Преображение (Одесса). Святитель Григорий Двоеслов, Великий, папа Римский

23 марта 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
Беседа с протоиереем Димитрием Предеиным.

– Святая Церковь 25 марта чтит память святителя Григория Двоеслова. О его жизни и трудах святительства и пойдет речь в сегодняшней программе.

Святителя Григория Двоеслова можно кратко охарактеризовать как римского патриция, имевшего в роду святых. Расскажите больше о его корнях.

– Святой Григорий Двоеслов – поистине необыкновенная, очень масштабная личность. Ему можно было бы посвятить не одну программу, а несколько, потому что в кратких словах охарактеризовать все величие этого человека, его вклад в историю Церкви непросто. Самые общие черты таковы. Он действительно происходил из очень знатного рода Анициев. У него в роду было множество сенаторов, но последние сто лет перед его рождением его предки стали служить в Церкви. В частности, известно, что папа Феликс III был его дедушкой, папа Агапит I был его родственником, да и его отец, Гордиан, занимал довольно видный пост в церковной администрации Рима.

Так что в этом плане вовлеченность в церковные дела стала родовой чертой Анициев. Поэтому то, что святой Григорий в конце концов пришел к этому служению, наверное, было в какой-то степени закономерно. Вместе с тем надо сказать, что он был человеком очень разносторонних талантов. Он вполне мог себя реализовать и на мирском поприще. В общем-то, с этого он и начинал. Но в том, что он стал одним из лучших пап Римских в истории, я вижу прямое действие Промысла Божия.

– Сохранились ли сведения о его юности и образовании?

– Да, они есть, хотя не настолько подробны, как хотелось бы. Григорий родился в Риме в 540 году и получил классическое образование. Я бы сказал, он получил образование I ступени: изучал грамматику, риторику и диалектику. А дальше перехода к философским,  естественным наукам у него не произошло. Предполагается, что он довольно пренебрежительно отзывался о мирских науках и считал, что для спасения души они неполезны. Но словесными науками – грамматикой, риторикой, диалектикой – он овладел в совершенстве, что ему впоследствии очень пригодилось.

Его мать, Сильвия, была очень благочестивой христианской. Вероятно, ее влияние было не менее значительным для формирования его характера, чем влияние отца. Получилось очень удачное сочетание генов: интеллект отца, организаторские способности, которые он от него унаследовал, и искреннее, сердечное благочестие матери. Все это создало такую гармонию в характере святого Григория, что поистине мы видим в нем, с одной стороны, человека с государственным мышлением и вместе с тем настоящего, искреннего, благочестивого, весьма аскетичного христианина.

– Как складывалась его церковная деятельность после смерти отца? Мы знаем, что он унаследовал огромное состояние, которое можно было потратить по-другому.

– Да, у него были очень разнообразные возможности для этого. Нам известно, что в 574 году он был избран префектом города Рима. Именно избран, а не назначен. У него уже был большой авторитет. Он был знаменит своей ученостью, красноречием и личными качествами. Поэтому многие ожидали, что он и дальше будет строить мирскую карьеру, но у него таких устремлений не было. Он хотел быть монахом. Когда скончался его отец и он стал владельцем несметных сокровищ, он распорядился ими как настоящий последователь Господа Иисуса Христа: раздал свое имение нищим и пошел за Христом.

Известно, что на средства, которыми он владел, он построил несколько больниц, странноприимных домов и много монастырей. На одной только Сицилии за свой счет построил шесть монастырей и обеспечил их всем необходимым (включая церковную утварь),  что было необходимо для полноценной жизни монастыря. Наконец, он построил монастырь святого апостола Андрея Первозванного в самом Риме и там стал подвизаться. Он явно обозначил желание быть монахом. Не строить церковную карьеру, хотя у него для этого, казалось бы, были все возможности, а именно подвизаться как простой монах в уединении обители. То, что он был вызван из этого уединения, было решением высшего церковного священноначалия.

Папа Пелагий II изъявил желание поставить его дьяконом и отправил его как представителя римского престола в Константинополь. Это было очень важным этапом жизни святого Григория, потому что те семь лет, что он прожил при императорском дворе как представитель римского престола, стали для него школой жизни, школой дипломатии, школой отношений с людьми, а вместе с тем и школой аскезы. За это время он, наверное, уже полностью сформировался как церковный политик, приобрел очень большие и полезные связи, которые потом ему пригодились, а также утвердился на пути христианского доброделания, что и сделало его святой личностью.

– Как он становится епископом и как проявляет потом себя на святительском поприще?

– Это отдельная и очень любопытная история. В 586 году папа Пелагий отозвал его обратно в Рим. Можно сказать, что он это сделал своевременно, потому что вскоре началась эпидемия чумы, от которой сам папа Пелагий и скончался. Когда встал вопрос о преемнике, то Григорий был уже на месте, он уже вошел в курс дел, и народ единогласно захотел, чтобы именно он стал папой Римским. При этом он сам этого не хотел. Не то чтобы он делал вид, что не хотел, а на самом деле этого абсолютно не желал. Поэтому он сбежал в пустыню и прятался там в безлюдных местах. Но его нашли, чуть ли не насильно привели обратно в Рим и поставили перед необходимостью принять выбор народа.

Когда он увидел, что так сошлись обстоятельства, он принял эту миссию. При этом он видел в этом прямое Божественное указание. Во время чумы, когда многие люди умирали и было неизвестно, кто выживет после этой страшной эпидемии, он предложил провести акцию: пройти по улицам Рима крестным ходом с покаянием, с молитвословием, с пением церковных гимнов. Он сам возглавлял эту процессию. А когда проходили мимо гробницы императора Адриана, было чудесное видение: Архангел Михаил вдруг явился с пылающим мечом, который вложил обратно в ножны. Это было знаком того, что гнев Божий окончился, что наступит прекращение этой страшной эпидемии. Действительно, так и произошло.

Вероятно, это событие повлияло на святого Григория. Он понял, что с ним есть Божие благословение, что он может решать даже такие важнейшие вопросы жизни народа, своей паствы, своей епархии. И он в 590 году занял римский престол, на котором проявил себя как очень энергичный, очень деятельный, активный папа. Я думаю, что в истории папства найдется немного таких личностей, которые бы настолько успешно зарекомендовали себя в самых разных областях.

– Одной из них была политика. Его время было очень сложным для самого города, для Запада. Расскажите о его политической деятельности.

– Сейчас периодически возникают  довольно тревожные ситуации, как написано в Евангелии, связанные с войнами и военными слухами. По толкованию святых отцов, военные слухи упоминаются отдельно потому, что зачастую на людей больше действуют именно они; страшит даже не сама война, а известие о ней, новости, которые о ней поступают. Многие люди буквально умирают от инфаркта, потому что их сердце не выдерживает такой психологической нагрузки. Так вот, время, когда жил святой Григорий, было переполнено и настоящими войнами, и военными слухами. Политическая обстановка менялась постоянно. Новые народы вторгались в Европу; в частности, лангобарды постоянно штурмовали Рим.

Святому Григорию приходилось с этим что-то делать. Когда он еще был посланником папы Римского в Константинополе, неоднократно обращался к императору; в частности, к Маврикию, чтобы тот выступил на защиту Рима от варварских нападок. Ведь тогда еще считалось, что Римская империя едина. Но императоры были бессильны это сделать, потому что Византия в это время вела очень кровопролитные войны с персами на восточном фронте. Кроме того, уже начинались нападки новых народов, славянские народы начинали свои набеги. Начинала подниматься арабская тема. Это все настолько отнимало внимание византийских императоров в Константинополе, что они фактически просто не имели ресурсов, чтобы защитить Рим. Он, как мог, защищался сам.

Когда святой Григорий стал папой Римским, ему пришлось взять управление обороной своего епархиального города на свои плечи. Светская власть в Риме была очень слабой. Он понял: если он этого не сделает, не сделает никто. Ему пришлось брать средства на это из своей личной казны и из церковной. Слава Богу, что они имелись в то время, потому что земельные владения у римского престола были довольно крупными. Из этих денег он оплачивал армию, покупал продовольствие, содержал беженцев, выкупал пленных. Фактически тем, чем должно было заниматься государство в нормальных условиях, занималась Церковь под его управлением. Поэтому для него политическая деятельность была вынужденной мерой. Нельзя сказать, что он любил политические интриги. Нет, ему это абсолютно не нравилось. Но это был вопрос выживания, жизни и смерти. Поэтому он сам вступал в контакты с предводителями лангобардов, использовал какие-то личные связи, личные дарования и просто свой авторитет высокодуховной личности, чтобы спасать свою паству от волков, которые могли погубить ее и в прямом, и в переносном смысле.

– Перейдем к архипастырской деятельности святителя. Он выступил как церковный писатель, проповедник и церковный реформатор. С какой целью он провел реформу богослужебного пения?

– Григорианский хорал, как считается, введенный именно при нем, – это прекрасное пение, которое изначально было одноголосным. Впоследствии оно развивалось и в целом обогатило певческую культуру Европы. Прежде всего это было сделано с целью унификации и упорядочения богослужения. Когда он вводил этот хорал, считается, что он в целом канонизировал литургический обиход и антифонное пение. Именно с его времени это становится чертой богослужения Западной Церкви. Эти реформы тоже в какой-то степени были вынужденными, потому что требовалось привести в систему  богослужение, которое до святителя Григория было довольно-таки хаотичным. Даже в пределах одной Италии, а это не такая большая страна, существовали разные литургические традиции. Допустим, Равеннский экзархат чувствовал себя буквально автономией в пределах Западной Церкви и составлял ей конкуренцию. Поэтому приходилось использовать средства пастырского воздействия и чисто административные рычаги для того, чтобы вводить единую традицию. И я считаю, что это было очень полезно.

– Он выделялся как проповедник. В чем особенность его ораторского искусства, способностей?

– Насколько можно судить, святой Григорий очень многому научился у римских классиков. Когда он получал образование, он изучал не только Библию, святых отцов Западной Церкви: блаженного Августина, Амвросия Медиоланского, блаженного Иеронима, но и классиков латинской прозы – Горация, Цицерона, Цезаря. На их произведениях он развил языковой вкус, научился прекрасному построению строки.

У него есть и стихотворные произведения, но большинство, конечно, прозаических. Я бы выделил главную черту – ясность его языка. Отмечу также легкость, прозрачность стиля. Он говорит и пишет очень увлекательно, изящно. Там может не быть никаких витийств, хитросплетений, какие мы находим у святителя Иоанна Златоуста (настолько длинные фразы, что буквально целый абзац состоит из одного предложения). У святого Григория такого нет, а есть лаконичность, емкость фразы, которой он научился у классиков высокой латыни. Я считаю, он является одним из лучших, а может, и лучшим в своем столетии носителем прекрасного латинского языка.

– Каким было его мнение по вопросу церковно-государственных отношений? Он теоретик цезарепапизма.

– Тема непростая, но я бы не стал настолько утрировать, что это именно папоцезаризм.

Да, ему приходилось исполнять обязанности мирского государя в Риме, но, во-первых, это вынужденная мера; во-вторых, его влияние на людей во многом определялось не его папской властью и титулом, а влиянием его личности как таковой. Права римского престола и объем власти первосвященника на тот момент были сравнительно небольшими. Если посмотреть, какие реально области находились под властью римского папы, так это сравнительно скромный регион, причем не беспроблемный. 

Я думаю, что его власть во многом определялась теми связями, которые он приобрел, будучи посланником в Константинополе, плюс личными талантами, харизмой. В отношениях с правителем Византийской империи он проявил себя весьма лояльно, как послушный гражданин: никогда не пытался противопоставлять себя ему. Мы находим у святителя признание учения о том, что император – это царь, помазанник Божий и первый сын Церкви. Будучи первым по чести епископом из всех Поместных Церквей, святитель не оспаривал великих божественных преимуществ императора.

С другой стороны, можем отметить, что святой Григорий был очень ревностен в вопросе о первенстве римского престола среди других Поместных Церквей. Вот это действительно имело место, и он был очень огорчен, когда узнал, что патриарх Константинопольский усвоил себе титул Вселенского. Он выступал прямо против этого, даже на какое-то время прервал общение с Константинопольской Церковью. Но когда понял, что все это бесполезно, что за патриархом Константинопольским стоит имперская власть, то возобновил общение. Смирился. Более того, он сделал очень интересный шаг, который можно оценить как своего рода иронию: святой Григорий был первым папой, назвавшим себя рабом рабов Божиих. То есть тот возвеличился до Вселенского патриарха, а этот, в противовес, решил себя унизить.

– Литургия Преждеосвященных Даров носит название святителя Григория Двоеслова. Он ее автор?

– Есть разные мнения на этот счет. Наверное, окончательного вердикта мы не сможем вынести, потому что тут есть несколько нюансов. С одной стороны, патриарх Досифей прямо утверждает, что Григорий Двоеслов не был автором литургии Преждеосвященных Даров, потому что сама по себе традиция служения такой литургии именно с Преждеосвященными Дарами имела место уже в древнейшую эпоху. Может быть, даже со времен апостолов или как минимум мужей апостольских.

Другое дело, что традиция служения в Великий пост литургии Преждеосвященных Даров на Западе со временем оскудела, почти перестала поддерживаться. А святой Григорий стал первым папой, который буквально в организационном порядке распорядился, чтобы ее служили повсеместно в Великом посту по всей Западной Церкви.

Я думаю, при этом он выполнил какую-то обработку чинопоследования. Возможно, было несколько разных чинов, он их рассмотрел и составил собственный. Во всяком случае, руку к этому приложил. Не то что сам установил институт литургии Преждеосвященных Даров – он существовал и раньше, но именно тот чин, который мы сейчас используем, в своей значительной части несет отпечаток личности святого Григория и включает в себя тексты, написанные им самим.

– Мы знаем, что понтификат святителя Григория отличился миссионерской активностью Римской Церкви. Могли бы Вы рассказать об этом больше?

– Это парадокс: казалось бы, кругом идет война, вот-вот нападут лангобарды или другие варвары, не хватает еды, постоянно случаются какие-то эпидемии, неурожаи, наводнения, но при этом наблюдается всплеск миссионерской активности. Тут есть прямая зависимость, потому что, вероятно, многие подумывали о том (в случае совсем тяжелой ситуации), куда можно было бы уехать. Конечно, лучше в страну, где тоже есть Церковь, христианское вероисповедание, поэтому начали осваивать окружающие территории. В частности, очень успешной стала миссия в Испании, которую святой папа Григорий особо опекал, там его до сих пор почитают. Он крестил многих лангобардов, даже принца. Известно, что была весьма успешной и миссия в Англии. Святой Григорий Двоеслов послал туда миссионера Августина, крестившего короля английского, и с тех пор уже можно говорить об устойчивой традиции христианской Церкви на Британских островах.

В этом отношении служение папы Григория можно считать поистине апостольским. Он нес христианское благовестие новым народам, странам, огромным новым регионам, причем вполне успешно. Может, еще более успешным было его миссионерское служение. Но по некоторым политическим причинам имперская власть в Византии ограничивала миссионерские инициативы. Например, доказано, что в Северной Африке император поддерживал раскол донатистов. Папа был этим очень недоволен, но ничего не мог сделать. Ясно: если территория считалась формально христианской, но находилась в расколе, то приходилось просто закрывать на это глаза.

– У него много мыслей об апостольском, миссионерском духе Церкви. Какие из них могли бы вдохновить современного миссионера?

– Когда мы читаем творения святителя Григория, то ощущаем совсем другую эпоху. Перспективы, которые тогда открывались перед Церковью, были огромными. Горизонты – необъятными: сам мир еще не до конца познан; нет учения о том, что Земля – это планета с материками; неизвестно, где заканчивалась Земля, населенная людьми... Где эта ойкумена, чем она ограничена? Это все было непознанным, таинственным, интересным.

Запал, присутствующий у папы Григория, думаю, в чем-то созвучен теперешним временам. Мы живем в эпоху, когда для Церкви открываются новые горизонты, причем на территориях, уже давно освоенных христианским благовестием, – теперь их надо заново христианизировать. Мы живем в эпоху постмодерна, потому приходится вновь проговаривать людям истины, казалось бы, давным-давно усвоенные. В регионах, считавшихся христианскими, сейчас расцветает атеизм или неоязычество. Поэтому когда мы читаем творения папы Григория, то вступаем с ним в духовное общение и впитываем не только сумму знаний, полезных для нас, но и харизму миссионерства, апостольства, которой он сам обладал.

– Он известен как церковный писатель. Какие его труды сохранили актуальность?

– Главный труд, который дал ему прозвище Двоеслов, – «Диалоги. Собеседования о жизни италийских отцов и о бессмертии души». Слово «собеседование» по латыни звучит как «диалог». Святого, собственно, так и назвали, но мы перевели буквально: «диалог» – это «двоесловие».

У него есть прекрасные толкования книг: Иова – «Моралии», пророка Иезекииля – «Собеседования» и «Сорок бесед на Евангелие». Довольно содержательные и пространные работы, до сих пор сохраняющие свою значимость. Помимо того, хотел бы выделить пастырское руководство, написанное для клириков, именно для тех, кто желает принять священный сан. Считаю, это очень ценное пособие для учащихся духовных школ. Наряду с произведениями, которые мы знаем у Григория Богослова, Иоанна Златоуста, его «Правило пастырское» – уникальный литературный памятник.

– Какими добродетелями выделялся святитель в жизни?

– Очень многими. Это поистине святой человек. Даже когда он вращался в гуще событий, говорил с императором напрямую, был при дворе, он, приходя домой, возвращался буквально в свою келью. Настоящий аскет. Он окружал себя такими же ревнителями монашества, какие находились рядом с ним в молодости. Когда он стал папой Римским, то убрал мирян из администрации папской курии и ограничил влияние мирских клириков. Почти на все должности назначил монахов – аскетов, о которых знал, что это люди проверенные, ревнующие о добродетели и готовые во всем себе отказать ради Христа. Он сам был таким. Наверное, это духовный стержень, вокруг которого вращалось все остальное.

А остального очень много. Он обладал разными дарованиями, отличился как дипломат, писатель, гимнограф, а еще как человек, чьи молитвы слышал Господь Бог. Вот что самое главное. Представители любой епархии, любой Поместной Церкви наверняка хотят иметь такого первосвященника, который помолится Господу – и прекратится эпидемия, закончится война, решится любая проблема. Святой Григорий был именно таким архипастырем.

Записали Таисия Зыкова и Екатерина Береснёва

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​