Беседы с батюшкой. Свобода личности, свобода от греха. Протоиерей Михаил Браверман

29 июля 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма святых равноапостольных Константина и Елены протоиерей Михаил Браверман.

– Тема сегодняшней передачи: «Свобода личности. Свобода от греха».

Свобода личности: я посмотрел и философское понятие, и юридическое. И вспомнил, как это преподают на обществознании; везде по-разному трактуется. В самом расхожем варианте свобода личности трактуется так: делаю что хочу. Якобы в этом выражается свобода. Наверное, это не самый правильный подход, но самый общеупотребительный. Часто ли люди в Православной Церкви сталкиваются с проблемой свободы личности? Или свобода личности в православии  уже настолько осознанное понятие, что не приходится сталкиваться с этой проблемой?

– Во-первых, проблема свободы – это проблема лично и для меня. Как и важнейшие понятия нашего бытия, включая дар жизни, дар веры, дар любви, предстоящую смерть, свобода требует богословского осмысления, библейского понимания. Вы верно отметили, что понятие свободы имеет философское, социальное, психологическое, юридическое измерение. Но для нас свобода имеет еще и богословское измерение, потому что апостол Павел всех призывает к свободе, говоря: к свободе призваны вы, братья. Хочу у Вас спросить, Глеб: Вы считаете себя свободным человеком?

– Хотел бы, но нет.

– Я все-таки считаю себя свободным человеком. Но все же у меня есть обязательства. Если я пообещал прийти, например, на эфир, то должен прийти (если могу это исполнить). То есть я ограничен даже в собственных решениях. Мои моральные, нравственные принципы делают меня несвободным. Но это было бы еще полбеды. Главная беда в том, что мы пришли в этот мир, не выбирая ни место рождения, ни время рождения; чтобы жить, нам нужен кислород, а также вода, пища. То есть мы изначально не свободны. (Еще некоторое время назад мы не могли выйти на улицу без масок.) В чем же тогда призвание к свободе, о котором говорит апостол?

Человек – существо, сотворенное Богом. Тело наше – из праха земного, а дыхание жизни – от Самого Бога. Согласно библейскому рассказу о сотворении человека мы сотворены как образ Живого Бога. И, наверно, тайна нашей свободы заключена в первообразе, в Творце, по образу Которого мы и сотворены. Свободен только один Господь Бог. Как говорил апостол Павел жителям Афин, Бог не требует служения рук человеческих, как бы имеющий в чем-либо нужду, Сам дая всему жизнь и дыхание и все. А мы нуждаемся в даре жизни от Спасителя. И, наверное, свобода и есть один из аспектов отображения образа Божьего в человеке.

Но образ Божий – очень широкое понятие. Бог есть Творец, и мы (единственные из живых существ) тоже наделены даром творчества. Бог есть любовь, и мы призваны к дару любви. Бог един (единство Трех Лиц), и человечество в идеале должно было являть (до грехопадения) единство различных лиц, обладающих одной природой. Бог абсолютно свободен, и человек реализует свободу тогда, когда пребывает в Боге. Спаситель так и говорит: познаете истину, и истина сделает вас свободными. Что есть истина? Господь говорит: «Аз есмь истина». Насколько человек предает себя в Божии руки, насколько открывает свое сердце Богу, настолько и получает достоинство сына (дочери) Живого Бога.

Но в чем проблема? Все мы грешники, все согрешили и лишены славы Божией. Поэтому в нас образ Божий затемнен, и свободу мы понимаем как вседозволенность. Все мне возможно, говорит апостол Павел, но не все полезно. Как говорит святитель Кирилл Александрийский, первоначально человек был способен управлять своим выбором, своей волей, но после грехопадения в нас все искажено, мы стали удобопреклонными ко греху. Именно пристрастие к чему-то делает нас несвободными, мешает достигнуть Того, Кто является источником свободы.

Поэтому вся жизнь – движение, преодоление, борьба с самим собой. И как это ни парадоксально, чем жестче человек ставит себе рамки, не позволяя того, что отводит от любви Божией, тем в большей степени обретает свободу. Свобода, в конце концов, – это быть довольным тем, что имеешь, то есть благодарить Бога, принимать свою жизнь и все обстоятельства как Божий дар.

В чем осуществление свободы? Бог есть любовь. Соответственно, прийти к Нему можно, возлюбив Его всем сердцем. А любить можно только свободным волеизъявлением. Это я сам могу свободно полюбить Всевышнего, свободно полюбить ближнего. Таким образом, любовь как исполнение двух главных заповедей будет выражением нашей царской духовной свободы.

– Когда мы читаем Ветхий Завет, то встречаемся с понятиями свободного человека и раба. Во всяком случае, еще в римском праве были прописаны отличия свободного человека и раба. В нашем сознании раб – это не забитый и униженный человек. Мы говорим, что мы – рабы Божии. Само слово «личность» в нашем контексте всегда вызывает некий протест, потому что мы часто ассоциируем личность и свободу личности как некую степень гордости или гордыни. Но, насколько я понимаю, это ведь совсем не так?

– Как сказал классик, человек – это звучит гордо. В то же время человек – раб Божий, и в этом его царское величие, достоинство.

– Когда задумываешься о личности, возникает много вопросов. Вспомним слова утренних или вечерних молитв: молясь, мы воспитываем в себе покаянный дух. Каким образом это связано: личность, свобода личности и воспитываемый покаянный дух, при котором, наверное, не подразумевается слова «личность»?

– Протоиерей Иоанн Мейендорф считал, что понятие «личность» пришло в европейскую культуру именно из осмысления троического догмата, который утверждает различие лиц в единстве природы. Понятие личности, таким образом, соотносит нас с Творцом, а с другой стороны – показывает нашу исключительную индивидуальность. Мы все люди, но каждый из нас – неповторимая личность, именно потому, что мы связаны с Богом Творцом. Конечно, личность должна быть свободной, но мы живем в искаженном мире, где царствует ложь, грех. Мы призваны быть не рабами греха, не рабами людей, не рабами идолов, а рабами Божиими. Раб Божий – высшее призвание; это тот, кто работает Богу Творцу. Человек призван к соработничеству с Богом. Мы можем захотеть быть хорошими христианами, добрыми людьми и даже всеми силами к этому стремиться, а потом окажется, что у нас ничего не получается. А Господь так и говорит: «Без Меня не можете творить ничего». Но все возможно верующему, потому что с верующим может пребывать Христос Бог. А Богу возможно все. Поэтому наша задача – знать свою малость, свою немощь и всеми силами в любом деле надеяться на Христа Спасителя. Это и есть путь к царской свободе, к свободе от греха.

– Вопрос телезрителя из Подмосковья: «Всякая разумная личность имеет свои индивидуальные особенности, направленность, потенциал воли. Господь, зная, что Денница станет сатаной, тем не менее сотворил его. Была ли в этом какая-то необходимость? Или это вопрос запредельный для нашего понимания? Ведь потенциал Архангела Михаила, например, был иным. Творцу же было заранее известно, что из Денницы получится величайший злодей, враг Бога и рода человеческого».

– Для нас, людей, которые привязаны к земле и не могут летать без каких-то летательных аппаратов, самолетов, вертолетов, очень дерзновенно рассуждать о светлых Небесных Силах. Бог все знает, но не все предопределяет. Конечно, есть противоречие в нашем восприятии между свободой выбора и Божиим знанием. Бог знает все, но попускает быть злу, потому что Его Промысл, Его невидимое действие в нашем мире, даже зло приводят ко благу. Самый простой пример: смерть Сына Божия на кресте была величайшим преступлением – люди убили пришедшего к ним воплощенного Бога. Тем не менее это стало нашим спасением, потому что, претерпев на кресте смерть, Господь смертью смерть разрушил. Вот так непостижимо величайшее зло стало величайшим благодеянием  для человеческого рода; и крест из оружия казни превратился в оружие нашего спасения.

– Никогда не задумывался над этим.

– Но, конечно, есть противоречия. Потому что мы видим лишь какой-то срез всего мироздания. И в нашем земном понимании принцип свободы противоречит Божьему всемогуществу и всеведению. Но это именно потому, что мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, говорит апостол Павел.

– Мы видим происходящее вокруг. По выражению нашего правящего архиерея, Господь нас посетил этой болезнью. Если мы не будем относиться к этому со смиренным пониманием, то для многих людей это окажется испытанием непреодолимым, потому что приносит и страх, и гордыню. Но при этом Вы говорите, что предопределения нет...

– Предопределение есть как предопределение к спасению, но не к погибели.

– Да, понимаю. И если бы это было не так, то никакой воли человеческой не могло бы быть. Вопрос о воле человеческой. Я не хочу творить плохое, но творю. Я хочу делать хорошее, доброе, но не делаю....

– «Кто избавит меня от сего закона греховного?» В нас живет закон греха, поэтому любое доброе дело, которое нам нравится, которое нам по сердцу, по душе, для воплощения в этом мире требует больших усилий. А поскольку у нас греховная природа, мы повреждены грехом на всех уровнях (это дух, душа, тело), то творить любое греховное дело нам легко и иногда даже радостно.

– Как это преодолеть?

– Мы ошибаемся, падаем, исправляемся, встаем и идем дальше. И так всю жизнь. Опять же человек ведь знает, к чему приведут те или иные его действия. Ходил  зимой без шапки – заболел. На следующую зиму это повторилось. На третью зиму подумал, что надо теплее одеваться, – и не стал болеть. То же самое и с духовными ошибками: человек оставляет молитву и через какое-то время видит, в какое ущербное положение он приходит. Человек учится. Он учится молиться, распределяет молитвенную нагрузку так, чтобы ее можно было понести. Человек не берет такую охапку дров, которая его придавит, а берет столько, сколько может вынести. Это касается физического плана, душевного плана, сферы чувств и, естественно, духовной жизни.

– Ваш приход состоит из очень разных людей: и пожилых, и молодых. Мы привыкли к тому, что, как правило, в храмах пожилые люди. Было время, в храмах были только одни бабушки, мужчин встретить было очень сложно. Теперь разные прихожане: и молодые, и старые, и юноши, и девушки. И Вам нужно со всеми найти не просто язык общения, но еще ведь каждый имеет разную личность, разный опыт, в том числе разную волю. Наверное, пожилые люди, которые в Церкви давно, привыкли молиться больше, чем молодые. Или это заблуждение?

– Люди перестали друг друга понимать тогда, когда стали строить Вавилонскую башню, строить цивилизацию, мир без Бога. А если мы вместе созидаем Божий храм, Божию Церковь, вместе участвуем в таинствах, тогда все различия (образование, тот или иной житейский или духовный опыт) не имеют первичного значения. Люди понимают, что они пришли в храм и равны перед Богом. Мы вместе поем молитву «Отче наш», исповедуем Всевышнего нашим Небесным Отцом. Поэтому не должно быть никаких духовных притязаний на первенство, главенство. Потому что это Христова Церковь.

– Вопрос телезрителя: «У меня вопрос по поводу любви к ближнему и свободы. Как находить православному христианину золотую середину, когда встречаешься с какими-то противоправными и просто нехорошими действиями?»

– Мы как христиане не должны мириться со злом в этом мире, с проявлениями любого зла, любой неправды. Для того и дан закон юридический, чтобы люди не совершали преступлений, не выходили за рамки дозволенного законом. Поэтому мы должны быть нетерпимы к любому проявлению зла, но относиться к человеку, через которого это зло действует, без раздражения (по возможности), без озлобления. Мы должны отстаивать и правду Божию, и правду юридическую, но делать это со смирением и в духе законопослушания.

– Я сейчас вспомнил, что ваш храм находится на улице Доблести...

– Доблесть – одна из римских добродетелей.

– Вот именно. Я подумал, что доблесть христианская – в том числе и в противодействии злу, о котором говорил телезритель.

– Христианам не должна быть свойственна мстительность, озлобление, жестокость. Но отстаивать правду, заступаться за ближних, за слабых – это активная жизненная христианская позиция.

– Рядом с вашим храмом много больших домов, в том числе новостроек. В новостройках, как правило, живут молодые семьи. Рядом с новым строящимся храмом в честь Порт-Артурской иконы Божией Матери тоже сплошные новостройки. Когда возносили кресты на храм, я помню, сколько было людей. Думал, будет гораздо больше...

– Но ведь это же было в условиях карантина.

– Да, но все равно интересно, почему часть людей очень активно участвует в жизни Церкви, а многие не приходят туда. Это Господь попускает?

– Он говорит: Придите ко мне все труждающиеся и обремененные. А труждающиеся и обремененные этого даже не знают. Проблема в том, что люди этого не слышат, не видят, ибо закрыли уши и глаза. Пора проснуться, жить духовной жизнью. Каждый человек, который сталкивается с мыслью о смерти, должен понимать: что дальше? А есть ли вера в жизнь вечную, где эта вера и кто эту веру дает? Что эта вера предполагает? Но люди настолько зациклены на сиюминутных проблемах, на проблемах сегодняшнего дня, что им не до будущего, не до вечности. Это вопрос свободы каждого человека: ради кого я живу и ради чего этот мир покину?

– Получается так, что мы все, верующие и неверующие (люди, которые пришли в храм и которые никогда не придут туда), находимся в равных условиях?

– На нас действуют одни и те же физические законы, просто у нас может быть разная мотивация, разное представление о цели и смысле нашей жизни; соответственно, разный способ реализации самих себя и свободы.

– Вопрос телезрительницы: «Моя бабушка всегда говорила: ненавидят не злые, ненавидят несчастные. Сейчас я с ней согласна, хотя раньше не соглашалась. Некоторые со мной спорят, а как Вы думаете?»

– Я думаю, счастливый человек не дает места злости, ненависти в своем сердце. Счастливый человек, сталкиваясь с неприятностями, борется с ними, уповая на помощь Бога и смиряясь перед всемогущей Божией волей.

– У Вас получается?

– У меня не очень, но будем стараться.

– У Окуджавы есть: «Не оставляйте стараний, маэстро, не убирайте ладони со лба».

 Здесь возникает еще один вопрос: о свободе от греха.

– Это то, к чему мы стремимся, но это недостижимо в полной мере.

– Свобода личности в этом случае поможет хоть на грамм? Под личностью я имею в виду неповторимое «я» в человеке, потому что все разные.

– Существует более 50 определений личности, и одно с другим никак не согласовывается.

– Мне все время кажется, что каким-то образом нам иногда очень хочется отказаться от своего «я».

– Это невозможно.  Даже если Вы сделаете пластическую операцию, все равно будете Глебом.

– Я понимаю, но чем старше становишься, тем больше претензий к своему «я».

– Это нормальное явление для зрелого человека – мы понимаем свою недостаточность, мы себя в чем-то не устраиваем. Мы должны примириться с ближним, но настолько же должны примириться и с собой. Это не значит, что мы должны примириться с нашими грехами и страстями, это значит, что мы должны себя принять, быть самими собой, потому что для того, чтобы нас услышал Бог, мы должны быть теми, кто мы есть, – грешниками, помилованными Богом, грешниками, которые тем не менее обращаются к Богу, потому что Сам Господь призывает нас к Себе.

– Знаменитое «возлюби ближнего своего, как самого себя» всегда о том, что нужно прежде всего любить других, а потом уже себя. В данном случае можно ли утверждать так: себя надо любить потому, что, если не любишь себя, не полюбишь другого?

– Если сказано, что в нас есть Божий образ, мы должны любить в себе этот образ. Ненавидеть в себе грех и любить то, что у нас от Бога, но любить скромно, со смирением это принимать.

– У нас есть Великий пост, и мы в пост прежде всего задумываемся о своей греховности. Я так понимаю, что это очень правильно. Потом наступает Пасха, и мы в один момент перестаем иметь дух покаяния, который в себе воспитывали в течение 47 дней, и начинаем пить, гулять, веселиться...

– Пасха – самое прекрасное время, прекраснее только пасхальный период, одно от другого не отделить. Только надо правильно понимать церковный календарь; в пасхальный период мы радуемся не от того, что можно есть, пить, гулять, танцевать на дискотеке, а радуемся воскресению Христа. Если мы это будем помнить и знать, то будем все делать разумно, но зачастую мы этого не знаем.

– Я говорил с очень умным, на мой взгляд, человеком, который сказал, что у него самые большие искушения и самые большие проблемы возникают именно в Светлую седмицу.

– Когда сняты внешние и внутренние ограничения,  человеку удерживать себя в норме гораздо труднее, чем когда пост. Требуется некая свобода принятия решений, ответственность. Почему люди отказываются от свободы в обществе, в семье? Свобода подразумевает ответственность, а люди к этому зачастую не готовы.

– Вопрос телезрительницы: «Я сегодня прочитала фразу Феофана Затворника, что побеждающий искушения освобождается от одного искушения и продвигается вперед и вверх, чтобы  вступить в новое искушение, и так до самого конца жизни. Мы не побеждаем, а бесконечно падаем и бесконечно каемся; кажется, что в духовной жизни стоишь на месте. Связано ли это с тем, что мы бесконечно падаем и каемся, вместо того чтобы побеждать?»

