Родное слово. На вопросы отвечает священник Александр Сахненко

21 апреля 2021 г.

Аудио
Скачать .mp3
– Отец Александр, заканчивается Великий пост, и даже не верится, что осталось чуть меньше недели – в следующую пятницу пост завершается. На протяжении всего этого времени Вы часто говорили о том, что главная цель поста – преображение души. А как можно понять, произошло ли это преображение?

– Да, совершенно верно. Когда мы говорим о посте, прежде всего почему-то скатываемся к бытовым вещам. Мы переживаем о нашем питании, приравнивая пост к диете, стараемся усугубить молитвенное правило, хождение на богослужения. Все это замечательно и очень важно, но для человека это должно стать помощью, а не самоцелью. То есть мы постимся не для того, чтобы поститься. Мы постимся, чтобы подготовить себя к празднику.

Для нас Пасха, которая в переводе с еврейского языка означает «переход», должна стать переходом, каким для евреев когда-то стал переход через Чермное море, бегство из Египта сначала в пустыню, а затем в землю обетованную. Это было достаточно серьезным происшествием. Это была своего рода катастрофа, потому что люди бросили свои дома, привычный образ жизни, работу, свои интересы. И это очень важно, потому что наш пост – это тоже переход от нашей былой жизни, от жизни ветхого человека к жизни принципиально новой. И как когда-то тяжело было евреям, так и каждому из нас тоже тяжело все бросать.

Мы читаем в Священном Писании, в Евангелии слова Господа о том, что если в Царство Небесное нам мешает войти, например, рука или глаз, то необходимо их отсечь. Конечно, церковная история знает много печальных случаев, когда люди слишком буквально воспринимали слова  Господа, но всегда нужно видеть суть, о чем говорит Христос, любящий выражаться иносказательно, но при этом очень доступно и понятно для своих современников.

Что значит отречься от себя? Это фактически отрубить себе руку или вырвать глаз. То есть это больно, неприятно, и тяжело на это решиться, а главное, не видишь смысла. Точно так же греховная составляющая не что-то чуждое нам. Это не одежда, которую можно снять, не новомодное словечко, которое через две недели забудется. Это та часть человека, без которой он себя и не мыслит. Гордец не может не гордиться, тот, кто привык объедаться, не может сказать: «Сегодня я объедаться не буду». Он уже стал рабом своей страсти, и если он действительно хочет ее отринуть, то вынужден бороться с ней так же решительно и принципиально, как если бы случилась гангрена на одной из частей его физического тела. Вот с этой духовной гангреной,  с нашей страстностью, склонностью к греху, чем, как куколка бабочки, очень любвеобильно, тщательно и старательно мы сами себя опутываем словно тонкой, но очень крепкой паутиной, пост и призван бороться.

Как чувствует себя человек, который освобождается? Естественно, у него возникает ощущение свободы, легкости. Очень многим, чем нагружается современный человек, он нагружает себя сам; например, с обидой человеку практически невозможно что-то сделать, если он решил обидеться. В различных патериках обиженный человек сравнивается с человеком, который ходит с мешком нечистот и жалуется, что ему тяжело, что воняет. Ему говорят: «Брось мешок» А он отвечает: «Нет. Как бросить? Это же мое».

Обиженный человек очень похож на такого, потому что никто не может заставить его что-то передумать, переделать. Он сам должен сесть и подумать: «Почему я обижаюсь? Я же  себе делаю плохо.  Может быть, тот человек даже не знает, что я на него обижен». И продолжает холить и лелеять этот мешок, да еще подкладывать в него.

И так не только с грехом обиды, но и с грехом суеты. Мы говорили о Неделе преподобного Иоанна Лествичника, вспоминали о первой ступени – отречении от суеты. Кто виноват, что человек суетится, что не может спокойно встать перед иконой?

Я думаю, любому более или менее воцерковленному человеку известно чувство, что когда он приходит в успокоение, становится перед иконами, его мозг моментально начинает обрабатывать тонну информации, полезной и нужной, но не ко времени использованной: чем еще заняться, что еще не сделано, какие есть проблемы со здоровьем и так далее.

Все это показатель того, что мы торжественно и радостно идем в направлении, которое, к сожалению, уводит от Бога. А когда мы с помощью поста исправляем свою жизнь, конечно, будем вместо досады, ропота, зависти, читая жития святых или Евангелие, испытывать другие чувства. Мы будем понимать: то, что мы слышим в Евангелии, в патериках, в житиях, действительно созвучно с нашей жизнью, что мы идем правильной дорогой или хотя бы стоим по направлению к этой дороге.

Это тоже достаточно серьезный момент – хотя бы встать в правильном направлении. Это бывает очень тяжело, поэтому, думаю, прежде всего внутреннее духовное состояние, которое приводит человека к правильному ощущению благодати, и будет ответом на вопрос, как проходит его пост.

И вообще еще не поздно проанализировать себя и понять. Есть еще практически целая неделя поста, и даже у тех, кто чувствует, что на данный момент не смог достичь результатов, о которых мечтал, не смог побороть свои главные страсти или, наоборот, какие-то мелкие, скверные, которые  хотел у себя изжить, еще есть возможность для этого, потому что все возможно верующим.

– На Ваш взгляд священника, настоятеля, во время поста больше людей стало приходить в храм, чтобы исповедовать свои грехи?

– Если смотреть даже на наполнение храмов, конечно, в православные церкви постом приходит больше людей. Причин этому много. Прежде всего, думаю, те люди, которые не в состоянии жить полноценной церковной жизнью в течение всего календарного года, стараются хотя бы самое важное время посвятить Господу, стараются ходить на богослужения. Тем более что постом много необычных богослужений,  много песнопений или чтений, которые нельзя услышать за другими службами.

Конечно, на это еще влияет общая заинтересованность, все-таки у нас в стране большинство людей считают себя верующими, православными, поэтому многие приходят в храм из интереса. Может быть, они не готовы в полной мере участвовать в церковной службе или соблюдать пост со всей строгостью современного устава, но интересуются этим, кто-то из них впервые начал поститься.

Такие люди есть, и они тоже являются своего рода миссионерами. Потому что, впервые начав поститься, проходя этап проб и ошибок, они могут стать замечательным живым учебным пособием для других людей, которые, возможно, в следующий раз или в следующий пост тоже этим заинтересуются.

И, конечно, пост – это время для покаяния и исправления, время для усиленной молитвы. Поэтому люди, которые чувствуют в этом нужду и понимают, что в их жизни происходит что-то важное, стараются именно во время поста исповедоваться, причаститься Святых Христовых Таин, сугубо помолиться Господу, оставить постовые записки в храме. Это не может не радовать.

– Батюшка, скажите, почему исповедь часто называют покаянием?

– Да, таинство Исповеди действительно называется таинством Покаяния, потому что слово «исповедь», к которому мы привыкли, немножечко не выражает его истинную суть. Слово это греческое, произносится «метанойя», означает «изменение сознания». То есть человек, прибегающий к этому таинству, в обязательном порядке должен поменять свое сознание, внутреннее ощущение своей жизни.

Например, мы знакомы со словом «раскаяние», когда человек говорит: «Очень жаль, что так получилось, что я разбил эту вазу», – но это вовсе не значит, что раскаявшийся человек больше не желает этот грех повторять. Он может сказать: «Ну да, я был не прав, перебрал с алкоголем, употребил грубое слово», – но не факт, что человек опять этого не сделает.

Покаяние отличается именно этим: когда человек кается, стоя перед крестом и Евангелием, исповедуясь Самому Господу в присутствии свидетеля – священника, он всем сердцем и всей душой говорит о том, что  ненавидит грех, который в нем, и искренне хочет от него избавиться. Даже если этот грех стал уже какой-то его страстью, опутал его душу и физическую оболочку и никак не дает с ним справиться (человек умом понимает, что он за неделю, за две недели с ним не справится), в этот момент он должен горячо желать стать святым, безгрешным. Именно это и является залогом покаяния.

А когда люди говорят: «Ну, сквернословил; как все, не без осуждения; ленился, но ведь все ленятся», – они начинают искать виноватых и оправдываться. Когда говорят: «Я объедался, но не так, чтобы очень», – это не совсем похоже на покаяние. Покаяние  – это когда человек строгий судья для самого себя, когда он обличает свои грехи и поступки, прекрасно зная, что Сердцеведец Господь и так знает обо всем. Но Ему важно, чтобы человек действительно вывернул наизнанку свою душу и скрупулезно, внимательно вычистил и вытащил каждый свой грех, даже если потом он опять в него впадет.

Принципиально, что человек делает это в храме перед главными символами христианства – крестом, знаком любви, на котором за всех нас распялся Христос, и Евангелием, в котором содержится слово Божие, Его заветы и заповеди, а также в присутствии священника. Это тоже очень интересный вопрос, почему, например, мы не исповедуемся напрямую Богу или почему нас не исповедуют ангелы. Было бы здорово, если бы летал ангел.

Мне кажется, ангелы были бы в ужасе; они, как существа совершенно иного порядка, хватались бы за голову (если мы предположим, что у них есть голова) и говорили: «Какой ужас! Человек, как ты смеешь так себя вести?» Наверное, именно поэтому Господь и поставил для этого священников, грешных людей, которые сами совершают грехи и понимают человека, сострадают ему и, в силу своего опыта, могут человеку подсказать, как грех побороть.

– Пример покаяния и изменения собственной жизни явила нам святая преподобная Мария Египетская, которую мы вспоминаем в пятую неделю Великого поста. В чем же заключался ее жизненный подвиг?

– Я думаю, нет ни одного человека, которого житие преподобной Марии Египетской могло бы оставить равнодушным. Я не знаю других житий, которых в самом тексте службы содержится больше. Я говорю о богослужении, которое называется стоянием Марии Египетской и совершается в среду вечером, когда за богослужением полностью читается Канон Андрея Критского и разделенное на две части житие этой удивительной святой.

Если говорить кратко, стоит обратить внимание на то, что Мария 17 лет прожила в состоянии страшного греха, который полностью овладел ею и, думаю, извратил множество душ людей, и столько же времени понадобилось ей в пустыне, чтобы страсть перестала ее мучить и бороть. Вот об этом прежде всего мы должны задуматься.

Будучи служительницей одной из древнейших профессий и человеком, связанным со всем мерзким и нечистым, что есть на этой земле (естественно, заинтересованной в деньгах, в собственном выживании и пропитании), она являет собой пример, как низко может пасть человек. Мария увязалась вместе с паломниками, которые путешествовали в Святой Град Иерусалим, и не собиралась платить за свой проезд. Она знала, чем расплатится с командой. И когда она приехала в Иерусалим, у нее тоже не было вопросов, кто будет ее кормить и где она будет ночевать.

И как же удивительно и поразительно, что происходит с человеком, когда он в таком состоянии пытается приблизиться к Богу. Мы видим: что-то не пускает Марию в храм; что, наверное, именно там, при входе, когда она не может зайти, на ее душу полностью снизошло это покаяние, изменение сознания, когда она посмотрела на себя со стороны и ужаснулась, с какой радостью и самоотдачей извозилась в этом грехе, в этой нечистоте, скольких  умудрилась испачкать. Как не могла разглядеть даже какой-то нотки света в паломническом путешествии.

И вот Мария принимает решение. И не так, как мы зачастую: «С понедельника начну!» – даем себе послабление и разрешаем себе пребывать в грехе до тех пор, пока, может быть, не решимся на что-то. Мария рвет с грехом резко. Она не просто меняет профессию – она уходит из мира. Она понимает, что после такого количество страшных деяний не сможет спастись в миру, полном искушений, и убегает в пустыню. Сейчас, наверно, таких пустынь не осталось, где совсем нет цивилизации. Там человек оказывается один на один с собой. Это тоже очень важная мысль, в связи с которой я считаю возможным поднять острую, достаточно актуальную тему – смертной казни. Некоторые люди говорят: «Зачем мы на свои деньги содержим преступников? Эти люди уже показали, на что способны. А мы их обеспечиваем, кормим. Давайте казнить людей, которые совершают страшнейшие поступки». Другие отвечают: «Подождите! Получается, вы отнимаете жизнь у человека, хотя вам никто не давал такого права: Господь дал, Господь и заберет. Во-вторых, вы не даете ему возможности не то что покаяться, но хотя бы осознать свои поступки». Высшая мера наказания – заключение до конца дней – не предполагает того, что человека развлекают, дают общаться с кем-то, гулять и прочее. Он находится один на один с собой, и рано или поздно даже самого крепкого и жестокого человека обязательно догонят его страшные поступки, рассуждения, которые он глубоко спрятал в своем сердце.

Обратите внимание, что современный человек не может находиться в тишине. Нас везде сопровождает музыка. Динамичная или спокойная, она все время отвлекает наше внимание, чтобы нам не оставаться в тишине. Потому что тишина заставляет задуматься о себе, о своих поступках, заставляет подумать о добре и сравнить с ним свою жизнь: а для чего ты проживаешь свою жизнь? Это очень страшно.

Но Мария не побоялась этого, понимая, что ей это необходимо. Со всей горячностью, с которой когда-то отдавалась своей скверной работе, теперь она отдалась Богу, умолила Пречистую Матерь Божью стать ее Покровительницей. В дальнейшем описании, когда ее встречает старец Зосима, мы видим, что она на человека не была похожа: выжженные солнцем волосы, черная кожа... Как человек может так опуститься, не заботиться о себе? Только если он испытал что-то подобное, а все остальное отошло на задний план.

У нас часто бывает наоборот: Бог становится на десятое место, а мы печемся и переживаем за нашу карьеру, здоровье, семью, заработок. А Мария, всю жизнь рассуждавшая понятиями материального мира, внезапно осознает, что этот мир призрачен, что мы родились голыми и голыми из мира уйдем, что невозможно накопить себе в новую вечную жизнь каких-то богатств на этой земле кроме духовных. Нет смысла вкладываться во что-то бренное, что потом почернеет и разложится.

Святая преподобная Мария хоть и не была пострижена в монашество, жила самой настоящей отшельнической жизнью и явила нам пример деятельного покаяния: с решимостью и горячностью поборола свой грех. Речь не о том, чтобы в секунду бросить наши семьи, от которых, может быть, кто-то порядком устал, бросить свою работу и уйти в ближайший лесок кормить клещей, а о том, чтобы человек был готов оторвать себя от греха и привести себя к совершенно новой жизни. Это очень трудно. Но за эту решимость, горячность Господь дает удивительные дары: например, преподобная Мария могла молиться так, как не можем мы, она знала Священное Писание, хотя никогда не открывала книг с этими словесами. Это и многое другое ждет нас! И горы сможем передвигать по нашей вере, если будем иметь хотя бы маленькую ее толику и решимость следовать за Христом.

– Это преображение Марии Египетской произошло по Божьему Промыслу?

– Все происходит по Промыслу Божию. Человек все время думает, что Бог занят какими-то Своими делами, Его нужно упросить обратить внимание на нас. На самом деле Господь всегда протягивает человеку руку, готов его вытащить из той пучины греха, которую человек сам себе устроил. Мы часто эту руку не видим, а еще чаще не доверяем ей.

Есть замечательная притча. Человек шел в горах (туман кругом) и случайно упал в глубокий ров, но успел ухватиться за его край. Держится за одну маленькую веточку, которая скоро сломается. И взмолился: «Господи, пожалуйста, спаси меня!» Слышит голос сверху: «Не бойся! Я с тобой». – «Господи, я знаю, что Ты со мной, и всегда это знал. Но, пожалуйста, я не хочу сейчас умирать, еще не готов. Спаси меня!» – «Я с тобой. Не бойся! Отпусти ветку». – «Господи, я понимаю, о чем Ты говоришь, знаю, что сейчас окажусь с Тобой, но я еще не готов. У меня семья, столько еще не сделано…» – «Отпусти ветку!» Человек страдает, а когда сходит туман, он видит, что от земли его отделяло несколько сантиметров. То есть человек сам себе устраивает сложности.

Если доверяешь Богу, нужно иметь решимость отпустить эту ветку, чтобы оказаться на земле. Но нам так страшно, мы настолько окутаны пеленой тумана, что какие-то словеса Господа кажутся нам страшными. Разве не были жуткими слова Господа для Авраама, когда Бог повелел принести Ему в жертву своего сына Исаака? Человек, больше ста лет ждавший рождения сына, теперь ведет своего юного отрока на гору со спокойной душой и даже заносит над ним нож. Не потому, что Авраам готов своего сына убить, но в его святой голове не возникает мысли, что Бог может пожелать чего-то скверного. Он почти уверен, что если сейчас заколет своего сына, Бог того в момент воскресит – никогда не сделает плохо праведнику. Если мы будем так же чувствовать нашу связь с Господом, то, конечно, тоже научимся спасать себя сами вместе с Ним в той самой синергии, о которой говорят святые отцы, – в соработничестве нашей свободной человеческой воли и Божественной благодати.

– Сегодня особенный день – Суббота Акафиста, или Похвала Пресвятой Богородицы. В чем особенность этого праздника?

– Главная особенность, что впервые за весь пост мы по церковному уставу поем акафист. Мы знаем, что в Псалтири есть кафизмы (с греческого – «сижу»): чтение кафизмы совершается сидя, чтобы человек не уставал и внимательно слушал. Раньше вообще Псалтирь пелась со специальным одноименным музыкальным инструментом, чтобы человек услаждал свой слух и в то же время получал Божественные словеса, чувствовал эмоции псалмопевца. А акафист – это не седальное произведение. Мы привыкли, что акафисты сейчас посвящены всякому святому, всякому церковному событию (даже «Слава Богу за все»).

Соль акафиста в пении слова: «Радуйся!» Мы  ликуем и возвеличиваем это событие или этого святого. Паче и выше всех акафистов должен стоять Акафист Святой Богородице, потому что Она играет огромную роль в деле нашего спасения. Святая Церковь выделяет для этого отдельный день; закончились поминальные родительские субботы, а пост еще не завершился, когда происходит особое почитание памяти Пречистой Владычицы Богородицы и Приснодевы Марии. Вечером в пятницу за утреней совершается удивительное пение этого акафиста, которое перемежается многократным повторением кондака Пречистой Владычице «Взбранной Воеводе победительная». Хор старается петь по-праздничному, все время разным распевом; слова «радуйся, Невесто Неневестная» повторяют все прихожане. И мы особо за Божественной литургией поминаем Пречистую Матерь Божью и видим в этом милостивое отношение Церкви к нам и наше сыновнее восприятие поста. Мы вспоминаем о Пречистой Деве Марии, Которая утешает всех скорбящих, плачущих, ропщущих. Те беды и скорби, которые пережила Она, лучшая и честнейшая из людей на земле, могут успокоить своим страхом и нас всех. Мы всегда прибегаем к Пречистой Владычице с просьбой, с молитвой обо всем, за что переживаем и волнуемся, и Она Своей любовью, Своим омофором покрывает беды и нужды каждого из нас. Поэтому в этот праздничный день снова и снова мы возвеличиваем Ее за богослужением, с радостью вопия: «Пресвятая Богородица, спаси нас!»

– Я благодарю Вас, отец Александр, за участие в нашей программе.

– Большое спасибо Вам. Помоги Господь!

Записали Людмила Белицкая и Мария Самоварова

Показать еще

Время эфира программы

  • Суббота, 19 июня: 09:05
  • Среда, 23 июня: 05:30
  • Суббота, 26 июня: 09:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​