Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

11 августа 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает священник Роман Колесников, настоятель храма святых равноапостольных Кирилла и Мефодия в Ростокине (Москва). 

– Сегодня мы отвечаем на вопросы телезрителей, что они присылают нам, и обсуждаем ряд других тем, в том числе говорим о некоторых праздниках, которые 11 августа отмечает Церковь и весь православный мир. Очень интересный праздник я обнаружил в календаре в этот день – Рождество святителя Николая Чудотворца. Интересно, что у нас есть традиция празднования Рождества Христова, Рождества Пресвятой Богородицы, Иоанна Предтечи. Но Рождество святителя Николая? Он ведь не современник новозаветных событий. Почему такая практика появилась вообще?

– Я думаю, эта практика появилась благодаря огромной любви народа Божия к святителю Николаю. Известно, что святитель Николай некоторыми нашими православными людьми почитается как русский святой. Это действительно такой святой, житие которого мы не так хорошо знаем в подробностях (мы знаем о его чудесах). Но зато душой и сердцем русский человек знает, что святитель Николай – покровитель очень многих дел. И во всех сложных обстоятельствах мы советуем читать или акафист святителю Николаю, или канон, или вообще молиться ему, потому что он до сих пор помогает православным людям. И наравне со святителем Спиридоном Тримифунтским наш народ очень любит святителя Николая.

Я думаю, еще одна дата – это повод почтить память святителя Николая, это и подтолкнуло людей Божиих обнаружить дату его рождения. Потому что в церковной традиции мы отмечаем дни рождения только нескольких человек: Богочеловека Господа нашего Иисуса Христа (по человечеству), Божией Матери и Иоанна Предтечи, Крестителя Господня. У других святых мы не отмечаем дни рождения. Но празднование дня рождения святителя Николая во многом является оправданным, потому что это воистину великий святой, угодник Божий, который до сих пор помогает людям. Это просто незыблемо, это факт.

– А с чем связано особое почитание святителя Николая? Вы говорите, что он много помогает, и люди это ощущают.

– Конечно. По сути, нет ни одного города, где не было бы храма святителя Николая. Это благодарность народа Божьего к участию в их жизни и бедах святителя Николая. Каждый раз, когда мы празднуем память святителя Николая, в проповеди всегда отмечаю, каким он является примером для нас, православных христиан. Потому что вехи нашей жизни мало кто из людей вспомнит (когда родился или окончил какую-то школу, учебное заведение, где работал и так далее), но сколько добра человек сделал – именно это остается в вечности.

Святитель Николай как раз прославился тем, что по смерти своей действенно участвует в жизни и бедах людей. И акафист, который мы поем и читаем каждый четверг, как раз перечисляет все эти чудеса. До сих пор, если есть какие-то сложности в вопросах жилья или в путешествиях, очень рекомендовано молиться именно святителю Николаю. Это угодник Божий, который молится вместе с нами за нас Господу нашему Иисусу Христу о нашем благополучии.

– Как так получается, что один святой так ярко выделяется из всего сонма святых и становится особенным для целого народа? Я не знаю, как в других странах почитают святителя Николая.

– Святителя Николая, конечно, почитают в других странах. Не случайно Дед Мороз, Санта Клаус появились, это отголосок того, что святитель Николай особенно почитаем в православных и других народах.

А что касается того, что святитель Николай особо почитаем, я сразу вспомнил, как бытописатель показывает подвиг равноапостольного великого князя Владимира. Он пишет, почему мы не получаем от князя каких-то явных чудес, как от святителя Николая. Потому, что мы не обращаемся к нему. А народ Божий как раз уразумел, что святитель Николай очень быстро откликается на просьбы людей. Так исторически, богословски и житейски сложилось: «Кто поможет? Конечно, Никола. К кому обращаться? Конечно, к святителю Николаю». Поэтому нельзя сказать, что кто-то меньше помогает, кто-то больше.

Ведь каждый человек в своей жизни должен найти, если позволительно так сказать, своего святого. Например, есть люди, которые не очень обращаются к святителю Николаю, но очень почитают святителя Спиридона Тримифунтского. И по вере, по их опыту общения и благодатной встрече как раз видно, что в жизни этих конкретных людей святитель Спиридон особенно почитается, потому что он откликается на молитву. Точно так же можно сказать про святителя Николая, про святого равноапостольного князя Владимира. Вопрос в том, к кому мы обращаемся.

– А почему святые так откликаются: одному, получается, быстрее, другому медленнее или вообще не откликаются? Они выбирают себе какой-то определенный круг людей, которым потом откликаются на просьбы?

– Я думаю, что здесь на вопрос нужно посмотреть с другой стороны. Это вопрос нашей готовности отреагировать на помощь со стороны святых и вообще со стороны благодати Божией. Вопрос в том, готовы ли мы, какова жизненная ситуация? Ведь жизненные ситуации бывают очень разные. Промысл Божий заключается в том, что, может быть, нужно что-то перетерпеть. Самая большая ошибка православного христианина – обязательно что-то сделать. И вот многие люди начинают спрашивать: «Батюшка, а что такое смирение, что такое терпение и вообще как научиться смирению и терпению?» (Мы же говорим, что часто Промысл Божий учит нас смирению и терпению.) Ответ на самом деле очень простой. Для того чтобы научиться смирению, нужно смиряться; чтобы научиться терпению, тоже нужно терпеть.

– Нужно больше практики.

– В том и дело, что нам по своей суетности, по своей гордыне хочется что-то сделать. И в этом делании мы начинаем переходить невидимую черту: и в деле спасения хотим что-то такое сделать, чтобы Господь нас спас. А это так не работает. То есть благодать Божия дается смиренным сердцем (потому что смиренное сердце может меняться, когда Господь начинает хозяйничать в жизни человека), а не таким деятельным, которым нужно обязательно что-то сделать.

Когда мы обращаемся к святым, очень важно прислушиваться, иметь некую тишину внутри для того, чтобы осмотреться в жизни. Это дорогого стоит, потому что по суете мы не видим многих нюансов в жизни, а они на поверхности. Вот и получается: когда нужно в жизни для исправления, изменения что-то поменять, нам кажется, что святой помог нам, а там, где нужно помолчать и в тишине посидеть, кажется, что нам не отвечают. Ответом является в том числе и тишина.

– А молитва какую роль в этом играет? Ведь порой действительно не хочется терпеть каких-то вещей, и тогда вроде бы начинаешь молиться, чтобы это прошло. Такая молитва вообще правильная или же здесь все-таки нужно именно перетерпеть?

– Чтобы понять, терпеть нужно или что-то делать, нужно молиться, потому что молитва – это и есть диалог с Господом, это разговор с Ним. Для того чтобы понять, что нужно делать, нужно спросить разрешения у Господа, а оно испрашивается именно в молитве. Поэтому молиться обязательно нужно. Другое дело, что мы полагаем, мол, ты сказал – и выполнили, то есть сказал святому – и он должен выполнить, и сказал именно то, что тебе кажется правильным. Самое главное, что в духовной жизни должно произойти, – это прозрение и исцеление, не только телесное, но и душевное, когда у человека открываются глаза и он начинает видеть обстоятельства жизни именно с точки зрения вечности, с точки зрения спасения. И в этой позиции очень важно научиться и себя слушать, и жизнь слушать.

Я служу в следственном изоляторе «Матросская тишина». Представляете, стоят передо мной молодые парни, девушки, они попали туда по разным статьям (это необязательно бритоголовые уголовники, убийцы и так далее, кто-то – по статье мошенничество, жизнь разная бывает). Я им говорю: «Вы знаете, братья и сестры, то, что мы стоим по разные стороны, не означает, что вы грешнее меня или что я более святой, чем вы. Ни в коем случае. Вы такие же грешные люди, как и я сам. Но Господь проводит вас через такие испытания. И очень часто человек, находящийся в камере, приходит к вере и через время начинает благодарить тюремную камеру, потому что именно здесь есть возможность остановиться. Понаблюдайте за собой, когда заболеваете или что-то не можете сделать вовремя. Нас же бросает в разные стороны, мы не видим ни близких, ни детей, ни жен, ни родителей. Главное – это работа, успеть сделать какое-то дело. Тюрьма, оказывается, – это место, где тебя остановили. Есть четыре стены, больше от тебя ничего не зависит».

Точно так же и в духовном плане. Не нужно все делать, нужно уметь остановиться, оглядеться, посмотреть, а дальше уже в связке с Господом, в диалоге с Ним как раз и находить правильный путь. Иногда правильный путь в том, что меняются обстоятельства жизни. Иногда правильный путь в том, что ты меняешься. Иногда правильный путь, когда ты что-то делаешь правильное, и тогда уже вся ситуация разрешается.

– Действительно, очень важно остановиться и подумать, прислушаться к тишине. Но порой у человека день построен таким образом, что он встает в шесть утра, в семь часов выходит из дома, едет на электричке на работу к девяти часам, весь день на работе, а потом в семь часов уезжает обратно и добирается к позднему вечеру домой, остается только лечь спать – и все. Практически посоветуйте: как в таком сложном распорядке найти место для тишины?

– Мне кажется, очень много времени в этом безумии и в этой гонке мы сжигаем сами. То есть социальные сети, смартфоны, ненужная информация, пролистывание сайтов в Интернете (даже новостных, даже православных, даже нужных) – все это сжигает и убивает время. Человек устает от обилия информации. Поэтому очень важно прежде всего прийти в разум истинный (не случайно святые отцы говорили, что самая главная добродетель – это рассудительность), стать хозяином своей жизни, своего дня. Мы же успеваем, например, поесть, помыться, потому что для нас это важно. Мы успеваем поговорить по работе, сделать какие-то дела не только по работе, но и побочные: с кем-то встретиться, о чем-то договориться. Точно так же у нас должно быть время для молитвы.

Бывает ситуация, когда человек, допустим, проспал. У нас есть возможность послушать молитвы и в аудиоформате. Все это возможно. Важен не ритм жизни, важна жажда. Я хочу дышать свежим воздухом благодати или мне это не надо? И очень часто бывает так, что человеку это не надо, он может ходить в храм, причащаться Христовых Таин, может исповедоваться, но ему это не надо. Просто ему хорошо в церкви. И в какой-то момент он начинает задыхаться от этой суеты. Возможно, Господь и попустил, чтобы человек, который формально ходил в храм, в конце концов Его возжаждал.

Это образ псалмопевца Давида: «Как олень желает идти на источники водные, так желает душа моя к Тебе, Боже». Представьте, олень хочет пить (это жаркая страна). Точно так же я хочу пить. Когда возникает такая жажда ощущений,  человек обязательно найдет время для молитвы. В наше время есть две вещи, которые обязательно отделяют православного христианина от мирского человека, – молитва и пост. Кажется, что пост всего лишь диета, но на самом деле это некая невидимая черта, когда я пощусь во славу Божию, потому что Церковь заповедала поститься.

Скоро будет Успенский пост, мы говорим своим прихожанам: обязательно поститесь, не мудрствуйте (типа пост не важен, важно духовное, но без телесного никто еще не доказал, что есть пост духовный; все это от того, что не хочется поститься и молиться, поэтому такое происходит).

– Почему тогда у человека отсутствует потребность в молитве? Обычный светский человек, который даже не ходит в храм, не ощущает этой потребности, а потом он может прийти в храм, постоять на богослужении, и ему даже понравится. Вы сказали про такой тип людей, которые ходят в храм, но не молятся. Видимо, нет потребности? Почему?

– Потому, что христианин – это новый род, новая генерация людей. Не случайно апостол Петр говорит: вы – род избранный. Это люди, в которых течет кровь Христова через Причастие, которые являются сотелесниками, родственниками Христа. Это новая семья. Представьте, я буду рассказывать вам про свою супругу: «Вы знаете, у меня такая замечательная супруга! А как она готовит! А детки!..»  Я покажу вам фотографию. Ну и что? Обыкновенная женщина, а для меня это все, для меня это родной человек.

Точно так же верующий человек встречает Бога. Опыт встречи со Христом – это так же, как опыт любви с супругой. Как это объяснить? Как это облечь в слова? Как доказать, что обязательно нужно любить супругу? Нет, это не очевидно. Есть, например, в современной жизни люди, для которых понятия совести нет. Посмотрите, мы живем во времена, когда человеческое слово абсолютно ничего не значит. Как так? Мы же люди, даже собака так не делает, корова так не сделает. А человек употребляет свой разум настолько во зло, что запросто думает одно, говорит другое, делает третье. Поэтому нужно понимать и точно осознавать для себя: есть люди, у которых нет потребности, это их беда, они обделены. И счастье православного христианина в том, что у него есть эта потребность: так человека создал Господь, чтобы эта потребность была.

Надо молиться за человека, чтобы у него появилась такая потребность. Появляются скорби, трудности, он приходит в храм, начинается тяжелая жизнь воцерковления, богообщения.

– Допустим, человек, слушая наши слова, вдруг понимает, что он не испытывает потребности в молитве. Что ему делать? Он должен почувствовать себя глубоко несчастным или же, наоборот, как-то этому порадоваться? Если эта потребность необходима, что ему сделать? Нет у него потребности, живет хорошо и без этого.

– Здесь нужно понимать вот что: тот, кто живет хорошо и без этого, даже не будет смотреть наши передачи, ему это неинтересно. Потому что нет потребности подумать не о телесном. Но тот, кто уже смотрит наши передачи и интересуется немножечко духовностью, уже на правильном пути, уже Господь начинает его призывать. И здесь очень важно помнить, как сказал Господь в Евангелии: «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят». Чистота сердечная является условием, когда благодать Божия оказывается в сердце человека и человек вдруг начинает распознавать эти звонки, эти капельки чистоты. Чистоту тоже нужно уметь видеть. Это точно так же, как культурный человек и некультурный. Тот, кто воспитывается на мате, не чувствует потребности в духовной музыке, в посещении театров или экскурсий и так далее. Что-то важное должно произойти в человеке, чтобы он захотел. Здесь не заставишь. Нельзя сказать: ты должен делать то-то и то-то.

Когда мы учились в семинарии, академии, мы читали святых отцов и обратили внимание, что очень часто преподобные отцы, когда говорят об истреблении какой-либо страсти, не дают конкретных инструкций. Я как-то задумался, почему такое происходит. И потом пришел к выводу, что ответ нам уже дан в Евангелии, в Новом Завете. Жизнь христианина – это крестоношение, это не чувство, это не мысли, это образ действия.

Не случайно в крещении мы называемся воинами. Солдата не спрашивают, что он думает или чувствует. Он должен служить тому воинскому долгу, которому присягал. И в Евангелии точно так же: образ поведения, ориентированный на Евангелие, – это служить другому человеку, почитать Господа, служить Ему и так далее. Так и святые отцы говорят: какая разница, что ты чувствуешь, когда болеешь той или иной страстью? Это мы сейчас избалованы всякими инструкциями, ждем, чтобы нам батюшка сказал, что нам поэтапно нужно сделать. Ведь очень многие страсти искореняются благодаря тому же смирению и терпению, когда человек просто терпит и несет свой крест.

– Что сделать, чтобы молитва стала потребностью? Например, есть потребность в еде, и тут организм сам подсказывает, что если не поешь, то долго не проживешь. И так далее: потребность в воздухе, сне, воде. Но потребность в молитве не такова. В принципе, люди живут без молитвы долго, не так, как без еды. Во-первых, почему тогда это действительно потребность? Во-вторых, как ее сделать потребностью, если уж действительно она так необходима для жизни?

– Потому что была встреча со Христом. Точно так же,  как я встретил свою супругу и хочу теперь дальше с ней общаться. После этой встречи нужно возгревать желание молитвы, потому что суета затмевает душу и человек забывает об этом опыте. Поэтому у нас есть утреннее и вечернее правило – тот минимум, который необходимо поддерживать, все-таки стремиться молиться, выполнять то правило, которое заповедали святые отцы.

А тем людям, что не имеют такой потребности, потому что не встретились с Богом, нужно искать этой встречи, молитва возможна только после встречи с живым Богом. Поэтому здесь вопрос именно открытости живому Господу. А это уже нельзя облечь в слова. Наша ошибка в том, что мы всё хотим сформулировать. Жизнь невозможно сформулировать. Господь – Он живет. Он посетил тебя, дотронулся до тебя, ты ранен этой любовью, ты уже не можешь по-другому жить. И будет предательством твоей совести прежде всего, если ты перестанешь так жить. А человек, который не имеет этого опыта, пока на пути, это время становления.

Что мы можем взять из практики древних отцов и Древней Церкви? Посмотрите, как людей готовили к крещению. Приходил человек креститься в Церковь Божию, его обучали догматам веры, но ему не рассказывали, что Бог есть, для него это уже была очевидная вещь, он знал, что Бог есть, он имел опыт встречи с Богом. Вся традиция его воспитания подсказывала ему то, что Бог есть. Вопрос только в том, какой Бог истинный. Он слышал, что есть христианский Бог. Откуда он знает, что христианский Бог истинный? Он просто видит жертвенную любовь христиан и хочет быть таким же. То есть для него опыт богообщения уже был. Пусть примитивный, пусть в двух словах, но тем не менее он был.

Его начинали обучать догматам веры, параллельно он ходил на богослужения. И когда он изучил догматы веры, посетил богослужения, тогда его вводят в Церковь Божию. Может быть, и сейчас нужно подсказывать тем людям, которые ищут Бога, во-первых, изучать христианскую веру, а во-вторых, посещать богослужения.

Мы недооцениваем службы в наших храмах. Мы думаем, что все зависит от проповеди священника, правильности или красивости пения. Ничего подобного. Я заметил, что духовные советы легче давать в храме, особенно на богослужении, когда явно ощущается  присутствие Господа и святых. Поэтому службы надо обязательно посещать, а дальше уже будет приводить Господь. Мы не знаем, в какой момент у человека щелкнет.

Я могу поделиться своей историей. Я был старообрядцем и стал православным. В какой момент я понял, что мне нужно стать православным? С детства я был воспитан в старообрядческой среде (беспоповского поморского согласия). Помню, как я, будучи еще старообрядцем, поступил в духовную академию на сектор заочного обучения, и мы общались с моими сокурсниками – священниками с приходов.

Это было замечательное время: мы смеялись, рассказывали православные байки. И вдруг я увидел две вещи. Во-первых, это совершенно обыкновенные люди, с юмором, с интересностями. А во-вторых, эти светлые молодые парни и девушки из академии – совершенно другие, не мирские, хотя интересы у каждого из нас пересекались с мирскими интересами.

Я вернулся в Латвию, у меня была светская работа. И вот однажды (помню даже это место в Риге) я просто ехал на работу, как вдруг у меня в сердце и голове что-то щелкнуло, и возник вопрос: «А почему я не православный?» – и все аргументы, которые были против Православной Церкви, оказались несущественными, их не стало.

Я пошел к православному священнику в храм Преображения Господня в Риге, где меня подготовили и приняли в Православную Церковь. Но нет этому логического объяснения. Щелкнет или поменяется что-то внутри, и ситуация как на ладони: а как же по-другому?

– Ваши родственники тоже из поморского согласия? Как они отреагировали?

– Это непростой вопрос.

– Мы говорим про потребность в молитве. Мне пришла в голову такая аналогия. Вы говорили об общении с супругой. Человек всегда социален, нуждается в обществе. Если человек лишается общества, он сходит с ума или превращается в животное. Можно ли сказать, что человек, который познакомился с Христом, теперь нуждается в общении с Ним, как с близким другом, наставником?

– Тут нужно понимать, что это не просто встреча с интересным человеком. Нужны чувства, отношения. Моя супруга – это не просто интересный человек, а мой родной человек, потому что есть любовь. Мы встречаем разных людей. Кто-то может быть образованнейшим человеком, интересным в общении, но мы без него живем, и нормально живем. Почему мы плохо живем без своей супруги, без своих родителей? Что-то должно присутствовать помимо знакомства.

Почему православный христианин не перестает быть православным христианином, даже если не знает догматов веры? Потому, что есть некое родство. Причастие, во время которого мы становимся сотелесными и единокровными Христу, делает нас родными. А как не общаться со своими родителями? Они моя плоть и кровь.

Точно так же и со Христом. Почему первые христиане так рьяно защищали Христа? Для них Он был не просто интересный проповедник, а родной Человек, Бог, Которого они защищали своим исповеданием. На этом построена Церковь Христова. Не случайно Христос в Евангелии говорит: «Царство Мое – это брачный пир».

– А на нем Царь.

– Да, но Царь, Который сидит за тем же столом. В древнем мире царь не мог сидеть с плебеями. Он обязательно сидит с теми, кто равен ему. Мы все – родственники во Христе – сидим за одним столом. Поэтому здесь такая семейная общность. К сожалению, это улетучивается из нашего сознания. Почему так много трагедий? Кажется, почитал книжки, не понял, ну и ладно. Но воцерковленность – не в том, что ты знаешь о Боге, а в том, что ты входишь в семью, ты в семье.

– Молитва – это же общение?

– Конечно.

– Мы с Вами пришли к тому, что потребность в молитве – это потребность в общении, а Христос – это близкий и даже родной нам Человек.

– Понятно, что мы делаем скидку на неполноценность человеческих слов, но в каком-то смысле: Я уже не называю вас рабами.

– Потребность в молитве – это потребность в общении с близким и родным? Не будем называть Христа Человеком, все-таки Он Богочеловек.

– С любимым, любящим, как хотите. Это семейные отношения. Я не знаю, как их еще назвать.

– Значит, к молитве приводит поиск близкого и родного человека?

– Когда мы говорим о молитве, мы говорим об общении в семье. А если Вы возвращаете наш разговор к тому, как возгревать потребность в молитве ищущему человеку, то тут работают совершенно другие законы. Он еще не вошел в семью, поэтому не случайно в догматике есть такое понятие, как «благодать призывающая».  

Это условное наименование, которое говорит, что даже вне границ Церкви тоже есть благодать, которая призывает к Церкви Христовой. Ее логика совершенно другая. Она может призвать человека по дороге домой (как в моей истории). Кого-то она призывает, когда он посмотрит телевизор или прочитает книгу. Кто-то попадет в беду. У кого-то умрет родственник, и человек просто задумается: не о Боге, а о том, что он ведь тоже умрет. Задумается: жизнь человеческая конечна или бесконечна?

Кого-то приведет к Богу развод в семье. Человек почувствует: я один, я не могу найти ответов, где их найти? Человек просто начинает молиться определенному существу: «Я тебя не знаю, но я хочу с тобой поговорить». Почему эзотерика так популярна среди светских кругов? Потому, что есть потребность в общении с духовным миром. И дальше в борьбу за человека вступают и дьявольские силы, и ангел Господень, а дальше – как выведет.  

– Сегодня мы вспоминаем еще одно событие – основание крупнейшего монастыря в России, Троице-Сергиевой лавры. В 1337 году (это условная дата) преподобный Сергий Радонежский поселился в месте, в котором основал пустынь. Сначала он жил там один, а потом к нему стала собираться братия, которая умножалась, и пустынь превратилась в тот монастырь, который сейчас находится в Сергиевом Посаде. Мы начинали наш разговор с того, что сегодня празднуется Рождество святителя Николая Чудотворца, и плавно переходим к преподобному Сергию Радонежскому – одному из великих русских святых.

– Это действительно величайший святой Древней Руси, которого так же, как и святителя Николая Чудотворца, многие знают и ему молятся. Мы учились в академии под покровом преподобного Сергия и явно ощущали его присутствие и участие в жизни лавры. Праздники его преставления, обретения мощей – это действительно торжество. Мы были счастливы, потому что в эти дни, когда очень много паломников желает приобщиться и поклониться его мощам, мы могли запросто прийти к нему несколько раз в день, поклониться. Для нас это было праздником. Любой, кто призывает преподобного Сергия, обязательно получает от него покров. Те, кто учился в академии, семинарии, знают, что обязаны преподобному очень многим.

Сегодня я хотел бы еще вспомнить, что преподобный Сергий собирал возле себя людей высокой духовной жизни. Буквально на днях преставился ко Господу архимандрит Герман (Чесноков). Мне посчастливилось начинать свое дьяконское, священническое служение на подворье лавры в храме святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Сергиевом Посаде. Хотел бы сказать, что это на самом деле был Божий человек. Несмотря на то, что очень многие критиковали его, когда он совершал отчитки, говорили, что это не церковная практика, но это был удивительный человек.

Я помню такой маленький штрих. Он никогда не отгонял людей без милостыни. Мы дежурили в храме Петра и Павла, наша задача была в том числе в том, чтобы выпроваживать нищих, бездомных людей, чтобы они не встретились с отцом Германом, потому что он запросто опускал руку в карман и давал милостыню этим людям. Это был сильный духом человек, Царство ему Небесное.

Преподобный Сергий собирал вокруг себя как раз вот таких людей. Я не говорю про других духовников лавры. Мы все, особенно священнослужители, если есть свободное время, обязательно посещаем духовников для того, чтобы как-то выпрямить свою духовную жизнь и услышать советы духовных людей. Сейчас время очень непростое.

– Поскольку мы вспомнили о приснопамятном новопреставленном архимандрите Германе, давайте вместе с телезрителями помолимся об упокоении его души.

– «Во блаженном успении вечный покой подай, Господи, рабу Твоему, новопреставленному архимандриту Герману, и сотвори ему вечную память. Царство ему Небесное». Это человек, который привечал всех студентов. Мы знали, что если нет возможности служить в Сергиевом Посаде или других местах, то хорошую практику можно получить в храме первоверховных апостолов Петра и Павла. Это ежедневные службы, очень часто было соборование, крещение. Он требовал, чтобы все было уставное, то есть без сокращения.

Рассказывают, как один священник во время крещения ходил с крещаемым вокруг купели без креста в руках, и отец Герман его за это выгнал. Как это: священник идет без креста? Это не по уставу. Проповеди у него были очень душевные. Конечно, мы знали заранее, о чем он будет говорить. Они, конечно, повторялись. Но в этих проповедях всегда была душа и сердце. Его очень любили люди.  

– Царство Небесное. Мы продолжаем разговор. Мы говорили о преподобном Сергии, поэтому вспомнили отца Германа. Еще мы говорили про призвание к молитве. Из жития преподобного Сергия Радонежского известно, что он кричал из чрева матери во время особо значимых моментов Божественной литургии. Почему так получается, что кто-то не может на протяжении всей жизни ощутить потребность в молитве, встретить Христа, Бога, а кто-то, как преподобный Сергий, эту потребность ощущает и встречает Христа, будучи еще только в утробе матери?  

– Это очень непростой богословский вопрос. Здесь нужно иметь мудрость, чтобы однозначно не говорить. Но если сказать про преподобного Сергия, то это вообще отдельный святой, у него даже духовника не было.

– Даже если не говорить об этих случаях, когда он кричал во чреве матери, то все равно житие дает понять, что он, еще будучи ребенком, уже испытывал некое влечение к Богу и потребность в вере. Крики во чреве матери – это редкость, сейчас это не встречается. Но потребность ребенка в вере с детства – это вполне реально.  

– Удивительна не потребность в вере в детстве, а потребность в юношеском возрасте, во взрослом возрасте. Мы видим, что дети повторяют то, что делают родители. А когда человек становится самостоятельным, вот тут проверяется его вера. Здесь, конечно, можно гадать и думать, почему так, но отчасти это благочестивая жизнь родителей, которые молились, причащались, воспитывали своего ребенка для служения Отечеству, Богу. Отчасти это Промысл Божий (может быть, это даже в первую очередь).

Посмотрите, как много потрудился преподобный Сергий для нашей страны – это благословение на победу над монголо-татарским игом в сражении, примирение враждующих князей. Он заранее был отмечен особым присутствием Божьим. Ему как будто было уготовано из чрева матери послужить Церкви Христовой, нашей Родине. Поэтому пример преподобного Сергия – это отдельный пример.

Но Ваш вопрос очень интересен для размышления. Действительно, почему так бывает, что некоторые люди имеют потребность с детства в вере, а некоторые проживают всю жизнь и даже на смертном одре могут лишь признавать, что что-то есть. Для меня это большая загадка. Может быть, существуют какие-то человеческие причины, якобы объясняющие этот феномен, но для меня это загадка.

– Не думаете, что это какая-то общемировая вселенская несправедливость?

– Я думаю, что нет. Каждый человек создан по образу и подобию Божьему. О несправедливости не может быть речи. Я думаю, что к людям, которые прожили всю жизнь, так и не встретив Христа (и даже на смертном одре не желают признать Его существование), Господь в течение жизни все равно стучался, но эти люди не захотели, не смогли раскрыться. Ведь возможностей для милосердия в нашей жизни остается по-прежнему очень много. И мы знаем, что милосердный человек обязательно встретит Бога. А вот если человек настроил себя, что будет обязательно справедлив по отношению к окружающим, то встреча может пройти мимо такого человека и он так и останется отделенным от этого богатства – богообщения.

Мы с вами подходим к новой теме: «Когда человек не откликается на встречу, которую ему устраивает Господь?» Но наша передача подходит к концу. Я бы хотел попросить Вас подвести итог и что-то пожелать нашим телезрителям.

– Хотел бы сказать, чтобы мы как православные люди всегда учились благодарить Господа за эту встречу, которую Господь организовал в нашей жизни, не забывать о ней. Мы очень счастливые люди, потому что мы верующие люди. Да, в нашей жизни многое происходит не так, как хотелось бы, но у нас есть возможность увидеть смысл происходящего. Я хотел бы пожелать всем нам, чтобы мы имели мудрость, ум Христов различать, что бесовское, а что божеское, что угодно Богу, а что противно, что свято, а что бесчестно, – чтобы быть достойными того звания, к которому мы призваны в таинстве Крещения.

Ведущий Александр Черепенин

Записали Елена Кузоро и Наталья Культяева

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​