Уроки православия. Школа покаяния. Урок 73. («Слово о смерти» свт. Игнатия Брянчанинова читаем с прот. Андреем Каневым 31 часть)

30 июня 2016 г.

Аудио
Скачать .mp3
Читая главу «Смертный грех», мы ознакомились с перечнем этих тяжких прегрешений и попытались вникнуть в суть каждого из них, чтобы понять, как проявляется тот или иной грех, как должно оберегать от него душу. Напомним, всего в этом списке свт. Игнатий приводит 17 наименований. И, разобрав на прошлом уроке грехи ереси, раскола, богохульства, отступничества и волшебства, сегодняшний мы начнем с греха отчаяния…

– Смертный грех – понятие, которое в наше время отчего-то вызывает споры и даже критику среди православных. Мол, что значит грех смертный? А что тогда является грехом несмертным? Ведь  мы же знаем, что любой грех (даже самый малый и незначительный) есть преступление перед Богом. И что любой грех отдаляет человека от Бога и лишает его спасения. Так зачем надо сгущать краски и пугать приходящих в Церковь людей подобными страшилками? Действительно, опыт оглашения и катехизации свидетельствует о том, что тема «смертных грехов», столь важная для подготовки к Крещению и воцерковлению, вызывает немало вопросов и сомнений. Но если обратиться к нашим главным учебникам – Священному Писанию и творениям святых отцов, то все сомнения разрешатся, и на все вопросы найдутся точные и верные ответы. И мы узнаем, что смертным называется тот грех, который убивает душу человека, отлучает ее от Божией благодати и неизбежно влечет за собой другие грехи. Об этом святитель Игнатий (Брянчанинов) подробно пишет в «Слове о смерти». И мы с протоиереем Андреем Каневым, разбирая на прошлом уроке главу «Смертный грех», остановились на перечне этих тяжких прегрешений, чтобы понять, в чем суть каждого из них, как тот или иной грех проявляется, и как должно оберегать душу от таких смертельных ран. Напомним, всего в этом списке святитель Игнатий приводит 17 наименований, и мы, разобрав на прошлом уроке грехи ереси, раскола, богохульства, отступничества и волшебства, начнем сегодняшний урок с греха отчаяния.

– Отчаяние – это тоже грех, который связан с верой в Бога. Когда человек впадает в отчаяние? Когда что-то случается в его жизни или происходит не так, как ему хочется. По нашей вере мы должны понимать, что все, что в жизни происходит – все от Бога, все буквально. И если Он попускает какие-то события горестные, печальные, трагические, то это не означает, что Он тебя оставил. А страсть печали, которая тоже на гордости основана, она дает человеку вот такое чувство отчаяния. Что такое отчаяние? Это отсутствие надежды, надежды на Бога, то есть вера неправильная у человека. Видите, вера – это же не теория, вера – это практика жизни, основанная на правильных понятиях о Боге. И как раз отчаяние – это результат неправильной жизни. Раз человек неправильно верит, то он неправильно будет жить – это закон. Не бывает так, что человек верит неправильно, а живет прямо по-христиански. Не получится так. Внешне можно изобразить, а в реальности такой глубинной жизни не получится. 

– Следующим смертным грехом святитель Игнатий называет любодеяние. Значение этого слова, увы, сможет объяснить не каждый верующий, а мы должны не только понимать смысл этого слова, но и категорически не допускать проявления этого греха в своей жизни. 

– Грехи, которые были первыми перечислены святителем Игнатием, связаны с верой, а сейчас мы разбираем те, которые связаны с практикой жизни, с телесной ее стороной. Любодеяние – это блуд. У нас, не скажу полстраны, но очень много людей живут в так называемом «гражданском браке», который является формой любодеяния, то есть формой блуда. И блуд, начиная с Ветхого Завета (опять же, это не новозаветная заповедь, это ветхозаветная), впадение в блуд тоже наказывалось смертной казнью. И так же сейчас, если человек впадает в блуд, он так же духовно погибает, так же отпадает от Бога, так же подвергает себя этим последствиям смертным. А потом спрашивает: почему у меня скорбей много? Почему у меня ничего не получается?

Прелюбодеяние – это измена. Когда человек состоит в законном браке и имеет на стороне блудную связь – это называется прелюбодеянием. Пре – это приставка, которая означает «больше», «превышающее». То есть если блуд – это страшно, это смерть, то прелюбодеяние – это смерть в двойной степени, в тройной, четверной и так далее. Поскольку разрушается брак. Брак – это важный духовно-телесный союз двух людей: мужчины и женщины. Если человек разрушает брак, то тут задействовано больше людей, Если человек разрушает брак, то тут задействовано больше людей, душ: сам человек, тот, с кем он впал в прелюбодеяние, еще дети. Это целый комок взаимосвязей, вреда, смертей. Поэтому прелюбодеяние – это более тяжкий грех. Если так вообще говорить: смерть и  смерть вдвойне, то это более тяжкий грех.

– Мы знаем, что смертельные болезни тела могут протекать по-разному. Бывают такие, при которых человек ни на минуту не забывает о нависшей над ним угрозе: боль и различные неудобства просто не дают об этом забыть. А бывает и по-другому: человек может болеть и при этом долгое время даже не подозревать о своем недуге, поскольку до поры до времени болезнь никак себя не проявляет. Примерно так же действуют на душу и противоестественные блудные грехи, те самые смертельные болезни души, которыми болеют многие люди. Болеют, но пребывают при этом в абсолютной  уверенности, что они здоровы. И попробуй скажи им об этих болезнях. Ответят, не задумываясь: «Моя спальня – это мое личное дело! И что за дело Богу до того, что там происходит?»

– Господь нас создал для рая. И все, что человека отрывает от этой цели, еще в Ветхом Завете… Видите, я все время ссылаюсь на Ветхий Завет, не надо думать, что мы с вами сидим и сами все это придумываем, а перед нами святитель Игнатий это все придумал, неудобный такой писатель духовный. Это было дано Самим Богом еще в Ветхом Завете. Все эти истории Содома и Гоморры, противоестественных грехов, их возникновения – все это было осуждено еще в Ветхом Завете. И когда сейчас нас «просвещают», в новостях что содомские союзы признаны якобы браками, в той стране и в той... Видите, какая волна идет наката Содома и Гоморры? Что, оказывается, есть якобы христианское обоснование этих всех вещей в развращенной Европе, которая пытается нас учить жить. Вот результатом всех этих вещей тоже была смерть. Потому что это не просто так развлечение. И какое дело Церкви и Богу, что там в постели происходит? Извините, неинтересно, и грязно это все, и мерзостно, но результат-то какой? Опять же результат – смерть души. Поэтому мы это должны знать обязательно.

– Следующим святитель Игнатий называет смертный грех – кровосмешение.

– Кровосмешение – это тоже блудный грех. Он связан с тем, что близкие кровные родственники вступает в блудные отношения, что тоже запрещено Богом.

– Если в прежние времена людям было достаточно такого объяснения, то сегодня нашим вольно думающим и свободно мыслящим современникам обязательно нужно разобраться: А зачем Бог накладывал такие запреты? А почему Он решил так, а не иначе? И за этими вопросами кроме желания разобраться всегда сквозит еще некое недоверие Богу. А точно ли все эти запреты были обоснованы? А не стоит ли за ними желание Творца поэкспериментировать со Своим творением или ущемить его в каких-то правах. 

– Вот эти все обозначения смертного греха, еще раз скажу, ветхозаветного, это запреты не ради запретов, а такие столбы, которые огораживают очень узкую горную дорогу и пропасть. Это знаки: не переходи, иначе будет пропасть. И сейчас мы точно живем в более сложное время, чем наши предки несколько поколений назад, потому что все это доступно. Вся эта грязь, порнография доступна. Сейчас беда в том, что человек зайдет в Интернет, а там все это льется просто потоком. Сейчас дети в этой блудной сфере знают то, о чем их бабушки понятия даже не имели. Потому что современный мир, к сожалению, «просвещает» этой грязью и чернотой. Люди заражаются, поэтому эти понятия давно уже сместились. Но Церковь должна свидетельствовать о том, что содомский грех и есть содомский грех, и результат его – смерть. И все эти лукавые объяснения, лукавые представления о толерантности, пока еще, слава Богу, европейские, не совсем наши – это просто оправдание греха. Как эти общества могут вообще даже близко называться христианскими, я понять не могу.

Еще я думаю, что то, что сейчас современная Европа представляет из себя по большому счету Содом и Гоморру – это как раз следствие их еретического отступления от Истины. Потому что, если мы не поленимся и почитаем историю Европы или историю папства, мы увидим, что как только эти ереси закрепляются католиками, с ними начинаются серьезные проблемы исторического характера. Та же эпоха плохих пап, та же эпоха раскола и появления протестантов различных мастей – это все следствие единой логической цепи. При этом цепочки, исходящей из того, что христианами была принята узаконенная ересь. И все, что сейчас происходит – содомия, всякие войны –  не Восток же насаждает, это делают вот эти постхристианские страны, постхристианские деятели. Потому что они отошли от Истины. Вот это беда, трагедия. Мы не говорим: вот, вы там такие, это несчастье человечества. Но если мы посмотрим новости, на все, что происходит, – это все следствия отступления европейской цивилизации от Истины. Этакий «закат Европы», который мы видим. И поэтому все соглашения о том, что надо бороться за семью, надо выступать против содомитов, принятые европейскими этими товарищами... Это они пропустили, это их каноническая территория. Вот они пропустили, они и родили все это дело. Поэтому с ними надо крайне осторожно. Они нам не братья в этом смысле, вообще ни в каком смысле. Никак.

– А мы, продолжая знакомства со списком смертных грехов, обнаруживаем в нем порок, без которого многие жить просто не могут. Вот и получается: и с ним жить нельзя, и без него невозможно. Речь идет о пьянстве. Оно цветет в нашем обществе пышным цветом всего-то последние сто лет. Но нам почему-то кажется, что пьянство всегда было национальной чертой нашего народа, и не пить русский человек вроде как и не может. Но это не правда. 

– К сожалению, информационная война действует, и нашему народу вдалбливали и вдалбливают, что русские всегда были пьяницы, вечно пили. Но это заблуждение и просто идеологические штампы. То, что происходило до революции 1917 года, если брать ту культуру, то она была совершенно не пьющей, в современном смысле слова. Потому что если крестьянин будет пьянствовать, он ни себя, ни семью не прокормит. Надо работать с утра до вечера. А когда у людей подорвана основа веры, тогда действительно: закрылся человек в четырех стенах в своей «хрущевке» – и там начинается пьянство как отрыв от веры. Нравственных основ нет, веры нет – что человеку остается делать? Он как хозяин сломлен, надломлен. Отсюда начинаются все эти беды, потому что нет веры.

– Вслед за пьянством в списке смертных грехов идет святотатство. Опять-таки слово для многих непонятное.

– Да, непонятное, но проблема существует. Святотатство – что такое? Тать переводится с церковнославянского как «вор». Святотатство – кража святыни. Под святыней имеется в виду то, что принадлежит Церкви. И когда человек грабит Церковь или святыню какого-то человека, допустим, иконы – это святотатство. Буквально вчера подводили итоги –периодически надо проводить какие-то ревизии – в церковной лавке. Мы же ко всем относимся нормально: если человек пришел в церковную лавку, значит, это человек близкий по духу, к вере. И вот оказывается, что за три года у нас украдено дисков на 21 тысячу, тоже интересный факт. Человек пришел в церковную лавку и утащил диски. Попроси, мы тебе так отдадим. И зачем красть церковный диск? Послушать, чтобы что-то новое узнать? 

– Как спасать душу.

– Да, как спасать душу. Ну, пускай, пускай. Попросили бы – не жалко отдать. А когда человек таким путем берет себе, то это, конечно, страшно. Это как раз и есть одна из форм святотатства. 

– Человекоубийство – тот смертный грех, который люди, хотя и не все, пока еще считают злодеянием. 

– Это, наверное, вещи по нашей грубости уже вполне понятные: убийство в любой форме, несет на себе такие последствия. Конечно, кроме защиты Родины, тут тоже не надо впадать в крайности толстовства. 

– И тому, кто при защите своей Родины и своего народа все-таки совершил этот страшный грех, Церковь дает возможность загладить вину и уврачевать свою душу. 

– По правилам Церкви воину, честно защищавшему свою Родину, близких и воевавшему, нужна определенная духовная реабилитация. Но это не осуждение самого действия. Потому что, если ты скажешь: «Я убивать не буду, автомат не буду в руки брать», враг убьет больше. Существует определенная статистика. Если брать войны прошлого, то в основном воевали воины, военнослужащие. ХХ век по своей жестокости и еще большему отступлению от веры, Истины, создал такие условия, что из погибших во время Великой отечественной войны, сейчас говорят уже о 27 миллионах, из них только около 9 миллионов – военнослужащие, а все остальные – это гражданское население.

А если взять войны, которые проводят Соединенные Штаты, например, войну во Вьетнаме, там соотношение такое: один вьетнамский военнослужащий и 90 мирных жителей. Представляете? То есть количество мирных жителей становится все больше, растет со страшной силой. Это я к чему говорю? К тому, что если мы будем говорить, что военнослужащий не должен защищать Родину, что это грех. Защищать Родину – это не грех, это подвиг. Но само состояние войны, когда человек вынужден убивать другого человека, ненависть, состояние кошмара, потому что война – это кошмар, после всего этого человеку нужна реабилитация. Это не как убийство. Потому что даже с канонической точки зрения – которую мы сейчас не применяем: народ у нас расцерковленный и не к кому такое применять – если за убийство полагался огромный срок епитимьи, то военнослужащему, пришедшему с войны, нужен был год реабилитации. Это о многом говорит, как оценивалось такое действие. Потому что если ты врага пропустишь, 90 человек погибнет. Это более тяжелый грех получается.

А если брать бытовую сферу, а не войну, тем более справедливую войну, то, конечно, это грех, который имеет очень тяжелые последствия для души человека. И тут мы должны говорить не только о ситуациях, когда происходит какая-то поножовщина или убийство, что, безусловно, страшно. Но должны вспомнить и грех аборта. Он тоже является убийством. Я уже говорил, это не новая мысль, что вот мы боремся с абортами, подписи собираем, а кто эти аборты делает? Их не мусульманки делают – их делают наши русские крещеные женщины. Вот это страшно. А мы хотим возрождения, хотим, чтоб наша страна была сильной. Если по статистике убивается миллион детей в год, то какого возрождения, какого благословения Божия мы хотим нашему народу? А почему эти женщины делают аборты? Потому что они уже по сути дела явились вероотступниками. То есть смотрите: грех ума –отсутствие веры, то, что человек крестился не по вере, каждого, конечно, отдельно надо рассматривать, но так в общем: раз он крестился и в вере не живет, как его крестили? Получив крещение, он все равно живет и делает грех – вот, что страшно… А потом мы разбираемся с этим.

Хочу привести пример, на самом деле очень страшный. Совсем недавно одна знакомая православная христианка, которая работает психологом в женской консультации и в разговоре с женщинами, которые хотят сделать аборт, выясняет причины, рассказывала, что в короткий срок ей встретились две женщины, которые исповедуются, причащаются . Представляете? Исповедуются и причащаются. Не те, кто крестились в начале 90-х и забыли уже о Церкви и тихо ненавидят ее, а люди, которые сейчас ходят в Церковь, исповедуются и причащаются. И когда она стала им говорить: «Зачем вы это делаете?» Они говорят: «Ну, зачем, есть уже дети, зачем нам еще?» То есть какое понимание у человека? Тут Бог дал тебе ребеночка, жизнь, его нужно воспитать... Никакого понимания. И более того, когда моя знакомая психолог сказала, что это грех, это же убийство, то и та, и другая (женщины не вместе были, а отдельно приходили) сказали: «Ну, ничего страшного, мы на исповеди покаемся, батюшка простит, свечку поставим». Какое понимание то? Это знаете, что происходит? Мы с вами начали разговор с того, что обесценивается понятие греха, он становится не страшен. А опыт Церкви таков, что за смертный грех нужна епитимья. А человек, допустим, священник, сам без понятий и не применяет этого ничего и людей не учит. И получается, придет такая женщина, скажет: «Я сделала аборт». Он скажет: «Ну, иди причащайся». И в этом случае происходит очередное убийство души человека. Если уж воину, который был вынужден убить врага, нужен был год реабилитации, то женщина-христианка (я про христианок говорю), которая сама, добровольно, осознанно пошла делать аборт – там не годом пахнет! Это страшное преступление, которое делают сейчас наши единоверцы. Понимаете, в чем дело? А все почему? Потому что нет понятия, что это тяжело. Ну, подумаешь, сделала. Свечку поставит. То есть на весах кровь ребенка и какая-тосвечка за 10 рублей. Вот цена жизни человека. О чем мы говорим… 

– Да, такова действительность. Сегодня понятие греха оказывается настолько нечетким и размытым, что некоторые христиане, совершающие тяжкие, даже смертные грехи, порой и не ужасаются содеянному. Так, женщина, совершившая убийство своего нерожденного ребенка, может без труда успокоить свою совесть тем, что поставит в храме свечку. И все. Как будто в огне этой свечи бесследно сгорит и сам грех, и его последствия...

– Да-да, и всё – совесть спокойна! Почему спокойна-то? Потому что она убита! Человек, уже решившийся на убийство, уже пошедший на это, он уже душу свою убил. Он уже идет убитым. Это же не так, что, человек, например, в аварию попал, случайно попал, и так получилось, что кто-то погиб. Это страшная трагедия! Но он не хотел этого. А когда добровольно идти своего ребенка убивать! Такие вот беды. Поэтому нужны духовные учебники святителя Игнатия, надо их читать.

Ведущая Ольга Валентиновна Баталова
Записала Ксения Гниденко

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​