Беседы с батюшкой. Во что и в Кого мы верим. Священник Олег Патрикеев

13 января 2022 г.

Аудио
Скачать .mp3
– Тема сегодняшней передачи звучит так: «Во что и в кого мы верим?» Отец Олег, меня очень обрадовала эта тема. Суеверие накапливается в нас так, что получается ядерный коктейль, в котором разобраться иногда просто невозможно. Когда мы говорим, во что мы верим, разговор идет только о суеверных и наносных вещах или здесь можно копнуть и в духовную область? И хоть все верим в Господа Иисуса Христа, но иногда верим в жену, в дочку, в удачу, во что угодно… При ответе на вопрос, в кого мы верим, тоже нет гарантии, что мы получим правильный ответ, тот, который для нас спасителен.

– Да, вопросов много, тема очень интересная, но она для нас настолько стала привычной, что мы ее даже не замечаем. Когда нас спрашивают: «Веришь ли ты в Бога?», то отвечаем: «Конечно, верю. У меня и крестик есть». Сейчас мы говорим о людях, которые только думают, что верят в кого-то. Об этом поговорим чуть позже. Наш разум может даже притвориться Самим Богом. Человек может верить в самого себя как в Бога. Была у нас религия человечества, которую мы можем также затронуть.

Во что мы верим? Наш мир ведь материален, и мы естественным образом верим в то, что видим. А вот апостол Павел сказал, что вера наша – это уверенность в невидимом. Символ веры как раз в этой точке: мы верим в то или в того, кого мы не видим. Блаженны невидевшие и уверовавшие, говорит Господь апостолу Фоме. Тогда мы должны размотать всю нашу жизненную пленку до начала и начать с творения всего мира. Мы должны увидеть весь этот процесс. Мы о нем читаем, дети, наверное, знают наизусть, что за чем возникало. Я провожу уроки с детьми, и мы изучаем, что произошло на третий день, на четвертый, пятый. Это дает только практическую деятельность для ума, мы последовательно размышляем о том, что нужно для жизни человека на земле. И начинается: нужна вода, нужна земля… Дети берут пластилин и начинают творить мир из шести процессов, его составляющих. В конце концов мы ставим человечка, который возглавляет этот мир и сделан из того же пластилина. Для ребенка очень интересно поработать над мыслью: «Что нужно мне, чтобы существовать на этой земле? Во что мне верить, чтобы быть уверенным, что, во-первых, я – это я, что у меня есть семья, вода, воздух?» Так как это нас окружает, нам кажется, что это естественно, так и должно быть.  А как иначе? А кто тебе это все дал, эту естественность твоей жизни? Когда человек задумывается о первоисточнике всей этой радости, тогда начинает размышлять и искать Писание, читать книги, философов, Библию.

С чего вообще начинается вера? Вера  от слышания, а слышание от слова Божия. Значит, мы должны найти слово Бога в этом видимом пространстве. Мы знаем, что очень много говорит о Боге сама природа. Мы знаем, что Бог оставил Свои следы в творении Своем, и они прекрасны. Он Сам об этом говорил: И был вечер, и было утроИ увидел Бог, что это хорошо. Человек вдруг захочет узнать о Нем, Кто же Он такой и для чего Ему нужно было творить всю эту красоту… Или, может быть, для него это уже не красота, он страдает, каждый его день наполнен страданиями, он хочет закрыться от этой красоты, убежать… Опять же от кого убегать? Тогда он должен подойти к этой точке: «Кто такой Бог?» Очень многие святые приходили к этим вопросам, говорили: «Откройся мне, Господи. Я хочу Тебя узреть хоть в чем-нибудь. Дай мне хоть какое-то знамение, чтобы мне в Тебя поверить». Сколько ходили за Христом, говорили: «Покажи нам знамение. Мы в Тебя точно поверим»? – «Что же вы Меня просите? Посмотрите: мертвого воскрешаю, больные исцеляются, слепые прозревают – что вам еще нужно?» Они всё ждали знамения, чудес. Когда кит проглотил Иону и три дня был во чреве, было сказано, что это знамение: «Так и Сын Человеческий будет на три дня похоронен в недра земли и воскреснет».

Можно сделать мирской символ веры: «Я верую, что есть планета, которую не видно в телескоп». Мы не видим и микробов, но знаем, что они есть. Ученые могут сказать, что это не вера, а простые знания. Это знания, что преподаются людьми, которые дошли до какой-то степени и уперлись в стену, потому что дальше знаний может быть только вера.

– Вопрос телезрителя: «Некоторых людей спрашиваешь, верят ли они в Бога, и многие отвечают: да, в душе. Правильно ли это?»

– «Где Бог?» – «У меня в душе». Это уже как формула: «Дважды два четыре, а не пять и не шесть, это надо знать всем». Тут надо порассуждать. Хорошо, Бог у вас в душе. А кто такой человек? Кто вы? Откуда вы взялись, появились на свет?»

Мы картины, которые висят в Русском музее. Переговариваемся: «Ты знаешь своего художника?» – «Да, а ты?» – «Он ко мне прикасался». А другая говорит: «А мой художник во мне, он в моей душе». Примерно то же самое. Художник может быть в своей картине только своими мыслями, чувствами, красками, которые он дал картине, чтобы она проповедовала о красоте Божией, но не более. Человек и Бог – это разные понятия. Бог в душе может быть, но тогда, когда уже не я живу, а живет во мне Христос. Докажи, что в тебе Бог живет. А как доказать? Если Христу не верили, Он говорил: верьте Моим делам. Покажи свои дела из твоей веры, и мы тебе поверим. Вера без дел мертва.

В Евангелии Христос постоянно говорит перед чудом: «Веришь ли ты?» И человек говорит: «Верую… Помоги моему неверию. Верю, Господи, что Ты это сделаешь». Слово «вера» ключевое. Это потенциал энергии Бога в человеке, но не Сам Бог. Это откровение Бога в человеке, но не Сам Бог. Это Его образ и подобие, возможно, тот, который должен раскрыться в человеке посредством церковной жизни, покаяния, добрых дел. И вот когда человек понимает, что вера – двигатель абсолютно всего пространства (мы верим, что все это существует; мы верим, что есть Бог), тогда помыслов у нас других нет. Мы не думаем, что это все философия, что мир этот призрачный или что вообще мира нет и мы только спим…

Знаете, какой первый символ веры? Он прозвучал во Второзаконии. Мы знаем этот символ веры по израильской молитве, она главной молитвой и осталась: «Слушай, Израиль: Господь – Бог наш, Господь един есть!» Он похож на наш Символ веры, который читают, поют православные. В этот момент напрягаются все чувства, мы подтверждаем, в кого мы верим. То же самое у иудеев: все начинается с этой молитвы. В чем разница? Получается, что мы верим в того же Бога: «Господь един есть». На иврите «един» – это «эхат», и это слово встречается еще несколько раз в Библии, подтверждая единство. Это единство есть в Ветхом Завете, но раскрывается только в Новом Завете. С кем Он един, как не с Сыном, как не с Духом? Святая Троица раскрывается, оказывается, еще в этой молитве. Потому  оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть. Одна – «эхад», а в церковнославянском – «едина плоть». Как это – из двух в одно? Это слово подтверждает единство Бога. Есть еще много таких моментов. После «верую во Единого Бога Отца Вседержителя» нашего Символа веры мы можем поставить точку, но только после этой точки идет откровение для христианства, начинается раскрытие: Кто же такой Бог, Христос, Дух Святой. Эти знания должны быть как антивирусные программы. В нашей голове должен стоять антивирус «Символ веры». Веришь в черную кошку? Посмотри, в Символе веры есть что-нибудь про черную кошку? Ничего нет – как я могу в нее верить? Верите в нечистую силу? Есть что-нибудь про нечистую силу? Нет – не верю! «Верую во Единого Бога Отца».

Символ веры дан нам святыми отцами, чтобы мы закрепили свой ум как фундамент, на котором строится вся Православная Церковь. Без Символа веры мы не существуем; можем думать, размышлять и попадать в какие-то разногласия и даже еретические течения (столько веков мы пытаемся поправить Символ веры под себя). Символ веры и есть то, в Кого мы верим.

– Мне хочется сказать: «Всё, аминь», – и закончить передачу. Но тем не менее, когда я размышляю о том, что с нами происходит,  понимаю (все, наверное, понимают), что в нас есть некая двойственность: есть плотской человек и человек, который ищет спасения, – все это в нас перемешано. У каждого свой «минотавр», свой плохой, злой человек.

– Дракон.

– Да, он в каждом из нас есть. Мы сами понимаем: «Я не должен был этого делать, а сделал; не должен был оскорбить – оскорбляю…» В этот момент я вдруг понимаю, что этого быть не может, но тем не менее это случается. Наверное, никто не может про себя сказать: «Какой я святой, какой молодец, во мне уже нет плотского человека….» Даже если человек по-настоящему свят, так никогда не скажет.

Очень интересный вопрос: как же разобраться, во что и в кого я верю? Должен признать, я верю в хорошего человека в себе, верю, что он победит. Но после этого вижу, что я наделал, и понимаю: вера моя – ноль. Ведь если я поступаю как антихристианин – я как «свиния в калу»; ужасно. В кого я верю, во что я верю, если во мне живут эти два человека в постоянной борьбе?

– Это трудный вопрос, потому что на него ответить можно только своей жизнью. В нашей жизни, человеческой природе присутствуют не просто два человека, начала: тот ветхий человек, ветхий Адам, который согрешил, хочет проснуться в человеке и еще жить в нем. Нужна именно вера в Иисуса Христа, в то, что Он пришел меня спасти от этого ветхого Адама; нужно войти во Христа посредством крещения, покаяния, Причастия, все время искать Христа… У нас получается наоборот: ищу Христа только по воскресеньям, а с ветхим Адамом шесть дней.

С понедельника по субботу.

– Поэтому человеку тяжело понять, что не только воскресенье нужно отдать. Завтра праздник Обрезания: апостол Павел говорит, что оно ничто; не обрезание дает нам соединение с Богом, а обещание Богу чистой совести; что мы обрезаны от греха, от ветхого Адама, его уже нет. Эта борьба может произойти, как у апостола Павла, за одну встречу со Христом. Но он все равно потом страдал, болел и умер, старение человеческой плоти все равно происходит – это генетика. Ген страданий, смерти вложен в нас при рождении – первородный грех.

– «Семя тли».

– Да.

– Вопрос телезрителя Евгения из Екатеринбурга: «Глубоко верил в Бога, полностью на Него полагался, верил, что Он меня и мою семью защищает, но произошел развод в семье. После этого я потерял веру в Бога и даже крест снимал. Сейчас пытаюсь вернуться в веру, для себя верить в Бога заново, но испытываю страх наказания. У меня такой вопрос: почему вера в Бога приходит только через страдание и как вернуть веру в Бога, во Христа?»

– Спасибо большое, очень серьезный вопрос. В Вашем диалоге я уже услышал несколько моментов, которые показывают то, с чего я начал передачу. Человек говорит: «Я верю в Бога, верю, что Он меня защищает». Мы ставим Бога каким-то щитом, чтобы у нас все было, а нам за это ничего не было (есть такой великолепный тост). Я Вас не осуждаю за то, что Вы тогда ошиблись, потому что Бог непостижим, Вы о Нем никогда не узнаете на земле так, как знал Его Христос. Только Сын Божий знает Бога Отца и те, кому Он хочет это открыть. Есть очень хорошая книга архимандрита Сахарова, там прекрасно написано: «Познать Его невозможно. Ты будешь страдать до такой степени, пока не умрешь». Наша плоть, здесь живущая, не познает Бога – она находится в матрице, которая не может выйти за пределы своего «я». Любая боль для Вас – потеря Бога. Но на самом деле именно боль – встреча с Богом. Христос показал нам, как Он снова встретился с Отцом: Он вознесся на небо после Своей крестной смерти, страшной смерти.

Чтобы снова обрести веру, нужно порассуждать, сходить в храм, в тишине подойти к любой иконе, которая вас позовет или которую Вы увидите, и поговорить в полной тишине, когда вы будете один на один. Станьте в эту секунду «моно», монахом, и спросите это у Господа – только возьмите с собой Евангелие. Возьмите и почитайте про Него – Того, в Которого Вы хотите снова уверовать: вера от слышания, а слышание от слова Божия. Слово Божие – все, сказанное Христом, Святым Духом для человечества. Это письмо для Вас. Я просто уверен в том, что Господь Вам откроется. Уверовать надо через Евангелие – это самый близкий и правильный путь, который откроется прямо внутри Вас. Это как закваска: есть тесто – нужна закваска. Закваска – Христос. Тебе нужно вскиснуть, не нужно быть пресным. Для этого надо принять в себя Христа через слово Божие, и Вы увидите, как оно внутри Вас будет раскрываться через скорбь. Господь не хочет, чтобы мы скорбели. Но мы настолько увлечены своим эго, плотью, что по-другому Вы ослика своего не загоните обратно в стойло (как только понукая его, беря палочку и поддавая в одно место), чтобы ослик пошел туда, куда зовет его хозяин.

Мы часто не хозяева своему телу; реклама является хозяином: она говорит нам, что кушать, во что одеваться, с кем жить, как жить. Мы забываем про Евангелие. А ведь именно там написано, как жить, с кем жить и как умирать. Там все написано. Если мы не знаем Евангелие, мы не знаем Бога. Вы никогда не узнаете о Боге, не прочитав о Нем. Читая Льва Толстого, мы будем знакомиться с ним, Достоевского прочитаем – Достоевский откроется нам. 

То же самое с Евангелием: читаешь Евангелие – разговариваешь со Христом; другого варианта нет. Еще есть вариант – после смерти. Когда мы все умрем (а это будет однозначно), мы встретимся с Ним. Но тогда уже будет поздно. Не будет времени думать о том, чем я занимался на этой земле. Как у одного подвижника сказано: после трех минут нашей смерти мы узнаем, как нам нужно было жить, но будет поздно.  

– Действительно, кто-то приходит через скорби и страх; но кто-то приходит от радости, видя красоту этого мира. Чем старше мы становимся, чем больше скорбей мы имеем по здоровью телесному и духовному, тем больше мы приходим к мысли, что ничего без Господа не можем. И каждый раз, когда читаешь Евангелие, становится не просто легче, а понятнее, почему такое со мною происходит; и приходит утешение.

 Мы не можем ничего не только без веры в Бога, но и без веры в себя. Отделите, пожалуйста, в этом вопросе веру в себя от гордыни.  

– Это очень тонкий момент. Практически их невозможно отличить друг от друга. Это как тщеславие, которое незаметно приходит к человеку и крадет его добрые дела: когда человек начинает гордиться тем, что сделал доброе дело. В принципе, похвалить себя полезно, это нормально. Мы же хвалим детей, чтобы они не унывали. И нам нужна похвала от священника, от друзей; мы принимаем с радостью награды, это говорит о том, что мы на правильном пути. Любой спортсмен работает не только для того, чтобы получать большие зарплаты, но и чтобы достигнуть какого-то результата, получить медаль. Это доказательство его работы.

Веру в себя невозможно отделить от Бога, потому что вера в Бога без веры в себя пуста. И наоборот: вера в себя без Бога превращается в себялюбие. Здесь нужно просто четко провести границу: что мне в себе нравится, во что в себе я верю. То, что мне не нравится в себе, я и так знаю. Митрополит Антоний Сурожский говорил, что мы часто приходим на исповедь и ковыряемся в себе так долго и нудно, что у нас ум стынет. Но при этом забываем, что во мне может жить и Христос, что-то делать через меня. А если это так, то что я сегодня сделал со Христом вместе? Он может через меня действовать, значит, я могу сделать что-то доброе. Любой добрый помысел, начиная от стакана воды, поданного нуждающемуся, уже не потеряет награды, как написано в Евангелии. 

В тот момент, когда я проявляю милосердие, я становлюсь похожим на Христа. Милосердие, доброта (как характер Христа) во мне начинают жить, и я становлюсь лучше; я начинаю верить в себя, что я могу показать Христа в этой жизни людям. Не чудеса, которые творит Христос, не гордыню, которая будет присутствовать во мне (какой я молодец). Все равно этот помысел тщеславия придет. Он приходит от сатаны, который хочет забрать у нас то, к чему призывает Христос. А Он призывает нас стать Его детьми. А дети делают дела своего отца. 

Помните, когда Христос сказал иудеям, что их отец дьявол. Они возмутились: «Что Ты такое говоришь? Наш отец Авраам». – «Но Авраам не хотел Меня убивать, а вы хотите убить. Раз вы хотите Меня убить, то делаете дела своего отца, и отец ваш человекоубийца».

Мы должны проверять себя: что я делаю? Что я делаю ради Христа, чтобы Он во мне проявился? Это очень трудно. Мы часто пропускаем добрые помыслы, которые к нам приходят; кому-то надо помочь, а мы проходим мимо, боясь своей слабости; боимся простить, потому что нам кажется, что это будет слабостью. Меня человек обидел, а я буду прощать? Здесь таится как раз себялюбие, которое ставит человека выше других.

– Вопрос телезрителя: «В вопросе, в кого или во что верить, есть что-то абстрактное. Мне ближе всегда был вопрос – кому верить? Я лично верю Христу. Что Вы думаете на этот счет?»

– Хорошо, что Вы нам это подсказали. Кому я верю? Здесь нужно уточнить: кому я доверяю? Тогда это будет правильно. Кому я доверяю в этой жизни? И сразу можно будет назвать множество имен, кому мы доверяем, начиная от своего зубного техника; я верю, что он мне не вырвет здоровый зуб. Я доверяю водителю такси, потому что он довезет меня туда, куда я просил, я ему верю. Я не пойду к хирургу, которому не доверяю, например; не поведу своих детей к учителю, которому не доверяю.

Но почему мы тогда не можем прочитать про Иисуса Христа, Которому мы должны доверить свою душу, тело, дух? «Всего себя Христу Богу предадим». Сколько раз на литургии мы говорим это? Поэтому здесь нужно имя. Люди говорят: я верю в Бога. Я прошу назвать Его имя. Тогда я поверю, что ты веришь в Того же Бога, в Которого верю я. Потому что богов на земле  очень много.  И наш ум может представлять себе богов таких и даже получать от них просимое.

Здесь мы можем перейти к моменту: во что я верю? У природы большой потенциал; отсюда все наши языческие корни, которые мы проявляем даже в христианской вере, в Православной Церкви. Во что мы верим? В сапог, который полетел к суженому? В гадания, различные мистические опыты? Это говорит о присутствии еще какой-то энергии в этом мире, природной или бесовской; кроме, естественно, присутствия Святого Духа. Мы общаемся с этими энергиями, потому что мы общаемся со всем миром.

Мы общаемся с Богом через энергию, с природой через энергию. Поэтому есть шаманы, которые знают энергию деревьев. Но они заставляют ум человека поверить ему, в то, что он хочет исцелить. И действительно, происходит исцеление. Есть люди, которые исцеляются у неверующих людей.  Но что это за исцеление? Есть ли в этом воля Божья? Человек верит в то, что он исцелится, идет к какому-то дереву, совершает какие-то обряды, заклинания.  Но это все пустословие. Это нужно для того, чтобы человек отдал зерно веры.

Почему в изваяниях были бесы? Потому, что люди им верили. Почему язычники во времена гонений заставляли христиан просто поклониться этим идолам, обещая потом отпустить? Но христиане не поклонялись, потому что в них был Христос. Как Христос может поклониться твари? Поэтому их мучили и отрубали головы. Но они были тверды в своей вере.

Твердость веры. Где ее взять? Как нам научиться твердо верить в то, во что верили апостолы, их последователи, Церковь Православная? Для начала нужно выучить Символ веры. Есть такой рассказ одного священника. Одна старенькая бабушка часто приходила к нему и говорила: «Батюшка, я все молитвы уже знаю. А когда я умру, что мне нужно будет ответить на Страшном Суде?» Батюшка говорит: «Ответишь Символ веры». Бабушка говорит, что плохо его знает. «Выучи», – говорит батюшка.   Старушка вскоре умирает и является через три дня батюшке во сне и говорит: «Батюшка, спасибо, пропустили. Символ веры рассказала».

Символ веры – это дверь, которая открывается. На литургии во время этой молитвы открывается завеса. Завеса открывает гроб Господень. Тело Христа еще находится во гробе. Символ веры открывает царские врата для того, чтобы люди познакомились со Христом. Вот что происходит на литургии, когда мы поем Символ веры. Это не просто красивое пение, это глубокий смысл и глубокое богословие. Мы открываем дверь, чтобы увидеть Живого Христа. Он воскресает после нашего Символа веры. Удивительная история происходит во время литургии: от рождения Христа до Его вознесения.

– Наша радость и благодать заключаются еще и в том, что, когда мы приходим в Церковь, мы каждый раз переживаем и ощущаем праздник. Пройдут святки, будет Крещение – удивительной чистоты помыслов праздник; потом мы будем с нетерпением ждать Великого поста, а потом Пасха и так далее. Мне очень нравится, когда человек считает свои года Пасхами, Рождеством… Как радостно и просто наполнить свою жизнь этими событиями, и тогда, может быть, и скорби в нашей жизни станет меньше.

Подводим итоги. Во что, в кого мы верим? Кому мы доверяем? Господь нас любит, Он в нас верит. Нам остается только ответить на это?

– Бог верит в каждого человека. Я размышлял, почему родился лично я. Со мной было 12 миллионов (это целый город!), которые стремились стать людьми, но всего лишь один достиг цели и стал человеком. Видимо, Господь заложил в меня что-то еще тогда, когда я мчался на встречу с живым миром. Господь знал, что встретится со мной.

Это не предопределение. У нас полная свобода выбора. Это замечательно: человек сам выбирает между добром и злом и сам отвечает за этот выбор. Господь не просто доверяет человеку этот мир, Он ставит человека во главе этого мира. Падение Денницы произошло именно из-за гордости: он не перенес того, что правление всем миром Бог дал маленькому человеку Адаму. Денница занимал высокое положение, имел большую власть над звездным миром; и вдруг ему нужно было поклониться этому маленькому человеку… Конечно, его горделивые мысли сразу пошли в другую сторону.

Но Господь предусмотрел и другой вариант исторических событий развития человечества еще на Предвечном Совете Святой Троицы.

На этом Совете были сказаны удивительные слова Отца Сыну:

– Ты знаешь, что Мы сотворим мир.

– Да, Я знаю, Мой Отец.

– Ты знаешь, что этот мир будет возглавлять человек; и этот человек Нас с Тобой предаст?

– Да.

– Ты знаешь, что придется родиться и стать Человеком?

– Да.

– Ты знаешь, что Тебе придется умереть за этого человека?

– Да.

– А почему?

– Потому, что Ты любишь Меня и любишь человека.

Это удивительная история. Господь любит нас до Своей смерти. Мы так не умеем любить друг друга. Он вверяет Себя даже младенцам. В эти дни Рождества я хочу, чтобы вы почувствовали, что Господь родился не просто где-то в вертепе и даже не в сердцах (потому что это очень образно), а родился у вас дома.

Когда в семье рождается мальчик, как всем радостно! Мы тихо ходим по квартире, не шумим, не ругаемся, готовим вкусную еду, дарим подарки. Между нами происходит любовь. А здесь рождается Христос! Это и есть святые дни. 

– Рождается Христос – славите!

 Ведущий Глеб Ильинский

                 Записали Софья Горбачева и Ирина Обухова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​