Беседы с батюшкой. Религиозно-нравственное состояние современного общества и пути спасения в нем

7 января 2022 г.

Аудио
Скачать .mp3
На вопросы отвечает священник Александр Асонов.

− Отец Александр, тема сложная, но интересная. Сегодня ночью мы все с одиннадцати вечера до четырех утра были на службе. Мы были в радости познания рождения Христа. Для нас это очень большое событие, большая радость. Но когда я стоял сегодня в храме (я встаю в нишу рядом с входом, чтобы никому не мешать, и хорошо вижу тех, кто заходит в храм и выходит из него),  увидел такую картину: очень много людей приходит в храм просто потому, что рождественская ночь и храм открыт. Кто-то заходит пьяный, кто-то из мужчин даже не снимает шапку. Многие люди снимают происходящее на телефон. Ситуация, казалось бы, нерадостная. Но, с другой стороны, я увидел в этом большую радость, потому что люди пришли в храм (даже пусть просто для того, чтобы поставить свечку).

Очень много людей было в храме, но при этом возникает ощущение, что наше общество разделено на людей, которые хотят общения с Богом, и на людей, которые не готовы к общению с Ним. И это религиозно-нравственное состояние всех нас объединяет. Мы все были когда-то неверующими людьми (во всяком случае, я точно). Я понимаю, что сейчас ситуация меняется, но я вижу, что многие люди из-за пандемии ушли из Церкви.

Очень странная ситуация происходит сейчас, на мой взгляд, в нашем обществе. Очень многие люди ругают Церковь: кто-то обвиняет ее в несуществующих грехах, кто-то видит какие-то очень серьезные проблемы. Но наше общество без Церкви не может существовать даже в том случае, если отрицает ее. На Ваш взгляд, это состояние общества было всегда? Или оно как-то меняется? Какие перемены нас ожидают?

− Вы сейчас так много аспектов перечислили, что, боюсь, не смогу ответить так же емко, как Вы задали вопрос. Постараюсь высказать свою точку зрения по этим пунктам. Вы упоминали о том, что заходят разные люди: кто-то в состоянии благодушия, кто-то в состоянии некоторого смущения. Но это говорит только о том, что в храм заходят разные люди. Христианство как религия изначально является открытым для всех сообществом. Это исповедуется и в Символе веры: мы веруем в Церковь Соборную, то есть вселенского характера. Церковь открыта для всех, поэтому все имеют возможность прийти и услышать Благую Весть (Евангелие) и познакомиться с христианством. В первые века христиане были гонимы и были вынуждены скрываться. Это напоминало закрытое сообщество, но только лишь в силу преследований. В целом христианство всегда было открытым сообществом людей. Это продолжается до сих пор. Поэтому все могут прийти в храм.

Заметьте, что сейчас, в нелегкие времена (продолжается пандемия, карантин), разные религиозные организации ведут себя по-разному. Например, на днях я хотел просто ради интереса зайти в хоральную синагогу. Там стояла специальная рамка металлоискателя, был охранник. Я просто хотел показать другу хоральную синагогу, но нас не пустили. Существует такая модель на данный момент. Это не хорошо и не плохо. Все по-разному реагируют. Христианство (не только православие, но и Римско-Католическая Церковь, протестантские сообщества) до сих пор остается открытым.

Далее Вы сказали, что есть люди, готовые к общению с Богом и не совсем готовые. Так было всегда, так есть и будет. С этим я полностью согласен. Много званых, но мало избранных. Кстати, это евангельское высказывание Спасителя очень хорошо подходит к тому, что мы сейчас обсуждаем. Много званых, которые приходят в разном состоянии, но избранных среди них немного. Поэтому надо учитывать тот факт, что христианство изначально касалось вопросов индивидуальности, личности. То есть вера − это такой аспект жизни человека, которому нельзя научить, это жизненный эмпирический опыт. Многое зависит от человека: как он переживает происходящие с ним события, как он смотрит на мир, вещи, людей, на те или иные моральные и культурные ценности в его личной жизни и жизни общества, в котором он находится. То есть здесь сразу множество культурологических нюансов связано между собой.

Вернемся к Вашему рассуждению о том, что наше общество не может жить без Церкви. Естественно, Вы имеете в виду разные этносы, проживающие на территории Российской Федерации, потому что нельзя говорить о России как о государстве, где проживают только русские.

Мы хорошо понимаем, что истинных русских нет: у нас у всех смешанная кровь. Есть разные взгляды на этот вопрос, есть социологические исследования, и это вообще отдельная интересная тема, касающаяся религиозности современного российского общества, русского народа в целом и тех этносов, которые всегда проживали на территории этого государства, будь то Российская империя, Российская Федерация или Советский Союз.

– Вопрос телезрительницы: «Почему в наше время не стало святых отцов? Ведь раньше, в прошлые века, святые отцы были, и было их немало».

– Мне кажется, что и в наши времена святые отцы есть, и не просто кажется – я с этим лично сталкиваюсь. Я счастливый человек, я встречаюсь с людьми, которые, думаю, рано или поздно могут стать канонизированными святыми в Церкви. Но сейчас я не буду пересказывать свой опыт. Тем не менее, если говорить о Русской Православной Церкви, у нас очень богатый опыт, связанный с подлинно духовными личностями, которые совершали свое служение – священническое, или мирянское, или какое-либо другое в Поместной Церкви.

Но надо учитывать еще опыт и историю всемирного православия. Мы знаем, что в мире существует 15 автокефальных Православных Церквей. Сейчас общение между некоторыми Поместными Православными Церквями нарушено, но опять же это отдельная тема, мы сейчас обсуждать ее не будем. Суть в том, что в каждой из этих Православных Поместных Церквей есть свои местночтимые святые, и сейчас они там появляются.

Кстати, некоторые из этих людей являются нашими современниками, и я бы не сказал, что в наше время таких подвижников стало меньше. То, что мы их не замечаем, не значит, что их нет. Помните, в одном фильме была такая шутка. Один солдат спрашивает другого солдата: «Ты видишь сурка?» Тот отвечает: «Нет». – «Я тоже не вижу, а он есть». 

Но, возвращаясь к тому, что мы изначально обсуждали, могу сказать: очень сложная этнографическая история, что такое «русский народ». Я не могу сказать, насколько я чистый русский в процентном соотношении, уверен, что и другие тоже. Посмотрите, какие у всех нас разные фамилии. А фамилия все-таки говорит о принадлежности к каким-то определенным национальным группам. И здесь очень сложно утверждать, кто чистый русский.

Есть определение понятия «русский»; по крайней мере, так нас называют на Западе – «русские». Был ли владыка Антоний (Блум) чистым русским, учитывая его фамилию? Но он считал себя чистым русским, он постоянно стремился вернуться в Россию, он чувствовал, что Россия – его родина. Может быть, для нас сейчас это звучит странно, но многие очень хотят и хотели и в страшные 90-е, и во времена революции, и до нее, и в Советском Союзе уехать, потому что там жизнь лучше, там цивилизованный мир; как говорил Остап Бендер: «Заграница нам поможет». А здесь –

Прощай, немытая Россия,

Страна рабов, страна господ,

И вы, мундиры голубые,

И ты, им преданный народ.

 

Ничего не меняется, чувствуете? Все та же полемика. Владыка Антоний, если внимательно слушать его интервью и смотреть сохранившиеся его выступления, – это же действительно личность на уровне святости. Этот человек всю свою жизнь посвятил служению Христу, и сколько людей до сих пор помнят о нем... Его уже нет, а свет от этого человека, как свет погасшей звезды, до сих пор доходит до нас. Он постоянно говорил о том, что он русский (причем с  московским акцентом – не «русский», а «русской») и что хочет вернуться в Россию. Это была его единственная мечта, но он не мог ее исполнить. Это было еще в советские времена.

Поэтому понятие «русский», конечно же, существует, но, скорее всего, это вопрос цивилизации. То есть быть русским – значит принадлежать к определенной цивилизации, даже не к нации, не к этносу. Мое мнение, что Россия, скорее всего,  определенная цивилизационная форма государственности. И если говорить именно таким образом, то можно предположить, что русские не могут жить без какой-либо религии, религия им необходима.

Вся история этого государства говорит о том, что у этого народа, у этой цивилизации есть некая потребность в религиозности. Но можно пойти еще дальше и сказать, что все люди так или иначе религиозны.

Я уверен в том, что человек не может жить без религии, что он имеет какую-то врожденную склонность к религиозности. Посмотрите, с какой фанатичной религиозностью атеисты борются за свою идеологию, отстаивают свои атеистические понятия. В этом смысле они очень похожи на фанатиков той или иной существующей религиозной организации. Казалось бы, человеку достаточно иметь свои убеждения и спокойно жить с этими убеждениями, но когда он начинает кому-то их навязывать, это настораживает.

Возвращаясь к вопросу о том,  стремится ли русский народ к Церкви, я думаю, что по большей части люди в России идут в храм именно вследствие своей религиозности. Просто так происходит, и так было всегда во многих исторических обстоятельствах.

Вы упомянули о том, что в тяжелые времена люди иногда уходят из Церкви, как, например, сейчас – во времена пандемии. Я бы не стал с этим соглашаться, я наблюдаю другое – наоборот, очень многие стали идти в Церковь. По крайней мере, у себя в Гатчинской епархии и в своем приходе я не вижу какого-то сильного оттока людей.

Люди очень тяжело переживают эти времена. Многие умирают, многие очень тяжело болеют. Сам по себе карантин – это ограничение человека в его жизнедеятельности, и это уже неприятно. Но это касается всего общества и всего мира.

Если говорить о том, идут люди в Церковь или уходят из Церкви, то, мне кажется, что было, то и есть. Может быть, эта тяжелейшая ситуация, связанная с вирусом, многое нам откроет в позитивных тонах. Я говорю сейчас о христианах. Мы, христиане, увидим через это что-то новое для себя; может быть, вернемся к каким-то истокам. Мне так кажется. Уверен, что через все лихолетья и испытания Господь дарует нам еще больше озарения и благословения.

– Мы помним то время, когда просто приход в церковь для многих людей грозил всякими проблемами. Мне казалось, что Церковь является неким отображением современного общества. Обычно говорят: какой народ, такие и законы. И так далее. В обществе преступном нужны жесткие законы, в обществе либеральном – наоборот. Церковь является отображением общества?

– Несомненно. Здесь очень важно определиться с тем, какой смысл мы вкладываем в термин «Церковь». Когда я говорил о том, что люди идут в церковь, я имел в виду храмы, что в эти храмы идут люди, которые не имеют отношения к Поместной Церкви, которая есть собрание верующих.

Если говорить о том, что Церковь отображает общество, то надо учитывать тот факт, что Церковь – это люди прежде всего; это не какой-то юридический институт. Юридический институт – это уже отображение религиозной организации в государственной системе. Это не хорошо и не плохо, иначе и быть не может, потому что мы существуем в миру. В миру существуют определенные законы (естественные, физические, юридические, химические, математические и так далее) и правила, которые мы должны соблюдать. Если мы их не будем соблюдать, то так нам и надо.

Вообще это очень интересный вопрос: что такое Церковь и с чем мы ее ассоциируем, когда говорим слово «Церковь». Я слушаю многих спикеров, в том числе и наших священнослужителей, и просто религиозных деятелей, и разные люди говорят о Церкви, имея в виду одно и то же. Это отдельная тема, думаю, надо ее попробовать обсудить. Это тонкий и очень важный для нас момент.

– Вопрос телезрителя из Санкт-Петербурга: «Я молюсь о России, о народе России. Хотел узнать Ваше мнение о молитве за наше Отечество и получить благословение на молитву о России, о мире во всем мире».

– Естественно, мы все молимся за нашу Родину. Во всех храмах на каждой Божественной литургии звучат ектении, в которых содержатся просительные молитвы о Родине, правительстве, армии, воинстве. Мы как христиане призваны молиться за нашу Родину. Мы вообще должны ценить, что у нас есть Родина; как жаль, что многие ее не ценят. Я имею в виду не только лишь Россию. Любой человек должен ценить родину, которую ему дал Господь.

Очень странно, когда люди, называющие себя христианами, не любят свою родину. Да, они могут сказать, что космополиты, что принадлежат ко Вселенской Церкви, что Царство Его не от мира сего, поэтому не так важно, где жить. Но это немножечко однобокий взгляд на вещи. В жизни человека ничто не происходит просто так. Родителей не выбирают, не выбирают и родину. Если мы полагаем, что во всем есть Промысл Божий, и в то же самое время отрицаем, что нам дано Богом по факту нашего рождения, то это восстание против Бога, вавилонский бунт, образно выражаясь. С этого начинается великое грехопадение человека в Эдеме – именно с гордыни. Мол, не приемлю я Царствия Твоего.

Поэтому надо молиться за родину, за родителей, родных и близких, какими бы они ни были. Я всегда в этом случае вспоминаю рассуждения Иосифа Александровича Бродского, еврея по рождению. Он родился в Советском Союзе, пережил со своей мамой блокаду Ленинграда, очень много воспоминаний оставил об этом. Его выдворили из страны в хрущевские времена. Были опубликованы его дневники, и где-то он писал о том, что его некоторые подстрекали говорить плохо о России. И он недоумевал, почему он должен мазать дегтем двери и ворота своего родного дома. Родной дом всегда останется родным. Он так и писал, что все, чем он обладает, – благодаря русскому народу, русской культуре. Он не понимал, почему некоторые пытались заставить его говорить гадости о России. А этот человек имел на это полное право: Советский Союз, эта государственная машина его вытеснила, не давала ему возможности встретиться с родителями.

– В Вене он писал:

Ни страны, ни погоста

не хочу выбирать.

На Васильевский остров

я приду умирать.

– Даже была такая шутка. Кто-то у кого-то спрашивает: «Ты знаешь, где живет Бродский?» – « Где живет – не знаю, но умирать придет на Васильевский остров».

Возвращаюсь к вопросу о том, что такое Церковь. Очень удивляет, когда кто-то говорит о Церкви как о некоем масонском сообществе, которое существует где-то. То есть существует какая-то мистическая церковь, какое-то собрание, конклав темных православных кардиналов, которые засели в каком-то гитлеровском бункере, по непонятной причине им все присылают деньги, почему-то их охраняют специальные полки СС, оплачиваемые государством, а все остальные люди, которые присутствуют в храмах, не имеют к этим кардиналам в бункере никакого отношения. Вот эта концепция существует у очень многих людей; к сожалению, в том числе и у священнослужителей. Есть такие священники, выступления которых я слышал на интернет-ресурсах, и я понял, что эти люди вообще не понимают, куда они попали и чем занимаются. Чаще всего те, что оставляют свое служение, начиная говорить о своей тяжелой судьбе и о том, как их не поняла Церковь, – это те самые люди, которые изначально рассуждали о Церкви как о таком конклаве кардиналов.

Но это совершенно неправильное понимание того, что такое Церковь. Церковь отображает то общество, в котором она существует, потому что она и есть часть этого общества. Церковь – это живые люди, которые придерживаются определенной религиозной идеологии. (Я сейчас говорю простым языком.) Свободно придерживаются, никто их не заставляет; это их собственное решение, это им обеспечивает Конституция Российской Федерации. Они имеют право выбора до тех пор, пока данные идеологические убеждения не являются противоправными, то есть не противоречат Уголовному кодексу и Конституции данного государства.

– Вопрос телезрительницы из Череповца: «Можно ли поститься перед Причастием в святки?»

– Постараюсь быть краток. Пост является  добровольным; всем давно пора это понять. Пост носит рекомендательный характер. Что такое рекомендательный характер? Если у вас есть возможность и вы желаете поститься – поститесь. Если нет возможности – тогда не поститесь...

– Евхаристический пост?..

– Евхаристический пост – это вопрос очень тонкий. Есть люди, у которых какое-то заболевание, которое не позволяет соблюдать никакого поста вообще: они просто не дойдут до причастия, умрут. Поэтому пост носит рекомендательный характер. В огласительном слове Иоанна Златоуста на Пасху сказано: придите все, постившиеся и непостившиеся...

– Иоанн Златоуст был очень ревнив...

– Он был ревнив, но принимал тот факт, что есть свобода выбора в этих вопросах. Если человек имеет возможность поститься – пусть постится. Но пост не должен быть обязаловкой. Как и вычитывание молитв.

– Это не талон на причастие.

– Есть очень хорошая русская поговорка: научи дурака Богу молиться, он и лоб расшибет. Я не говорю о том, что вообще поститься не надо, но не должно быть экстрима, фанатизма в этих вопросах. Само слово «фанатизм», может быть, не такое плохое, но оно происходит от греческого понятия «танатос» – «смерть». Не надо становиться смертником в такой степени.

Возвращаюсь к вопросу о Церкви. В греческом языке существуют разные слова, прежде всего «экклесиа» – собрание призванных, тех, кто был собран. Это люди, взятые в удел, царственное священство. Об этом пишет святой апостол Петр, об этом много рассуждает святой апостол Павел.

– Кто понимается под царственным священством?

– Все являются носителями Святого Духа, и благодать Господь раздает так, как Ему кажется нужным, потому что Главой Церкви является Христос. Именно по этой причине во всемирной истории христианства очень много в Церкви почитаемых святых из простого народа. Совсем необязательно, чтобы высокопочитаемый святой (сейчас мы так называем, тогда это понимали: это человек, одаренный высокой духовностью) был священнослужителем, пресвитером, диаконом, епископом. То, что апостолы сразу признавались как святые, – это другой разговор.

Церковь – это прежде всего люди; это не только поместный правящий архиерей, настоятель храма, пресвитер или диакон, но также и весь остальной народ, от которого очень многое зависит. Из этого народа появляемся мы с вами, и у каждого свой индивидуальный путь. Но все мы – Церковь. Поэтому когда кто-то говорит: «Вот Церковь...», придите ко мне и скажите мне лично. Я себя чувствую частью целого организма. Слава Богу, что в этом организме есть иерархия ценностей, есть порядок. Без этого порядка ничего бы не было.

Благодаря тому, что существует определенная иерархия ценностей, мы все чувствуем, в каком направлении надо двигаться, и ощущаем заботу Бога о нас. Как писал апостол Павел: членов много, а тело одно. Не может глаз сказать руке: ты мне не надобна; или также голова ногам: вы мне не нужны. Потому что начнется хаос. Об этом столько написано у святых апостолов! Об этом так много рассуждал святой апостол Павел!.. Поэтому даже странно слышать, что некоторые люди (а такие есть и среди православных, и среди протестантов разных мастей, и среди католиков в том числе) говорят о Церкви в светских, мирских шаблонных концепциях.

Если вы узнаёте о том, как неправильно ведет себя Церковь, придите в один приход, в другой, пообщайтесь с людьми, узнайте, кто эти люди, что они там делают, как все происходит. Не говорю уже о том, что все это имеет мировой характер. Русская Православная Церковь в России – это одно, в Германии Русская Православная Церковь – это уже другое, во Франции – третье, в Швеции – четвертое. Но все это называется Русской Православной Церковью. Помимо этого есть еще Антиохийский Патриархат, Александрийский Патриархат, Сербская Церковь, Иерусалимская Церковь, Элладская, Кипрская...

Но Церковь – это люди, живое общество. Если вы о ком-то говорите, идите к этим людям, общайтесь с ними. Церковь – это не конклав кардиналов. Да, у Церкви есть свой патриарх. Вот сегодня  такой патриарх, а вы на него накинулись, людей оскорбляете... Ведь через это можно оскорбить людей. Людей унижают, над ними смеются. А потом говорят: мы никакого отношения к разрушению храмов, которое устроили революционеры после семнадцатого года, не имеем. Имеете прямое отношение, потому что повторяете преступление отцов своих. Вам недостаточно быть атеистами и нигилистами, вам нужно навязать всем остальным свой нигилизм и атеизм. Но сейчас не об этом.

Хочется поговорить о радостном. Сейчас Рождество Христово. Это благодатное время. Всех поздравляю и желаю хорошего рождественского настроения, благоденствия и радости...

– Вы затронули очень важную тему. Потому что Богоявление для всех нас – это та степень откровения, которая объединяет очень многих людей, в том числе тех, о которых мы начали разговор сегодня. Люди приходят просто поприсутствовать в этой радости, которая наполняет наши храмы...

– Они приходят в том числе почувствовать сопричастность к великому целому, которое мы имеем между собой. Все мы очень разные, но нас объединяет великая тайна. Я это наблюдаю постоянно.

– Слава Богу, что у нас есть такая радость.

– У нас есть свой мистический опыт богообщения; мы очень хорошо понимаем, о чем говорим.

– Слава Богу, что всегда будут люди, которые придут в Церковь. Они пока еще даже не подозревают об этом, еще не знают о том, что их ждет Господь...

– И среди них будут будущие святые.

– Обязательно будут!.. Благословите наших телезрителей.

– Да благословит всех нас Господь! Всем рождественского настроения! С праздником и новолетием!

Ведущий Глеб Ильинский

Записали Наталья Богданова и Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​