Следует ли молиться об избавлении от горестей?

Аудио
Скачать .mp3

Мы знаем, что скорби нам посылаются по воле Божией. Тем не менее на молитве мы просим об избавлении от скорбей. Получается, мы просим худшего: мы просим худшее того, что Господь для нас избрал?

Это есть и в Евангелии. Господь молился, чтобы чаша миновала Его, чаша крестных страданий. Но закончил Он такими словами: не моя воля, но Твоя да будет.

Никто не говорит, чтобы мы добровольно кидались в искушения, добровольно предавались скорбям.

Например, вот ты знаешь правила дорожного движения. Если ты сознательно их нарушаешь, то никто не виноват за последствия. Есть такая хорошая молитва: не суй меня, Господи, куда меня не просят.

Мы не напрашиваемся на скорби, но если вдруг случилось в жизни какое-то для нас непредвиденное обстоятельство, естественно, мы должны искать выход из этой ситуации. Делай, что должно, и будь, что будет, а будет то, что Бог даст.

Например, человек во время диспансеризации узнает, что у него гипертония, которой он не придавал значения. Ну, бегает и прыгает, и вдруг ему говорят: у вас давление 150 на 100. Это скорбь? Скорбь.

И вот спрашивается: у меня такое давление, значит, такова воля Божия? Нет! Есть воля Божия придти к этой болезни, и есть воля Божия, чтобы ты что-то предпринял в этой болезни. А что ты можешь предпринять в этой болезни? Посоветоваться с врачом, начать лечение, не есть слишком соленое, не употреблять спиртное, не пить кофе в больших количествах, заниматься спортом, ходить в храм Божий. А не возле телевизора сидеть. (Правда, вы сейчас возле телевизора, но это все-таки будем считать исключением.) А после нашей передачи с 8 до 9 еще можно прогуляться на свежем воздухе вокруг дома, полчаса туда, полчаса обратно. Глядишь, будет пять километров. Пять километров, сужу по личному опыту, снижают давление на 10-20 единиц. Была воля Божия придти этой болезни, и есть воля Божия, чтобы ты делал что-то в этой болезни, поддерживал свое здоровье, которое дано от Бога.

А когда ты все делаешь, а давление и болезнь остается, тогда ты говоришь: Господи, ну такова Твоя воля с этим жить и это принять.

Ты это принимаешь, и твоя душа это принимает, и ты живешь и с тем – что есть, то есть. Бессмертных людей все равно нет.

В скорби надо молиться об избавлении от скорби, предпринимать, что возможно человеку в этих обстоятельствах, и если эти обстоятельства не меняются к лучшему, сказать: Господи, дай мне терпения перенести то, что я не могу изменить в своей жизни.

Батюшка, у меня тоже есть такое недоумение по поводу благодарности. Что же получается, мы не  можем благодарить Бога, пока не появится прецедент к сравнению?

Надо благодарить за все. Мы же за обыкновенную еду благодарим. Начинаем «Отче наш», а заканчиваем «Благодарим Тя, Христе Боже наш, яко насытил еси нас от земных Твоих благ». Мы же благодарим за еду не только когда долго не поедим или когда обрадуемся: вот наконец-то мороженое, наконец-то холодная вода, наконец-то любимый квас или арбуз. Мы всегда благодарим, даже если вдруг мама сделала манную кашу или овсянку. Кстати, овсянку надо есть с утра, потому что мы все в стрессовых ситуациях, все с гастритом. Какая бы они ни была невкусная, а она не особо вкусная, но можно с вареньицем.

Мы даже за овсянку благодарим, поэтому не только «в сравнении». А в сравнении благодарность только увеличивается. Поэтому не будем дожидаться сравнений, будем благодарить за то, что в нашей жизни есть.

И еще раз повторю, что благодарность есть рука, протянутая к Богу за новыми благодеяниями. Кстати, о благодарности. Вспоминаю свои юные годы, когда из Оптиной Пустыни мне было благословение священноначалия быть здесь, в Москве, – организовать здесь подворье монастыря Оптиной Пустыни при храме святых апостолов Петра и Павла в Ясеневе. Я чрезвычайно от этого унывал поначалу. Девять лет в монастыре – и вдруг оказаться в мегаполисе, из которого добровольно, по своему произволению, ушел в монастырь, когда мне было 24 года. И вдруг в 35 лет возвращаюсь туда, откуда ушел…

До определенного момента у меня было недоумение. Все это было в феврале 97-го, а в сентябре Господь сподобил посетить старца отца Николая [Гурьянова] на острове Залит. Ну и среди многих вопросов я ему задал такой вопрос: «Батюшка, сильно унываю, недоумеваю, расстраиваюсь, душа не на месте, что вдруг из монастыря угодил на приход». Он спросил: «Куда?» – «На приход». – «У-у, (шутливый такой был), на приход – это хорошо, а то в монастыре сам знаешь как. Радуйся, радуйся – и за все Бога благодари». Я говорю: «Батюшка, че же радоваться!» И тогда он говорит: «За что благодарить? Радуйся, что родился. Радуйся, что крестился. Радуйся, что в вере православной. Радуйся, что жив еще». И вот это «что жив еще» меня настолько поразило: слушай, ведь я жив еще! И у меня поднялось настроение: я родился, я крестился, я в вере православной, и я еще живой и здоровый! Сколько поводов к благодарности! И вы, друзья, вы тоже, пока живы еще, Бога благодарите. Потом будет уже поздно.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы