У книжной полки. Монах Евфимий Зигабен. Толкование Евангелия от Иоанна

11 декабря 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3

Изучать и внимать словам Священного Писания - есть непременный долг каждого православного христианина. По словам святителя Тихона Задонского, «всем христианам, которые хотят иметь истинную и живую веру, хранить ее до конца и так спастись, нужно прилежное Священного Писания чтение или слушание». Но как учит святитель Иоанн Златоуст: «Кто станет слушать Священное Писание без рассуждения и все принимать буквально, тот может предполагать много нелепого о Боге... Тот же, кто будет вникать в глубину смысла, разрешит все недоумения». Правильное понимание слова Божия предлагают нам святые отцы в своих письменных творениях. На основе этих святоотеческих писаний было составлено «Толкование Евангелия от Иоанна», которое сегодня мы предлагаем вашему вниманию.

***

Итак, на нашей книжной полке находится «Толкование Евангелия от Иоанна, составленное по древним святоотеческим толкованиям», вышедшее в свет в издательстве Сибирская Благозвонница. Автор толкования - Евфимий Зигабен был монахом одного монастыря недалеко от Константинополя. Родился он во второй четверти XI века, а умер в 1120 году. О ранних годах его жизни достоверных сведений нет; зато точно известно, что это был человек просвещеннейший. Благороднейшими чертами своего духа, выражавшимися как в слове, так и в деле, он скоро привлек к себе благосклонное внимание и доброе расположение великих особ – сначала Кесаря Андроника, а затем и Самодержца Византийского Алексея Комнина. Последний, вскоре по вступлении своем на царский престол (в 1081 г.), вызвал к себе Евфимия и назначил его своим сотрудником по делам веры и церкви.

Император дал монаху  поручение изложить все существовавшие в Церкви Христовой ереси, каждую с ее особенностями, не исключая и богомильской, которая в то время распространилась по всей империи и за ее границами. Плодом этого царского поручения стало вышедшее из под пера Евфимия сочинение - «Догматитеское Всеоружие». Относясь с самым живым и деятельным участием ко всем современным ему событиям в области религиозной и церковной жизни, Евфимий особенно явственно проявил силу и неутомимость своего духа в борьбе с богомильскою ересью, возмущавшею мир Церкви Христовой. И в этой борьбе Евфимий оказался на высоте истинного ратоборца за Веру и Церковь. Это особенно крепко упрочило за ним имя верного слуги и друга царева, так что Алексей Комнин всегда – до самой своей смерти относился к нему с особенною благосклонностью.

Однако, не смотря на столь сильные связи и на ту славу, которая окружала Евфимия, он всю жизнь свою оставался простым монахом. Будучи человеком, необыкновенно умеренным во всех жизненных потребностях своих, Евфимий имел в себе одну – и достойную подражания – неумеренность, это – глубокую и сильную любовь к уразумению и изъяснению духа, силы и буквы Божественных Писаний. Эта любовь и держала его за монастырской стеной, в тиши и уединении монашеской келлии, где все время, свободное от других дел, он проводил за изъяснением слова Божия. И ценным плодом этого занятия его явилось толкование на Псалмы и на весь почти Новый Завет. Сочинения его, однако, долгое время скрывались под спудом, и лишь в 19 веке их начали переиздавать.

Как отмечалось в прологе к первому тому Толкований Евфимия на Апостольския Послания, изданных в 1887 году, «в деле изъяснения Божественных Писаний Зигабен отличается всеми качествами разумного и опытного толкователя. Конечно, его толкования не представляют собою чего-либо нового в сравнении с подобными же трудами его предшественников, напротив его труд зиждется на них, как на своем основании, и заключает в большей части своей не что иное, как извлечение из этих трудов. Но это не умаляет ценности его. Имея у себя под руками почти все выдающиеся экзегетические труды, как предшественников по времени, так и современников, Евфимий обращался с ними подобно разумному и опытному строителю, созидающему храмину из готового и в обильном количестве предлежащего материала.

Как мудрый строитель, в виду устройства прочного и приличного здания, с благоразумною осторожностью и великим тщанием делает выбор, строго отличая более годное от менее пригодного: так действовал и Зигабен. Так как труды его предшественников по большей части представляют собою пространные толкования, особенно беседы Златоуста, которые содержат в себе много вводного, что, конечно, объясняется самым характером беседы; то Зигабен иное из них совсем опускал, другое урезывал, вообще выбирал только то, что прямо и строго относилось к уяснению текста Писания. Само собою, разумеется, что успешность такого труда возможна и достижима только при том условии, когда взявшийся за это дело обладает опытностью, т. е. глубиною и тонкостью критико-экзегетического анализа, чем и обладал Евфимий в полной мере».

Прежде чем сказать об этой книге, нужно отметить, что четвертое Евангелие, написанное апостолом Иоанном Богословом, отличается от трех предыдущих, синоптических (повествующих больше о событиях земной жизни Спасителя по Его человечеству), как «тайнозрительное» и излагающее по вдохновению свыше таинственное учение о Христе как Предвечном Сыне Божием и тайнах Будущего века. А это всегда налагало и налагает на толкователя особую духовную ответственность. В своем ставшем классическим «Толковании Евангелия от Иоанна» Евфимий Зигабен, следуя православной традиции, опирается и на предшествующих толкователей: святителей Иоанна Златоуста, Григория Богослова, Кирилла Александрийского и прп. Маскима Исповедника.

Таким образом, по словам издателей, «толкования Зигабена на Евангелие от Иоанна, равно как и на три первые Евангелия – это труд, в котором «собрано и изложено лучшее из древних толковников», и который никогда не потеряет своего значения. Не всякий, кому необходимо пользоваться руководством и пособием святоотеческих толкований, имеет возможность приобрести все эти толкования и не всегда имеет время выбрать из обширных толкований то, что ему нужно. Отсюда понятна польза перевода на русский язык краткого, простого и удобопонятного толкования Зигабена, составленного на основании древних святоотеческих толкований. В то же время стиль и язык «Толкования» характеризуется достаточной простотой и доступностью в изложении столь высоких истин, и потому сочинение можно признать предназначенным для самого широкого круга читателей.

***

В дореволюционном издании трудов монаха  Евфимия по поводу его толкований говорится следующее: «Зигабен – муж, обладающий истинным просвещением и наилучший богослов. Что же особенно достойно в нем славы и венца, так это то, что устами его говорят великие изъяснители Божественных Писаний». Как отмечают издатели, Зигабен толкует не от себя, а по разумению Отцов и учителей Церкви. «Аще будет исследуемо слово Писания, – говорит 19-е правило VI Вселенского Собора, – то не инако да изъясняют (предстоятели Церквей), разве как положили светила и учители Церкви в своих писаниях: и ими более да удовлетворяются, нежели составлением собственных слов». Толкования монаха Евфимия Зигабена тем и дороги, что удовлетворяют этому соборному правилу.

 

 

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы