Объективные аргументы истинности Христианства

Аудио
Скачать .mp3

Если вы обратитесь к истории происхождения любой из мировых религий – я не беру маленькие – знаете, это уже слишком долго, то вы увидите следующую картину. Возьмите, например, буддизм. Основателем этой религии являлся принц Сакьямуни, который  получил блестящее образование, воспитание, который затем стал аскетом, и который пользовался необыкновенным почетом и уважением со стороны всех. Когда он куда-то приходил – это было торжество. Его учение считалось учением мудрости. И хотя не все принимали его учение - тем не менее, сам Сакьямуни пользовался глубочайшим уважением у всех. Скончался он  в полном мире, окруженный  учениками, и согласии окружающих всех людей. Неудивительно поэтому, что его религия, хотя ее, так сказать, условно можно назвать религией, совершенно спокойно распространялась на своем континенте, совершенно спокойно. Не было никаких гонений, никаких притеснений. Это была религия, если хотите, философско-аскетическая религия, вот так.

Возьмите другую мировую религию – мусульманство. Все те, кто хотя бы буквально несколько строк читал о нем, те знают, что произошло в седьмом веке в связи с появлением Мухаммеда. Как эта религия распространилась? Очень просто. Огнем и мечом. В течение буквально нескольких десятилетий пол - Римской империи было захвачено этими армиями мусульман, и скоро Палестина, Средняя Азия, Северная Африка, до середины даже Испании, все было захвачено этим. И основное требование было – подчинение исламу. Удивительно ли то, что распространилась эта религия? Нисколько.  Огнем и мечом все можно сделать.

Теперь сопоставьте это с христианством. Основатель религии был распят, как тягчайший преступник. Тут же  его ученики подверглись не просто гонениям, а угрозе смерти. Многие из них были тут же казнены, как например, Стефан, архидиакон Иаков. Кровь и смерть грозили каждому, кто объявит себя христианином. Началось это среди евреев  в Иудее, затем - римские законы. Римские законы принимают характер ужасный. Христианство объявляется религией вне закона. И по тем временам это означало не что  иное, как смерть каждому, кто будет назван христианином. Кто мог стать христианином, то и Бог - единицы какие, фанатики… Хорошо, ладно. А здесь мы что видим? Катакомбы забиты мучениками. Храмы, когда только прекращаются гонения, начинают строиться. Чем объяснить?

Никаких внешних земных объяснений вы не найдете, кроме одного, о котором сообщают наши Священные книги. Когда видели язычники с изумлением, что с христианами происходит, первое, о чем они изумлялись: посмотрите, как они любят друг друга! Как бы нам  это надо  помнить! А теперь, наверно, мирские смотрят и скажут: посмотрите, как они ненавидят друг друга…

«Посмотрите, как они любят друг друга» – но это чисто психологическая вещь, моральная. А что другое они видели – почитайте в книге «Деяний»: когда тень проходящего Петра исцеляла больных. Одно прикосновение исцеляло и воскрешало. Сами христиане как переносили мучения, с каким удивительным мужеством! Какие Дары Божии, которые совершенно очевидно проявлялись. Вот что видели люди, вот что потрясало людей. Вот что убеждало их, что это – не простая религия,  а Бог здесь, в ней. Это объективный аргумент, или мы просто так это?… Независимо от нашей веры – вот свидетельство первых трех столетий.

Из богословских аргументов, – их много. Каждая христианская истина, скажу вам, поражает. Чем поражает? Полным несоответствием тем представлениям вероучительным, которые мы находим в то время в окружающих религиях. Ведь когда возникает религия - где? Здесь, в Римской империи. Чем характеризовались все они? Одним и тем же. Одним и тем же – тоже самое представление о Боге, о богах, о воплощении, о Спасителе – о всем, что угодно. Все одно и то же – разные имена, разные сюжеты.

Христианство поразило чем? Оно говорит совсем о другом, совсем о другом оно говорит! Бог – кто такой Бог? Ну, знали, кто такой Бог, по крайней мере, знали, что боги. Ну, кто-то, может, знал и Бога одного. Кто это такой, Бог? Ну, допустим, это Творец, это справедливый судья, верховный судья, неподкупный судья.

Что говорит христианство? Нет, не судья Бог - а Любовь.

Какая любовь? Так возлюбил Бог, что Сына своего единородного отдал, чтобы всякий верующий в него не погиб, но имел жизнь вечную.

Бог-Любовь? Это что-то новое!

Бог подвергся страданиям? Да вы что, с ума сошли? Какой  же Бог даст себя на страдание? Вы что? Какой же он тогда Бог? Откуда сама мысль такая могла только прийти в голову?

Бог – величайшее смирение? Знаете что? Оставьте! Никогда такого в истории не было, чтобы Бог  - Любовь и Бог-Смирение, до креста! Вы что нам проповедуете? Кто это мог придумать такое?

А Спаситель кто? Ну, разве мы не знали, кто Спаситель? Мы, сейчас даже,  разве не знаем, кого все ждут, в том числе и православные? Знаете, кого все ждут? Справедливого мудрого царя, который даст нам все благо на земле, изгонит всех этих мошенников и воров, защитит нас от этих американцев и кому там еще  надо! Царь нам нужен, и благо на земле – вот кто наш Спаситель, понятно? Понятно.

Я говорю сейчас - всю историю, и вдруг здесь… Здесь, это какая-то кучка неизвестных евреев, которые проповедуют, что Спасителем является Тот, Кто был, как величайший преступник, распят между двумя негодяями. Это Он Спаситель? Что за ненормальность такая… Апостол Павел об этом прямо сказал: «Мы  проповедуем Христа распятого  - иудеям соблазн, эллинам безумие». Эллинам, этим язычникам – да! Иудеям соблазн – почему? Кто такой Мессия у иудеев? Царь. Всемогущий, перед которым преклонятся все народы. Слышите? Все народы.

А тут кто? Распятый на кресте? Вы что, издеваетесь? Вы подумайте, что общего вы найдете?

Я вам говорю  только о некоторых вещах. Любая богословская истина, например, о Боговоплощении, совершенно разные вещи:

 -  то, о чем говорили языческие и окружающие религии – об этих бесчисленных масках, которые принимали боги;

 - и о Боговоплощении второго лица Святой Троицы. Само учение о Троице совершенно другое по сравнению с  тем, что было.

Тут  кратко могу сказать. Кто такой троица в язычестве? Отец, мать и ребенок. Бог, богиня и божок. А здесь что? Отец… Дальше?  Вместо богини – Сын. Что за странность? Вместо третьего лица – вообще какой-то  Дух Святой…

Обратите внимание – кто это проповедовал, откуда же это учение? Христос? Помните, что о Нем сказали? - Так он же не учился, откуда же он это знает? Все же знали – жизнь налицо, так все знали друг друга.

Откуда он знает? Он же  не учился! А апостолы? Боже мой, а кто такой  апостолы? Вы же знаете – рыбаки. «Берегитесь закваски, – говорит им Христос, - фарисейской и саддукейской». -  Ах, хлеба забыли взять!.. Вот, какие умные! Представьте, прямо мудрецы необыкновенные… Христос воскрес – кажется, все тут! Нет, разреши сесть тебе по правую и по левую сторону. Такие мудрецы – просто диву можно даваться. Это они-то такие истины придумали?

Вот факты – объективные, бесстрастные, которые должны заставить задуматься каждого человека о том, откуда же  тогда это учение. Иисус  - не учился, апостолы – рыбаки, кроме Павла, (но Павел даже не был в числе двенадцати), - малограмотные… Откуда же это? Идеи все эти религиозные совершенно не соответствуют  учению окружающих  религий, в среде которых возникла эта потрясающая религия. Даже такой (теперь будьте осторожны, что я теперь скажу!) великий отец атеизма, как Фридрих Энгельс, сказал: «Христианство, возникнув, вступило в резкое противоречие со всеми окружавшими религиями». Он даже, бедняжка, и не додумался, что он сказал: если оно вступило в резкое противоречие со всеми – откуда же тогда оно возникло-то? Откуда? Где же корни?

Вот о каких объективных аргументах я вам говорю. Имейте, пожалуйста, это  в виду.  И спросите представителей других религий. При всей нашей толерантности – уважаем мы тебя, человек, уважаем мы твои убеждения, – но когда мы ищем истину, мы должны спросить – почему вы считаете,  что ваша религия имеет божественное происхождение, то есть, является истинной? Пожалуйста, это очень интересно, скажите, скажите ? Ах, как жалко, что здесь нет их!..

Вот так, друзья мои. Я просто ответил на этот вопрос, поскольку он вам  может пригодиться, и как-то его оставлять до будущих времен мне не хотелось.

Ну, хорошо. И таким образом, мы видим, чему мы можем отдать предпочтение  - какой религии, среди множества других. Там аргументация,  я вам скажу, нулевая, почти нулевая – не буду говорить «нулевая». Здесь – гора, которая полностью покрывает холм всякого скептицизма. Вот так. Вот почему христианство, а не другие религии.

 

Алексей Ильич Осипов.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы