У книжной полки. "Сердце верит, благодарит". Письма новомучеников и исповедников своим близким

13 мая 2022 г.

Трагедия, которая случилась с Россией после большевистской революции, была колоссальной по своей глубине и беспримерной по своим масштабам. В истории человечества со времен римских императоров еще не было столь жестоких гонений на христиан, столь чудовищного и методичного аппарата репрессий и подавления в народе малейших признаков религиозности... Казалось бы, навеки закрылась плита забвения над теми, кто ушел в расстрельную темноту. Но зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме (Мф. 5: 15). Спустя многие десятилетия Господь открыл миру подвиг и самоотверженность любящих Его и претерпевших все до конца. О них рассказывают их собственные письма, которые собраны на страницах книги «Сердце верит, благодарит».

***

1. Книга «Сердце верит, благодарит. Письма новомучеников и исповедников своим близким» вышла в свет в издательстве Свято-Елисаветинского монастыря города Минска. В сборник вошли избранные письма православных новомучеников и исповедников: Виктора Киранова, Василия Соколова, Василия Надеждина, Романа Медведя, Серафима (Звездинского), епископа Дмитровского, Иувеналия Рязанского, Иоанна Саблин-Каменского и священника Анатолия Жураковского. В конце сборника приведены биографические справки о всех священнослужителях, чьи письма здесь опубликованы.

2. Как отмечают издатели, идея этой книги родилась при знакомстве с сохранившимися письмами, которые православные новомученики отправляли своим родным и близким из мест заключения. Авторы этих посланий были прекрасно образованными людьми, обладавшими высочайшей, даже утонченной культурой, однако в их письмах не следует искать каких-то уникальных исторических фактов, сложных мудрствований и философских построений. В них есть нечто другое, гораздо более ценное. В них живое ощущение постоянного присутствия Божиего, особенно обостряющееся в скорбях. Это то, о чем говорил отец Иоанн Крестьянкин, когда его спрашивали, что он чувствовал в лагере. Он отвечал: «Только помню: небо отверсто и ангелы поют в небесах!»

3. Схожую мысль мы встречаем в одном из писем священномученика Анатолия Жураковского, погибшего в сталинских лагерях в 1937 году: «Бог укрепляет меня не восторгами чрезвычайных посещений - удел избранников, - а тихим светом, излучающимся через неожиданно утончившуюся и ставшую прозрачной оболочку всего окружающего. И ангелы, которых Он посылает мне на пути, - я слышу веяние их крыльев - это ангелы простых вещей и так называемых "обыкновенных мгновений". И как будто указанием всего жизненного пути стали ежедневно повторяемые слова акафиста - "Весь бе в нижних и вышних никакоже отступи Неисчетный!"»

4. В этих письмах чувствуется огромная духовная свобода, такая необъятная, что люди, пребывавшие в не человеческих, жутких лагерных условиях, находили силы и слова для того, чтобы утешить тех, кто был на воле «Любимые мои, - писал близким протоиерей Иоанн Стеблин-Каменский, - что это я все чувствую скорбную нотку в ваших письмах? Правда, много скорбей у всех нас, живущих во зле и суете мира, но не поглощаются ли скорби наши верою во все обновляющую, просвещающую и оживляющую благодать Божию?» «Не сомневаюсь я, - пишет отец Иоанн в другом письме, - в непрерывности Промышления Божия о нашем духовном возрастании для вечной жизни. Но для того, быть может, и ставит нас Господь иной раз в тяжёлые для такого возрастания условия, чтобы мы лучше познавали немощь своих личных способностей, постоянно искали бы помощи свыше и за светлые минуты духовного подъема благодарили бы Господа как за дар благодати».

5. А священноисповедник Роман Медведь, письма которого обращены к дочке Ирочке и всем близким, родным, дорогим, в одном из своих посланий отмечает: «Блажен тот, кто закалил себя, приучив с юности к суровой жизни, к малому сну, к голоду, холоду и всяким лишениям. При перемене внешних условий к худшему он сохранит покой; недурно поступает и тот, кто выучивает священные тексты на память: при отсутствии книг он прибегнет к памяти и прочтет, что ему надо...» «Мы здесь, - пишет отец Роман в другом письме, - в этой жизни, странники, а посему не надо огорчаться временными трудностями пути. Идти все равно надо, а отечество наше – на небесах».

6. Вспомним снова слова архимандрита Иоанна (Крестьянкина), который говорил, что «жизнь — это школа, и экзамены на верность Богу в ней предлежат каждому без исключений». Вот и отец Роман, находясь в заключении, отмечает: «Школа моя, слава Богу, прохожу ее по-прежнему; если на свободе у меня не хватало детального послушания и самоотречения в мелочах, то теперь этих условий с избытком, обо всем, до всякой пустяковины включительно, приходится спрашиваться, иначе неладно получается. Это нисколько не трудно, а поношений и укорений очень и очень достаточно. Все это приучает и к терпению, и к смирению, и к послушанию, а от них на душе становится все тише и тише».

7. Знакомство с этими материалами, по словам издателей, оставляет в душе ощущение прикосновения к свету. Пожалуй, так и было на самом деле, когда после бесславного конца советской власти открылись архивы и все тайное стало для нас явным. Со страниц старых документов на потомков хлынул ослепительный свет Христовой любви, свет вечный, негасимый. Его отблески видны в тюремных фотоснимках изможденных, но не сломленных священников, монахов, простых верующих, обвинявшихся в «контрреволюции» за исповедание православной веры. Этот свет брезжит в тусклых соловецких пейзажах, описания которых встречаются в некоторых письмах, - даже поруганная, залитая кровью Россия оставалась величественной в своей тихой красоте.

8. Этот свет необходим каждой душе. И его мы находим в бесхитростных словах утешения и любви, которыми мученики поддерживали своих близких, а спустя годы поддерживают всех нас. Так, находясь в заключении, священноисповедник Роман Медведь, как и многие другие отмечает: «Кругом мрачно, но на душе у меня светло. Кругом шумно, а в сердце у меня тихо, ибо где бы ни был я, в каких бы обстоятельствах ни находился, со мной Мой Единственный Сладчайший Христос». И епископ Серафим Звездинский, обращаясь к своим духовным чадам, пишет: «Ваша любовь ко мне – солнце, ваши заботы о мне – лучи этого солнца, горячие, нежные. Темно в камере моей. От этих лучей светло стало». И еще он отмечает, что «Христос и в тюрьме есть, сладко беседовать с Ним можно и здесь».

***

Книга «Сердце верит, благодарит» представляет собой сборник избранных писем новомучеников и исповедников Русской Церкви. По словам издателей, как будто прожектором, эти письма выхватывают из мрака светлые лица не сдавшихся воинов Христовых, победивших страх и смерть. Может быть, это именно то, что так нужно нам сейчас, когда внешнее благополучие, потребительство, самоуспокоенность подкрадываются и строят стены со всех сторон. А может быть, это то, что будет нам еще нужнее в будущем, которое, как всегда, может наступить внезапно и разрушить привычный мир. Надеемся, - говорят издатели, - что подвиг веры людей, устоявших в тяжелейших жизненных испытаниях, послужит примером и укреплением для всех, кто будет читать эти письма.

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​