбылись ветхозаветные пророчества. Одно из них – принадлежность Мессии к царскому роду царя Давида.

– Интересно, мы говорим о пророках, а ведь и в наше время бывает, что люди выступают как бы с пророчествами. Как отличить пророка от лжепророка?

– Этот вопрос непростой. С одной стороны, пророческое служение в Церкви Божией никогда не увядало до конца, но, с другой стороны, мы видим по той же истории Ветхого Завета, что в последние столетия перед пришествием Христа пророческие голоса в Израиле умолкли. Есть совершенно потрясающий эпизод, описанный в Книге Маккавеев: после того как был освобожден Иерусалимский храм (после его осквернения и завоевания), было непонятно, что делать с жертвенником. Было решено разобрать старый жертвенник, построить новый, и остался вопрос, что делать с камнями от старого жертвенника.

Казалось бы, очень утилитарный вопрос, потому что, с одной стороны, это камни жертвенника, с другой стороны, они были осквернены язычниками. И было найдено интересное решение в духе пророческих представлений: давайте подождем, придет пророк и скажет нам о камнях. Пророк так и не пришел. То есть непосредственно перед пришествием Христа, за несколько столетий, пророческие голоса в Израиле умолкли. И явным пророком в той самой пророческой тишине, когда Бог молчал и не говорил со Своим народом, был как раз Иоанн Креститель, который вновь пророческий голос возвысил. А фарисейское движение возникло как заполняющее пустоту, которую до этого занимали пророческие голоса.

Теперь, если говорить о нашей реальности, то такого официального пророческого служения, каковым оно было в Древнем Израиле, в современной Церкви нет. И наиболее близкое и понятное нам пророческое служение – это служение старцев, расцвет которых пришелся на XIX век (может быть, на часть XX века). Народ жаждет пророчества.

Дело в том, что пророчество – это не рассказ о будущем. Здесь тоже важно понимать, что пророки иногда возвещают грядущее, о том, что будет (пророк Аввакум открыл что-то о Мессии, пришедшем через столетия после его пророчества, он жил за шестьсот лет до Рождества Христова). Но вообще-то непосредственное занятие пророков – это не возвещение будущего, а возвещение воли Божией. Это то, чего народ, с одной стороны, очень жаждет. Люди часто приходят в церковь, ищут старцев с вопросом: «Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?» Тот самый вопрос, который задал юноша в Евангелии Господу нашему Иисусу Христу. Вот на этот вопрос отвечают пророки. Надо сказать, что люди находят соответствующие ответы и в церкви, и даже необязательно для этого нужен старец. Человек может прийти в храм, задать вопрос любому священнику, может просто помолиться. И очень часто Господь в событиях жизни человеку отвечает.

А те самые голоса, которые часто похожи на какой-то обличающий, открывающий, указующий голос (по опыту церковной жизни скажу), – это как раз голоса лжепророков, которые никогда не замолкали, в том числе и в Древнем Израиле. Потому что пророческому служению всегда параллельно, как некая тень, шло лжепророческое служение, когда человек, именем Божиим или выдавая себя за проводника Божьей воли, на самом деле являлся проводником своего хотения, тщеславия или заблуждения. Слепые вожди вели слепых овец к погибели.

– Господь ответил юноше на вопрос, как наследовать жизнь вечную. Зачем же тогда искать ответ даже в Церкви и уж тем более у старцев, если ответ есть в Евангелии?

– Вы знаете, для меня образцом современного пророческого служения был покойный отец Кирилл (Павлов). Я подобное служение встречал в собеседованиях, в общении с разными священниками.  Просто отец Кирилл обладал этим как бы в преизливающейся полноте, но я встречал подобное иногда и в лице совершенно молодых и неопытных священников и, казалось бы, не очень-то духовных.

А выглядит это примерно следующим образом: человек приходит с вопросом и, поговорив с таким пророком, получает на самом деле все ответы. И этого в Церкви до сих пор много. И в моем опыте это есть. Когда я находился на перепутье, не знал, что делать, не мог получить ответы от своего духовника, я приезжал к отцу Кириллу. Две минуты разговора, никаких конкретных ответов, никаких указаний, никаких приказов, категорических утверждений – и я уезжал с полным пониманием того, что теперь знаю, что мне делать, как жить, понимаю, чего хочет от меня Господь.

То есть такое пророческое служение с большой буквы – это явление Духа и силы благодати Божией, явленной, например, через конкретного человека. Так же человек может получить утешение и вразумление, помолившись перед чудотворной иконой. Так же он может получить это вразумление и утешение, просто помолившись: «Господи, помоги мне, я нахожусь в затруднении, не знаю, что мне делать, не понимаю, как мне жить. Скажи мне, Господи, путь, "в оньже пойду, яко к Тебе взях душу мою"». И человек получает ответы. Но хочется чего-то волшебного, чтобы прямо грянул гром, открылся потолок, сошел Архангел Михаил (или кто-то из древних отцов-пустынников) и сказал: «Бог посылает тебя...»; или: «Бог хочет от тебя...» Страшно же!

– Вопрос телезрителя: «Скажите, пожалуйста, как читать 17-ю кафизму. Сейчас идет пост, и я, читая кафизмы, на двух "славах" молюсь о здравии, на третьей – за упокой. А 17-ю кафизму как читать? Точно так же, как все?»

– Конечно, тут никакого различия нет. Дело в том, что некоторые псалмы, кроме общего употребления как псалмы из Псалтири, имеют свое конкретное применение. Я понимаю глубинный смысл Вашего вопроса, потому что 17-я кафизма обычно читается по усопшим. Это та кафизма, которая читается на отпевании и которую родные и близкие читают в течение сорока дней после смерти человека. Но это просто кафизма из Псалтири, и никакой разницы в ее прочтении делать не стоит.

– У нас есть еще такой вопрос от телезрителя: «Может ли в храме человек, который является помощником настоятеля, заниматься колдовством и клеветой?»

– Заниматься колдовством, клеветой, блудом, разбоем, убийством, лихоимством может любой человек. К сожалению, история знает примеры совершенно жуткие, когда люди, которых и за святых почитали, при ближайшем рассмотрении оказывались величайшими грешниками, маньяками или еще кем-нибудь. Вопрос сформулирован самым общим порядком: может ли такое вообще быть, как это Господь все попускает? Да, может такое случиться. Другой вопрос, что я бы не искал колдунов вокруг себя. Потому что это, к сожалению, может завести довольно далеко. Как только у вас появляется страх, какие-то подозрения, что кто-то колдует (не важно, соседка, или помощник настоятеля, или сам настоятель), это вас накручивает дьявол.

Дьявольская сила – в страхе. И не случайно, когда человек принимает Святое Крещение и идет со свечой вокруг купели (а младенца несут), поется такое песнопение: «Господь просвещение мое и Спаситель мой, кого убоюся? Господь Защититель живота моего, от кого устрашуся?» То есть это первое, что слышит человек, который вышел из купели. И ему сейчас предстоит троекратный путь вокруг купели как символ вечности, как символ входа в вечную жизнь, в Царство Небесное. И Церковь говорит: «Не бойся, Господь с тобой».

Но если человек начинает бояться, то, во-первых, он как бы отревает от своего сердца веру в то, что Бог сильнее, надежду на то, что Бог поможет. Он начинает чувствовать себя одиноким, что он один стоит против этого настоящего или мнимого колдуна – и сейчас будет кошмар, никто ему не поможет, непонятно, что делать. То есть это отчаяние в самом прямом смысле этого слова как утрата надежды, чаяния. Чаяние – это надежда. «Чаю воскресения мертвых», – говорится в Символе веры. Отчаяние – это утрата надежды, это серьезный и тяжкий грех. И дьявол, естественно, получает доступ к сердцу такого согрешающего человека.

Точно так же и в вопросе примет. Верить в них или не верить? Веришь – будет сбываться, потому что начинаешь бояться, наблюдать, и на твоей мнительности, страхе дьявол тут же тебя подлавливает. И если вы боитесь черной кошки, именно она будет везде вам переходить дорогу, будут случаться страшные вещи. Если вдруг вы по незнанию боитесь рыжей кошки, то так и будет. Это так работает – через страх. И если Вы начинаете бояться помощника настоятеля, что вдруг он колдует, то обязательно получите подтверждение своему страху. Непременно сразу начнете замечать, что что-то такое происходит... Но «Господь просвещение мое и Спаситель мой».

Даже если вдруг кто-то действительно пытается использовать  приемы черной магии, это его самый страшный грех. Это духовный блуд, один из самых тяжких грехов. Колдовство – это действительно ужасная вещь, другой вопрос, что в 99% случаев оно просто не работает, то есть Господь этого не попускает. Все эти колдуны и экстрасенсы не получают власти над православными христианами. Они могут кому-то где-то вредить, если человек живет нецерковной жизнью. А если вы живете церковной жизнью, регулярно приступаете к таинствам, если Господь с вами, если вы молитесь, соблюдаете заповеди Божии, то вам нечего бояться.

– Знаете про магию чисел? Бывает такое, что люди верят в магию чисел, потом начинают постоянно видеть одни и те же числа. Это почему так работает?

– Дело в том, что наша психика вообще не слишком устойчивая в целом. Говорят, что здоровых людей не очень много, есть недообследованные. И это правда. Одно из распространенных психических заболеваний, когда как раз полно недообследованных, – это так называемое обсессивно-компульсивное расстройство или какая-нибудь акцентуация на мнительности, на страхах, еще на чем-то.

А у верующих людей процент таких отклонений еще больше. Я неоднократно разговаривал с разными людьми. Задаю простой вопрос: «А у Вас бывает такое состояние, что Вы точно знаете, что дверь закрыли, ключик повернули, отошли на сто метров от дома – и Вас начали мучить сомнения: "А вдруг я не закрыл дверь или не выключил газ на кухне? Хотя точно знаю, что выключал, я помню"». Но эти сомнения сильнее, вы возвращаетесь, и если не вернетесь – не успокоитесь. По моим наблюдениям – чуть ли не каждый четвертый прихожанин бывает обуреваем подобными сомнениями. Где-то зашита в нас эта неуверенность, этот страх, мнительность. Я это говорю без осуждения, в этом нет какого-то пренебрежения или еще чего-то.

Я однажды с одним духовным человеком поговорил и сказал ему современным языком: «Что-то я нестабилен». А он на меня посмотрел, головой покачал и говорит: «А кто сейчас стабилен?» То есть это нестабильное внутреннее состояние неуверенности, страха. К сожалению, при определенных обстоятельствах, когда мы не полагаемся на волю Божию, не доверяем Богу, когда не Бог для нас является главным источником нашего религиозного чувства, а какие-нибудь страхи или выгода, очень легко испугаться и увидеть то, чего нет. Или попасть в соответствующую ситуацию.

– Вопрос телезрителя: «Нужно ли мирянам совершать генеральную исповедь каждый год Великим постом?»

– Генеральная исповедь – это на усмотрение самого человека. Далеко не каждый человек и не каждый священник к ней готов, и не в каждом храме подобная практика существует. Это интересная вещь с точки зрения духовной пользы, если человек очень давно или вообще никогда не исповедовался. Такие истории тоже бывают. Человек воцерковился, но никогда не исповедовался.

Великий пост, как Вы совершенно справедливо заметили, – это время, когда мы генерально пересматриваем свою жизнь, подводим какие-то итоги, каемся, пытаемся что-то изменить. И это необязательно бывает в пост, а может случиться и в другое время, когда возникает потребность покаяться за жизнь вообще в целом. Тогда действительно Вы можете договориться со священником, чтобы он выделил для этого время. Но далеко не каждый священник готов принимать генеральную исповедь. Многие священники считают это ненужным. Кто-то считает, что это вещь нужная, но сам при этом все равно подобным не занимается.

Если Вы найдете такого священника, если у Вас есть действительная потребность (не потому, что Вам сказали, что хорошо бы так сделать) исповедоваться за всю жизнь, то такое возможно. Но это не называние всех грехов, которые Вы совершили. Потому что называние греха занимает обычно больше времени, чем его совершение. А поскольку грешим мы практически непрерывно, то и этот разговор окажется не на один год.

Но в ситуации, когда вы давно все свои грехи исповедовали (те же самые грехи молодости) и их не повторяете, какой тогда смысл вновь их называть перед священником? Может быть, для обновления своего покаянного чувства Великим постом это и неплохо. Но это некая локальная практика, хотя достаточно широко распространенная.

– У меня тот же вопрос. Мы говорим, что человек приходит на исповедь, искренне кается в своем грехе – и грех ему отпускается. Зачем тогда ежегодно, из года в год, каждым Великим постом повторять на исповеди этот грех снова и снова? В чем тогда генеральная исповедь заключается?

– В том-то все и дело. Если грех давно оставлен и прощен, то смысл генеральной исповеди в этой ситуации становится примерно тем же, что и смысл чтения Великого покаянного канона Андрея Критского на первой неделе Великого поста или на стоянии Марии Египетской. Это возбуждение в себе покаянного состояния. И действительно, Великий пост – это время, когда слова даже простого Покаянного канона «Яко же свиния лежит в калу, тако и аз греху служу» должны подвигнуть человека на исправление своей жизни. Не на отчаяние, не на комплекс вины (что часто, к сожалению, случается).

И здесь тоже часто бывает так: что немцу смерть, то русскому здорово. Потому что все-таки результатом нашего покаяния должна быть радость о том, что Господь простил и принял нас. Если этой радости нет, если человек застревает опять-таки не в покаянии, а в чувстве или комплексе вины, то это очень плохой результат. Человек должен реально испытать радость от того, что он Господом прощен, спасен, что Господь его принял, что грехи им преодолены и оставлены, и тогда мы можем говорить об истинном покаянии, сопровождающем радость о воскресшем Иисусе. Если ты продолжаешь пребывать в унынии, что ты такой грешный, то это, конечно, не совсем то покаяние, которому учит Церковь.

– Вопрос телезрительницы: «В Книге Бытия говорится: и остался Иаков один. И боролся Некто с ним до появления зари. Речь идет о встрече Иакова с Исавом. Как нам понимать, что Иаков (то есть человек) боролся с Богом?»

– Вспомните, чем заканчивается борьба. Господь говорит ему: «Ты боролся с Богом, человеков побеждать будешь». Вообще эта таинственная борьба на берегу потока Иавок является, с одной стороны, загадочным и мистическим моментом, очень важным для становления не только лично самого Иакова, который после этой борьбы получил новое имя Израиль, что буквально значит «боровшийся с Богом». Он получил рану. Как написано в Библии: в состав бедра. И после этого всю жизнь хромал, чтобы никогда не забывал об этой борьбе.

Если Вам интересно, я советую обратиться к многочисленным толкованиям этого места у святых отцов. Но речь идет еще и о том, что человек настолько велик и глубок, что он может вступить в борьбу с Богом. При этом вспомните, чем эта борьба закончилась. Иаков говорит: не отпущу Тебя. И Иаков, с одной стороны, чуть ли не победил. А с другой стороны, он поклонился... И вот человеческий дух может Богу даже противостоять, хотя здесь не было богоборчества в современном смысле этого слова, здесь не было богоборчества Каина... Это не сопротивление Богу, как мы сейчас называем богоборчество, не стремление разрушить храм, осквернить святыню. Но это стремление добраться до сути, получить ответы на крайние вопросы. Это готовность к тому, чтобы идти до конца.

И здесь Бог проверял  силу Иакова, потому что Иаков сначала не понимал, с Кем борется. Он боролся до появления зари, то есть борьба происходила всю ночь. Эта борьба происходила накануне предстоящей встречи со старшим братом Исавом. Иаков очень страшился этой встречи. Интересно, что он с Богом боролся, а боялся встречи со старшим братом, которого перед этим обманул, выменяв у него первородство за чечевичную похлебку, а затем обманом заполучил благословение отца. Все слова, которые можно об этом узнать или прочитать, будут недостаточными, потому что это действительно мистический таинственный момент, когда человек максимально приблизился к Богу.

Еще важно знать и понимать, что это Ветхий Завет. Это дохристианские времена, когда Бог и человек не могли быть по-настоящему вместе. Это во Иисусе Христе Божественная и человеческая природы соединились неслитно, нераздельно, неразлучно, неизменно. Ветхий Завет ничего подобного не знает. Поэтому пророческое служение, о котором мы сегодня говорили, служение Ветхого Завета – это то, что можно назвать словом «одержимость». Но без отрицательной коннотации. Сейчас, когда мы говорим об одержимости, мы говорим о бесовской одержимости. Но в Ветхом Завете была и Божественная одержимость, когда человека брали, условно говоря, как некое средство передачи. Бог использовал этого пророка как способ передачи информации людям, не соединяясь с человеком, как Он соединился в Иисусе Христе и как мы с Ним имеем возможность соединяться в таинстве Евхаристии. Все это было соединение несоединимого, несоизмеримого. И это положило основание новому имени, которое мы сейчас знаем, оно даже чаще используется для называния этого народа – Израиль.

Вы сейчас затронули тему богодухновенности Писания, когда говорили о взаимодействии Бога и пророков при написании священных книг. В Послании к Тимофею говорится: Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности. Я хотел бы у Вас спросить именно про обличение. Как может быть Писание полезно для обличения? И какого обличения?

– Вообще, конечно, для понимания того, с чем мы имеем дело, было бы легко воспользоваться советом апостола Иоанна Богослова: испытывайте духов. Хорошо, когда мы можем испытывать духов, то есть понимать, какого духа событие, человек. Церковь, конечно, обладает этим даром различения духов, но при этом первым и естественным инструментом, который позволит нам понять, с чем мы имеем дело, является как раз слово Божие. С помощью слова Божьего мы можем так или иначе разобраться в ситуации. Поэтому не случайно совет от опытных духовников состоит в том, чтобы мы читали Священное Писание ежедневно,  наш ум должен плавать в словах Священного Писания. Мы с вами по своему человеческому естеству (не важно, на каком месте находимся: от рядового прихожанина до священнослужителя любого ранга) удобопреклонны ко греху. Мы всего лишь люди, и чтобы нам эту божественную планку удерживать, нам нужно регулярно прибегать к таинствам, очищать нашу душу покаянием и причастием Святых Христовых Таин, соединяться с Богом. С другой стороны, нужно свою душу и ум как часть души постоянно просвещать словами Священного Писания.

Даже если мы хорошо знаем те или иные места Священного Писания и, может быть, даже наизусть какие-то места нам хорошо известны, все равно эту высокую планку, задаваемую словами Священного Писания, мы все время теряем. Читая Священное Писание, мы сами себя обличаем. Для меня это постоянная история. Когда я вновь и вновь слышу слова Священного Писания, которые, может быть, знаю наизусть, все равно первое, что я испытываю и понимаю, это то, что обличаю себя, свою жизнь, свои грехи, немолитвенность, не полную направленность моей жизни к Богу и с Богом; насколько я далеко от всего этого отстою. Ну и в какой-то дальней степени, может, и других оно обличает. Но надо себя судить, а не других обличать.

Вопрос телезрительницы: «Ни одну страсть мы сами победить не можем. Это я знаю даже из своего опыта. Зачем мы тогда исповедуемся? Ведь пока Господь не освободит от страсти, мы не избавимся от нее. Какова основная цель исповеди?»

– Спасибо Вам за этот вопрос. Он важный и острый для многих людей: зачем мы снова и снова исповедуемся в тех грехах, которые не можем никак преодолеть? Я сегодня был у духовника духовенства Московской епархии – замечательного батюшки, отца Николая Важнова. Сейчас как раз пост, и в пост духовенство обязательно ездит к духовнику, исповедуясь в своих грехах. Я батюшке сказал: «Батюшка, уже не могу. Снова и снова падаешь – встаешь, падаешь – встаешь». Он мне ответил: «Главное, что ты пытаешься встать». Информационно я для себя ничего нового не узнал. Сам это людям говорю и сейчас передаю  его слова: главное, что пытаешься встать. Исповедуешь устами, снова обличаешь себя, просишь прощения у Бога. Ведь как устроена исповедь? Очень просто. Это же не просто называние своего греха. Мы можем и не произносить это словами, хотя я очень рекомендую произносить. Не просто подходить к священнику и говорить: согрешил – и далее список грехов: пост не соблюдал, плохо молился… И что, проинформировали священника? Ему это неинтересно. Господь и так ваши грехи знает, поэтому я всегда советую начинать исповедь простыми словами: «Господи, прости меня, я согрешил…» Если вдруг вы этих слов не произносите, они должны подразумеваться: Господи, прости меня, я согрешил.

Конечно, исповедь отделена по духовному смыслу от таинства Святого Причащения. Это два разных таинства. В нашей современной практике причастию всегда предшествует исповедь, и мы редко исповедуемся в отрыве от подготовки к причастию, если только что-то страшное не совершили. Мы готовимся к причастию, и исповедь – как часть говения. Готовясь сесть за трапезу Господню, готовясь вкусить Его Тела и Крови, мы просим у Бога прощения: «Господи, прости меня, я согрешил». В этом основной смысл исповеди.

Конечно, исповедь должна нам помочь и бороться с грехом. Бороться, как Вы совершенно правильно заметили, не значит победить. К сожалению, это происходит именно так, что какие-то еще грехи делом мы должны суметь преодолеть, хотя обстоятельства разные бывают. В нас страсти внутренние (чревоугодие, сребролюбие, гнев, уныние и прочие, те самые восемь знаменитых страстей), и не значит, что с исповеди мы уйдем и от них освободимся. Нет, конечно. До конца мы от них никогда не освободимся. Но мы можем преодолеть хотя бы их крайние проявления, хотя бы на время от многих проявлений  страсти освободиться. Господь реально помогает.

Что было бы, если бы мы не каялись, не просили прощения, если бы исповедь не была составной частью нашей борьбы с грехом? Мы с весьма высокой вероятностью ползли бы вниз по наклонной плоскости. Иногда для того, чтобы остаться на месте или хотя бы падать не так быстро, нам необходимо приходить на исповедь и просить у Бога прощения.

Стадии наших страстей могут быть разные. Иногда они, как у алкоголика, находятся в запущенном состоянии… Но значит ли это, что алкоголик не должен просить прощения у своей семьи, хотя даже знает, что в понедельник все равно выпьет, будет искать какие-то ценности в доме, пропьет их и будет орать на жену. Он это знает, он себя видит, он себя знает. Значит ли это, что он не должен просить в этом прощения? Должен. Так и мы у Бога все равно просим прощения на исповеди.

– А святые достигают бесстрастия?

– Редко. Далеко не каждый святой достигал бесстрастия. Достижение истинного бесстрастия – это цель скорее монашеской жизни. Вы задали сложный вопрос, и на него сложно отвечать, чтобы в меня не начали кидать старыми тапками. Дело в том, что наше движение в этой жизни, как правило, густо замешивается на страстях, и просто так их вырезать нельзя. Это значит вырезать самого себя. Я сейчас приведу пример, чтобы было понятно, о чем говорю. Я в свое время прочитал у одного духовного автора: «Никогда не хвалите детей, это развивает в них тщеславие». Но для ребенка похвала от значимых взрослых (от мамы, учительницы) является чуть ли не единственным способом и мотивом, который заставляет его учиться, быть хорошим, приобретать добрые навыки. Как бы сказали дрессировщики собак: это положительное подкрепление правильного поведения. Мы, люди, сложнее, но это базовая часть: ругать за плохое поведение, хвалить за хорошее. Так и с другими страстями. Для взрослого человека то же самое.

Что является основной движущей силой нашего движения по этой жизни? К сожалению, страсти. Потому что в основе страстей лежат силы души. Страсти – это извращенные силы души, когда мы неправильно эти силы души используем. А разделить их практически невозможно. Я приведу ярчайший пример. Блудная страсть. С одной стороны, когда мы говорим о супружеской близости, мы говорим о любви. Это совершенно естественно. Муж и жена любят друг друга, в том числе и физически. С другой стороны, физическая близость невозможна без похоти. И любовь, и похоть настолько переплелись, что отделить их можно только по-монашески: все, эта тема для меня не существует. Тогда борьба с этой страстью может на высотах духовной жизни привести к полному бесстрастию в вопросах, связанных с сексуальной частью жизни человека. То же самое со всем остальным. Тщеславие я уже называл. И на детях это ярко видно. У взрослых то же самое.

Вот отними у меня тщеславие (или гордыню) совсем, смогу ли я, исходя только из пользы духовной, просто прийти на телеканал «Союз» и отвечать на вопросы? Понятно, что в любого человека, сидящего здесь (в любого священника, который будет здесь сидеть), так или иначе тщеславие прокрадывается. Гордыня может настигнуть с любой стороны. Страсти так устроены, что полная победа над ними, как мне кажется, возможна только в монашеской жизни.

Вопрос телезрительницы: «Как побороть свое эго? Ухаживаю за больным отцом 93 лет, самой под 70, не высыпаюсь, от этого раздражаюсь и ругаю его. Потом плачу и кляну себя за это. Но все опять повторяется».

– Это важный вопрос, и здесь налицо классическая ошибка. Не надо себя ругать. Надо понять, что Вы слабый человек. Вы раздражаетесь, устаете, у Вас не хватает сил, любви к Вашему отцу, у Вас не хватает духа – это нормальная история. Вы слабая женщина, возможно, больная: 70 лет – нельзя сказать, что у человека вагон здоровья. Даже если бы Вам было двадцать и сил было много. Не надо себя слишком сильно ругать. Просите у Бога помощи.

Ведущий Александр Черепенин

Записали Елена Кузоро и Наталья Культяева

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает священник Роман Колесников, настоятель храма святых равноапостольных Кирилла и Мефодия в Ростокине (Москва).

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​