Архипастырь. Самое актуальное в Церкви сегодня. Епископ Выборгский и Приозерский Варнава

7 октября 2023 г.

Наша сегодняшняя тема – самое актуальное в Церкви сегодня. Можем ли мы вообще говорить о том, что в Церкви что-то актуально или неактуально?

–  Церковь – понятие многозначное. С одной стороны, для всех верующих людей это Тело Христово. С другой стороны, Церковь существует во времени и пространстве как организация, как сила очень мощная, социальная. Даже на политические процессы она имеет влияние, поэтому здесь можно говорить об актуальности. Процессы, которые происходят в мире, так или иначе отражаются на жизни Церкви.

– Как Вы считаете, какие вещи в Церкви можно отнести к категории незыблемого, вечного, а какие могут меняться, становиться более актуальными и менее актуальными?

– Незыблемое и вечное нам дает наш Господь Иисус Христос, Который основал Церковь; то, что нас ведет к началам жизни вечной, что возвращает к Богу; это и наше церковное Предание во всем его многообразии, и, конечно, таинства Церкви. Человек растет как христианин, как человек Божий через таинства, через благодать Духа Святого, которая через них подается. Конечно, это и сама вера, и Символ веры, то есть догматическая часть. Эти вещи незыблемы. Что касается актуальности, это понятие о временном. Это изменяемая часть. Здесь нужно понять, что актуально.

– Актуально ли социальное служение или строительство храмов? В 90-е годы был строительный бум. Казалось, что это актуально. Сейчас говорят про работу с молодежью – это актуально.

– Каждый отрезок времени в историческом масштабе расставляет свои акценты, и понятно, что в какой-то период времени какие-то вещи более актуальны. Действительно, в 90-е годы было активное строительство храмов, возрождение монастырей. Огромное количество людей обретало веру, было второе крещение Руси. Все процессы, с этим связанные, были актуальными, у архиереев была задача, чтобы как можно больше духовенства появилось. Даже священники часто не имели высшего духовного образования: старались выбрать благочестивых молодых людей (или не очень молодых), чтобы они становились священниками. Тотальный дефицит в кадрах духовенства уже преодолен. Сегодня другая проблема: обязательно священники, то есть люди, которые этот путь жизни хотят выбрать, должны получить высшее духовное образование. Если это в зрелом возрасте происходит, то хотя бы заочное образование священник должен получить. Конечно, в 90-е годы главной задачей для Церкви было получить какую-то материальную базу, а уже с 2000-х нужно было заботиться о том, чтобы Церковь в этом мире проявляла себя более широко в социальном служении, молодежном, в образовании и т.д.

В одном только социальном служении Церкви очень много направлений: помощь алко- и наркозависимым, народосбережение, организация гуманитарных складов и т.д. Теперь связанная с СВО очень важная миссия, помощь нашей армии, помощь людям, которые находятся в госпиталях, раненым, то есть гуманитарная помощь и духовная. Сейчас, конечно, Церковь набрала очень серьезную силу, и в этих направлениях работают все епархии. Есть уже какие-то результаты, хотя, конечно, рано подводить какие-то итоги, потому что работы очень много. Но слава Богу! Я был в другой епархии, как известно, назначен сюда недавно. В Выксунской и Павловской епархии очень многое удалось сделать. Как пример приведу: за десять лет, реализовывая демографическую стратегию «Выкса-2025», мы смогли спасти почти тысячу детей. Женщины, которые собирались сделать аборт, от него отказались. Это один из примеров. Кроме того, это гуманитарные склады и т.д. Во многих епархиях такое, не только в той епархии, где я был правящим архиереем. Это только по одному направлению, есть еще и другие – помощь алко- и наркозависимым, терапевтические группы, группы самопомощи, реабилитационные центры и т.д.

– Вопрос телезрителя: «Сейчас много людей, которые говорят, что они православные, но нигде не участвуют, ни в богослужениях, ни в таинствах, ни в приходской жизни. Может быть, еще более актуально поставить вопрос и бросить все наши силы на то, чтобы люди становились настоящими членами церковной общины, а не просто говорили: я православный? Если больше у нас будет настоящих членов Церкви, подлинных, может быть, у нас будет другая Россия?»

– Естественно, тут вопрос риторический. Конечно, если все люди, которые называют себя православными (крестились в православной вере, но еще не просвещены, остановились на этом), начнут жить духовной жизнью и станут членами Тела Христова, будут исповедоваться, причащаться и молитва станет очень важным деланием в их жизни, то вся жизнь в России преобразится; и Церковь преобразится. Но в этом направлении также принимаются меры, усилия. У нас в церкви есть курс катехизаторов, работает воскресная школа для взрослых, есть отдел миссионерского служения; соответственно, и здесь проводятся всевозможные акции. Но понятно, что все-таки люди, которые не желают и не хотят пускать Бога в свое сердце, не будут к этому прислушиваться, потому что Бог воспринимается прежде всего сердцем. Должна быть жажда духовной жизни, что-то должно с человеком произойти: или мировоззренческий кризис, или, как обычно, неприятности и болезни. Тогда человек начинает приходить к Богу. Но это вовсе не значит, что миссионерская деятельность не нужна.

Конечно, Церковь достаточно много в этом плане делает. Но результат зависит от самого человека, от личности самого человека, стремится он к Богу или нет. Если он стремится к Богу, то обязательно найдет путь. Я сам пришел к Богу в достаточно зрелом возрасте, искал Бога, не сразу пришел в православие. Но тем не менее Бог мне все-таки открыл Себя именно через православие. Мне, конечно, помогли и философия, и проповедь, и беседа со священником и людьми, носителями православной веры. Но прежде всего это мое желание, стремление обрести истину, Бога, обрести смысл жизни. Это, думаю, является главным.

– Есть мнение о том, что в 90-е годы мы (я имею в виду Церковь) неправильно расставили приоритеты, нам казалось актуальным заниматься строительством храмов, а надо было строить церковноприходские, воскресные школы. Нет ли у нас такой опасности – уйти не по тому пути? Не может ли нам показаться что-то актуальным, что таким на самом деле не является?

– Я не вижу здесь никакой опасности, 90-е годы прошли, сейчас уже другое время, и сегодня Церковь во всех направлениях, связанных с взаимодействием с обществом, очень активно в эти процессы вовлечена. Я не вижу здесь каких-то проблем. Трудности всегда будут, потому что, с одной стороны, всегда нам противодействует враг нашего спасения, он действует через людей. Такое понятие, как мировоззренческий кризис, может возникнуть, когда человек пытается осмыслить свою жизнь. А многие сегодня даже и не пытаются этого делать. Они живут потребительством, сугубо материальными интересами и об этом не задумываются. И только в каких-то серьезных жизненных трудностях начинают задумываться.

– Вопрос телезрителя из Гатчины: «Владыка, как Вы считаете, при каждом ли храме должен быть какой-нибудь миссионерский отдел? И второй вопрос: при каждой ли больнице сейчас есть храм или часовенка?»

– В большинстве больниц и лечебных учреждений есть больничные храмы или часовни. Священники постоянно окормляют эти храмы. Как правило, это приписные храмы. Но есть храмы, в которых регулярно проходят богослужения, а не только в какие-то праздники или, например, для причащения больных. По крайней мере, в той епархии, которой я управлял, при крупных лечебных учреждениях храмы или часовни обязательно были. И во всей Нижегородской митрополии такая же ситуация.

Что касается миссионеров, то на крупных приходах они есть. На более мелких приходах сам священник – миссионер. Если есть возможность иметь помощников из числа мирян, то, конечно, священники такую возможность реализуют; если таковых помощников нет, тогда священник это делает сам. Конечно, такие люди нужны, миссионеров нужно как можно больше, но сердце человека должно гореть, стремиться к этому...

– И образование определенное тоже должно быть.

– Сейчас, кстати, эта проблема решается: практически нет необразованных священников, и помощники получают образование. Есть центры подготовки церковных специалистов. В этом плане, слава Богу, ситуация достаточно хорошая.

– Наша брань не с плотью и кровью, а с духами злобы поднебесной. Молодые люди как раз в наибольшей степени подвержены действию врага рода человеческого. Не проигрываем ли мы в этой схватке с современным миром, Интернетом, социальными сетями?

– Каждому времени присущи свои трудности, искушения, испытания. Горе миру от соблазнов. Сегодня эти соблазны усилились и увеличились. IT-технологии, с одной стороны, облегчают человеку жизнь; с другой стороны, очень сильно ее усложняют. Есть такое понятие, как компьютерная болезнь. Лудомания (или игромания) связана и с компьютерными играми тоже. Контент компьютерных игр, мягко говоря, вызывает вопросы. Собственно, уже начинает вводиться цензура, потому что есть игры, которые просто разрушают психику человека. Обычно дети, подростки этому подвержены. Даже были случаи убийства из-за того, что человеку не дали поиграть... Поэтому проблемы серьезные, искушения серьезные.

Была в Интернете такая шутка: они оставили сети и последовали за Ним (то есть за Христом). Имелись в виду социальные сети, в которых люди пребывают по нескольку часов, совершенно не замечая времени. Люди просто тонут, вязнут в этих сетях. Это, конечно, проблема. Надо себя ограничивать. Это вопрос дисциплины, самодисциплины. Взрослые люди увлечены новостями, общением в социальных сетях, играми. Как священник, который исповедует, я знаю достаточно взрослых людей, которые никак не могут справиться с этой страстью, им очень трудно. Это действительно серьезная страсть, которая переходит в порочное состояние. Как наркомания. Человеку нужно с этим, естественно, бороться.

Мы должны понимать, что время нам дано для спасения и разбазаривать его не нужно. Нужна постоянная работа над собой. Это очень важно.

– Молодые люди привыкают к клиповому сознанию, быстрой картинке и говорят, что в церкви скучно, однообразно. Мол, мы застряли в Средневековье. Надо ли на такие вызовы отвечать какой-то реформой? Или, наоборот, надо людей подтягивать до нашего уровня, более аскетического?

–  Православие само по себе аскетично. Аскетика – это самоограничение ради какой-то высшей цели. Самоограничение присутствует и в искусстве, и в науке, и в спорте. Ничего не добьешься, если не будешь себя в чем-то ограничивать ради достижения какого-то результата, если будешь мало времени уделять совершенствованию в своем деле. Как известно, количество подходов формирует твердые, крепкие навыки, которые позволяют решать поставленные задачи. В этом смысле самоограничение, аскетизм всегда актуальны.

Что касается современных технологий, то Церковь этим активно пользуется. Все, что не мешает, а помогает людям Церкви развиваться, приветствуется. Поэтому, мне кажется, проблема надуманная. Человек, независимо от того, верует он или нет, должен понимать, что время, которое драгоценно в плане созидания чего-то, стремления к чему-то, надо беречь, а не тратить попусту или во вред себе.

– Можем ли мы сказать, что для нас молодые люди – центральный приоритет, а люди другой возрастной категории не так нуждаются в священническом внимании? Или все-таки должна быть равномерность?

– Знаете, я вообще против какой-то категоричности. С другой стороны, понятно, что молодежь – это люди, которые скоро станут зрелыми и будут управлять теми процессами, что происходят в социуме, обществе, государстве, политикуме и так далее. То есть они будут развивать нашу страну и делать ее великой или наоборот; все зависит от них. Соответственно, молодежи уделяют внимание все: и Церковь, и все мощные силы, которые заинтересованы в своей подпитке.

Понятно, есть силы, которые настраивают молодежь против государства, против Церкви. Сегодня, кстати, модно не любить свое Отечество. Так называемая элита, которая сегодня предает Россию, пытается так же настраивать и молодежь. На YouTube очень много контента, который направлен не на патриотизм и созидание, а часто на разрушение.

Все стараются привлечь молодежь. Понятно, что и Церковь обращает внимание на молодежь и молодежное служение. Святейший Патриарх Кирилл часто обращает на это внимание как на приоритетное, и это действительно очень важно.

Хорошо, когда молодежь в храме. С другой стороны, а как же бабушки, дедушки или, скажем, те молодые люди, которые уже стали семейными? Сегодня в Церкви очень много молодых семей, людей среднего возраста, и им тоже нужно уделять внимание. Очень много прихожан, которые стремятся узнать больше о своей вере, поэтому воскресные школы для взрослых сегодня очень популярны. Многие священники занимаются с ними по программе, более-менее приближенной к начальному уровню богословского образования, чтобы православные христиане знали азы своей веры. Так что всем надо уделять внимание.

Как говорит Силуан Афонский, Богу всех жалко. Жалеть – значит любить. Когда священник заботится о своей пастве, если его сердце открыто каждому человеку, то для него все дороги: и маленькие дети, которые только начали ходить в воскресную школу, и взрослые люди, и бабушки. Бабушки сначала приходят в храм, а потом уже священники к ним приезжают на дом, чтобы их соборовать, причастить или просто утешить, побеседовать с ними. Так что все важны.

Тем более мы знаем, что душа всегда молодая. Душа – это младенец бессмертия. Там раскрывается в полноте то, что человек делал, как сказал апостол Павел, живя в теле, доброе или худое.

– Вопрос телезрительницы из Москвы: «Племянник с женой взяли из детдома двух девочек, они не знают, крещены те или нет. Старшую девочку они крестили, а младшей всего 4 года, и они не знают, была она крещена или нет. Как быть? И как за них сейчас молиться?»

– Молиться можно своей келейной молитвой. По поводу крещения есть такая формула: «Аще не крещен». Если неизвестно, крещен человек или нет, священник крестит человека полным чином, присовокупляя эту формулу: «Аще не крещен». Собственно, вот и всё.

– В общем, крестить, только предупредить батюшку.

– А молиться можно келейной молитвой за всех, за некрещеных тоже.

– Владыка, очень приятно, что Вы процитировали одного из моих любимых святых – преподобного Силуана Афонского. Он – пример твердой пищи. Чтобы читать труды преподобного Силуана, надо иметь определенный уровень. Как Вы считаете, надо кормить паству молоком или уже твердой пищей, чтобы они восходили в возраст Христов?

– Вспомним апостола Павла, который сказал: «Для всех я был всем». В каких-то случаях – молоком, в каких-то случаях – твердой пищей, в зависимости от готовности человека воспринимать сказанное.

Возьму на себя смелость и дерзну дать совет читать современных отцов (которые святые или еще не прославлены, но, читая, понимаешь, что они действительно святые люди). Например, письма схиигумена Иоанна Валаамского. Или письма архимандрита Иоанна (Крестьянкина). Слышал, что готовятся документы для его прославления; дай Бог, чтобы это произошло. Или письма Паисия Святогорца. И так далее.

Древние отцы: казалось бы, многое нам непонятно; некоторые люди смущаются из-за архаичности языка. Все-таки это переводы, совершённые, как правило, в XIX веке. Например, «Добротолюбие» переводил Феофан Затворник. Как не читать Иоанна Лествичника? Это база, основа. Если мы хотим разобраться, что с нами происходит, то нужно его читать. Может быть, поначалу покажется трудновато, но потом человек в это погружается. Например, Псалтирь человек часто читает духом; на слух можно что-то не понимать, но сам дух псалма (или молитвы) человек чувствует, понимает. В этом красота церковнославянского языка: он передает дух. Буквальный перевод часто не обогащает человека какими-то новыми смыслами.

Поэтому и то, и другое хорошо; важно, чтобы человек имел жажду к этому, чтобы имел какой-то духовный уровень. В этом смысле наша Православная Церковь тем и удивительна, что в нашем Предании есть все необходимое и для младенцев духовных, и для маститых старцев.

– Если немножко помечтать, какой Вы хотели бы видеть нашу Церковь через десять или, может быть, двадцать лет? Что бы Вы хотели, чтобы реализовалось, стало правдой насущной?

– Я хотел бы, чтобы было больше молодежи в храмах, чтобы вообще было больше народу в храмах Божиих. Чтобы каждый человек, который назвал себя православным, был действительно воцерковленным православным человеком. И тогда Россия будет просто великой. Хотел бы, чтобы к голосу Церкви прислушивались и власть имущие, и люди науки, искусства и так далее; чтобы люди понимали, что Церковь – это то, что спасает и ведет в жизнь вечную. Чтобы у людей появилось понимание, что есть вечная жизнь и к ней нужно стремиться, что Церковь дает возможность уже в этой жизни почувствовать, что такое Царствие Божие, почувствовать настоящую полноту бытия. Дай Бог, чтобы как можно больше людей это почувствовали.

Хотелось бы, чтобы как можно больше было военных священников, чтобы Церковь окормляла армию. Чтобы как можно больше Церковь присутствовала в школах; чтобы культурологический предмет  «Основы православной культуры» преподавался во всех классах, а не только в четвертом. Хотелось бы более тесного взаимодействия региональных властей, муниципальных, вообще власть имущих с Церковью, потому что у нас очень много общего в плане социального служения, служения людям. Много чего хотелось бы.

Но для этого нам всем нужно много трудиться и просить у Бога помощи. И молиться надо больше всем нам. Православный христианин – это человек молитвы прежде всего. Будешь молиться – все тебе приложится, об этом говорят святые отцы. Каждый – в свою меру, конечно. У всех разные способности, разные возможности, но Господь обязательно дает каждому человеку какой-то талант, какую-то способность, которой он может послужить Богу и людям.

– Владыка, наверное, сегодняшнюю программу с особым интересом смотрят Ваши послушники, священники Выборгской епархии, прихожане; в общем, вся паства вашей епархии. Что Вы хотели бы сказать тем, кто теперь находится под Вашим началом? Какой нам иметь главный приоритет в своем служении, а простым верующим – в своей жизни?

– Я уже говорил, что у каждого человека должна быть своя программа духовной жизни. Человек – существо духовное прежде всего, образ и подобие Божие. Бог – это Дух. Соответственно, наша цель – приобщиться к Богу. Слово «религия», как мы знаем, означает возвращение к Богу, восстановление связи с Богом. Чтобы каждый день мы, выходя на послушание Богу, на службу Богу (а мы все – царственное священство, не только архиереи и священники, но и миряне), ставили перед собой какие-то духовные задачи, обязательно молились, читали слово Божие, старались сделать что-то доброе какому-то человеку или даже скоту (блажен, иже скоты милует). Чтобы постарались не проходить мимо людей, которые нуждаются в милостыне. Не проходите мимо, потому что потом Бог может и не предоставить возможности кому-то помочь. Кто-то от избытка своего помогает, а кто-то последнее отдает; здесь тоже мера разная. Вот на это нужно каждому обращать внимание.

Сказано Самим Господом, что по причине умножения беззакония во многих охладеет любовь. Мы сегодня это наблюдаем: без любви живет полсвета. Поэтому мы эту любовь и теплоту своих сердец должны нести другим людям. Любовь проявляется в конкретных делах, и это всегда жертва. Как бороться с эгоизмом? Начни жить для других.

Каждому православному христианину, кроме молитвы, предстояния перед Богом, покаяния, постоянного самоконтроля, понимания, что нужно не грешить, бороться со своими внутренними и внешними искушениями, нужно обратить внимание на то, что я сказал. Тогда очень многое можно изменить и в своей жизни, и в жизни других людей. Тогда мир станет теплее, светлее – и будет Господь все во всем.

– Спаси Христос! Очень приятная, теплая завершающая нота. Благословите...

– Храни нас всех Господь Своею благодатью!

Ведущий Михаил Кудрявцев, священник

Показать еще

Время эфира программы

  • Вторник, 27 февраля: 01:00
  • Среда, 28 февраля: 01:00
  • Среда, 28 февраля: 08:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать