Беседы с батюшкой. Протоиерей Артемий Владимиров

28 марта 2022 г.

Сегодня у нас в гостях протоиерей Артемий Владимиров.

– Батюшка, совсем недавно мы отмечали большой праздник – воскресенье Крестопоклонной недели. У нас есть праздник Воздвижения Креста Господня, и в середине августа – Изнесение Честных Древ. Чем отличаются эти праздники и почему мы отмечаем праздник Креста постом, хотя скоро будем вспоминать Страстную седмицу, крестную смерть Спасителя?

– Прежде всего, эти события объединены знамением Сына Человеческого – так Священное Писание именует Крест, который некогда, во время Второго Пришествия Христова, будет явлен на небесах. На обратной стороне многих распятий, особенно тех, которые изготавливались в XIX веке и ранее, мы видим слова о том, что Крест – хранитель всей вселенной; демонов язва, царей держава, ангелов слава. Крест – несущая конструкция мира, Крестом примирены небо и земля, время и вечность.

Всякий раз, когда на середину храма из алтаря выносится Крест, мы понимаем, что Церковь хочет своих чад поддержать, оградить, защитить, вдохновить, утешить и укрепить. Ведь не случайно Крест именуется в церковных песнопениях не просто Честным Древом, а треблаженным Древом, Древом жизни, от которого исходит благодать, которое плодоносит плодами Духа: миром, радостью, любовью, долготерпением, воздержанием.

Середина поста (среда этой недели) тоже имеет очень интересное название – средокрестная. Это ровно половина весенней Четыредесятницы, водораздел, пристань, к которой мы можем причалить баркасом своей души и перевести дыхание, набраться сил, перезагрузиться, говоря современным, техническим языком. В течение всей седмицы вплоть до пятницы мы поклоняемся Кресту со знаменательными словами: «Кресту Твоему поклоняемся, Христе, и Святое Воскресение Твое славим». Впереди нас ожидает Страстная седмица, крестная Пасха. Нынешняя Крестопоклонная седмица ее предваряет, приготовляет. В нашей внутренней жизни во Христе крестоношение – основа основ: «твори благо, бегай злаго», ограждай внутренний мир своей души от восстания страстей, борись с грехом. Здесь нам нужно оружие, которого трепещут падшие силы, демоны, – этим оружием является обращение ко Христу распятому и воскресшему.

– Если вернуться в те времена, когда праздник Воздвижения Креста Господня появлялся, Крест был особенным, противоречивым символом для той армии: то, что было орудием казни, делают орудием победы. Как к этому относиться? Бывший министр культуры Мединский предложил прочитать в школах молитву о России – вроде бы Министерство просвещения откликнулось. Это очень необычное предложение для нашей действительности.

– Сейчас Запад активно отмежевывается от Востока, и мы создаем русский мир, свободный от флюидов Запада. Остатки, реликты христианского самосознания некогда заквашивали Европу и патриархальную Америку (там существовали и существуют свои христианские круги). Инсигнии, регалии царской власти до падения самодержавия всегда присутствовали в школах. Начало учебного процесса у нас было связано с гимном «Боже, царя храни»…

Безусловно, крест в Римской империи, поначалу пугавший язычников, чуждых благодати, со времен великого Константина (в IV столетии) был вознесен на стяги, штандарты, знамена. «Сим победиши» – вот слова, которые он увидел в видении креста... Но важно не навязываться в вере, а просвещать.

– Как это сделать? Это очень сложно.

– Педагогика – тончайшее искусство. Я, имея 45-летний стаж преподавания русского языка и литературы, понимаю, что это дело тонкое. Однако оставьте детскую душу блуждать в пустыне мрачной современной постиндустриальной цивилизации – и вы получите игиловское, бандеровское, фашистское состояние опущенности и порока, который сотрет в человеке сначала образ Божий, потом человеческий.

– Это очень сложный вопрос. В сфере образования Синодального отдела религиозного образования и катехизации мы говорим о том, как все-таки сделать так, чтобы маленькие дети, которые ходят в воскресную школу, стали полноценными прихожанами, остались при храме; выросли, женились и крестили детей. Это очень сложная задача. Как можно ее решить в современных условиях?

– Не внешними административными мерами, безусловно. Когда речь идет о начальной военной подготовке, «Зарнице» и других принципах внешнего патриотического объединения молодежи, то задача решается легче: «Рота, подъем! На зарядку становись!» Но когда речь идет о нравственных идеалах, святыне сердца, благоговении (для начала к земному Отечеству), то требуется не просто ряд внешних мероприятий (хотя они нужны), но любовь самого человека: воспитателя, учителя, священника, родителя. Я должен дышать этим идеалом, искриться верой и любовью. Если я действительно благоговею перед огненными 1941–1945 годами, ношу в сердце любовь к нашим дедам, славным победой, то мне будет совсем несложно, используя педагогический инструментарий, передать детям России, как можно по-хорошему гордиться боевой славой наших предков.

Сегодня я подписался на сайт Сергея Шойгу, и передо мной стали выплывать в канале Telegram наши новые герои: российские военные, мальчики-богатыри, которые сегодня демонстрируют, как недавно говорил наш президент, высочайший градус самопожертвования, взаимовыручки, бережного отношения к мирным жителям. Они подчас закрывают собой несчастных беженцев Мариуполя, гибнут под пулями провокаторов: тех, кто сам себе отказал в образе человеческом. Это действительно новая историческая страница нашего Отечества, которая всегда будет сильна любовью ко Кресту и Христу, с молитвой Богу и любовью к людям.

– Вопрос телезрителя: «Когда Иисус поднялся в рай, Он забрал все души из ада. Значит, Он и душу Иуды забрал в рай? Или оставил ее?»

– Оставил ли воскресший Христос там, в местах, лишенных света, душу Иуды?.. Когда Христос Спаситель, душой неразлучный с Божеством, сошел в мрачные пространства ада и преисподняя озарилась этим Божественным светом любви, то некоторые человеческие души вместе с падшими духами (демонами) наутек бросились в самый тартар, самые глубины преисподней, повернувшись спиной к простертым объятиям Христа. Человек свободен, невольник – не богомольник. Такие несчастные, ожесточенные в богохульстве души, как душа Иуды, на земле отринув, оттолкнув протянутую к ним руку милости Божией, там уже не меняют своего умонастроения и оказываются неспособными повернуться к свету; не могут, потому что не хотят выйти навстречу милующей Божественной любви: она им представляется сжигающим огнем.

– А если за такого молиться?

– Молиться хорошо здесь, на земле: «Умягчи, просвети, к покаянию обрати». Но если человек завершил свой жизненный путь как Юлиан Отступник?.. Пораженный копьем небесного воина, он закричал в иступленном богохульстве, прежде чем испустить дух: «Ты победил меня, Галилеянин!» Так он обратился ко Христу. Очевидно, что если душа впустила в себя мрак сатанинской гордости, ожесточения, то она вам оттуда ответит: «Не надо за меня молиться». Даже на земле есть такие люди: «Не хочу ваших молитв, ваши молитвы жгут меня!»

Однажды мой знакомый университетский студент (сейчас, кстати, уже священник, долго служивший в Андреевском монастыре) рассказывал: он посетил Псково-Печерский монастырь и случайно попал в Сретенский храм. Отец Адриан (уже почивший архимандрит) проводил чин заклинательных молитв, так называемую отчитку: туда еще в 2000-х годах стекалось очень много больных людей, одержимых демоническими энергиями. Мой знакомый, присутствуя при отчитке, вдруг услышал, как из одержимой женщины, стоявшей рядом и пришедшей специально помолиться, побороться с тьмой, густым металлическим басом вышли слова – энергия этих слов совершенно не соответствовала ее маленькому, щуплому виду. Что же закричал через нее демон, палимый огнем Божественной любви? «Товарищ Ленин, помогите нам, воинство Христово побеждает нас!» Для моего знакомого, который учился тогда в университете (КПСС еще существовала), это было очень знаменательно.

– Почему люди так часто спрашивают нас: когда можно идти на отчитку, к кому идти? И как бесы влияют на жизнь человека? Почему эта тема так манит простых людей? Стоит ли играть с этой темой?

– Народ, что-то где-то слыша, тяготеет к тому, что не требует никакого труда: «Батюшка прочитает особую молитву, произнесет заклинание, призывая Архангела Михаила, и мои задолженности по коммунальным платежам, вечные ссоры со свекровью (или тещей) уйдут в небытие». Эта обывательская психология часто понуждает людей ехать в уголок Ивановской губернии, где уже давно извержен из сана один пожилой священнослужитель, совершенно наплевавший на указания начальства, окопавшийся там как феодал и уже лишенный сана.

 Безусловно, заклинательные молитвы существуют с древности, но они бесполезны для человека, добровольно отдающего себя в плен лукавому через служение той или иной страсти. Например, если ты не умеешь потреблять в меру горячительные и позволил зеленому змию связать себя по рукам и ногам, то если сам не борешься с этим пристрастием, вряд ли светский нарколог или священнослужитель с его молитвословиями тебе поможет. Под лежачий камень вода не течет. Но если ты сам борешься, молишься и протягиваешь руки своей души к воскресшему Христу, уповаешь на силу Креста Господня, то, конечно, получишь помощь и от компетентного, профессионального врача, и через Мать Церковь.

Крест является источником Божественной силы. Нужно было видеть отца Адриана (я тоже юношей был свидетелем подобного рода чинопоследования): когда крестом он осенял молившихся людей (а для них немалый труд был присутствовать на этом чинопоследовании), то они испытывали видимое облегчение, прикладываясь к святыне с мощами. Таким образом, собственные труды и Божия благодать начертывают для нас путь спасения.

– Хотелось бы вернуться к детям, когда они в поисках творческого пути. Какие книги Вы читали в детстве и какую роль они сыграли в Вашем становлении?

– Не скрою, мы действительно были «книжными червячками»: родители, бабушка, занимавшаяся нашим воспитанием, приохотили нас к чтению. Мы ничего не знали о мобильных телефонах (даже стационарный телефон тогда был роскошью), зато на книжных полках нас встречали наши друзья.

Сначала у меня были любимыми книги про животных: писатель Даррелл, который говорил о четвероногих питомцах, и Бианки. Затем меня привлекли сказки, и скажу без преувеличения, что я прочитал сказки всех народов мира. Таков был период с 8 до 12 лет, я всюду выискивал сказки: турецкие, вьетнамские, еврейские, русские... Сказки тем хороши, что учат победе добра над злом. Потом пришла приключенческая литература: Майн Рид, про Шерлока Холмса... Продолжилось дело Диккенсом благодаря бабушке, которая приносила плотные, увесистые тома этого английского писателя.

– Было ли в детстве такое, что предопределило Ваш творческий, жизненный путь? Насколько я помню, к вере Вы пришли уже юношей.

– Что касается призвания, то нас в школе действительно учили думать о будущности. Мы писали сочинения «Кем ты хочешь быть?», и эти мечты сменялись одна другой. Помню, мне хотелось быть милиционером после прочтения «Дяди Степы» Сергея Владимировича Михалкова. Интересовала меня и область строительства благодаря конструкторам (не Lego, более скромным, однако занимавшим мальчишеское воображение). Затем, в классе седьмом или восьмом, учась с детства в специализированной английской школе, вдруг загорелся мыслью: «Что ж такое? Я долблю этот «инглиш», но до сих пор не могу прочесть ни одной подлинной, неадаптированной книги? Нужно как-то изменить положение». Терпение и труд все перетрут: погрузившись в словари, выписывая незнакомые слова (они все были незнакомые, когда я открывал английскую книгу), к 9 классу я поднабрался знаний так, что это определило мой путь к литературе, языку. Окончив университет на русской кафедре, став учителем русского языка и литературы, я незаметно для себя был приглашен встать на рельсы священнического служения, преподавая семинаристам русский язык в московских духовных школах.

Сейчас, оборачиваясь назад, утверждаю, что всякое дело, которое становится твоим любимым делом, всякое образование – техническое, гуманитарное, естественнонаучное – обязательно тебе пригодится, когда ты встанешь по воле Божией на путь служения Матери Церкви. Весь объем накопленных тобой знаний обязательно будет востребован в общении с людьми, от юридической части до финансовой и космической.

– Батюшка, такой вопрос: «Как можно послужить Церкви, не находясь в священном сане?»

– Будем помнить, что христианин, если посмотреть на него с высоты птичьего полета под знаком вечности, это некий живой камень, который существует не сам по себе. Как нужная и неотъемлемая часть, он входит в здание вне времени и пространства, созидаемое в Матери Церкви. Все мы нужны друг другу, потому что все связаны с Главой Церкви – Христом. Соответственно, устремляясь к Господу с молитвой, к людям с любовью, мы вступаем во взаимные отношения. Апостолы называют учеников Христовых царственным священством.

В Ветхом Завете священник приносил жертву в молитве за народ. Так вот, каждый из нас призван ежедневно приносить маленькую жертву Христу, причем жертву не внешнего характера, но жертву в смысле прославления Творца, служения своим ближним. Таким образом, каждый из нас в нашем духовном призвании, устремляясь ко Господу и незаметно для себя черпая энергию любви, должен распространять ее вокруг себя.

Именно поэтому я очень люблю бывать здесь, в студии телеканала «Союз», в воскресный или в какой-то другой. Воскресенье для батюшки начинается службой у престола Божия, причащением народа. Днем можно немножко перевести дыхание, а накопленное за день тепло Божественной благодати хочется раздать.

И всякий раз, когда пообщаешься с Вами, Сергей (а мы уже съели вместе пуд соли), пообщаешься с теледрузьями-прихожанами, что-то скажешь от сердца, чем-то поделишься, ответишь на какой-то вопрос, выходишь отсюда с крыльями. Хочется не ползать, а летать. И чем больше отдашь, тем больше получаешь от Бога.

– Вопрос телезрительницы: «В Библии говорится об одном храме – Иерусалимском. Не говорится, что храмов должно быть много. Храм есть Тело Христово, почему же у нас много храмов, а не один храм?»

– Мы только что говорили о том, что христиане суть царственное священство, что они призваны господствовать над страстями, повелевать собою и приносить Господу Богу чистую жертву благодарения и любви. Но апостол Павел, обращаясь к пастве, говорит: Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас?

Каждый христианин в силу воспринятого им крещения и таинства Миропомазания есть освященный храм. Нас много. Мы, ученики Христовы, рассеяны по всему лицу земли. Но в идеале каждый из нас должен в сердце иметь походную церковь и в глубинах своего духа тайно возносить славу Святой Троице.

А что касается внешних храмов, то евхаристические собрания учреждены везде и всюду. И хотя Тайная Вечеря одна и Христос единожды на Тайной Вечере преподал апостолам под образом хлеба и вина Свое Тело и Кровь, мы приобщаемся к этой Тайной Вечере, живя и в России, и в Африке, и в Австралии, и в Америке, и в Азии, в лоне православного храма, где по установленному чину православным епископом, священником и народом совершается служба благодарения – святая литургия. Это удивительное таинство проявляется во множестве собраний.

– Такой вопрос: «Зачем нужно каяться Богу в грехах, если я сижу дома, никуда не выхожу и не грешу? Получается, когда я каюсь, обманываю Бога – грехов-то нет».

– Если мы встретим человека, который, как солнечный зайчик, исполнен Божественной любви ко всем разумным созданиям и, проживая свой день, ни на минуту не отвлекается от предстояния Создателю, а главное, если в его душе живет смирение, он чувствует полную зависимость от Творца и каждым своим дыханием устремлен к Иисусу Христу, то пусть он славит Господа. Пусть он возглашает утром, днем и вечером: «Слава Отцу и Сыну и Святому Духу!»

Это внутреннее побуждение возносить вместе с ангелами хвалу Богу есть выражение нашего покаяния, осуществление нашего исконного предназначения. Но таких солнечных зайчиков, у которых покаяние перешло в славословие Творца, реально не так уж много. Если копнуть, то мы можем увидеть: вот равнодушие к родственникам, вот легкая тень печали, вот в сердце забралось осуждение тех, кто мыслит иначе, чем мы. Вот черствость, вот пристрастие к каким-то пустым развлекательным передачам, а вот и нечистая мысль забралась, тревога и малодушие.

Оказывается, грехов-то море, просто пучина морская, ведь все, что отвлекает нас от предстояния Христу, что заслоняет от нас невидимый лик Спасителя, и есть греховные пыль и песок. От этих грешков можно избавиться только всегдашней устремленностью ума к Богу, всегдашним охранением своей души от худых помыслов, мечтательности, всегдашним желанием ближним того, чего мы желаем себе, – спасения, а это очень большой труд.

– «Что означает выражение “стяжи дух мирен”»?

– Стяжи, то есть приобрети, усвой себе мирное расположение сердца. Но где взять это мирное расположение сердца, когда мы волнуемся, переживаем, тревожимся, часто впадаем в состояние непримиренности, мнительности, обиды?

Мир – это сокровище небесное, а не земное. Мир преподносит нам, низводит в наши души воскресший Христос. Для того чтобы действительно обрести баланс ума и сердца, не позволять лукавому омрачать наше сознание, нам необходимо обеими руками держаться за ризу Господа Иисуса Христа, быть с Ним в непрестанном союзе с сокрушенной молитвой: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя!»

Но заставь дурака Богу молиться – он и лоб расшибет. Молитва требует внимательности, благожелательности к людям, крайнего смирения, то есть суждения о собственной греховности, ощущения своей слабости и немощи. Стяжать дух мирен – это значит употребить все свои душевные и телесные усилия, чтобы прилепиться ко Христу и быть с Ним единым духом, а Он и есть наш мир. Когда Христос родился, мы впервые услышали ангельскую песнь: Слава в вышних Богу, и на земли мир.

– «Читаю Библию, Книгу Иисуса Навина. Меня все же немного волнует поражение Богом племен, живших на земле, на которую Господь привел израильтян после их хождения по пустыне. Почему такая жестокость?»

– Почитайте в качестве комментария к Книге Иисуса Навина, скажем, объяснение из Толковой Библии дореволюционного ученого Лопухина. Вы увидите комментарии для каждого стиха ветхозаветной богодухновенной книги и узнаете, каковы были нравы этих языческих племен, когда люди закалывали младенцев, принося их в жертву идолам, когда был распространен свальный блудный грех, всевозможные извращения против нравственности.

Кстати, Господь Бог не спешил предавать эти племена огню и мечу. Прочитайте Книгу Премудрости Соломона. В ней описывается, что когда народ Израиля вошел в Палестину,  выслали дозорных, причем этими дозорными были какие-то шмели, насекомые. Они летели впереди и как будто предупреждали язычников о том, что им необходимо прекратить этот геноцид самоуничтожения, издевательства над собственной природой, потому что в сердце каждого человека Богом вмонтирована совесть. Однако лишь единицы из этих людей прислушивались к своему сердцу и исполняли нравственный закон. Мир погрязал и погибал в беззакониях.

Сравните это с нашей жизнью, вспомните, скажем, что такое ИГИЛ или бандеровщина – неофашизм нашего времени.

– Запрещенные в России организации.

– Запрещенные в России и у всех приличных людей организации. Эти люди забывают, что они рождены матерью, и их злодеяния вопиют к небу. Таким образом, чтобы правильно понимать Библию, лучше всего переносить исторический контекст на духовный. Скажем, восемь языческих племен (амореи, филистимляне и прочие) суть восемь страстей, которые мешают нам овладеть нашим собственным сердцем. Эти страсти подлежат истреблению – гордость, тщеславие, сребролюбие, гнев, уныние, печаль, чревоугодие, любодеяние.

Вот почему так полезно читать толкования святых отцов, которые учат нас не останавливаться на историческом контексте в буквальном понимании Священного Писания и переходить к глубокому нравственному осмыслению читаемого, перенося его в глубину нашего сердца.

– «По какому принципу нужно выбирать иконы для дома? Есть ли правило их расположения? Какие именно иконы должны быть и в каком количестве? Можно ли пожертвовать икону для храма, купив ее, или лучше предложить деньги настоятелю, чтобы он сам выбрал икону?»

– Мы сегодня говорили о том, что, как правило, народ тяготеет к простым инструкциям, простым средствам типа армейской памятки: два шага вперед, шаг направо – такое уставное самосознание. С одной стороны, это неплохо, потому что необходима форма, дабы содержание в этой форме мало-помалу заквашивало самого человека, упорядочивающего собственную жизнь.

А что касается икон, я бы все-таки предложил руководствоваться еще и сердечным чувством – нравится ли тебе этот образ Богородицы? Вспоминаю себя юношей. Тогда в церковных лавках было мало икон, и каждая иконочка, самая простая литография, вызывала очень благоговейное чувство. И была большая радость от приобретения какого-нибудь маленького складенька, который освящал скромное жилище. Сейчас, слава Богу, другое время, поэтому, смотря на наших предков, вспоминая жизнь наших бабушек и дедушек, я хочу сказать, что они избегали множества икон в иконостасе.

Когда же человек не знает уже, на чем остановить глаз, потому что иконы у него на книжных полках, над кроватью, на притолоке, в сумке, пылятся и становятся какой-то бездушной частью интерьера, то, может быть, стоит ему ограничиться тремя какими-то крупноформатными иконами (это лик Спасителя, лик Богородицы, лик Архангела Михаила) и, содержа святыни в чистоте, чувствовать взор Божий, устремленный на него.

С другой стороны, бывает немножко обидно за прихожан-захожан. Вот посещаешь людей по их приглашению, освящаешь дом и смотришь – в гостиной вообще нет никаких икон, зато есть какой-то плакат с потускневшими внезапно убежавшими из России звездами эстрады. И думаешь: «Где же все-таки иконка? Неужели нет даже маленького изображения?» Потом видишь, что в буфете за хрустальными рюмочками стоит маленькая иконочка Богородицы, а рядом изображение какого-нибудь пузатого улыбающегося Будды, который здесь ни к селу ни к городу и крещеному человеку не слишком ласкает взор.

– Один мой знакомый верующий дизайнер, занимаясь дизайном квартиры, предусматривает, чтобы в каждой комнате была одна либо две иконы. Например, для молодой пары он оставляет место под их венчальные иконы. Но иконостас не допускает категорически, такое у него видение.

– Но даже небольшое иконописное изображение, если оно занимает достойное место, несомненно, освящает все пространство. Икона – это окно в вечность. Через икону Божественная благодать незаметно льется на нас. Икона настраивает наш взор, устремляет его в вечность, и мы чувствуем себя перед лицом Всевидящего, любящего и строгого Небесного Отца.

Действительно, здесь дело вкуса, и мне кажется, что важно избегать как одной, так и другой крайности. Завершим этот наш пассаж словами: «Покажи мне дом, в котором ты живешь (если я достоин твоего доверия), и я для себя сразу определю, чем ты дышишь, что составляет святыню твоего сердца, если таковая имеется».

– Молишься ли ты – можно так сказать?

– Ну, я не инспектор духовного ведомства, но дом действительно – раскрытая книга твоего сердца. Твои вкусы, приоритеты, твое мировоззрение определяются даже по набору книг или по тотальному их отсутствию. Но не будем осуждать это, потому что сегодня электронная книга может быть спрятана в кармане пиджака.

– Батюшка, спасибо за сегодняшний эфир. Спасибо нашим телезрителям за вопросы – мы с большим удовольствием их зачитали.

Ведущий Сергей Платонов

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​