– Жить духовной жизнью – это все время грести против течения. На какой-то момент подняли весла, отдохнули; нас несет назад – значит, опять плывем. И так всю жизнь. Но чем дальше мы живем, тем меньше должны падать. Все самые большие искушения и страсти своей жизни человек должен преодолевать. Но, как об этом говорил преподобный Никодим Святогорец, в том-то и проблема, что люди, преодолев крупные искушения, не радеют о малых. Потому так мало достигающих совершенства. Это правда.

– Каждый раз мне хочется взять небольшую паузу и все хорошо обдумать. Слава Богу, что передача записывается, я ее потом еще раз посмотрю и внимательно выслушаю еще раз Ваши ответы. Все-таки, когда мы размышляем о свободе личности, то здесь возникает очень простой вопрос: может быть, свобода мне и не очень нужна? У нас же есть приходы, на которых батюшка решает за меня все вопросы, все замечательно…

– Так и есть. Или соберется компания взрослых мужчин – и начинают вспоминать, как было хорошо в армии: построились и пошли на обед, построились и пошли кино смотреть… А теперь надо решать проблемы, самому их разруливать, а человек к этому не готов, нужен командир. Находит батюшку: спросить, что делать и как жить. Каждый человек сам решает, как жить, и сам отвечает за то, как он своей жизнью распорядился. Поэтому жизнь требует выбора, а выбор требует свободы.

– И получается, что я вроде бы как свободен – принимаю  решение отдать свою свободу, свою волю в чьи-то руки.

– Не становитесь рабами человеков. Американский психолог немецкого происхождения Эрих Фромм как раз занимался проблемой свободы, одна книга у него так и называется «Бегство от свободы». Человек действительно бежит от свободы через разные стратегии поведения: вступает в молодежную группировку, в мафиозную группу, становится футбольным фанатом, лишь бы прибежать к чему-то, но не решать проблему. Фромм заметил, что подлинное обретение свободы зачастую связано с одиночеством и человек не в силах понести ни одиночество, ни ответственность, но он говорит, что возможно подлинное и положительное разрешение свободы через любовь и  труд. Почему через любовь? Потому, что любовь объединяет человека с другими людьми. Почему через труд? Потому, что труд соединяет человека с миром, в котором человек обитает. И это сочетается с христианским видением.  

– Надпись над Освенцимом была: «Труд освобождает».

– Это было издевательство над подлинным призванием человека, как и вся фашистско-нацистская идеология.

– Каждый раз, когда мы сталкиваемся с той или иной проблемой свободы или несвободы, мы на исповеди можем спросить священника о той или иной проблеме, с которой сталкиваемся.

– Это всегда хорошо, когда мы спрашиваем умных, грамотных, зрелых людей, но проблема в том, что умные люди советов не дают. (Смеется.) Человек, давший совет, несет ответственность, и это надо всегда помнить.

– Когда мы так или иначе сталкиваемся со свободой своей личности, какое зеркало мне нужно для того, чтобы увидеть себя правильно?

– Такое зеркало есть. В чем трудность реализации нашей свободы? Мы не знаем, как правильно, потому что мы повреждены грехом. Как правильно, знает Господь Бог, поэтому Спаситель заповедовал нам, обращаясь к Небесному Отцу, говорить: «да будет воля Твоя». Это прошение о том, чтобы на нас, детях Божиих, осуществлялась небесная святая воля, все направляющая к спасению.

– То есть верующему человеку все содействует ко благу, но мы сами должны понять, насколько это для меня благо. Часто мы не понимаем, что Господь нам дает даже некое искушение для нашего спасения. Получается,  любить себя нужно каким-то другим образом?

– У нас любовь к себе искажена, как и любовь к другим.

– Возможно ли смиренное чувство через воспитание?

– Смирение – очень редкая добродетель, это та добродетель, которую очень часто имитируют. Смирение есть всецелое предание себя в Божьи руки и всецелое принятие того, что выпадает тебе на твоем жизненном пути, именно как принятие святой Божией воли. Тогда любящим Бога все содействует ко благу. Как говорил преподобный Амвросий Оптинский, только благодари Бога, и Он тебя не оставит. Не потому, что Богу нужна благодарность, а потому, что мы свидетельствуем, что все принимаем как волю Благого Отца.

Ведущий Глеб Ильинский

Записали Нина Кирсанова и Елена Чурина

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​